litbook

Поэзия


Дальние луга0

Берёзы

По закамским лугам проскакал я верхом,
зрячим сердцем увидел (что может быть проще?):
два десятка подружек взбежали на холм
и остались там бело-зелёною рощей...

 

* * *

Ты жива ещё, моя старушка?
      Сергей Есенин

Поэтов в России любят только после смерти.
      Из Интернета

Вернуть соловьиные годы,
упасть в луговую траву!..
Хотелось любви и свободы,
хотелось в Казань и Москву
из Богом забытой Орловки.
Вперёд! И Казань, и Москва
капканы свои и уловки
расставили — выжил едва.
Вернулся, аж мать не узнала,
смурным из незваных гостей.
Чьё солнце тебя обжигало?
Чей холод прошиб до костей?
Родная! Ни солнце, ни вьюга
меня не свалили бы с ног,
я сам из похмельного круга
сбежал на орловский порог.
В столицах чужие бульдоги
российскую славу пасут.
Рванёшься по скользкой дороге —
всю душу тебе растрясут.
Завистники эти цепные,
гранёным стаканом звеня,
а с ними и девки срамные
портвейном «лечили» меня.
Тебе не расскажешь об этом,
но я занесу на скрижаль
вослед за великим поэтом
слезы материнской печаль.
Я вырвался из круговерти!
Спас матери иконостас.
И кто там кого после смерти
полюбит — неважно для нас...

 

Посвящение другу

Я устал от двадцатого века...
      Владимир Соколов

В сине море впадают реки.
Божьи храмы зовут к добру.
Я останусь в двадцатом веке,
в двадцать первом я лишь умру.

Видишь, Кама и, видишь, Волга
продолжают вершить свой бег...
Был Серебряным он недолго,
век двадцатый, свинцовый век.

Я подброшу в костёр поленья.
Вот и жизнь пролетела, друг,
в промежуточном поколенье
между хлёстких смертельных вьюг.

Наши батьки в граните, в бронзе
иль с крестов посреди могил
смотрят пристально: дети, бросьте
нашу славу пускать в распыл!

Мы профукали вашу славу.
Ваши внуки взрослеют, но
на Кавказе спасать державу
им под пулями суждено.

Поздно, друг мой, чесать в затылке.
Сядь к огню, если ты продрог,
в междуречье, как на развилке
вековых, столбовых дорог.

Помолчим-ка давай с тобою,
коль ответить не можем им.
Перед ними с пустой сумою
на пороге почти стоим.

Или вправду мы виноваты,
что Россия трещит по швам?
Над простором речным закаты
злые слёзы подсушат нам...

В сине море впадают реки.
Божьи храмы зовут к добру.
Я останусь в двадцатом веке,
в двадцать первом я лишь умру.

 

* * *

Пути-дороги в вечность пролегли
сквозь горизонты, что порою мглисты...
Как далеко от Пушкина ушли
авангардисты и постмодернисты!

Возрадуемся (Господи, прости!).
Покойный Пригов — их Иван Сусанин.
Они у власти нынешней в чести,
а Бердичевский — ангел их сусальный.

Блаженным рай, а нищему — сума.
И нипочём творцам «стихотворений»,
что «ясность — удовольствие ума»,
как говорил другой российский гений...

А мы в глухих провинциях живём.
Нас понимают русские и манси,
не склёвывая штучно и живьём
ни зауми, ни лжи, ни перформанса.

Нам незачем фамилии менять
или гламур размазывать по тесту.
Мы повторяем (можно через ?),
«...что в мой жестокий век...» —
и далее по тексту.

 

* * *

Русских много, Рубцов один,
в ком откликнулась наша слава...
А до премий и до седин
доживает других орава.

Что-то странное в этом есть,
и разгадка не всем знакома:
у любого — родни не счесть,
а Рубцов пришёл из детдома.
Безотцовщина — Кузнецов.
Почему же, Россия, снова
всем счастливым — и хлеб, и кров,
а сиротство взыскует Слова?

 

Вправо, влево

За правое дело огнём и мечом
сражайся со злом обречённо и смело!
И ангел-хранитель за правым плечом
с тобою пребудет. За правое дело...

А слава коснётся победным лучом —
останься собой, не геройствуй умело,
чтоб дух-искуситель за левым плечом
остался без дела...

 

* * *

Не мечтая о будущих вёснах,
я по осени тихо бреду.
Чья-то лодка тоскует о вёслах
на заброшенном старом пруду.

Может, кто-то её и починит,
и на остров, где будет любим,
погребёт, пропадая в пучине
вод летейских,— будь, Господи, с ним!

 

* * *

Выпью горькую, вспомню истоки
и печали своей, и любви...
Меж озёр луговые протоки:
рыбы в них — хоть руками лови!

И песок, и прибрежные ивы
память сердца берут в оборот:
дикий лук, сенокосные гривы,
жеребята, бредущие вброд

через годы, речушки и реки,
утопая в рассветных лучах...
Пусть останется с ними навеки
и душа моя в дальних лугах!

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1004 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru