litbook

Проза


Солдат невидимого фронта0

1.

… И второй год службы на границе подходил к концу, а Коля Иволгин так и не поймал ни одного шпиона.

«Просто не везет и все!» — с грустью размышлял Коля, помешивая черпаком борщ в огромной гарнизонной кастрюле.

Все дело в том, что рядовой Коля был не столько пограничником, сколько поваром. А не так давно начальник заставы капитан Сидоров объявил ему очередной выговор за то, что Коля не может поймать даже мышь на кухне. Но мышь была очень хитрой и появлялась только тогда, когда на кухню заглядывал капитан Сидоров.

Дома рядового Колю ждала очень красивая невеста Леночка. Девушка часто дразнила его в своих длинных и подробных письмах. Например, Леночка присылала свои пляжные фото и писала о том, что сын миллионера Мишка Кузьминский — Колькин одноклассник — сделал ей уже шестое по счету предложение своей руки и кошелька папаши.

Коля подолгу рассматривал полуголую и ослепительно красивую Леночку и  мечтал об ордене. Иногда Коля сбегал на границу. Он брал учебный автомат с пустым магазином и крохотной дырочкой на стволе и шел ловить шпионов. Но, в сущности, Коля был согласен и на контрабандиста с огромным рюкзаком наркотиков…

Над Колей посмеивались ребята-сослуживцы, жены офицеров и даже сам капитан Сидоров. Но Коля верил в удачу. Он нашел тропу, которую — с натяжкой, конечно, — можно было бы принять за контрабандно-шпионскую. Тропа кралась по каменистому взгорью совсем близко от леса и контрольно-следовой полосы  и ее окружали густые кусты очень удобные для засады. Правда, когда начинался дождь, Колю почему-то неудержимо клонило в сон… Возвращающиеся на заставу ребята из тревожных групп трижды крали у спящего Коли его учебный автомат, а однажды прихватили и его новые сапоги.

Короче говоря, над поваром Колей потешались все кому не лень, а капитан Сидоров постоянно напоминал «добровольцу»-пограничнику о назойливой мышке на его кухне.

Чем ближе становился конец службы Коли, тем больше он мрачнел. Во-первых, Коля не был уверен в том, что Леночка согласится выйти за него замуж. А во-вторых, ему уже несколько раз шепнули на ухо, что кое-кто видел дома у капитана Сидорова мышку в клетке…     

 

2.

… А потом Колю поймал в лесу легендарный генерал ФСБ Николай Александрович Кошкин. Коля изучал подозрительные следы возле лесного кустарника, как вдруг его окликнул чей-то голос:

— Сапоги не жмут, сынок?..

Коля резко оглянулся. В пяти шагах от него стоял пожилой человек в штатском  с двустволкой за плечами. Незнакомец курил трубку и с насмешливым любопытством рассматривал растерянное лицо повара-пограничника.

Коля потянулся было за автоматом, но тот пропал… Точнее, автомат лежал на коленях неизвестного майора. Тот сидел на пеньке и тоже чему-то улыбался. Только тогда Коля вспомнил о том, что на их заставу должен был приехать сам генерал Кошкин. Но не с инспекционной проверкой, а — как говорили офицеры — «просто поохотится на зайцев».

Коля покраснел от стыда и стал по стойке смирно.

— Автомат зачем на пенек положил? — миролюбиво спросил майор.

Коля попытался объяснить, что, во-первых, он всегда держал оружие в руках, потому что враг мог появиться неожиданно. А во-вторых, руки вдруг оказались ему нужны для того, что бы убрать листву с подозрительного следа.

— Ладно, сынок, хватит, — перебил генерал Кошкин. Он улыбнулся и добавил: — Иди отдыхай… Кстати, что на ужин сегодня?

— Котлеты… — убито доложил Коля.

Майор вернул ему автомат. Когда Коля уходил, он был готов поклясться, что и генерал и майор долго смотрели ему в след…

 

3.

Наступил вечер… Генерал Кошкин лежал на узкой солдаткой койке и задумчиво рассматривал потолок. Его рука поглаживал сидящую рядом огромную овчарку.

Майор Тимохин курил у окна и любовался дождем.

— Николай Александрович, из-под «колпака» Фила Андерсена еще никому не удалось улизнуть, — глухо сказал он. — И у нас  мало времени… Не больше недели.

Овчарка тихо заскулила.

— Знаю, Занда… — нахмурился генерал Кошкин. — Миша, а что передали вчера наши ребята из Стамбула?

— Фил Андерсен ввел в операцию своих лучших людей.

— Сколько?

— Около сотни.

Овчарка осуждающе гавкнула.

Генерал подумал и сказал:

— Да, это много…

Майор Тимохин с силой загасил окурок в пепельнице. Над ней поднялось облачко дыма похожее на ядерный «гриб».

— В сущности, до «Макса» сейчас можно рукой дотянуться, — майор кивнул в сторону границы. —  Но если связи с «Максом» не будет, Николай Александрович, что тогда?..

Генерал промолчал. Овчарка Занда тихо заскулила и положила лобастую голову на ногу хозяина. Свою карьеру в ФСБ Занда начинала на границе. Она лично задержала восемнадцать шпионов и семь контрабандистов. Пограничник-повар Коля даже и не мечтал о таких подарках судьбы...

 

4.

Утром капитан Сидоров вручил Коле поводок и овчарку.

— Выгуливать собачку будешь, — коротко пояснил он. — Четыре раза в день.

— А  как же кухня?! — только и смог вымолвить удивленный донельзя Коля.

— Прапорщику Иваненко свою кухню передашь, — пояснил капитан Сидоров. — Вместе с мышом.

Так Коля стал самым счастливым в мире пограничником. Он тут же отправился выгуливать собаку, а точнее, в лес ловить шпионов. Коля так ликовал, что даже позабыл об автомате с дыркой на стволе.

«Ну и ладно!.. — решил он, когда все-таки вспомнил об оружии. — Ведь нас уже двое!..»

 

5.

 Генерал Кошкин сидел за столом и чистил двустволку.

— Ну, что там?.. — спросил он.

— Убежал герой-пограничник шпионов ловить с нашей Зандой, — улыбнулся Тимохин.

— К ужину вернется, наверное… — сказал Кошкин.

Генерал поднял ружье и посмотрел в ствол.

— С Зандой точно не заблудится, — подтвердил Тимохин.

В стволе ружья моргнул хитрый генеральский глаз.

«Короче говоря, Бог даст, не промахнемся!..» — подумал Тимохин.

 

6.

Уже через сутки Коля стал побаиваться своей собаки. Иногда красавица Эльма — так представил овчарку Коле капитан Сидоров — поднимала глаза и смотрела в лицо своего хозяина так, что Коля невольно терялся.

«Прямо как генерал смотрит!» — думал он.

Эльма никогда не спешила. Рыская в кустах, она, казалось, думает о чем-то своем. То есть овчарка почти не обращала внимания на команды своего нового проводника.

«Ну, не просто же так мне ее дали, — продолжал размышлять про себя Коля. — Эльма наверняка что-то знает, просто сказать не может… Или не имеет права сказать!»

А еще Коля знал, что собаки отлично помнят запахи. Они могли помнить их всю свою жизнь…

Иногда Эльма слишком близко подходила к границе. Она шла по только одному ей известному следу так, что Коля краем глаза видел контрольно-следовую полосу. Хуже всего было в лесу. Собака бежала быстро и по лицу разгоряченного повара-пограничника хлестали ветви густого ельника. Очень-очень густого…

Пару раз Эльма чуть было не увела Колю «за кордон». Это были те самые каменистые места, на которых почти не было видно размытую дождями контрольно-следовую полосу.

«Честное слово, она чует кого-то там!..» — радовался Коля.

Он вовремя останавливал собаку. Но даже когда он рвал за поводок, Эльма не смотрела на него. Собака смотрела на «ту сторону»… 

 

7.

В пятницу Коля получил очередное письмо от Леночки. Девушка очень подробно написала ему о том, как она провела два последних вечера. А  потом она добавила, что Игорь Скворцов — сын мера города — тоже сделал ей предложение. Леночка не врала… Это было видно из тона письма — пренебрежительного и откровенно насмешливого.

Коля порвал письмо и долго курил, рассматривая багровый, зловещий закат…

Эльма лежала рядом с садовой скамейкой, на которой сидел грустный Коля и тоже смотрела на закат.  Коля так расстроился, что забыл об ужине. Эльма сходила в столовую и принесла в зубах котелок с  кашей. Коля очень удивился, увидев в котелке ложку и кусок хлеба. Дело в том, что прапорщик Иваненко теперь принципиально не замечал Колю, а если и замечал, то клал в его котелок половину порции.

«А тут вдруг даже ложку не забыл», — подумал Коля, принимаясь за ужин.

Собака села рядом с ним.

— Эльма, на!.. — Коля протянул собаке кусочек мяса.

Эльма оглянулась и Коля чуть не подавился кашей… На него в упор смотрели глаза насмешливого философа. Потом Эльма взяла у Коли котелок и пошла на кухню за добавкой.

 

8.

… Коля слишком неожиданно — с ходу — налетел на шпиона. Тот прятался в кустах, а Эльма не подала голос. Два сильных человеческих тела тут же превратились в одно и покатились по земле.

От шпиона пахло потом и дорогим одеколоном. Коля видел его ощеренные зубы и жилистую шею. Шпион оказался сильнее и изворотливее пограничника. Через минуту отчаянной борьбы он прижал Колю к земле.

— Эльма!.. —  задыхаясь, выкрикнул Коля.

Но его собаки почему-то не было… Она появилась только тогда, когда шпион выхватил нож. Эльма тут же просунулась откуда-то сбоку и вцепилась в руку врага. Она подождала, пока шпион не выронил нож, и снова исчезла.

Коле стало легче — враг не мог действовать в полную силу раненной рукой —  схватка возобновилась с новой силой. Переплетенные тела покатились в сторону контрольно-следовой полосы, а потом и по ней самой… Они катились туда — «за кордон». Шпион понял это и Коля увидел его злобную ухмылку.

— Эльма же!.. — снова закричал Коля.

Эльма снова пришла на помощь, но и на это раз самым странным образом — Коля вдруг понял, что его тащит за границу не только шпион, но и его собака. Точнее, шпион волок  Колю, а Эльма — шпиона.

— Не туда, Эльма!! — взвыл Коля.

Потом он услышал голоса — там, на той стороне… Это спешила помощь его врагу. Коля боролся изо всех сил. Он даже оседлал шпиона, но так, что оказался на нем верхом. А тот все полз и полз на корячках назад туда — за границу… И ему снова помогала Эльма.

Потом Коля увидел чужих людей в штатском и чужой форме — уже совсем близко. Они бежали к нему и размахивали оружием… Последнее, что успел заметить Коля, был хвост Эльмы, мелькнувший в кустах на своей, но уже далекой стороне.

«Ах ты, предательница!..» — подумал Коля.

Его ударили по голове, и пограничник потерял сознание.         

 

9.

… Да, над ним смеялись!

Над Колей смеялись даже тогда, когда его голову осматривал и перевязывал врач. Вражеский смех сопровождал Колю всюду. Правда, от него тут же отогнали злобного шпиона-неудачника. Судя по всему, он был мелким и малозначащим курьером.

А потом Колю пригласили выпить «за дружбу» в баре рядом с военным городком. Коля упирался как мог, и его потащили силой.

Больше всего веселился толстяк в штатском неплохо говорящий по-русски.

— Ты только посмотри на этого идиота, Джонни! — то и дело окликал он своего товарища у стойки. — Хочешь выпить с русским пограничником?!.. Тогда поспеши. Уже завтра утром  его вернут на ту сторону.

Худой тип у стойки пил виски и почти не обращал на Колю внимания.

— Пошел он к черту! — отмахнулся от предложения своего товарища Джонни. — Зачем тебе этот юнец, Билл?

— Просто весело и все, — пожал плечами толстяк. — Если бы сейчас была «холодная война», русскому пограничнику предложили бы выбрать свободу. Помнишь, как это было раньше, Джонни?

— Ты предложи ему выбрать ее сейчас, — усмехнулся хмурый Джонни.

— А что?!.. — вдруг горячо поддержал идею уже захмелевший толстяк. — Это будет действительно весело.

Но Коля тут же отказался от предложенной ему толстяком «свободы, виллы на берегу моря и крупного счета в банке».

Хохот вокруг него стал всеобщим.

— Ах так?.. — тут же весело завелся толстяк. — Эй, девочки, ну-ка займитесь этим упрямым парнем. Он не понимает, от какого счастья он отказывается!..

Колю окружила толпа едва одетых девиц. Он не хотел пить, но его напоили насильно крепкие ребята. Девушки целовали Колю теплыми губами и прижимались к нему, позируя толстяку с фотоаппаратом.

Коля отбивался как мог… Но, тем не менее, в него влили едва ли не полторы бутылки виски, а раскрашенных девиц вокруг становилось все больше и больше. Сил почти не было и Коля плохо понимал, что происходит вокруг. Кто-то положил его ладонь на полуголую женскую грудь… Кто-то держал его руки, пока на них со смехом пыталась взобраться одна из красоток. Веселая неразбериха вокруг Коли постепенно становилась туманной, как пар в темной бане.

Последнее, что запомнил Коля, было лицо хмурого Джонни. Именно он сунул фотографию «поляроида» — ту, на которой Коля стоял с полуголой девицей на руках — в  карман его форменной рубашки...

 

10.

Коля очень любил кино «про шпионов» и знал, что провалившихся разведчиков меняют на мосту. Там, в кино, шпионы медленно шли навстречу, внимательно рассматривая лица друг друга.

 Но, во-первых, Колю не на кого было менять, а во-вторых, его поили всю ночь, и он едва стоял на ногах. Перепачканного губной помадой Колю вели по мосту под руки две вульгарные девицы и их сопровождал дружный хохот с той стороны.

На середине пограничного моста Колю ждал капитан Сидоров и два сержанта.

Поморщившись от резкого запаха духов исходящего от Коли, капитан коротко бросил:

— Сейчас же в баню его!   

 

11.

— Разрешите доложить, товарищ генерал?! — радостно отрапортовал майор Тимохин.

Генерал Кошкин ел кашу из солдатского котелка. Овчарка Занда лежала возле его ног и ласково смотрела на хозяина.

— Ну, что там, Миша? — спросил Кошкин. — Есть, да?..

— Так точно!

Сияющий от счастья майор Тимохин положил на стол перед генералом фотографию «поляроида». На ее обратной стороне было написано синими, только что проявленными симпатическими чернилами: «Жду встречи в Каире каждую среду в 14 часов в кафе «Омар». Пароль «Привет от Занды». Отзыв «На границе тучи ходят хмуро…» Макс».

Генерал Кошкин скользнул глазами по записке и улыбнулся.

— Конец Филу Андерсену и его «колпаку»… Вырвался Макс.

Майор Тимохин осел на койку.

— Четыре года без связи, Николай Александрович… Не понимаю, как Макс выдержал?!

Майор погладил Занду. Та отвела глаза, словно понимала, что сделала что-то не совсем хорошее.

— Надо вот, и выдержал, — просто сказал Кошкин.

Занда чуть слышно вздохнула.

— А тот паренек-то наш как? — спросил Кошкин.

— Его сейчас в бане от духов и помады отмывают.

— Не поддался, значит,  на уговоры?.. — снова улыбнулся генерал.

Он перевернул фотографию и долго рассматривал пьяное и растерянное лицо Коли. Правый глаз повара-пограничника украшал синяк.

— Наградить бы его нужно, — сказал генерал.

— Он не поймет за что… — осторожно возразил Тимохин. — Но самое главное, если на той стороне узнают о награде, то обо всем догадаются.

— Молодой ты еще, Миша, — отмахнулся генерал Кошкин. — Ладно, так и быть… Я тебя научу.

Занда тихо заскулила. Майор посмотрел на собаку, и  ему вдруг померещилось, что она улыбается…

 

12.

… Через месяц служба Коли Иволгина на границе закончилась, а еще через неделю гордая и красивая Леночка все-таки согласилась выйти за него замуж. На свадьбу Коли и Леночки вдруг прибыл майор Тимохин. Он прилюдно вручил Коле почетную грамоту и долго говорил о том, как хорошо служил Коля на границе. Гости слушали очень внимательно.  Больше всего радовалась Леночка… Она успела трижды поцеловать своего жениха в щеку, пока говорил Тимохин.

Коля явно повеселел и, принимая грамоту от майора, даже покраснел от удовольствия.

Когда свадьба была в полном разгаре, майор Тимохин нашел минуту, чтобы остаться с невестой наедине.

— А теперь вот что… То есть о самом главном! — деловито сказал майор Леночке.  Он взял ее руку и положил на ладонь невесты коробочку. — Это для Коли…

Леночка открыла коробочку. Внутри лежал сияющий орден «За личное мужество».

— Сам Президент указ подписал, — пояснил майор. — Только Коля не должен знать об ордене. Скажите ему через десять лет…

— Почему так долго?! — удивилась восхищенная Леночка.

— Так надо! — коротко и строго пояснил Тимохин. — Понимаете?..

— Понимаю… — тут же согласилась Леночка.

Она немного подумала и сказала за своего жениха Колю:

— Служу России!

Майор отдал Леночке документы на орден и поцеловал ее кулачок крепко сжимающий награду.

Прежде чем покинуть свадьбу, майор Тимохин еще раз полюбовался на жениха и невесту. Леночка буквально сияла от счастья и не отрывала влюбленного взгляда от лица Коли.

На улице майор увидел две машины и двух богато одетых молодых людей с лицами брошенных женихов. Они курили и хмуро смотрели на распахнутые окна дома, за которыми шумела свадьба. Бывшие Леночкины женихи ждали и надеялись на чудо…

«Теперь уже все! — решил Тимохин. — Зря ждут».

 

13.

Сидя в такси, майор все еще чему-то улыбался и рассматривал дождь за окном.

«Дождь всегда к счастью…» — размышлял он.

А потом Тимохин вдруг вспомнил о том, как он сам двадцать лет назад провалил свою первую антишпионскую операцию. Этот провал был куда более катастрофичным, чем «провал» повара-пограничника Коли. Тем не менее, невеста лейтенанта Тимохина Оля все-таки почему-то согласилась выйти за него замуж. Первая красавица университета целый месяц посещала лейтенанта-неудачника в госпитале, а потом уехала с ним на Дальний Восток. Она пять лет безропотно тянула вместе с мужем нелегкую армейскую лямку на границе. А когда генерал Кошкин все-таки вспомнил о Тимохине и вызвал его в Москву, Олечка совсем не удивилась этому…

Майор Тимохин поежился и вспомнил мужественное и доброе лицо генерала Кошкина.

«Поговорить бы нужно с женой…» — подумал майор.

 До снятия полной секретности с операции «Ловля на болвана», которую провалил Тимохин, оставалось еще семь долгих лет. В управлении ходили слухи, что главному действующему лицу в этой операции было присвоено звание Героя Советского Союза.

«Нет, Олечка мне ничего не скажет, — решил Тимохин. — Не скажет, потому что так надо!»

Он улыбнулся…

Дождь за окном усилился и превратился в ливень.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 998 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru