litbook

Non-fiction


Был ли Гитлер наркоманом и маньяком?+1

 

По немецкому каналу ZDF-info недавно прошел фильм „История болезни Гитлера", касающийся здоровья фюрера и его злоупотреблений лекарствами. Как свидетельствуют недавно обнаруженные в США, свежеотреставрированные и расшифрованные документы, содержащие среди прочего считавшуюся исчезнувшей историю болезни Гитлера и материалы допросов его врачей американскими следователями после войны, все военные годы фюрер провел под воздействием гор всевозможных препаратов, включая многие сильнодействующие, среди них и наркотические - амфитамины, барбитураты, опиаты, а также гормонные препараты, среди прочего содержавшие тестостерон. За день фюрер принимал до 8 различных препаратов в день, и не было ни одного дня, когда его сознание не было изменено этими препаратами. К амфитаминам, которые тогда считались относительно безобидными, Гитлер пристрастился еще в начале 30-х годов, и, возможно, под их воздействием у него возникло одно из двух хронических заболеваний, наличие которых доказано у него историками и медиками, а именно маниакально-депрессивным психозом. У больных этим психозом, при котором депрессивные фазы сменяются эйфорией, часто возникают "наполеоновские планы", которым, по сути, был и „план Барбаросса“. Вспоминается также и вагнеровская музыка, большим поклонником которой был Гитлер и под воздействием которой у психически лабильных людей, как утверждают, могут возникнуть мегаломания и бредовые идеи. Ходили, впрочем, и другие теории, связывавшие гитлеровские навязчивые идеи с состоянием его здоровья. Одни утверждали, например, что он имел только одно яичко, другие писали о его якобы деформированном вследствие укуса козла пенисе, о его гомосексуализме и сексуальных извращениях (копро-, уро- и некрофилии), о различных болезнях от энцефалита до сифилиса; все это, однако, не было подтверждено фактами.



Большинство ученых отвергает также утверждения историка Бернарда Хорстмана о том, что сдвиги в психике появились у Гитлера в результате незавершенного лечения гипнозом в 1918 году в госпитале в Пазевалке - там будущий фюрер, а тогда еще ефрейтор проходил лечение после отравления на фронте горчичным газом и временной слепоты (в "Майн кампф" сам он писал даже, что вторично ослеп, когда узнал о "безумии ноябрьской революции", а возвращение зрения воспринял как знак свыше о якобы предназначенной ему миссии. Многие психиатры расценивают этот факт вторичного ослепления как симптом психического заболевания). Интересно, что лечивший тогда Гитлера психиатр Эдмунд Форстер покончил с собой после прихода Гитлера к власти, из страха перед возможным арестом, ведь он - по словам другого психиатра из того же госпиталя в Пазевалке - еврея Карла Кронера - поставил Гитлеру диагноз "истерия" (Кронер был арестован в 1938 году и интернирован в концлагерь Заксенхаузен, из которого сумел освободиться и бежать в Исландию, где и поведал эту историю американским спецслужбистам). Не доказано также, что Гитлер страдал от психопатии, параноидной шизофрении и других приписываемых ему многими психиатрами и психоаналитиками (в том числе и такими известными, как Уолтер Лангер и Эрих Фромм) психических болезней. Многие, хотя и не все эксперты в области психиатрии расценивают навязчивую идею Гитлера о своей миссии "освободить" немцев от евреев как типичный признак психоза и параноидной шизофрении. Многие видят причину этого в тяжелом детстве Гитлера, с психически больной, депрессивной матерью, потерявшей перед рождением Адольфа трех других детей, ее сестрой Йоханной Пёльцль, страдавшей дебилизмом и шизофренией и жившей в одном доме с Гитлерами, и тираном-отцом, зверски избивавшим его (впрочем, и было за что: учился-то еле-еле, был ленивым, самовлюбленным нарциссом и трижды оставался на второй год в том же классе, дважды в Линце и один раз в Штайре, в итоге даже реальную школу в Штайре так и не смог закончить с аттестатом).



Юный Адольф

Некоторые исследователи полагают, что Гитлер подозревал у ненавидимого им отца Алоиза наличие еврейских корней с отцовской стороны. Причем совершенно без всякого основания, как убедительно показал еще в 1971 году историк и биограф Гитлера Вернер Мазер, основательно изучивший его родословную. Но мнительный фюрер боялся разоблачения, и сразу после аншлюса Австрии в 1938 году оцепил две родные деревни своих предков, Дёллерсхайм и Штронес (где евреи никогда не жили), войсками, объявив их закрытой военной зоной и удалив там памятные доски, посвященные его предкам, а в 1942 году даже переселил все 7 тысяч тамошних жителей под предлогом военных учений. Была разрушена даже могила его бабушки, однако все приходские книги, куда были занесены акты крещения его предков, сохранились.

Итак, евреев у него в роду не было, а вот инцест, очевидно, был, ибо отец Гитлера приходился его матери родным дядей (не отсюда ли и любовь самого Гитлера к своей племяннице Гели Раубаль, которая после ссоры с Гитлером застрелилась из его пистолета?). К тому же Гитлер был чрезвычайно поздним ребенком: его отцу было уже 52 года, когда он родился, что, как известно, может иметь самые неблагоприятные последствия для ребенка.

Повлияли ли на развитие Гитлера, его кровожадность и полное отсутствие всякой эмпатии все выше перечисленные факторы, можно только гадать. Однако некоторые моменты в "картине болезни" фюрера почти не вызывают сомнений.



Некоторые из 28 препаратов, прописанных Гитлеру Мореллем

Каждым поздним утром, начиная с конца 30-х годов, день Гитлера начинался с инъекции, которую его личный врач Теодор Гилберт Морелль впрыскивал ему в вену. Только что заспанный диктатор тут же становился бодрым и разговорчивым. Морелль говорил позже, что колол ему "витамультин А" (разработанный им самим якобы набор витаминов), однако специалисты, среди них - американский психиатр Леонард Хистон, выяснили, что в этом наборе был первитин - психостимулятор и наркотик из разряда метамфетаминов (после войны это средство стали производить и в СССР, но уже в 1954 г. его отнесли там к разряду наркотиков и запретили).

В 40-е годы к амфитаминам добавилось еще и множество других лекарств, а первитин фюреру стали колоть по нескольку раз в день. С 1944 года Морелль колол ему тестостерон, особенно если неподалеку находилась Ева Браун. Попутно с первитином фюреру делались и инъекции полусинтетического опиоида юкодала, по действию напоминающего морфин. А при лечении синусита (воспаления придаточной пазухи носа), а затем и зубов Гитлер пристрастился и к кокаину, который ему выписал доктор Эрвин Гизинг. Вообще у Гитлера оставалось всего несколько зубов и ему нужно было сделать вставную челюсть, но он боялся, что она выпадет у него во время очередной речи, и отказался от этого (интересно, что во рту у него были золотые коронки, сделанные из золота, вытащенного изо ртов жертв лагерей смерти, - у зубного врача фюрера Хуго Блашке было более 50 килограмм такого золота, из которого он делал коронки также Борману и другим нацистским бонзам).



Остатки зубов фюрера из архива КГБ

Второй хронической болезнью, наличие которой доказано у Гитлера, была болезнь Паркинсона, симптомы которой хорошо видны на последних документальных кадрах с фюрером Третьего рейха и которая ослабляет умственные способности пациента. Эту болезнь Морелль диагностировал слишком поздно - лишь в апреле 1945-го. Однако не только это доказывает, что врачом он был никудышным. В последний год жизни фюрера другие его врачи во главе с хирургом Карлом Брандтом и Эрвином Гизингом обнаружили, что Гитлер принимал препарат ("Dr. Kösters Antigas-Pillen" - "Таблетки д-ра Кёстера против газов в кишечнике"), содержавший сравнительно большое количество стрихнина. Стрихнин - крысиный яд, но в небольших количествах он стимулирует работу мозга. В окружении Гитлера разгорелся скандал, Брандт и другие врачи требовали отстранения шарлатана от допуска к телу "пациента А", и Морелль от огорчения пережил инсульт.



Тео Морелль

Про Морелля давно уже ходила слава модного шарлатана, который умеет лечить только здоровых людей, желательно - ипохондриков, и тщательно избегает тех, кто по-настоящему болен. Когда он начал лечить Гитлера, тому было 47 лет, и для своего возраста он был вполне здоров (не считая постоянного метеоризма, запоров и болей в животе. Кстати, именно из-за этого Гитлер стал вегетарианцем, а вовсе не из любви к животным, как врала нацистская пропаганда). Конечно, нельзя утверждать, что один лишь Морелль за 8 лет сделал из него инвалида, но львиная доля "успеха" принадлежала именно ему.

До Гитлера Морелль выписывал своим пациентам в основном безвредные и бесполезные лекарства, причем в небольших дозах. Но заговаривать зубы Гитлеру было трудно. И Морелль пошел против собственных принципов. Он сразу же прописал Гитлеру оксикодон (Eukodal) — обезболивающий препарат, полусинтетический опиоид, получаемый из тебаина и по действию напоминающий морфий. Гитлер был весьма доволен и произвел "чудо-доктора" в личные врачи, завалив его наградами. Впрочем, первитин нашел себе сам Гитлер, усердно читавший медицинские журналы и интересовавшийся новинками фармакологии. Первитин начали давать пилотам люфтваффе, и те под воздействием этого снадобья угробили не один самолет еще на взлетной полосе. В результате Германия стала одной из первых стран, занесших первитин вместе с морфием в разряд наркотических средств, отпускаемых в аптеках лишь в крайних случаях и по особому рецепту. Но Гитлер продолжал применять его, причем все чаще и чаще. К ежедневным инъекциям первитина добавились и таблетки - до десяти штук в день.

Интересно, что выдача первитина в 40-е годы была под таким строгим контролем, что даже для Гитлера было проблемой получать его в таких лошадиных дозах, в которых он его принимал. Гитлер с Мореллем договорились, что народу ничего не должно быть известно о наркотической зависимости "великого вождя". В итоге эти таблетки и ампулы стали производить на одном из собственных заводов Морелля (Hamma-Werke), в особом, засекреченном цеху, где их специально для Гитлера заворачивали в позолоченную фольгу. Кстати, такие же трудности с добычей наркотиков были и у Геринга, второго человека в государстве, которому его морфий присылали из-за границы. Окружавшие Гитлера люди впоследствии вспоминали, как в трудных ситуациях он начинал глотать свои "золотые пилюли" одну за другой. Под утро Гитлер засыпал искусственным сном от барбитурата, а ближе к полудню "просыпался" от первитина - довольно типичная картина смены сна и бодрствования для наркомана (чередование "Uppers" и "Downers"), как писал упомянутый выше психиатр Хистон. Да и остальные симптомы поведения Гитлера - его параноидальное недоверие ко всем своим подчиненным, быстрая смена настроений, резкий переход от эйфории к депрессии, вспышки ярости, ослиное упрямство, привычка постоянно грызть ногти и чесаться (причем он расчесывал себе затылок до крови, пока там не начинались воспаления) - все это весьма характерно для наркомана, злоупотребляющего первитином. Очевидно, и болезнь Паркинсона развилась у фюрера из-за этого же. Другим побочным эффектом первитина стали сердечная недостаточность и притупление сознания Гитлера, особенно проявившее себя во время Сталинградской битвы. На основании сохранившихся электрокардиограмм фюрера Хистон пришел к выводу, что в конце весны или начале лета 1943 года Гитлер перенес инфаркт. Морелль, очевидно, не заметил инфаркта (от всех остальных эти проблемы в ту пору еще держали в строжайшей тайне), но и он пришел к выводу, что с первитином пора завязывать. И было сделано несколько таких попыток. В такие моменты у Гитлера начинались сильнейшие приступы депрессии. Однако одновременно он начинал вновь мыслить ясно и логично. К одной из таких фаз Хистон относит планирование Гитлером наступления в Арденнах (кодовое наименование операции - "Стража на Рейне"), его последней относительно удачной операции периода декабря 1944 - января 1945 гг., которая, впрочем, тоже кончилась провалом.

Покушение на Гитлера 20 июля 1944 года, при котором он внешне отделался легким испугом, порванными брюками и разорванными барабанными перепонками, оставило, очевидно, и более глубокие следы в уже и до того изрядно пошатнувшемся организме. Руки только поначалу перестали трястись, но уже вскоре затряслись еще сильнее, чем раньше. В конце сентября Гитлер заболел желтухой с тошнотой и рвотой. Он целыми днями летаргически лежал под одеялом и потерял интерес даже к собственным болезням. Такого еще у обычно волевого и подтянутого вождя никогда не было. Морелль запаниковал и пригласил для консилиума других врачей.

И вот тут-то для самого Морелля и наступили тяжелые времена. Его и раньше не любило все окружение Гитлера, кроме самого фюрера, который, как писала секретарша Гитлера Траудль Юнге, "страдал зависимостью от Морелля". Геринг в насмешку называл Морелля "Herr Reichsspritzenmeister" ("герр чемпион рейха по шприцам"), Гудериан называл его "неаппетитным жирным шарлатаном", а Ева Браун жаловалась Гитлеру, что от него всегда исходит вонь. "Морелль тут не для того, чтобы его нюхать, а чтобы лечить меня", - защищал его Гитлер.

И вот группа врачей во главе с личным хирургом фюрера Карлом Брандтом обвинила Морелля в том, что тот залечил Гитлера, отравляя того стрихнином и наркотиками. Профессор Эрнст-Гюнтер Шенк, контролировавший продукты и медикаменты для вермахта и Ваффен-СС, проанализировал в своей лаборатории чудо-микстуру Морелля под названием "витамультин А". Обнаружилось, что в нее действительно входили и витамины, но помимо них - еще и кофеин с первитином (кофеин увеличивает эффект от первитина в разы).



Гитлер и Тео Морелль

Но Гитлер отказался смещать своего незадачливого врача, который не мог вылечить и себя самого и к 1945 году был еще большей развалиной, чем Гитлер. Более того, Брандт и Гизинг были уволены еще в октябре 1944-го, а 16 апреля 1945 года фюрер приказал арестовать Брандта и расстрелять его. Этот приказ был приостановлен сначала Гиммлером, а потом Шпеером. Позднее Брандт был арестован союзниками вместе с правительством Деница во Фленсбурге. Личный хирург фюрера, группенфюрер СС и генерал-лейтенант Ваффен-СС Карл Брандт был организатором пыток заключенных в концлагерях и массовых убийств душевнобольных посредством эвтаназии. В результате названной его именем "акции Брандта" из больниц было выкинуто и убито множество людей - лишь для того, чтобы освободить койки для раненных. В августе 1947-го нюрнбергский трибунал приговорил его к повешению, которое было произведено 2 июня 1948 года.



Череп Гитлера из спецхрана КГБ с отверстием от выстрела

Тео Морелль за неделю до самоубийства Гитлера - 21 апреля - был уволен своим «пациентом А» с дружеским предложением вернуться в свой праксис на Курфурстендамме (очевидно, фюрер уже плохо представлял себе обстановку в столице), а на следующий день с последним самолетом бежал из Берлина в Баварию, где, в отличие от Брандта, хоть и был арестован, но уже вскоре был выпущен и умер через 3 года после пяти инсультов, будучи хозяином многомиллионной фармакологической империи, продававшей вермахту сотни всевозможных лекарств, витаминов и гормональных средств, из которых наиболее известным было разработанное самим Мореллем средством против вшей под названием "Русла", которое было абсолютно бесполезным и к тому же на редкость вонючим (как, впрочем, и сам «чудо-доктор»). Но поскольку Морелль в свое время помог Гитлеру с его постоянной проблемой - сильным метеоризмом (что, говорят, не укрывалось от носов окружающих), то и это сошло ему с рук, и порошок не только распростанялся в войсках, но о нем был снят специальный рекламный фильм с изображением завшивевших русских мужиков. Морелль был даже награжден за этот порошок Рыцарским крестом ордена «За военные заслуги».



Гитлер же, отпустив своего врача, до самой смерти продолжал принимать его "золотые пилюли" с первитином. Впрочем, о том, что он и перед смертью все еще сохранял более или менее ясное сознание, свидетельствует тот факт, что за два дня до суицида он диктовал секретарше свое политическое завещание. Однако фактом остается и то, что Третьим рейхом, развязавшим чудовищную войну и геноцид, руководили наркоманы и токсикоманы (тут можно вспомнить не только тяжелого морфиниста Геринга). Но ведь под влиянием изрядных доз амфитаминов действовал не только Гитлер, но и, например, такие заметные исторические деятели, как Черчилль и Джон Кеннеди. Можно также вспомнить немалое количество русских царей, генсеков и президентов, которые были алкоголиками (а последняя троица генсеков, в руках которых был ядерный чемоданчик, еще и тяжело больными стариками). Все это, на мой взгляд, подтверждает мой излюбленный тезис о великой и недооцененной роли Глупости и Случайности в истории.

Источники:

1. „История болезни Гитлера".

2. Leonard L. and Renate Heston: "The Medical Casebook of Adolf Hitler"

3. Der Spiegel. "An der Nadel".

4. Der Spiegel. „Therapie mit Rattengift“.

5. Psychopathographie Adolf Hitlers.

6. Jan Armbruster: http://www.kup.at/kup/pdf/8276.pdf.

7. Werner Maser: Adolf Hitler. Legende, Mythos, Wirklichkeit.

 

 

Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #1(171) январь 2014 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=171

Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer1/OVeksler1.php

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (1)
Борис Жеребчук [автор] 02.02.2014 01:30

Написано со знанием дела! Впрочем, авторский "излюбленный тезис о великой и недооцененной роли Глупости и Случайности в истории" может и подвести, если все строить на нем. С другой стороны, соглашусь, что закономерность является не неглиже, но в одеже случайности, а глупость последней не помеха.

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 997 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru