litbook

Критика


Понятие нравственного чуда в повести Леонида Бородина «Год чуда и печали»0

 

В период травли всего христианского, всего, что приближает человека к Богу, большой редкостью являются произведения, несущие в себе христианский взгляд на жизнь. Одним из таких произведений видится нам повесть «Год чуда и печали» Леонида Бородина. В своем последнем интервью писатель говорил: «Это моя самая православная вещь. Там нет слова “Бог”, потому что проблема любой религии, а особенно православия, — это вина, преступление, раскаяние или чувство вины, чувство покаяния — это всё там есть».

Повесть написана в 1972 году в тюрьме. Она писалась не для печати, а для самого себя и для нескольких сокамерников. Находясь в заключении, Бородин тосковал по Байкалу и по своей горе, которую очень любил в детстве. И вот, чтобы воскресить в памяти светлые минуты далёкого прошлого, Леонид Иванович решил восстановить их в повести. Как вспоминает сам автор, после того, как он прочёл готовый вариант сокамерникам, все они плакали. В 1973 году Леонида Бородина выпустили, а повесть отобрали, и ему пришлось восстанавливать её с неизбежными изменениями.

В 2007 году за свое творение писатель получил премию «Ясная поляна» имени Льва Толстого. Критик Валентин Курбатов назвал повесть «светлейшим произведением за последнюю четверть века».

Переходя непосредственно к анализу произведения, стоит в первую очередь обратить внимание на название повести — «Год чуда и печали». Бородин так пишет о чуде: «Чудо — это то, что вопреки! Чудо — это то, чего, как правило, не бывает! А бывает оно, следовательно, вопреки правилам…». Автор готовит нас к тому, что в повести мы столкнёмся с чем-то необычным, с тем, что случается в нашей жизни очень редко. Но «не всё необычное есть чудо. Чудо понятие нравственное». Главное чудо, по мнению автора, происходит в наших душах. И в повести мы можем увидеть несколько таких преобразований, которые иначе как чудом назвать нельзя. Чудо прощения, чудо нравственного взросления мальчика, чудо влияния природы на душу человека, чудо искреннего раскаяния и чудо осознания своей вины.

Что же обозначает печаль? Она символизирует наказание за преступление. Байколла, сам того не желая, убил человека и обрёк народ долины на изгнание. Он осознал свой грех и поэтому безропотно принял печаль, как справедливую кару. «Печали и горя не бывает без человека, освободить кого-то от горя — это значит передать его кому-то!». И вот нашёлся ребёнок, в сердце которого хватило смелости взять на себя чужую печаль, и это — самое главное чудо. Но только, нам кажется, мальчик, в силу своего возраста, до конца не осознал всей тяжести чужой печали, и поэтому, когда она легла на его плечи, не смог вынести такого груза. Да и должен ли он был брать на себя роль вершителя судеб, забирая чужое горе? Обрела ли Ри счастье, после того как оставила отца и забыла его? Это очень спорные вопросы, на них мы и попытаемся ответить в нашей статье. Сам Леонид Бородин говорил так: «Печаль никуда не уходит. Если она есть, то она останется… потому что совершено преступление — грех». Но, несмотря на это, в названии слово «чудо» стоит на первом месте, для автора чудо главнее печали.

С первых страниц повести автор настраивает нас на серьёзное восприятие: «Менее всего намерен я сочинить сказочку, безобидную и занимательную. Ради сказки не стоит марать бумагу — я не сказочник!» Он призывает верить каждому его слову, потому что за внешне сказочным сюжетом кроются вполне реальные человеческие отношения. Эта связь сказки с реальностью подчёркивается тем, что все сказочные имена встречаются в названиях реальных ветров, посёлков, рек: Байколла — Байкал, Нгара — Ангара, Несей — Енисей.

Как уже было сказано выше, в повести много чудес, и чудо прощения является одним из самых главных. Тема преступления, наказания, раскаяния и прощения реализуется в двух линиях: линии старухи Сармы и линии знахарки Васиной. Недаром автор наделяет их одинаковой внешностью и похожим горем. Они представляют собой как бы два решения одной и той же проблемы.

Сарма — озлобленная и гордая старуха, которая свой бесценный дар — вечную жизнь — потратила на месть. Возможно, когда-то она и была доброй, но ненависть поселилась в её душе и иссушила её, украла её вечную красоту, превратив в старую и сморщенную старуху, похожую на Бабу Ягу. Месть приносит ей не меньше страданий, чем Байколле, она грызёт её изнутри: «И тут вдруг слетели с её лица злорадство и презрение, и лицо её стало такое же печальное и горестное, как у тех в скале, и она словно осела вся в своём нелепом голубом одеянии, и голова её беспомощно склонилась набок, и, казалось, что вот-вот из глаз её потекут слёзы».

Сарма не знает, что такое прощение, она говорит: «Прощения не существует, запомни! Прощают только те, кто не может мстить. Прощение — ложь слабого сердца… Месть — это долг! А прощение — измена долгу! И если не будет наказания за зло, то зло будет названо добром, и тогда гибель всему». Сарма берёт на себя роль Господа Бога, думая, что она имеет право назначать меру наказания кому-то, хотя она сама всего лишь песчинка мироздания. И вот эта гордыня и не позволяет ей познать истину прощения. Она не понимает, что, отвечая злом на зло, совершает ещё большее зло. Своим прощением Сарма могла бы искупить грех Байколлы и отпустить его душу. Байколла уже давно наказан, и главным его наказанием является не заточение в скале, а ощущение вины перед своим народом, и эта вина мучает его гораздо сильнее, чем вечная прикованность к креслу. Он осознал свою вину и раскаялся, а значит — уже прощён перед Богом.

Старуха Васина живет в посёлке рядом с людьми и во всём помогает им. Свои волшебные способности она направляет на помощь людям, в отличие от Сармы, которая только и делает, что сбрасывает камни со скалы, желая «зашибить» ими кого-нибудь. Сердце старой знахарки не озлоблено, несмотря на то, что в нём таится такое же горе потери, как и у Сармы. Знает Васина и убийцу своего близкого, но она не стремится мстить ему, понимая, что совесть человека и так накажет его сильнее любого суда. Она смогла сберечь свою душу от ненависти и этим спасла себя. Писатель так характеризует поступок Васиной: «Она совершает чудо, потому что простить убийство невозможно. Это особое состояние души — почти чудесное, когда человек прощает…».

Перед смертью дед, убивший родственника Васиной, зовёт её к себе и просит у неё прощения, он не сможет спокойно умереть — душа его будет вечно страдать, если Васина не освободит её от груза вины. Старуха говорит: «И как же тебя простить за такое, Гриша? Как! — Как можешь! — шёпотом прохрипел дед…». И старая женщина простила, она простила его уже давно, и доказательством того является её доброта. Человек, носящий в сердце месть, никогда не сможет делать добро, он будет постоянно думать лишь о том, как отомстить своему обидчику, и этим убьёт сам себя.

Ещё одним чудом является то преобразование, которое произошло с главным героем за время, описываемое в повести. В самом начале мы видим простого мальчишку, бесшабашного и весёлого озорника, а в конце повести перед нами предстаёт маленький мужчина, познавшим гораздо больше многих из нас. Он смог совершить выбор, который порой не под силу взрослым, он пожертвовал собой ради благополучия Ри — всё это говорит о переломе, произошедшем в его душе. За год душа его и сердце повзрослели на много лет, и хоть внешне он остался маленьким мальчиком, внутри у него уже жил почти взрослый человек. Складывается впечатление, что всё, что произошло с героем — неслучайно, начиная с того момента, когда именно он увидел на скале одинокую сосну, символизирующую призыв о помощи. Две руки были подняты вверх. Они ещё молили о пощаде, у них ещё был шанс вернуться к нормальной жизни, и это были руки Ри. Ещё две руки были безжизненно опущены вниз — и эти руки уже не надеялись на прощение, слишком серьёзен был грех их обладателя — и это были руки Байколлы.

Сарма испытывает мальчика на храбрость, с каждым новым его визитом она всё больше расположена к нему, потому что он не испугался ни её, ни страшной тайны, ни мёртвой горы. «И ведь цыплёнок, и в чём только душа держится! А вмешался!» — в этих словах заключена авторская мысль: главное — это не быть равнодушным, равнодушие страшнее всего. Мальчик вмешался, не прошёл мимо чужого горя, и помыслы его были чисты. Но автор не позволяет нам освободиться от сомнения: правильно ли поступил герой или нет. Ради счастья близкого человека мальчик преодолел свой страх, протянув руку змее, и взял на себя чужую печаль. Да, он подарил Ри возможность вернуться к людям, но будет ли ей хорошо среди них? Об этом автор не говорит ничего, и нам остается только догадываться. Но нам почему-то кажется, что девочка будет чувствовать себя одиноко на земле без родных, без памяти о своём народе, о своём отце. Она дочь Байколлы — великого князя Долины Полумесяца — в этом была её жизнь, и без осознания себя навряд ли она будет счастлива.

Рассказ заканчивается на печальной ноте. Герой уезжает, он навсегда расстаётся с Ри (Риммой), и нам так и не дано понять, на ком же отныне будет печаль, кто будет нести её всю свою жизнь?

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru