litbook

Политика


Право на российский престол0

* * *
Так кто же имеет право на российский престол в XXI веке?
Прежде, чем рассмотреть этот весьма сложный вопрос, в сущности, не имеющий на данный момент однозначного решения, напомним, хотя бы кратко, историю престолонаследия в России.
Видимо, следует сказать несколько слов о том, как появились в России титулы «царь» и «император». Эволюция именования государя России отражает не столько изменения в системе управления, сколько расширение пределов страны.
Собственно говоря, с филологической точки зрения царь, король и император – разные формы одного и того же слова. Слово «царь» – произошло от цесарь (Caesar); ему равносильны такие формы, как кесарь, греч. καϊσαρ, нем. Kaiser, т. е. император. Но с исторической точки зрения царь не равен ни королю, ни императору.
Титул царя устанавливался в России сложно и постепенно. Московского князя Василия Темного (1425–1462) хотя и называли боговенчанным царем православия во вселенной, но это, скорее, отражало его заслуги в становлении самостоятельности Православной Церкви. Политическое же освобождение Руси от татаро-монгольского ига ознаменовалось тем, что впервые в новой пасхалии 1492 года Иоанн III был назван государем и самодержцем Всея Руси. С этих пор титул самодержца усваивается московскими государями. Первым русским царем стал в 1547 году Иоанн IV Грозный.
В других языках нет того различия, которое русский язык делает между царями и королями, называя первым именем почти исключительно монархов древнего Востока и классического мира, a также русских государей с XVI века, и давая имя королей главным образом западноевропейским государям в средние века и в новое время.
Но дело не только в пути заимствования титула, но также и в том содержании, которым этот титул наполнялся.
Ярче всего это выразилось в письме Иоанна Грозного к польскому королю Сигизмунду-­Августу (Послание Сигизмунду II Августу от имени M. B. Воротынского, 1567 год):
«Наших великих государей вольное царское самодержство не как ваше убогое королевство, а нашим великим государям не указывает никто, а тебе твои панове как хотят, так укажут… а наши все государи самодержцы, и никто же ин им чем не может указа учинити, и вольны добрых жаловати и лихих казнити».
Таков был идеал московских государей – царь не людским и не собственным хотением оказывается на престоле, но Божиим провидением.
Св. Иосиф Волоцкий (1439/1440–1515, преподобный, чудотворец, церковный и политический деятель, вошедший в историю как последовательный защитник монастырского землевладения и обличитель ересей) учил, что московские государи доставляются от Бога самодержцами и государями Всея Руси, что Бог избрал их на земле вместо себя и посадил на свой престол, даровав им милость и живот; поэтому они должны спасать врученное им стадо от волков, погубляющих тело и душу, т. е. от еретиков. Не исполняющие этой главной своей обязанности государи становятся слугами сатаны и несут ответственность перед Богом в земной и будущей жизни, так как за грехи царя Бог казнит не только самих царей, но и всю землю.
Подобное воззрение на царя и царскую власть принадлежало не только правящей элите, но и всему русскому народу. Видимо, поэтому после введения в России титула императора титул царя не исчез, не утратил своего значения, а остался существовать параллельно, особенно в народном сознании.
Император (Imperator) – уже в древнейшие времена римского государства так называли главнокомандующего римской армией, т. е. того, кому принадлежало над ней imperium, верховная власть. Это был почетный титул, не существовавший на официальном языке. Позже, во время Второй Пунической войны (218–201 до н. э.), вошло в обычай давать название императора главнокомандующему после первой большой победы. Юлий Цезарь носил постоянно титул императора, так что трудно сказать, считал ли он его почетным званием или символом высшей власти. Цезарь ставил его обыкновенно непосредственно после своих собственных имен и не отделял от официальных титулов. Октавиан, приняв титул императора, изменил его употребление. Он стал писать его во главе своих имен и именовался: Imperator Caesar Divi Julii filius. С этих пор вошло в обычай считать титул imperator чем-то вроде постоянного, наследственного имени главы государства.
Примерно со II века императором стали называть главу государства. Титул император исчез на Западе с 476 г. Карл Великий (ок. 742–814, король франков и лангобардов, воссоздатель Римской империи на западе, один из величайших правителей в истории) восстановил его в 800 г., заставив с согласия народа и с помощью папы Льва III провозгласить себя в Риме Imperator Augustus; но византийские императоры всегда только себя считали законными представителями императорского титула.
В новое время, с XVIII века,¸ императорское достоинство было возобновлено в некоторых государствах, но в применении к новому, главным образом, национальному устройству. Прежде всего приняли этот титул русские государи: в 1721 г. Сенат и Синод в ознаменование Ништадского мира определили просить Петра I принять наименование Императора, Великого и Отца Отечества. Этот акт, ставивший русского царя наряду с единственным тогда Императором "Священно-Римской империи германского народа", вызвал протест со стороны многих европейских держав. Первыми признали новый титул русских государей Пруссия, Нидерланды и Швеция, за ними последовали Турция (1739), Англия [Английская королева Елизавета ещё… величала Иоанна Грозного Императором (Еmреrоur).] и Германская империя (1742), Франция и Испания (1745), последние две державы не без оговорок, устраненных декларацией Екатерины II (1762); наконец и Польша признала новый титул русских государей (1764).
Появление нового титула следует связывать с тем, что Россия повернулась на Запад, заявив о своём праве определять политику и миро­устройство в Западной Европе. Кроме того, в понимании Петра I Россия перестала быть моно­этническим государством (царством), она расширяла свои владения и становилась многонациональной Империей.
Интересно отметить, что и прочие исторические ситуации принятия титула Императора связаны c расширением страны и усилением её роли в мире. Так, Наполеон I, приняв титул императора (1804), хотел восстановить империю Карла Великого с французским императором во главе. Потом этот титул носил Наполеон III, который на нем основывал притязания на роль некоторого примирителя народов. В 1804 г. Франц I Австрийский, желавший освободить юго-восточную Европу от верховной власти французов и подчинить ее Габсбургскому дому, принял название "апостолического Императора". В 1808 г. появились императоры в Бразилии, в 1811 г. – в Гаити. В 1864 г. австрийский эрцгерцог Максимилиан принял титул императора Мексики. В 1871 г., с объединением Германии, прусскому королю предоставлен был титул императора германского. В 1876 г. титул английской империи был присвоен индийским владениям, причем английская королева была объявлена императрицей Индии.
Проблема престолонаследия всегда остро стояла в России (как при царской, так и в самом начале существования императорской власти) и бывала причиной множества кризисов, благотворных и несчастливых периодов в истории России.

Престолонаследие – это преемство верховной власти в монархиях. В истории европейских монархий существовало три вида преемства: по избранию, по назначению предшественником и по закону (наследственная ­монархия). ­Избрания короля в настоящее время не существует ни в одном из цивилизованных государств. Примерами прежде существовавших избирательных монархий могут служить Польша, Священная Римская Империя германского народа, в средние века – Венгрия и Богемия, а также Шлезвиг-Голштинские герцогства и Дания, где, впрочем, свобода выбора была ограничена пределами царствующей династии. Избирательная борьба партий нередко приводила государство к самым тяжелым кризисам; монарх, обязанный властью партии, не мог обладать ни независимостью, ни самостоятельностью. Вместе с тем пожизненное избрание безответственного монарха не доставляло государству и выгод, сопряженных с ограниченностью во времени полномочий президентов республик. В настоящее время возможность избрания монарха и сам порядок этого избрания устанавливаются многими конституциями, но лишь на случай прекращения царствующей династии. В России по пресечении династии из рода Рюриковичей престол переходил несколько раз по выбору: в 1598 г. земским собором избран Борис Годунов; в 1606 г. боярами и народом – Василий Шуйский; в 1610 г. – польский королевич Владислав; в 1613 г. избран земским собором Михаил Федорович Романов. Затем в XVIII в. престол два раза доставался по избранию: в 1725 г. сенат, Синод и генералитет избрали Екатерину I, а в 1730 г. Верховный тайный совет – Анну Иоанновну.
Назначение монархом себе преемника путем завещания или специального закона представляет те же неудобства, что и избрание монарха, причем главным объектом происков становится сам монарх. Такая система существовала в императорском Риме; в настоящее время она нигде не практикуется, хотя и не исключается законодательствами некоторых стран, например Англии, где «король в парламенте» в силу принадлежащей ему неограниченной власти может назначить любое лицо наследником престола. Эта система, по-видимому, существовала в России в московский период нашей истории, хотя фактически престол переходил почти всегда от отца к сыну; обыкновенно князья и цари считали себя вольными давать царство, кому хотели, а сыновья видели основание своей власти не в факте своего происхождения, а в воле родителя, благословившего сына на царство (Феодор Иоаннович, Алексей Михайлович и даже Феодор Алексеевич).
Право назначать себе преемника было узако­нено Петром Великим 5 февраля 1722 г. и затем подтверждено Императрицей Анной ­Иоан­новной (17 декабря 1731) и Императором Петром III (23 декабря 1761). По назначению предшественником вступили на престол: Петр II (по завещанию Екатерины I), Иоанн Антонович (по распоряжению Анны Иоанновны), Петр III (по манифесту Елизаветы Петровны) и Павел Петрович, которому, как законному наследнику, присягали при вступлении на престол Екатерины II.
При наследовании по закону, принятому в настоящее время во всех монархиях, порядок преемства определяется или конституцией, или особым законом, не включаемым в конституцию и потому во всякое время подлежащим изменению (это сравнительно редкий случай; к таким государствам относится не имеющая писанной конституции Англия), или, наконец, особыми семейными договорами, устанавливающими права и взаимные отношения отдельных членов царствующего дома.
Закон о престолонаследии в России был разработан Императором Павлом I и обнародован им в 1797 г., чтобы покончить с дворцовыми переворотами, столь характерными для послепетровской эпохи: «Дабы государство не было без Наследника. Дабы Наследник был назначен всегда законом самим. Дабы не было ни малейшего сомнения, кому наследовать».
В 1832 году при Императоре Николае I данный закон в формулировке “Учреждение об Императорской Фамилии” был включен в “Свод Законов Российской Империи”.
Император Александр III в 1886 году повелел произвести общий пересмотр Учреждения об Императорской Фамилии. Пересмотр этот был возложен Александром III на особую комиссию под председательством младшего брата, Великого Князя Владимира Александровича. Среди прочих изменений было и вот какое.
Статья, в 1832 году введённая Императором Николаем I, утверждала переход в православие (до брака) всех инославных принцесс, выходящих замуж за членов Российской Императорской Фамилии.
После поправки, внесённой комиссией при Императоре Александре III, она стала звучать так:
Статья 60. Брак Наследника Престола и старшего в Его поколении мужского лица с особою другой веры совершается не иначе, как по восприятии ею православного вероисповедания (ст. 40 Основных Законов).
Но не прошло и трёх лет, как Император Александр III издал специальный Указ Сенату 6 июня 1889 года, где было сказано: «Признав за благо восстановить действие статьи 142 Свода­ ­Основных Государственных Законов издания 1857 года, повелеваем: согласно с первоначальным начертанием Основных постановлений о браке Членов Августейшего Дома Нашего, ст. 60 Учреждение об Императорской Фамилии, изложить в следующем виде: “Брак мужского лица Императорского Дома, могущего иметь право на наследование Престола с особой другой веры совершается не иначе как по восприятии ею православного исповедания” (ст. 40)».
То есть малозначительная на вид поправка выводила из-под действия закона боковые ветви Императорской Фамилии, по умолчанию дозволяя им браки с инославными супругами. Комиссия под руководством Великого Князя Владимира Александровича отнеслась к вопросу веры достаточно формально, усматривая в православии Государя и Его Супруги, скорее, традицию и условие правления православной страной, прочим же членам Императорской Фамилии дозволив браки с неправославными принцессами, буде они того пожелают. Ни комиссии, ни Великому Князю не пришло в голову, что через несколько поколений может создаться такая ситуация, что в правящей династии православие будут исповедовать лишь Государи и их прямые наследники, остальные же члены Царской Семьи разорвут свою духовную связь с русским народом.
Государь Император Александр III смотрел на это иначе. Возможно, он, доверяя младшему брату и комиссии, не сразу заметил, чем грозит эта «незначительная» поправка. Но когда заметил и осознал, что изменение этой статьи грозит ослабить, а то и вовсе нанести удар основному назначению Государя и Императорской Фамилии – быть опорой и защитой православия, блюстителями веры и самыми преданными её сынами.
Поэтому текст статьи был восстановлен явно и торжественно – именным Указом Государя, ибо эти несколько строк были делом государственной важности.
Можно предположить, что в особом отношении Государя к этой проблеме сказался его личный печальный опыт: его отец, император Александр II, долгие годы находился в открытой связи с княжной Е. М. Долгоруковой, а в июле 1880 года вступил с нею в морганатический брак, что вызвало возмущение всей императорской фамилии. Александр III хотел, чтобы запрет на морганатические браки выглядел совершенно недвусмысленно, и чтобы в будущем династия была защищена от подобных огорчительных событий.
Кроме того, Государь Александр III, несомненно, полагал, что именно Царская Семья должна быть примером для всякого подданного в отношении в вере, семье, ко всем тем непреходящим ценностям, на которых стояла и стоит Россия.
В своё время замечательно выразила это убеждение вдовствующая Императрица Мария Федоровна, супруга Императора Павла I, которая в течение 19 лет отказывала своему сыну Великому Князю Константину Павловичу в согласии на развод с супругой его, Великой Княгиней Анной Федоровной. Вот, что она ему писала:
«При самом начале приведу Вам на память пагубные последствия для общественных нравов, также огорчительный для всей нации опасный соблазн, произойти от этого долженствующий; ибо по разрушении брака Вашего последний крестьянин отдаленнейшей губернии, не слыша больше имени Великой Княгини, при церковных молитвах возглашённым, известится о разводе Вашем, с почтением к таинству брака и к самой вере поколеблется. Он предположит, что вера для Императорской Фамилии менее священна, нежели для него, а такового довольно, чтобы отщетить (неупотребимое ныне слово, см. у Даля: отщетить что – соделать тщетным, суетным, бесполезным, пустым, лишить чего, оставлять ни с чем) сердце и умы подданных от Государя и всего Царского Дома. Сколь ужасно вымолвить, что соблазн сей производится от Императорского брата, обязанного быть для подданных образцом добродетели! Поверьте мне, любезный мой Константин Павлович, единою прелестью неизменяющейся добродетели можем мы внушить народам сие о нашем превосходстве уверение, которое обще с чувством благоговейного почитания утверждает спокойствие Империи. При малейшем же хотя в одной черте сей добродетели нарушении общее мнение ниспровергается, почтение к Государю и его роду погибает».
Вот слова, которые следовало бы помнить всем правителям России, во все века…

Последняя поправка была внесена в статью 188 при Императоре Николае II в 1911 году (причем в смысле ужесточения этой статьи: если ранее в законе о престолонаследии говорилось лишь о том, что неравнородные браки Великих Князей и Великих Княжен лишают их потомство прав на престол, то новое дополнение прямо запрещает такие браки).
Закон этот весьма обширен и подробен, содержит шесть глав, 223 статьи, но в данный момент нас интересуют требования, предъявляемые к лицу, претендующему на российский престол.
Итак, вот эти главные условия, исполнение которых абсолютно необходимо.
1) принадлежность к Императорскому Дому Романовых;
2) первородство по мужской линии, которое определяется по старшим сыновьям Императора – они имеют преимущество перед братьями Императора;
3) равнородность браков его родителей;
4) рождение от православных родителей и бескомпромиссная верность православной вере и ее канонам;
5) соблюдение присяги на верность Основным Законам царствующего на их основании Императора и его наследника;
6) пригодность к занятию Престола с религиозной точки зрения;
7) по пресечению мужского потомства право на Престол переходит к представительнице женского пола, удовлетворяющей всем этим требованиям.
Законы эти логичны, ясны и понятны каждому. Правда, при нынешнем нашем образовании и воспитании, в начале XXI века, они мало кому известны. Поэтому притязания потомков Великого Князя Кирилла Владимировича («Кирилловичей») на российский престол, на право представлять династию Романовых многим кажутся законными и возможными и даже активно поддерживаются в России средствами массовой информации и некоторыми представителями власти, плохо знающими собственную историю и законы Российской империи.
Но если хотя бы кратко рассмотреть биографии Романовых этой ветви, то станет ясно, что никаких прав на престол у Кирилловичей нет и быть не может – именно потому, что ими оказались нарушены практически все основные условия престолонаследия.
Итак, Великий Князь Владимир Александрович (сын Императора Александра II) в 1874 году вступил в брак с герцогиней Мекленбург-Шверинской, не принявшей православия до брака (она перешла в православие через 34 года после замужества). Поэтому дети, рожденные от этого брака, могли претендовать на престол лишь в резервном порядке, если бы в династии не осталось мужчин, рожденных от православных браков (согласно статье 185 Основных Законов).
Рожденный от этого брака Великий Князь Кирилл Владимирович в 1905 году женился­ на Виктории-Мелите, урожденной принцессе­ Саксен-Кобургской, которая прежде была замужем за Великим Герцогом Гессен-Дарм­штадтским – родным братом Императрицы­ Алек­сандры Федоровны. Женился, вопреки запрету Императора Николая II, на неправославной, на разведенной, да еще и на собственной двоюродной сестре, что было невозможно не только для члена Августейшей Фамилии, но и вообще для любого православного человека, так как православная церковь категорически запрещает близкородственные браки.
По этой причине Кирилл Владимирович был лишен всех званий, выслан из России и, естественно, по букве и духу Основных Законов, и он сам, и его потомство были лишены прав престолонаследия.
События тех лет изложены в письмах Императора Николая II к матери, вдовствующей Императрице Марии Федоровне.
«Петергоф, 5 октября 1905 г.
Милая дорогая Мама,
На этой неделе случилась драма в семействе по поводу несчастной свадьбы Кирилла. Ты, наверное, помнишь о моих разговорах с ним, а также о тех последствиях, которым он должен подвергнуться, если он женится: 1) исключение из службы, 2) запрещение приезда в Россию, 3) лишение всех удельных денег и 4) потеря звания Великого Князя.
На прошлой неделе я узнал от Ники (принц Николай Греческий, сын Королевы Эллинов Ольги и Короля Георга I), что он женился 25 сентября в Tegernsee. В пятницу на охоте Ники мне сказал, что К. приезжает на следующий день! Я должен сознаться, что это нахальство меня ужасно рассердило – нахальство потому, что он отлично знал, что не имел никакого права приезжать после свадьбы.
Желая предупредить возможность появления Кирилла в нашем доме, я послал за Фридериксом и поручил ему отправиться в Царское и объявить Кириллу те 4 пункта и кроме того мое негодование за его приезд и приказание тотчас же выехать за границу. На другой день в воскресение, как нарочно, мы должны были принять Fridrich Leopold (oiseau de mauvais augure – вестник бедствия, франц.), (Фридрих-Леопольд – Принц Прусский, муж Принцессы Луизы-Софии, сестры супруги Императора Вильгельма II), он завтракал у нас с дядей Владимиром.
Затем я имел с бедным отцом очень неприятный разговор. Как он ни заступался за своего сына, я стоял на своем и мы расстались на том, что он попросил уйти со службы. В конце концов я на это согласился.
Кирилл уехал в воскресение, предварительно побывав в кают-компании Гвардейского Экипажа, как говорят, чтобы проститься с товарищами.
С этого дня мы ничего не слыхали из Царского, за исключением письма от Ники, который был в отчаянии от всего происшедшего и умолял о смягчении наказания Кириллу.
Морской приказ уже вышел, дни проходили, а бумага о лишении его титула Великого Князя все переделывалась, т. к. это был первый случай.
Вместе с тем меня брало сомнение, хорошо ли наказывать человека публично несколько раз подряд и в теперешнее время, когда вообще к семейству относятся недоброжелательно. После долгих размышлений, от которых наконец заболела голова, я решил воспользоваться именинами твоего маленького внука (Цесаревича Алексея) и телеграфировал дяде Владимиру, что я возвращаю Кириллу утраченное им звание.
Само собою разумеется, что остальные виды наказаний остаются в силе. По мнению тех, которых я спрашивал, эти три взыскания достаточны, лишь бы они продолжались долгое время!
Уф! Какие это были скучные и неприятные дни! Теперь это дело решено, как будто гора с плеч свалилась! Интересно, что думает тетя Michen («Михень» – Великая Княгиня Мария Павловна, урожденная Мария Александрина Елизавета Элеонора, принцесса Мекленбург-Шверинская, супруга Великого Князя Владимира Александровича, мать Кирилла Владимировича)? Как она должна была нас ненавидеть!
Мы так надеемся, что они поедут за границу, потому что дяде Владимиру необходимо лечение. Вот почему мы еще хотим оставаться здесь.
Надеюсь, милая Мама, Ты оправдываешь мой поступок и не находишь, что я действовал мягко.
Сегодня, по-моему, был именно для оказания милости настоящий день.
Не знаю, сообщила ли Тебе тетя Мари (Великая Княжна Мария Александровна, единственная дочь Императора Александра II,¸ супруга второго сына английской королевы Виктории Альфреда Эрнеста Альберта, герцога Саксен-Кобург-Готского, графа Кентского, герцога Эдинбургского), об этой свадьбе, мы от нее ничего не слыхали.
Извини, что все письмо наполнено только этим предметом, но я хотел бы, чтобы Ты узнала всю правду от меня.
Прощай, моя дорогая милая Мама, я постоянно мысленно с Тобою. Крепко обнимаю Тебя и милого Апапа.
Христос с Тобою!
Всем сердцем горячо Тебя любящий Твой
Ники».
А вот краткая записка, относящаяся к декабрю того же года.
«Милая моя Мама,
Посылаю Тебе для прочтения более чем странное письмо от дяди Владимира, которое я только­ что получил! Презрение будет моим ответом на это! Упрямый и грубый человек.
Завтра я приеду в 7 с четвертью и, если позволишь, поеду с Мишей слушать «Дубровского». Крепко Тебя обнимаю.
Сердечно твой Ники».
Великий Князь Владимир Александрович, требуя признать брак сына, в выражениях не стеснялся и пытался оказать грубое давление на Императора Николая II. Когда же это не оказало желаемого действия, он опустился до шантажа – пригрозил подать в отставку со всех своих государственных постов. А ведь он был – ни много ни мало – главнокомандующим войск гвардии и Санкт-Петербургского военного округа. Что можно сказать о человеке, поставившем узкие семейные интересы выше государственных? Похоже, эта черта была общей для членов семьи Великого Князя Владимира Александровича. И впоследствии, когда его сын, Великий Князь Кирилл Владимирович, в сущности, способствовал отречению Государя и с восторгом принимал крушение монархии, он проявлял ту же черту – установление личных выгод выше интересов Отечества.
Император Николай II не стал уговаривать раскапризничавшегося дядю, а просто принял его отставку. Ибо он не собирался менять законы Империи ради родственных чувств.
Отношение Императора Николая II в качестве Главы Императорского Дома и блюстителя нравственных устоев и вдовствующей Императрицы Марии Федоровны к браку Кирилла Владимировича никогда не менялось. Мало того, оно было официально оформлено согласно законам Российской Империи. Публикуем текст письма Председателя Совета Министров П. А. Столыпина министру юстиции. Под грифом «Совершенно секретно».
«Господину Министру Юстиции.
Министр ИМПЕРАТОРСКОГО Двора, отношением от 16 сего Января, за № 351, уведомил меня, что на представленном им на благоусмотрение ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА журнале ВЫСОЧАЙШЕ учрежденного, под моим председательством, Совещания для рассмотрения вопроса о возможности признания брака ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЫСОЧЕСТВА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ КИРИЛЛА ВЛАДИМИРОВИЧА с бракоразведенною супругою Великого Герцога Гессен-Дармштадского Викториею-Мелиттою, ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ, в 15 день сего Января, благоугодно было собственноручно начертать: «Признать брак Великого Князя КИРИЛЛА ВЛАДИМИРОВИЧА Я не могу. Великий Князь и могущее произойти от него потомство лишаются прав на престолонаследие. В заботливости Своей об участи потомства Великого Князя КИРИЛЛА ВЛАДИМИРОВИЧА, в случае рождения от него детей, дарую сим последним фамилию Князей Кирилловских, с титулом Светлости, и с отпуском на каждого из них из Уделов на их воспитание и содержание по 12.500 руб. в год до достижения гражданского совершеннолетия».
О таковой ВЫСОЧАЙШЕЙ резолюции имею честь сообщить Вашему Превосходительству.
Председатель Совета Министров 
П. Столыпин».
Таким образом, Император Николай II, по настойчивым просьбам родителей Кирилла, признал его брак великокняжеским (это обеспечивало соответствующее денежное содержание). Но лишение его и его потомства прав на Престол никогда не отменялось. Мало того, защитники прав Кирилловичей на престол, охотно упоминая о признании Николаем II брака Кирилла, словно бы забывают, что именно в этот момент Государь запретил потомкам Кирилла носить фамилию Романовых, и по закону они сейчас должны называться князьями Кирилловскими. Хотя сам Кирилл Владимирович оставался Романовым, поскольку нельзя отнять у человека имя, положенное ему по праву рождения, то его потомки – по прямому указанию Государя императора Николая II – к династии Романовых уже не принадлежат. Они являются князьями Кирилловскими. Называясь Романовыми, претенденты на престол по линии Великого Князя Кирилла Владимировича нарушают волю и установление последнего российского Императора.
20 января 1907 года у Кирилла Владимировича и Виктории Федоровны родилась дочь Мария. По многочисленным и настойчивым просьбам Великого Князя Владимира Александровича и всего клана «Владимировичей» Государь несколько смягчил свой суровый указ от 16 января (но понадобилось полгода, чтобы убедить его):

Указ Правительствующему Сенату.
Снисходя к просьбе Любезнейшего Дяди Нашего, Его Императорского Высочества Великого Князя Владимира Александровича, Всемилостивейше повелеваем: Супругу Его Императорского Высочества Великого Князя Кирилла Владимировича именовать Великою Княгинею Викторией Федоровною, с титулом Императорского Высочества, а родившуюся от брака Великого Князя Кирилла Владимировича с Великою Княгинею Викториею Федоровною Дочь, нареченную при Св. Крещении Мариею, признавать Княжною крови Императорской, с принадлежащим Правнукам Императора титулом Высочества.
Правительствующий Сенат к исполнению сего не оставить сделать надлежащее, в чем следует, распоряжение.
На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою подписано:
Николай
Петергоф, 15 июля 1907 г.
Скрепил: Министр Императорского Двора, генерал-адъютант барон Фредерикс.
Этот документ ни в коей мере не отменяет Указа от 16 января, ибо он решает совершенно иную проблему – не права на престолонаследие, а всего лишь формальной принадлежности новорождённой дочери Великого Князя Кирилла Владимировича к династии Романовых. Несомненно, Император Николай II оказался в сложном положении. Брак, лишивший потомков Великого Князя Кирилла Владимировича прав на престолонаследие, однако, был законный и равнородный, и следовало как-то определить положение его дочери. Под давлением родственников Государь явил свою милость провинившемуся Великому Князю, и это точно сформулировано в тексте документа – «снисходя к просьбе Любезнейшего Дяди Нашего». Но милосердие Императора не простёрлось до нарушения Закона. Ни единого слова об отмене Указа от 16 января не было сказано. Следовательно, он остался в силе. И обязывает до сего дня.
Обратим внимание на такую тонкость в этой ситуации. Ранее Государь пожаловал «из Уделов на их воспитание и содержание по 12.500 руб. в год до достижения гражданского совершеннолетия». То есть – пока дети Великого Князя Кирилла Владимировича остаются несовершеннолетними членами великокняжеской семьи, финансово они обеспечиваются из Уделов династии Романовых, но достигнув совершеннолетия, они делаются князьями Кирилловскими и теряют право на удельные капиталы. А в данном случае речь идёт о дочери, которая будет владеть пожалованным титулом до замужества, после которого примет титул и имя мужа. То есть, оказывая эту милость, Государь не рисковал нарушить свой предыдущий Указ. Мы не знаем, как он решил бы эту запутанную проблему, родись у Кирилла Владимировича сын. Потому что следующей родилась снова дочь – Кира Кирилловна, которая получила от Императора Николая II точно такой же титул, что и Мария Кирилловна. А единственный сын Кирилла Владимировича –­ Владимир Кириллович – родился в августе 1917 года, когда Император Николай II уже ­отрёкся от престола, и ему не пришлось решать эту проблему.
И поскольку при жизни Государя Императора никаких изменений в Указе о лишении Великого Князя Кирилла Владимировича и его потомков прав на престол, а также на родовое имя Романовых, не было сделано – ни единого слова, ни единой запятой – то мы считаем этот Указ остающимся в законной силе.
Российский Закон о престолонаследии был, пожалуй, самым точным и подробным среди европейских монархий. Он был создан не как ритуал, но как прочная основа правления; его учреждение и последующие уточнения – результат горького исторического опыта и желания предусмотреть все возможные (почти даже невероятные) ситуации, в которых может оказаться правящая династия. Преступить этот закон значило вынуть краеугольный камень из фундамента государства и ввергнуть Империю в хаос безвластия.
Следует ли напоминать, что в ту пору существовало немало отпрысков императоров и великих князей, как незаконнорождённых, так и вполне законных, но родившихся в морганатических браках. Немалые хлопоты доставляли дети Императора Александра II от Екатерины Долгорукой (светлейшей княгини Юрьевской), долго не оставлявшей стараний войти в династию и проложить своему сыну Георгию дорогу к трону, тем более, что сам Александр II намеревался короновать её и сделать сына Цесаревичем в обход наследника, Великого Князя Александра Александровича. Бог знает на какие действия вдохновило бы её явное нарушение закона о престолонаследии Государем!
Побочные дети великих князей (например, дети Великого Князя Константина Николаевича от балерины Анны Кузнецовой, которым Император Александр III пожаловал отчество Константиновичи и фамилию Князевы, а также потомственное дворянство), может быть, и не стали бы претендовать на престол, но могли бы пожелать войти в семью своих родственников – то есть в династию Романовых… Страшно представить, как всё это могло бы отразиться на репутации династии, на ситуации в государстве.
Именно поэтому закон был непреложен. Следует различать личное, семейственное милосердие Государя, его деликатность, жалость, в конце концов, – и нарушение закона.
В Придворном календаре на 1917 год Великий Князь Кирилл Владимирович упомянут, но это лишь указывает на его принадлежность к семье, но никак не на права на престол, поскольку в том же календаре упомянуты и другие члены Династии, не имевшие прав престолонаследия (например, княжна Татьяна Константиновна, дочь Великого Князя Константина Константиновича, которая в 1911 году официально подписала отречение от своих прав на престол из-за брака с князем Багратион-Мухранским, который был признан неравнородным). Если упоминание в Придворном календаре не возвращает княжне Татьяне Константиновне прав престолонаследия, то почему мы должны считать, что упоминание в том же календаре Великого Князя Кирилла Владимировича отменяет Указ Императора Николая II и вновь возвращает его в число наследующих? Вовсе нет.
Никаких документов, указывающих на отмену Указа, нет, а милосердие Государя по отношению к провинившемуся родственнику закона не нарушает и не преступает его.

Следует заметить, что, не подчиняясь ни воле Государя, ни законам Российской Империи, Кирилл Владимирович, между тем, рассматривал Императора как естественный источник благосостояния своей семьи, пребывающей за границей.
Вот выписка из ещё одного интересного документа, который тоже ранее не публиковался, – из духовного завещания Великого Князя Кирилла Владимировича от 4 февраля 1917 года:
«V. Решаюсь просить ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА сохранить за возлюбленной Супругой моей Великой Княгиней Викторией Феодоровною пожизненно все получаемое мною содержание, дабы дать Супруге моей возможность докончить дни свои в тех условиях, в коих она находилась при жизни моей.
Подпись: Кирилл».
Февраль 17-го! Крушение Империи! Решается судьба России! А чем озабочен Кирилл Владимирович? Сохранением за супругою своего денежного содержания…
В 1917 г. Кирилл Владимирович сам письменно отказался от своих прав престолонаследия (хотя и давно не существовавших), присоединившись к отказу Великого Князя Михаила Александровича, брата Царя, в пользу Учредительного собрания.
И когда Кирилл Владимирович в 1922 году провозгласил себя блюстителем престола, а в 1924 году – Императором, вдовствующая Императрица Мария Федоровна была потрясена этим его поступком – во‑первых, она до конца жизни не верила в гибель сына, внука и внучек, и восприняла это как узурпацию престола; во‑вторых, она, Императрица, даже не была извещена заранее, а лишь поставлена перед ­свершившимся фактом. Во многих её письмах того времени отражены гнев и презрение к Кириллу Владимировичу. Вот, например, о чём она писала в открытом письме к Великому Князю Николаю Николаевичу:
«Ваше Императорское Высочество,
Болезненно сжалось сердце Мое, когда Я прочитала Манифест Великого Князя Кирилла Владимировича, объявившего себя Императором Всероссийским.
До сих пор нет точных сведений о судьбе Моих возлюбленных Сыновей и Внука, а поэтому появление нового Императора я считаю преждевременным. Нет ещё человека, который мог бы погасить во Мне последний луч надежды. Боюсь, что этот Манифест создаст раскол и уже тем самым не улучшит, а наоборот, ухудшит положение и без того истерзанной России.
Если же Господу, по Его неисповедимым путям, угодно было призвать к Себе Моих возлюбленных Сыновей и Внука, то Я, не заглядывая вперёд, с твёрдою надеждою на милость Божию, полагаю, что Государь император будет указан Нашими основными Законами в союзе с Церковью Православною совместно с Русским Народом.
Молю Бога, чтобы Он не прогневался на Нас до конца и скоро послал Нам спасение путями, Ему только известными.
Уверена, что Вы, как старейший Член Дома Романовых, одинаково со мною мыслите.
Мария, Хвидор.
21 сентября (4 октября) 1924 года».

Кажется, нельзя яснее и убедительнее выразить суть российского закона о престолонаследии применительно к той ситуации, которая сложилась в ту эпоху. И именно следуя неукоснительно законам Империи, вдовствующая Императрица до конца дней своих прав Кирилла Владимировича на престол не признавала.
Великий Князь Николай Николаевич, как и многие члены Августейшей Фамилии, оказавшиеся в эмиграции, не признал самопровозглашение Кирилла Владимировича законным. Вот его ответное письмо – тоже открытое – вдовствующей императрице Марии Федоровне:
«Я счастлив, что ее Императорское Величество государыня Императрица Мария Федоровна не усомнилась в том, что Я одинаково с Нею мыслю об объявлении себя Великим Князем Кириллом Владимировичем Императором Всероссийским.
Я уже неоднократно высказывал неизменное Мое убеждение, что будущее устройство государства Российского может быть решено только на Русской Земле, в соответствии с чаяниями русского народа.
Относясь отрицательно к выступлению Великого Князя Кирилла Владимировича, призываю всех, одинаково мыслящих с ее Величеством и Мною, к исполнению нашего истинного долга перед Родиной – неустанно и непрерывно продолжать святое дело освобождения России. Да поможет нам Господь.
Великий Князь Николай Николаевич.
7/20 октября 1924 года, Шуаньи».

Того же мнения придерживался принц Николай, сын Королевы Эллинов Ольги, да и все дети Ольги Константиновны были единодушны в своем непризнании новоявленного русского царя. Много интересного об этом периоде русской истории мы могли бы узнать из писем вдовствующей Императрицы Марии Федоровны к Королеве Эллинов Ольге, но, к сожалению, архивы греческой королевской семьи находятся в Лондоне и в Греции, и остается лишь надеяться, что когда-нибудь найдутся люди, которые возьмут на себя труд заполнить этот пробел в отечественной истории.
Вообще, нет никаких официальных документов, подтверждающих легитимность самопровозглашения Великого Князя Главой Династии Романовых. Между тем, этот поступок привел к расколу среди эмигрировавших Романовых и их потомков, последствия этого раскола и сейчас не позволяют ныне живущим членам Дома Романовых выработать единую линию поведения по отношению к тому, что происходит в России, по отношению к ее будущему.
А вина за это прискорбное разделение среди потомков Российских Императоров полностью лежит на Великом Князе Кирилле Владимировиче и его потомках, упорствующих в этом заблуждении.
Личность Великого Князя Кирилла Владимировича вызывает интерес у многих россиян, и это естественно, ведь его прямые потомки претендуют на российский престол. Не имея возможности в этой краткой статье полно и всесторонне охарактеризовать жизнь, деятельность и характер Кирилла Владимировича, мы предлагаем вашему вниманию уникальный документ, который никогда раньше не попадал в поле зрения историков. Это «Проект тронной речи, представленный на благоусмотрение Государя Великим Князем Кириллом Владимировичем 12 февраля 1917 г.».
Оставалось две недели до Февральской революции, три недели – до отречения Императора Николая II…
Документ этот интересен во всех отношениях. Написан от лица Государя, и предполагалось, что Император Николай II не только подпишет, но и произнесет эту речь. Невозможно придумать что-либо более непохожее на образ мышления и особенности речи Государя. Длинный, нелогично построенный текст, написанный тяжелым, невыразительным слогом. Достаточно сравнить его с Манифестом от 17 октября 1905 года, чтобы почувствовать разницу.
Попытаемся извлечь основное содержание из нагромождения вялых темных словес.
Итак, предлагая средства для преодоления кризиса, возникшего в России в начале 1917 года, Великий Князь Кирилл Владимирович для начала на двух страницах ругает немцев, что, однако, не мешает ему на следующих десяти страницах предлагать их в качестве образца как в военном деле, так и в оздоровлении экономики.
Затем, для воодушевления армии, Великий Князь предлагает ввести в обиход «особые металлические знаки на дверях последних перед войною жилищ убитых и умерших от ран воинов». А также установление «нагрудных знаков двух родов: для непосредственных участников сражений и для подвергшихся опасности от сражения, хотя и не состоявших в строю сражавшихся». Впрочем, Кирилл Владимирович предлагает и более существенные средства: организовать попечительные комитеты, оказывающие помощь раненым и семьям погибших (каковые комитеты давно уже существовали), в «стройную и широкую сеть, объединенную каким-либо одним общим наблюдением центрального государственного или общественного учреждения». А также распространить Указ Императора Николая II о наделении земельными участками георгиевских кавалеров на всех участников войны (где взять столько свободной земли, Кирилл Владимирович не уточняет).
Далее идут предложения посерьезнее. Установить всеобщую трудовую повинность (приводится в пример Германия). Все трудоспособное население в возрасте от 16 до 60 лет составляет «трудовую армию», существующую по военным законам – сотни, роты, полки, дивизии и т. д. Об оплате труда ничего не говорится.
Для борьбы с дороговизной и недостатком продуктов, государство должно регулировать распределение и устанавливать цены. Сокрытие товаров и продуктов должно караться, как и мародерство, – вплоть до смертной казни.
Упразднить золотодобывающую промышленность, поскольку накопление золотого фонда «совершенно не нужно», отменить золотое обеспечение бумажных денег и даже удалить соответствующую надпись с банкнот.
Установить государственную монополию, то есть провести национализацию (опять-таки опираясь на опыт Германии) железных дорог, хлебной торговли, хлопковой, нефтяной, каменноугольной, лесной, сахарной и спичечной промышленности. Национализировать все банки и страховые общества. Монополизировать внешнюю торговлю. Понизить проценты по внутренним займам (из этого следует не совсем логичный вывод, что подобная операция облегчит лежащее на русском народе бремя).
И напечатать много-много бумажных денег. «Опыт всех ныне воюющих стран достаточно наглядно показал, что значительно (в несколько раз) усиленный выпуск новых государственных бумажных денег вполне возможен и не представляет сам по себе никакой опасности».
Не забывайте, всё это должен был произнести Император – от своего имени!
Потом идет долго рассуждение о том, почему министры, назначаемые Государем, ненадежны, и почему Государь не может избежать «тайных влияний». Вследствие чего Император Николай II должен был предложить следующее решение государственного кризиса:
«…Мы, под влиянием возникшей и распространившейся ныне идеи о всеобщей трудовой повинности, признали за благо привлечь к делу служения государству и всех членов Императорского Дома, рожденных в православии и достигших 25-летнего возраста, образовав из них новое государственное учреждение – Совет Императорского Дома, предназначаемый Нами к посильному содействию Нам в рассмотрении разрешаемых Нами государственных вопросов. Члены Императорского Дома, так же, как и сам Государь, в отличие от всех других граждан государства, поставлены совершенно вне борьбы классов и сословий, вне борьбы за существование, ибо существование их обеспечено самим государством и тесно связано лишь с существованием этого последнего, от которого они и получают все для них необходимое по единоличному усмотрению Государя. Это дает им возможность при обсуждении многих государственных вопросов проявить наибольшее беспристрастие и тем быть наиболее полезными сотрудниками и советниками своего Государя».
В заключение Кирилл Владимирович предлагал отменить черту оседлости для евреев и амнистировать всех политических преступников (то есть революционеров и террористов – накануне революции как раз вовремя!).
Как показала история, практически все предложенные Великим Князем меры были реализованы захватившими власть большевиками – трудовая повинность, национализация промышленности и банков, амнистия политических преступников, выпуск огромных масс ничем не обеспеченных бумажных денег… Правда, золотодобывающую промышленность большевики не упразднили – так далеко даже они не пошли.
Для себя Кирилл Владимирович зарезервировал самое приятное – разделить с Государем власть, не принимая на себя никакой ответственности.
Конечно же, этот проект «тронной речи» так и остался проектом. Император Николай II никогда и ни при каких условиях не мог согласиться на подобные «реформы». Он мог быть только самодержавным Государем, а когда оказалось, что он им быть не может, то Император отрекся от престола. И ни один из Великих Князей не согласился этот престол занять. Потому что пользоваться частицей власти, заседая в «Совете Императорского Дома» – это одно, а единолично отвечать за судьбы огромной державы и народа – это совсем другое…
Оказавшись в эмиграции и объявив себя Императором, Кирилл Владимирович почему-то совершенно оставил идею о «трудовой повинности» и не пригласил всех остальных Романовых, «достигших 25-летнего возраста и рожденных в православии», разделить с ним тяготы своей государственной деятельности. И предпочел передавать свой сомнительный титул своим прямым потомкам – и только им…
С потомками, впрочем, были проблемы.
Единственный сын Кирилла, Владимир Кириллович, повторяя «ошибки» отца, также женится на разведенной, урожденной княжне Багратион-Мухранской, да еще и неравнородной (известно, что князья Багратион-Мухранские в Российской империи были приравнены в правах к прочему дворянству и, подобно многочисленным Рюриковичам, не считались равнородными царствующему дому). Вдобавок, в момент бракосочетания супруга Владимира Кирилловича даже не имела права называться княжной Багратион-Мухранской, так как право это она утратила, выйдя замуж за гражданина США мистера Кирби. А Владимир Кириллович, в свою очередь, не имел права называться Великим Князем, ибо этот титул не передается далее внуков Императора. Тем более не имеют прав на эти титулы нынешние потомки этой линии, то есть Кирилловичи.
Вот что сказано в «Учреждении о Императорской Фамилии» от 1886 года, утверждённом Императором Александром III. Раздел «О титулах, гербах и прочих внешних преимуществах»:
19. Титулы, принадлежащие Членам Императорской Фамилии суть:
1) Наследник, Цесаревич, Великий Князь и Императорское Высочество.
2) Великий Князь, Великая Княгиня, Великая Княжна и Императорские Высочества.
3) Князь, Княгиня, Княжна Императорской Крови и Высочества.
4) Князь, Княгиня, Княжна Императорской Крови и Светлости.
20. Титул Наследника, Цесаревича, Великого Князя и Императорского Высочества принадлежит единому, объявленному всенародно Наследнику престола. Супруга Наследника Престола именуется Цесаревною и Великою Княгинею с титулом Императорского Высочества.
21. Титул Великого Князя, Великой Княжны и Императорского Высочества принадлежит сыновьям, дочерям, братьям, сестрам в мужском поколении и всем внукам Императоров.
22. Титул Высочества, Князя и Княжны Крови Императорской принадлежит правнукам Императора, от мужского поколения происшедшим, а в роде каждого правнука титул Высочества присвояется только старшему сыну и его старшим, по праву первородства, потомкам, мужского пола и поколения. Если лицо, носившее титул Высочества, скончается, не оставив потомка, то титул переходит в боковые линии, в порядке, установленном для наследования заповедными имуществами.
23. Титул Светлости, Князя и Княжны Крови Императорской присвояется от младших детей правнука всем последующим родам, в мужском поколении от Императорской крови происшедшим.
Так что, если следовать законам Российской Империи, то все нынешние Кирилловичи – никакие не Великие Князья и не Великие Княгини. Впрочем, они даже и не Романовы, что мы доказали выше – такова была воля Императора Николая II, исключившего в 1907 году Кирилла Владимировича из династии Романовых и сделав его родоначальником династии князей Кирилловских. Просто князей, даже не императорской крови.
Собственные семейные обстоятельства не помешали Владимиру Кирилловичу объявить свою дочь, Марию Владимировну, единственной законной претенденткой на престол, поскольку все представители Дома Романовых по мужской линии состояли в неравнородных браках.
Мария Владимировна вышла замуж за прусского принца, родила от него сына Георгия, вскоре развелась, и теперь пытается с его помощью осуществить давнишнюю семейную мечту о восшествии на Российский Престол, несмотря на то, что по общепринятому христианскому правилу ее сын причисляется по отцу к династии Гогенцоллернов.
Даже этот краткий исторический экскурс не оставляет никаких сомнений в том, что линия Кирилловичей, столь популярная среди новой правящей российской элиты и желтой прессы, никаких прав на российский престол не имеет. Поддерживают их определённые круги, блюдущие свои корыстные интересы – материальные либо политические. А высшие власти поддерживают Кирилловичей вовсе не по злому умыслу, а всего лишь потому, что недостаточно хорошо ориентируются в истории и в законах Российской Империи о престолонаследии, они неправильно информированы так называемыми экспертами и советниками, которые, похоже, не только не имеют соответствующего образования, но и элементарного здравого смысла, житейского опыта и понимания нужд народа. Когда-то русские Государи приближали к трону людей высокообразованных, мудрых, имеющих большие заслуги перед Россией. Теперь же – увы! – дорога открыта ловким, агрессивным, полуобразованным и корыстолюбивым. А иначе чем объяснить такую историческую нелепицу: Россия, страна с республиканским правлением, использует монархические символы, в частности, малый герб Российской Империи, на который не имеет никакого права. Может быть, поэтому нынешним российским политикам и бизнесменам морально близки незаконные претенденты на Престол, которые с такой же легкостью раздают дворянские титулы и ордена (конечно, не имея на это никакого права), с какой Российская Федерация использует монархического двуглавого орла, скипетр и корону Российских Императоров.
Но беда в том, что их активные действия не встречают достойного сопротивления ещё и потому, что альтернативы нет: по основным Законам Российской империи никто из живущих ныне мужских потомков Рода Романовых уже не имеет прав на престол, поскольку все они происходят от неравнородных, а то и неправославных браков.
В русской истории похожая ситуация уже была, когда угасла династия Рюриковичей. А поскольку конец династии вовсе не означает гибели самого принципа монархии, то, скорее всего, легитимно решить эту сложную проблему, не предусмотренную в Законе о престолонаследии, мог бы Всероссийский Земский Собор – по примеру 1613 года.
Но значит ли это, что всенародно призванная к правлению династия Романовых окончательно сошла с исторической сцены? Династия, которой Россия обязана тремя веками славы и могущества, расцветом культуры и науки, великими победами и своим значением в мировой истории, не может исчезнуть бесследно. Нам кажется, не время еще говорить о новой династии, тем более, что в подобной ситуации в 1613 году на русский трон взошел Царь, родственный Рюриковичам, то есть историческая преемственность была соблюдена. Не разрушать историю Отечества, не разрывать связи между различными эпохами, но восстанавливать их – вот основная задача XXI века в нашей стране. И, если Богу будет угодно, XXI век ознаменуется великим судьбоносным событием – возвращением в Россию русского монарха. Может быть, 400-летний юбилей Дома Романовых (в 2013 году) даст нам надежду на восстановление династии.
Мы уверены, что большая роль в этом должна принадлежать всем потомкам Дома Романовых, рассеянных по разным странам. Потомки Дома Романовых не могут оставаться в стороне от судеб своего Отечества, равнодушно взирая на то, что ныне творится в нашей многострадальной Отчизне. Пора Романовым забыть все свои розни ради великой цели, собраться в России, придти к согласию о кандидатуре будущего монарха и представить народу России претендента на престол, учитывая все законы о престолонаследии. Нам кажется, что именно члены династии Романовых имеют право и должны участвовать в восстановлении монархии в России. Тем самым они еще раз докажут российскому народу верность своей исторической миссии, свою любовь к России. А все патриотические и монархические силы России должны содействовать тому, чтобы это столь значительное историческое событие могло совершиться в XXI веке.
Но для законного участия в политической, экономической и культурной жизни современной России не последнее значение имеет и то, что Романовым следовало бы привести в порядок иерархию ныне живущих потомков династии, причём в соответствии с Законами Российской Империи и с учётом воли последнего Российского Императора, Николая II.
Следует раз и навсегда признать, что ветвь Кирилловичей, согласно указу от 1907 года, не ­имеет никаких прав на фамилию Романовы, ибо Император Николай II повелел им называться князьями Кирилловскими с титулом Светлости. Вследствие чего все потомки Великого Князя Кирилла Владимировича находятся в кровном родстве с династией Романовых, этого никто не отрицает, но в династию не входят.
А ведь пишутся тысячи статей, издаются сотни книг, в которых Кирилловичи представляются реальными претендентами на престол. И сами Кирилловичи непрестанно предъявляют свои требования к России – Россия должна их признать, принять, предоставить, профинансировать… Хотелось бы спросить, что сами они сделали для России? Кто сегодня из европейских монархов признаёт их права? Кажется, никто. Только клика их псевдо-подданных в России, заинтересованных карьерно или материально, продолжает шумную рекламную кампанию.
Пожалуй, следует упомянуть и о том, что одна ложь влечёт за собой другую. Брак Великого (?) Князя Владимира Кирилловича с княжной Леонидой Георгиевной Багратион-Мухранской никак не может считаться равнородным, какие бы хитроумные расчёты и выводы не делали сторонники Кирилловичей. История словно нарочно опрокидывает их хитросплетения простейшим примером: подобный брак уже имел место в династии Романовых.
Дочь Великого Князя Константина Константиновича Княжна Императорской Крови Татьяна Константиновна вышла замуж за князя Константина Александровича Багратиона-Мухранского. Но этот брак не был ни тайным, ни незаконным (как брак Великого Князя Кирилла Владимировича, родоначальника ветви Кирилловичей). Ему предшествовали долгие обсуждения и переговоры. Наконец, Император уступил просьбам влюблённых и их семей, а также желанию своей матери, вдовствующей Императрицы Марии Фёдоровны.
В августе 1911 года все столичные газеты опубликовали дословный текст именного высочайшего Указа за номером 1588, в котором говорилось:
«Ея Высочество Княгиня Татьяна Константиновна представила Нам, за собственноручным подписанием, отречение от принадлежащего Ей, как члену Императорского Дома, права на наследование Императорского Всероссийского Престола.
…На подлинном собственной Его Императорского Величества рукою написано: "Николай".
Петергоф, 24 августа 1911 года.
Скрепил Министр Императорского Двора, генерал-адъютант барон Фредерикс».
Тем же днем был датирован и другой именной Указ, за номером 1589. В нем дочери Константина Константиновича Романова определялся титул – Высочество – и содержание, но специально оговаривалось, что дети, рожденные от этого брака, будут носить фамилию отца и "пользоваться принадлежащими ему сословными правами". Права на титул "Высочество" они уже не ­могли иметь.
И сама Татьяна, и её супруг приняли эти условия как нечто само собой разумеющееся, они знали, что брак их морганатический, и дети их прав на престол иметь не будут. И они чтили законы Российской Империи и волю Государя Императора. Чего не скажешь о линии Кирилловичей, которая нарушает эти законы в каждом поколении. Почему, например, сын Марии Владимировны (урождённой княгини Кирилловской, если следовать указу Императора Николая II) и принца Франца Вильгельма Прусского считается Великим Князем Романовым, когда естественнее ему было бы считать себя Гогенцоллерном и именно у этой немецкой династии искать поддержки и прав на престол.
И в заключение хотелось бы обратить внимание наших читателей на то, что в многочисленных публикациях на эту тему практически не упоминаются потомки Великой Княгини Ольги Константиновны.
Между тем, именно они имеют права на российский престол, причем права эти куда весомее, чем у некоторых самозванцев, чьи предки дискредитировали себя еще при жизни последнего Императора Российского.
Вот что указано в Главе Второй Основных Государственных Законов «О порядке наследия Престола» от 1886 года:
27. Оба пола имеют право к наследию Престола; но преимущественно принадлежит сие право полу мужескому по порядку первородства; за пресечением же последнего мужеского поколения, наследие Престола поступает к поколению женскому по праву заступления.
35. Когда наследство дойдет до такого поколения женского, которое царствует уже на другом престоле, тогда наследующему лицу предоставляется избрать веру и Престол и отрещись вместе с наследником от другой веры и Престола, если таковой Престол связан с законом; когда же отрицания от веры не будет, то наследует то лицо, которое за сим ближе по порядку.
Королева Эллинов (с 1876 г.) Великая Княгиня Ольга Константиновна – старшая дочь Великого Князя Константина Николаевича, второго сына Императора Николая I. Вступила в ­равнородный брак с царствующим монархом. Правда, супруг ее, Король Георг I был лютеранин, но этот неправославный монарх правил в православной стране и стал родоначальником православной династии. Кроме того, приведенная выше статья 27 Основного закона не отнимает совершенно права на престолонаследие у лиц, «царствующих на другом престоле».
Дети Ольги Константиновны – все православные, все вступили в равнородные православные браки, удалив таким образом даже то затруднение, которое могла бы представлять религия их отца. Причем трое из них сочетались браком с членами Дома Романовых: принцесса Александра вышла замуж за Великого Князя Павла Александровича, принц Николай женился на Великой Княжне Елене Владимировне, а принцесса Мария вышла замуж за Великого Князя Георгия Михайловича. То есть их потомство уже имело права на российский престол как по линии матери, так и по линии отца.
В дальнейшем многочисленные потомки Королевы Эллинов Великой Княгини Ольги Константиновны в третьем и четвертом поколениях, переживая исторические потрясения и различные династические коллизии, вступали в равнородные и неравнородные, православные и неправославные браки, но в ветви Ольги Константиновны всё еще достаточно лиц (в любом поколении), полностью удовлетворяющих всем требованиям Основного закона о престолонаследии.
Кстати, внук Королевы Ольги Константиновны Герцог Филипп Эдинбургский является супругом ныне правящей Королевы Великобритании Елизаветы II, а правнучка София – королева Испании, правнук Ольги Константиновны король Греции в изгнании Константин II женат на датской принцессе, родной сестре королевы Дании. Если потомки Ольги Константиновны хороши для английского и испанского тронов, то чем они плохи для российского престола?
Конечно, это обстоятельство вовсе не означает, что следует немедленно предложить российскую корону Королю Константину II или кому-то из его сыновей, так как они являются прямыми потомками королевы Ольги. Ведь сам вопрос о восстановлении монархии в России не решен и вряд ли будет решен в ближайшее время. (Между прочим, следует помнить, что восстановление монархии невозможно без общенародного покаяния за убийство царской семьи и родственников Государя Николая II, за незаконную национализацию имущества Романовых; покаяние это должно быть не только эмоциональным, но и легитимным, юридически оформленным. Готова ли нынешняя наша власть к процессам по реабилитации жертв октябрьского переворота и реституции имущества династии?). Не в силах отдельных людей, даже обладающих властью, не в силах каких-то социальных групп или политических партий решить этот вопрос положительно или отрицательно. Только желание всего русского народа и Промысел Божий дадут России Царя.
Монарх этот должен будет пользоваться любовью и доверием своего народа, ибо малейшее сомнение в его легитимности непременно разрушит необходимую историческую, политическую и социальную гармонию. Государь должен быть символом и высшим воплощением любви к России и русскому народу, самоотверженности и верности монархическим принципам. Ибо придет он в смутное время, дабы принять тяжкий крест исправления страшных исторических ошибок и возрождения великой Российской империи.
Но достоин ли русский народ – такой, каким он встретил XXI век – монархического правления? На этот вопрос сейчас никто не может ответить…

Обаяние сильной и благородной личности не слабеет с веками, может быть, даже наоборот: на фоне нынешних временных, безликих государственных деятелей светлый образ Королевы Эллинов Великой Княгини Ольги Константиновны сияет ещё ярче. Работая над этим альбомом, я разыскивал редкие фотографии, читал сотни писем и дневники, не публиковавшиеся ранее исторические документы… Я словно прожил рядом с Королевой Ольгой ее долгую жизнь, чувствовал ее радости и печали, разделял ее надежды и мечты.
Может быть, поэтому одна мысль не выходит у меня из головы: в жизни отдельного человека и в историях целых народов не бывает ничего случайного, незначительного. Божий Промысел сокрыт от нас, грешных, но он, несомненно, существует. Так что же это было, когда почти полтора века назад шестнадцатилетняя Великая Княжна из Дома Романовых отправилась в Грецию, чтобы основать новую династию: один из множества династических браков или исполнение Воли Божией, то, о чем не знала Великая Княжна Ольга Константиновна тогда, и чего не можем знать мы сегодня? Может быть, этим браком был создан некий «запасной», скрытый до поры до времени источник романовской крови и романовского духа, на тот случай, если однажды Россия ещё раз призовет Романовых на престол… Кто знает?..
В это смутное время, которое нависло над Россией, я обращаюсь ко всем членам Императорского Дома Романовых, прошу их объединиться ради торжества величайшей исторической миссии восстановления в ХХI веке монархии в России и в 2013 году, когда российский народ будет торжественно отмечать 400-летие Дома Романовых, в соответствии с Актом о наследовании Всероссийского Императорского Престола, Высочайше утвержденным 5 апреля 1797 года, представить народу российскому достойного претендента на Российский Престол. Это величайшее событие должно стать главным моментом в истории России.

Считаем нужным упомянуть, что ветвь Великой Княгини Ольги Константиновны, которая 59 лет находилась на греческом престоле в качестве Королевы Эллинов, – это единственная женская линия Дома Романовых, оставившая после себя законных наследников.
Право на Российский Императорский Престол в настоящее время имеют такие особы, как Король Греции Константин II и его семья (он правнук Великой Княгини Ольги Константиновны, Королевы Эллинов); Король Румынии Михай I (он по отцу правнук Великой Княгини Марии, дочери Императора Александра II, а по матери – правнук Ольги Константиновны); Королева Дании Маргретта II, её сыновья и родственники (они все потомки Великой Княгини Анастасии, внучки Императора Николая I); Королева Нидерландов Беатрикс и ее родня (они потомки Анны Павловны, дочери Императора Павла I); Принц Уэльский Чарльз (правнук Ольги Константиновны); София, королева Испанская (правнучка Ольги Константиновны) и ее дети; Престолонаследник Югославии Кронпринц Александр II (потомок Марии, дочери Александра II); внук Великой Княгини Ксении Александровны (сестры Императора Николая II) Михаил Андреевич.

Заключение
После революции 1917 года за пределами­ России оказались спасшиеся разными путями восемь Великих Князей и одиннадцать Князей Императорской крови, которые вместе с восемнадцатью представительницами Династии и составили Российский Императорский Дом в изгнании. Позднее двое из Князей Императорской крови незаконно получили титул Великих Князей – ­Великий Князь Владимир Кириллович (1917–1992+), сын от брака Великого Князя Кирилла Владимировича с его двоюродной разведённой сестрой, и Великий Князь Гавриил Константинович (1887–1955). Поясним, что Великими Князьями и Великими Княжнами считались по закону дети и внуки царствующих Императоров, а их более отдаленные потомки – князьями и княжнами Императорской Крови.
Титулы эти были пожалованы Великим Князем Кириллом Владимировичем, который в 1922 году незаконно провозгласил себя блюстителем престола, а в 1924 году – Императором, столь же незаконно.
Он объяснял это тем, что слишком мало осталось Великих Князей Романовых.
Князь Гавриил Константинович был измучен тяжёлой болезнью, не интересовался политикой и практически не участвовал в спорах Романовых, оказавшихся в эмиграции. Скорее всего, он воспринял титул как некое ностальгическое утешение в его несчастиях, тем более, что в тот момент титул этот был чистой формальностью, не налагавшей никаких обязанностей и не дававшей никаких прав; за ним не стояли ни власть, ни материальные выгоды.
А титул, пожалованный князю Владимиру Кирилловичу незаконно его отцом (который, собственно говоря, даже не имел права на фамилию Романов, а в соответствии с Монаршей волей Императора Николая II указом от 1907 года его потомкам даровалась фамилия князей Кирилловских с титулом Светлости), должен был впоследствии облегчить ему занятие престола Российских Государей.
По закону о престолонаследии главными претендентами на престол должны были выступить прямые потомки и члены семьи императора Александра III, которых условно можно было бы назвать "Александровичами", но среди них к началу 1920 года не осталось лиц мужского пола:
Вдовствующая императрица МАРИЯ ФЕДОРОВНА (1847–1928 гг.);
Великая княгиня МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА (сестра Александра III) (1853–1920 гг.);
Великая княгиня КСЕНИЯ АЛЕКСАНДРОВНА (сестра Николая II) (1875–1960 гг.);
Великая княгиня ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА (сестра Николая II) (1882–1960 гг.).
Остальных членов Российского Императорского Дома принято делить на пять основных линий:

Потомство Великого князя Владимира Александровича (1847–1909 гг.) – "Владимировичи":
Великий князь КИРИЛЛ ВЛАДИМИРОВИЧ (1876–1938 гг.)
в 1905 г. – морганатический, без соизволения Государя Императора брак с Викторий Мелитой Саксен-Кобург-Готской (потомки – князья Кирилловские)
Великий князь БОРИС ВЛАДИМИРОВИЧ (1877–1943 гг.);
в 1919 г. морганатический брак с Зинаидой Сергеевной Рашевской (1898–1964 гг.)
Великий князь АНДРЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ (1879–1956);
в 1921 году морганатический брак с Матильдой Феликсовной Кшесинской (1872–1971 гг.)
Князь ВЛАДИМИР КИРИЛЛОВИЧ (1917–1992 гг.);
Великая княгиня ВИКТОРИЯ ФЕДОРОВНА (1876–1938 гг.), жена Кирилла Владимировича (принцесса Саксен-Кобург-Готская);
Великая княгиня ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА (1872–1938 гг.)
В 1902 году брак с принцем Николаем Греческим (1872–1938 гг.)
Княжна МАРИЯ КИРИЛЛОВНА (1907–1967 гг.)
В 1925 году брак с князем Фридрихом Карлом Эдуардом Эрвином фон Лейнингеном (1898–1946 гг.)
Княжна КИРА КИРИЛЛОВНА (1919–1967 гг.)
В 1938 году брак с принцем Людвигом Фердинандом Виктором Эдуардом Адальбертом Михелем Губертом Прусским (1907–1992 гг.)

Потомство Великого князя Павла Александровича (1860–1919 гг.) – "Павловичи":
Великий князь ДМИТРИЙ ПАВЛОВИЧ (1891–1942 гг.)
В 1926 г. морганатический брак с Одри Эмери (1904 г.), в 1937 г. – развод
Великая княгиня МАРИЯ ПАВЛОВНА (1890–1958 гг.);
Первый брак – в 1908 г., герцог Карл Вильгельм Людвиг Зюдерманландский (1884–1965 гг.), развод в 1914 г.
Второй брак – морганатический, в 1926 г., Сергей Михайлович Путятин (1891–1966 гг.).
Потомство Великого князя КОНСТАНТИНА КОНСТАНТИНОВИЧА (1858–1915 гг.) – "Константиновичи":
Великая княгиня ЕЛИЗАВЕТА МАВРИКИЕВНА (1865–1927 гг.), жена Константина Константиновича (принцесса Саксен-Альтская, герцогиня Саксонская);
Великая княгиня ОЛЬГА КОНСТАНТИНОВНА (1851–1926 гг.)
Королева Греческая, супруга Короля Георга I
Князь ГАВРИИЛ КОНСТАНТИНОВИЧ (1887–1955 гг.)
Первый брак, морганатический – в 1917 г., Антонина Рафаиловна Нестеровская (1890–1950 гг.)
Второй брак, морганатический – в 1951 г., Ирина Ивановна Куракина (1903)
Князь ГЕОРГИЙ КОНСТАНТИНОВИЧ (1903–1938 гг.)
Князь ВСЕВОЛОД ИОАННОВИЧ (1914–1973 гг.)
Первый брак, морганатический – в 1939 году (развод – в 1956 году), с леди Мери Лайтон.
Второй брак, морганатический – в 1956 году (развод – в 1961 году), княгиня Романовская-Павловская.
Третий брак, морганатический – в 1961 году, Валли Кнуст (княжна Романовская-Кнуст с 1961 года).
Княжна ТАТЬЯНА КОНСТАНТИНОВНА (1890–1970 гг.)
Первый брак, морганатический – в 1911 г., князь Константин Александрович Багратион-Мухранский (1889–1915 гг.)
Второй брак, морганатический – в 1921 г., Александр Васильевич Короченцев (1877–1922 гг.)
Княжна ВЕРА КОНСТАНТИНОВНА (1906–2001 гг.)
Княжна ЕКАТЕРИНА ИОАННОВНА (1915–1937 гг.)
Брак, морганатический – в 1937 году (развод – в 1945 году), маркиз Руджеро Фараче Ди Виллафореста (1909–1970 гг.).

Потомство Великого князя Николая Николаевича (старшего) (1831–1881 гг.) – "Николаевичи":
Великий князь НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ (1856–1929 гг.)
Брак, морганатический – в 1907 г., с герцогиней Анастасией Николаевной, разведённой женой князя Георгия Максимилиановича Романовского, шестого герцога Лейхтенбергского, урождённой принцессой Черногорской (1868–1935 гг.)
Великий князь ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ (1865–1931 гг.)
Брак – в 1889 г., Милица Николаевна (1866–1951 гг.), вторая дочь короля Черногории Николая I.
Князь РОМАН ПЕТРОВИЧ (1896–1978 гг.)
Брак, морганатический – в 1921, Прасковья Дмитриевна Шереметьва (1901–1980 гг.)
Великая княгиня МИЛИЦА НИКОЛАЕВНА (1866–1951 гг.), жена Петра Николаевича (княжна Черногорская).
Великая княгиня АНАСТАСИЯ НИКОЛАЕВНА (1868–1935 гг.)
Княжна МАРИЯ ПЕТРОВНА (1892–1981 гг.)
Брак, морганатический – в 1927 году, князь Александр Николаевич Голицын (1885–1974 гг.)
Княжна НАДЕЖДА ПЕТРОВНА (1898–1988 гг.)
Брак, морганатический – в 1917 г., разведена в 1940 г., граф Николай Владимирович Орлов (1896–1961 гг.)
Потомство Великого князя Михаила Николаевича (1832–1909 гг.) – "Михайловичи":
Великий князь МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ (1861–1929 гг.)
Брак, морганатический – в 1891 г., Софья Николаевна фон Меренберг, с 1891 г. графиня де Торби (1868–1927 гг.)
Великий князь АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ (1866–1933 гг.)
Брак – в 1894 г., Великая Княгиня Ксения Александровна (1875–1960 гг.).
Князь АНДРЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1897–1981 гг.)
Первый брак, морганатический – в 1918 г., Елизавета Руффо (1897–1940 гг.)
Второй брак, морганатический – в 1942 г., Надин Макдугал (1908 г.)
Князь ФЕДОР АЛЕКСАНДРОВИЧ (1898–1968 гг.)
Брак, морганатический – в 1923 г., княгиня Ирина Павловна Палей (1900–1974 гг.).
Князь НИКИТА АЛЕКСАНДРОВИЧ (1900–1974 гг.)
Брак, морганатический – в 1922 г., Мария Илларионовна Воронцова-Дашкова (1903 г.)
Князь ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1901–1980 гг.)
Первый брак, морганатический – в 1931 г., разведён в 1947 г., Марина Сергеевна Голенищева-Кутузова
Второй брак, морганатический – в 1954 г., Шейла Чизхолм (1898–1969 гг.)
Князь РОСТИСЛАВ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1902–1978 гг.)
Первый брак, морганатический – в 1928 году (развод – в 1944 году), княжна Александра Павловна Голицына.
Второй брак, морганатический – в 1945 году, Эллис Бейкер.
Третий брак, морганатический – в 1954 году, Гедвига фон Шаппуи.
Князь ВАСИЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1907–1989 гг.)
Морганатический брак – в 1931 году, княжна Наталия Александровна Голицына (1907–1989 гг.).
Княжна ИРИНА АЛЕКСАНДРОВНА (1887–1967 гг.)
Морганатический брак – в 1914 году, князь Феликс Феликсович Юсупов (1887–1967 гг.).
Княжна НИНА ГЕОРГИЕВНА (1901–1974 гг.)
Морганатический брак – в 1922, князь Павел Александрович Чавчавадзе (1899–1971 гг.).
Княжна КСЕНИЯ ГЕОРГИЕВНА (1903–1960 гг.)
Первый брак, морганатический – в 1921 году (развод – в 1930 году), Вильям Лидс (1902–1971 гг.).
Второй брак, морганатический – в 1946 году, Герман Джад.

От автора
Понимают ли амбициозные крикуны, что поддерживают действия, направленные на нарушение законов Российской Империи? Да, именно так я вижу сложившуюся ситуацию – сегодня защитники прав на престол сами проявляют неуважение не только к закону, но и к воле последнего российского Императора, который всей своей жизнью доказал основополагающую истину – закон должен быть непреложен. В этом смысле я стою на стороне Закона и на стороне династии Романовых.
Я понимаю, что я задел вопрос чрезвычайно сложный, вызывающий горячие и даже ожесточённые дискуссии. Я предполагаю, что найдутся люди, которым моё мнение не понравится. Ну, что ж, я не настаиваю на том, что оно ­единственно и непоколебимо, я лишь считаю, что имею право это мнение высказать. Хотя бы потому, что эта статья – не плод вымыслов, а размышления и результат многолетней работы по восстановлению исторической памяти о великих русских людях, о замечательных государственных деятелях, военачальниках, которые оставили нам в наследство наше Отечество. Я многие годы издавал исторические альбомы, снимал фильмы, организовывал и проводил исторические фотовыставки и исторические мероприятия, посвящённые великим историческим датам, Великим Князьям и Княгиням Дома Романовых (позволю себе сделать маленькое замечание – в последние годы вышли в свет множество книг, фильмов, телепередач, посвящённых Императору Николаю II; это хорошо, но историки и публицисты словно бы забывают, что последний российский ­император существовал не в одиночестве, что вокруг было множество не менее достойных нашей памяти и уважения великих людей, но о них-то и не говорится ни слова; я старался заполнить этот культурный и исторический вакуум). То есть исполнял свою миссию – так, как понимал и понимаю её. Я отдал этому большую часть жизни и все силы моей души. И потому полагаю, что имею право спросить у моих оппонентов – загляните в свою душу, что вы сделали для России? Что вы сделали для возрождения памяти о членах Августейшей Фамилии? Что движет вами на самом деле? Стремление к истине или полемический задор, самолюбие или нажива? Личная выгода, карьерные устремления?
И это даёт мне право прямо, честно и без ­обиняков защищать свои убеждения и свой взгляд на русскую историю.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 997 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru