litbook

Культура


Культура в России: диверсии и стратегия защиты+1

 

1.Печальный опыт недавнего прошлого

2014 год в России объявлен Годом культуры. Но радости нет: как свидетельствует опыт, за подобным обнадёживающим постановлением в современной России может не последовать ничего доброго. Тому есть убедительный пример. 2007 год был провозглашён Годом русского языка. Как раз в том году было сделано немало для утеснения и унижения русского слова.

Во-первых, в школе официально, в приказном порядке было отменено сочинение — незаменимая дидактическая форма и норма обучения самостоятельной письменной речи. Эта форма обучения органически связана с овладением логикой мышления, с навыками рассудительности и с организацией читательского опыта школьников. Сочинение способствует предметному знакомству учащихся с классическими произведениями, необходимыми для полноценного образования. Одной отмены обязательного итогового сочинения, предполагающего во время обучения разностороннюю систематическую подготовку к нему, достаточно, чтобы на несколько порядков снизить общий уровень владения языком в школе.

Во-вторых, в том же памятном году экзамен по русскому языку «перевели» на тесты. Тестирование — это формальный способ проверки знаний; целесообразность его применения в отношении к полноценному изучению живого слова — весьма ограничена и подходит в основном лишь к обучению орфографии и пунктуации. Перевод на тестирование естественным образом уводит от овладения духовно-выразительной стороной речи и усугубляет искажение здорового языкового восприятия и сознания приобщающихся к слову.

В-третьих, за счёт русского языка было увеличено время на изучение иностранного языка (до пяти часов в неделю, начиная с младших классов). При этом необходимо помнить, что в младших классах, особенно при современной тяжелейшей языковой обстановке в России, школьники, как правило, далеко недостаточно владеют русским языком. Кроме того, преувеличенная сосредоточенность на иностранном языке в раннем возрасте препятствует формированию здоровой полноценной личности, укоренённой в родном языке и родной культуре. Это чревато серьёзной ущербностью в нормальном развитии учащегося.

Предупреждая о негативных последствиях несвоевременного изучения иностранных языков в школе, великий русский педагог К.Д. Ушинский наказывал: «Чем ревностнее занимаются с детьми изучением иностранного языка, тем ревностнее должны заниматься с ними в то же время изучением родного; этим только можно парализовать неизбежный вред, происходящий для душевного развития дитяти от усиленных первоначальных занятий иностранным языком <…>Изучение же родного языка в народной литературе, в народных песнях, в творчестве народных писателей, в живой народной речи — должно постепенно противодействовать чуждым элементам и претворять их в русский дух…» [1]

Однако к 2007 году, во время «реформ», из программ официально были изъяты как раз произведения, проникнутые «русским духом», которые раньше с успехом изучались в отечественной школе. Это, например, русские народные сказки «Финист — Ясный Сокол», «Иван — крестьянский сын и Чудо-юдо», «Иван-царевич и серый волк», «Василиса Прекрасная». Эти сказки, соприродные народным представлениям о добре и зле, раскрывающие замечательные черты русского национального характера и национальные идеалы, как видно, были неугодны «реформаторам».

Беззастенчиво выбросили из числа изучаемых произведений оригинальные русские былины, представляющие собой богатый материал для воспитания молодёжи и её проникновения в русский исторический эпос, возникший на песенной основе. Была исключена поэтичная былина «Садко», вдохновившая Н.А. Римского-Корсакова на создание всемирно известной оперы, а А.К. Толстого — на написание одноимённой баллады, отмеченной неповторимым выражением чувства родины. Вычеркнули из списка изучаемых произведений былину «Вольга и Микула», славящую богатырский крестьянский труд, а заодно — знаменитую былину о русском могучем богатыре Илье Муромце: «Илья Муромец и Соловей-разбойник». Таким образом, жанр былин, составляющий огромный арсенал и гордость русского народного творчества, исчез из школьного курса литературы.

Были безжалостно вырезаны произведения, отражающие раннюю русскую историю: «Повесть временных лет» (фрагменты), «Житие Бориса и Глеба», «Поучение Владимира Мономаха», «Сказание о Петре и Февронии Муромских», каждое из которых содержало не только исторические сведения «из уст» самой древности, но было пронизано идеей единства русской земли, любовью к родине и высоким нравственным пафосом в оценке поступков героев.

Были выкинуты 15 басен И.А. Крылова или, например, поэмы «Руслан и Людмила», «Медный всадник» А.С. Пушкина, 14 стихотворений М.Ю. Лермонтова, чудесная, проникнутая тонким юмором и знанием русского образа мыслей, неповторимо оригинальная сказка П.П. Ершова «Конёк-горбунок» и трогательно-поучительная и также совершенно русская сказка С.Т. Аксакова «Аленький цветочек» и т.д. Сокращению подверглись также Н.В. Гоголь, А.Н. Островский, И.С. Тургенев, Ф.И. Тютчев, А.А. Фет, А.К. Толстой, Н.А. Некрасов, Н.С. Лесков, М.Е. Салтыков-Щедрин, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, А.П. Чехов, В.Г. Короленко, И.А. Бунин, А.И. Куприн, А.М. Горький, А.А.Блок, С.А. Есенин (16 стихотворений!) и т.д. и т.п.

Читатель без труда обнаружит в указанных сокращениях подковёрную русофобию, препятствующую задаче утверждения учащегося в лоне национальной культуры, не защищённой ныне от порочных влияний западной массовой «культуры» и насаждаемого растления. Тому благоприятствует (возможно, и оплачиваемая «закулисой») рекламная политика в этой сфере и англомания некоторой части наших чиновников (видимо, также «ощутимо» поощряемая соответствующими «силами»). Но при интенсивном преподавании иностранного языка в младших классах и одновременно — вредоносной избирательности в программах по литературе «дитя, — говоря словами К.Д. Ушинского, — вместе с языком впитает в себя английский и французский характер и…откажется навсегда от своей части в драгоценном наследии народа, от той части, которая одна только и усыновляла его родине и народу…» [2]. Вот так решается нашими «педагогическими командирами» разрушительная задача, поставленная в послевоенной доктрине заклятого врага России Алена Даллеса: сделать русских Иванами, не помнящими родства, космополитами.

Указанная раскладка в школьной политике «работает» не только против языка, но против русской культуры…

В-четвёртых, в том же году русская литература, всемирно признанное великое наследие великого русского слова, была выведена усилиями врагов образования в России за рамки базовых предметов, требующих итоговой аттестации.

В-пятых, московские «благодетели образования» распорядились с сентября 2007 года платить преподавателям иностранного языка вдвое больше, чем учителям русского языка. Эта акция, оскорбительная для национального достоинства преподавателей родного слова, противоречила и реальным обстоятельствам, в которых работают сегодня словесники-русисты. В современной России из-за неконтролируемого беспредела СМИ, из-за отсутствия должного количества учебных часов на изучение русского языка, из-за несовершенных и убогих «стандартов», обескровленных «школьными реформами», и очень посредственных новых учебников — для преподавателей русского языка созданы тяжелейшие условия… Нужно ли продолжать?

Думается, примеров вандализма по отношению к русскому языку в Год русского языка достаточно, чтобы придти к выводу: благое Постановление оказалось обманом. В торжественно объявленный Год русского языка — по русскому языку были нанесены мощные разрушительные удары. К тому, что сделано в отношении русского языка в 2007 году, более всего подходит слово — вредительство.

 

2.Мрачное преддверие

Исходя из сказанного, задумаемся над тем, каким разрушительным ударам может подвергнуться культура в России в 2014-м, объявленном Годом культуры, а для России первым делом — годом русской культуры?

Напомню: в самом конце 2013 года была осуществлена «упреждающая» акция, разорительный масштаб которой огромен: Российская академия наук перестала существовать. Дума послушно проголосовала. Президент подписал документ, губительные последствия которого для отечественной науки ещё не осознаны даже многими специалистами… Смысл события, на наш взгляд, слегка приоткрывается обликом некоторых инициаторов этой масштабной акции.

Вспомним: ход названному «проекту» дал человек, который, судя по открытой телеинформации, готовит превращение России в электронный концлагерь, стимулируя разработку «чипирования» масс. Он же сделал официально первый значительный шаг к заражению земли России, нашей родной земли, продуктами ГМО, подписав соответствующий документ.

Подписавший не мог не знать о пагубном влиянии опыления растениями, заражёнными ГМО, окружающих, незаражённых растений; он не мог не знать о том, что использующие продукты с ГМО постепенно, но несомненно теряют (в третьем поколении окончательно) способность иметь потомство, что ГМО провоцирует ряд серьёзных заболеваний и т.д. и т.п. И всё-таки — открыл путь в Россию этой заразе!

При этом он, конечно, уверен, что он сам и его родственники никак не будут затронуты ГМО: в странах, использующих продукты, повреждённые ГМО (они заметно дешевле), их употребляют только малоимущие («демос», массы). И всё-таки подписал… Несмотря на то, что считается специалистом-правоведом. Вот она — «демократия»!..

«Ускоренное» реформирование РАН, которому премьер дал ход, также не представляется полезным и добрым делом — по пословице: «скорость потребна блох ловить, а в серьёзных делах надобно размышление!». Впрочем, нам известен афоризм одного из типичных «деятелей» современной России г. Чубайса, приоткрывающий секрет начатых акций: «Побольше наглости!». Чего-чего, а наглости в самых намерениях срочно «извне» «переоборудовать» РАН, «запустить» ГМО в Россию и «при хорошей мине» активно готовить превращение страны в электронный концлагерь — с избытком!..

Ещё яркий пример: «история» с Книжной палатой (опять же в преддверии Года культуры!). Подумать только! Учреждение, обеспечивавшее в течение почти 90 лет важнейшую научно-библиографическую и книговедческую работу во всей России, арсенал лоцманов книжного моря, ежегодно «принимавший» для учёта и библиографической обработки около полутора миллионов разного рода печатных изданий, такое учреждение оказалось ненужным новой власти!.. Удары наносят по тем областям, которые труднее восстановить. Времени для профессиональной подготовки и «созревания» самого высококвалифицированного компьютерщика потребуется меньше, чем для формирования высококвалифицированного книговеда и опытного библиографа, ибо такой специалист обязан «перемолоть» содержание стольких книг, сколько «компьютерщику» не прочитать, наверное, за две жизни!

Укажу одну из важных системных причин происходящего, определённую некогда великим Галилеем: «…Назначать лиц, совершенно невежественных в науке или искусстве, судьями (добавим: и начальниками — В.Т.) над людьми учёными, наделяя их властью обращаться с последними по своему усмотрению, это такие новшества, которые способны довести до гибели республику и разрушить государство».[3] Пророческие слова великого учёного равно относятся к положению в современном российском образовании, науке и культуре.

Очевидные признаки разрушения могут, конечно, до времени замалчиваться и даже — опровергаться наёмной, «ручной» и продажной прессой. Тем более что есть ещё отягчающие обстоятельства, едва ли не самые печальные. Ибо в решающий момент обнаруживается… измена некоторых квалифицированных сотрудников области, которой грозит уничтожение, неожиданно появляются «подпевалы» губительному «реформированию», соглашатели или просто — предатели (по трусости или исходя из того, что им лично сейчас так выгодно).

Всё это, говоря меткими словами академика В.И. Арнольда, «торжество мракобесия — удивительная черта нового тысячелетия, а для России — самоубийственная тенденция, которая приведёт к падению сначала интеллектуального и индустриального, а впоследствии — и довольно быстро — также и оборонного, и военного уровня страны».

Вдумаемся в сказанное выдающимся учёным: сначала наступит снижение интеллектуального уровня (судя по «реформе» системы образования и по началу «преобразования» РАН, оно уже наступило); затем произойдёт падение индустриального уровня (судя по космическим «срывам» и техногенным катастрофам оно также наступает). Очередь — за военным уровнем. Невозможно сомневаться: он воспоследует, если «верхи» будут продолжать наплевательски относиться к суждениям и предостережениям профессионалов и, разглагольствуя о демократии, на деле откровенно игнорировать и то и другое. Так было не однажды. Удивительно, если найдётся в России человек, которому удастся остановить это безумие…

Но остановить безумие — значит дать России шанс. Наши зарубежные «консультанты» постараются не позволить этого. Не исключено, что возникнет их тайное влияние и на выгодное им распределение расходов на научные проекты. Только этим «рычагом» можно многое ценное затормозить и даже уничтожить, а ошибочному и неперспективному — «дать ход». Так или иначе — нам представляется, что каждый депутат Госдумы, который голосовал за проект реформирования РАН объективно, пусть и неосознанно, стал, в сущности, предателем России (не важно, понимает он это или нет). Всякий честный и здравомыслящий гражданин, причастный к научному мышлению, знающий, что такое — наука, способный мыслить трезво, непредвзято и слепо не доверять самонадеянной власти способен это понять…

Не может быть, чтобы бдительная «закулиса» в лице хорошо финансируемых, квалифицированных и успешно замаскированных спецслужб, а также при содействии тайных «штатных» российских предателей и жадных до денег самонадеянных невежд, допущенных к управлению «на государственном уровне», — не продолжили дальнейшие «мирные» провокационно-разрушительные акции в 2014 году…

 

3.О культуре, её бедах и некоторых задачах её защиты

Чтобы трезво судить о путях сбережения культурного наследия и культурного строительства в России, а также об иных разрушительных и враждебных культуре направлениях и «мероприятиях», необходимо ясно представлять обязательные признаки, без которых понятие культуры теряет своё содержание и смысл.

Культура — непременное свойство народа и принадлежащего ему человека. Даже те, кого называют некультурными, обладают элементами культуры. Ибо они считаются с установленными правилами, вынужденно или по убеждению принимают то, что сосредоточивает устойчивые социальные, национально обустроенные созидательные достижения и традиции.

Культура — это в разных областях воплощённое содержание представлений, идей, опыта, устойчивых созидательных традиций, сформировавшихся и освящённых в самобытной исторической деятельности какого-либо народа, то есть людей, являющих собой духовно-национальную общность.

Итак, во-первых, культура — национальна. У народа может быть или своя самобытная культура, или — никакой, ибо чужая культура ему не принадлежит. Народ неповторим, и его культура отражается в полноте содержания этой неповторимости. Каждый народ имеет свой идеал человека. Этот идеал «всегда выражает собою степень самосознания народа… народную совесть» [4].

Не может быть единой «российской культуры». Выражение «российская культура» — отражает непонимание национальности как непременного признака истинной культуры. Россия — цветник народов, а значит, — цветник разных дружественных культур. Культуры могут сосуществовать и обогащать друг друга, лишь оставаясь национальными, самобытными.

Для наглядности приведу такую аналогию: люди, имеющие разные группы крови, могут сотрудничать и дружить, помогать друг друга, а мужчины и женщины — вступать в брак, иметь детей и т.д. Но если одному из них перелить кровь другой группы, — он умрёт. Аналогично: «смешение» уничтожает культуры. Это необходимо помнить в нынешних обстоятельствах искусственно создаваемого в России «вавилонского столпотворения» и маниакально-агрессивной рекламы английского языка в условиях колониального угнетения родной речи…

Многообразие культур в России стало возможно благодаря получившей мировое признание великой русской культуре, сформировавшейся в лоне Православия. Её корневые свойства и традиции: соборное миросозерцание, чувство совести, стремление к правде-истине и правде-справедливости, любовь, милосердие, вера в высокое и прекрасное и в несомненную победу добра. Эти черты государствообразующего народа создавали и создают условия для сосуществования и духовного взаимообогащения всех культур России.

Даже во времена средневековья, когда люди разных вер и культур непримиримо враждовали, один из известнейших наставников русского народа св. Феодосий Печерский учил: «…Подвизайся в своей вере добрыми делами и милостью одаряй не только единоверцев, но и чужих…будет ли то иудей или сарацин, или болгарин, или еретик, или латинян, или язычник любой — всякого помилуй и от беды избавь…и не будешь лишён воздаяния от Бога» («Слово святого Феодосия, игумена Печерского о вере христианской и латинской»)…

Имя народа — часть его культуры. Единство нации, её культурное наследие неразрывны с её национальным самосознанием и национальным достоинством, с представлением о её целостном образе.

Сознание и национальное самосознание требуют ясного представления об их предмете. Чтобы предмет был осознан, он должен быть назван, то есть должен иметь имя. «Недозревшая до имени вещь “собственно” и не есть вещь, — пишет известный учёный, — она подобна недостроенному зданию, о котором нельзя сказать ничего определённого… Или же она подобна человеку, которого в просторечии называют недоделанным».[5] Явление, лишённое имени (что, несомненно, имеет и сакральное значение!), становится как бы несуществующим.

Лишение народа его имени на официальном уровне — определяется как этноцид, то есть национальный геноцид. Этноцид начинается с препятствий в открытом определении принадлежности личности к своему народу или — в сокрытии, лицемерном умолчании такой причастности. Это прямое нарушение права человека быть свободной личностью, иметь своё самобытное лицо. По определению ЮНЕСКО, «любое действие, направленное на лишение этнических черт или идентичности того или иного этноса (выделено мной — В.Т.) любые формы его насильственной ассимиляции или интеграции или принуждение к переходу к другому образу жизни или языку» недопустимы.

Из сказанного следует, что в Год культуры политически необходимым актом, свидетельствующим о сохранении и утверждении культурного наследия в нашем Отечестве, должно стать официальное (документально оформленное в паспорте!) возвращение государствообразующему русскому народу его имени. Разумеется, не ему одному, а всем другим российским народам.

Сознание русских людей ныне глубоко оскорблено, ибо русский народ, создавший Россию, объединивший её народы, лишён по паспорту (то есть «на государственном уровне») своего имени. Доколе ещё мы будем терпеть это унизительное бескультурье?!

Во-вторых, культура воплощает духовно-человеческое в человеке, то есть она созидательна и возможна лишь в лоне духовности.

Напомню, что духовность — это признак нормального (здорового) человека; это способность понимать или убеждённо ощущать, что, кроме вещественных, прагматических, есть духовные ценности, более значительные и значимые, реальные, но не определяемые в категориях вещественного мира. Основополагающим проявлением духовности является свойственный человеку «рефлекс идеала» (И.П. Павлов), то есть способность бескорыстно и целенаправленно стремиться к Истине, Добру, Красоте, к Богу [6]. Идеал — это максимально возможное приближение к совершенству, творческое воплощение прекрасного, того, что естественно-гармонично, целостно-совершенно и духовно-значимо.

Поэтому в Год культуры правильно — ориентироваться в основном на лучшее, на классику, и прежде всего — на русскую классику, умышленно отодвигаемую нашими «реформаторами», тайными и явными проводниками колониальной политики по отношению к России.

В Год культуры абсолютное преимущество должно быть отдано распространению и разъяснению произведений классической русской культуры, несущей созидательное содержание, отмеченной безусловной значимостью передаваемого в них умственного, чувственного и духовного опыта и отличающейся высочайшей художественностью. Сюда же относится и классика советского периода, усердно замалчиваемая бесстыжими холуями новой власти.

В СМИ, находящихся на территории России, в Год культуры должны постоянно звучать по всем каналам, как это было в ХХ веке, русские народные песни, песни народов России, должны так же часто, как в ХХ веке, ежедневно исполняться произведения русских композиторов — М.И. Глинки, А.А. Алябьева, А.С. Даргомыжского, А.Е. Варламова, М.П. Мусоргского, Н.А. Римского-Корсакова, А.П. Бородина, М.А. Балакирева, П.И. Чайковского, А.Т. Гречанинова, С.В. Рахманинова, А.К. Глазунова, Р.М. Глиера, С.С. Прокофьева, Г.В. Свиридова и многих других…

Какие для этого необходимы распоряжения, постановления, законы и прочие меры — решать «властным структурам». Но возникает вопрос: смогут ли они? сумеют ли? Главное — захотят ли? Возможно, что последнее немало зависит от того, сколько через своих посредников заплатят иным «властителям», «руководящим» культурой, явные и тайные наследники Даллеса, предполагавшего широко распространять в России «самые низменные человеческие чувства», «культ секса, насилия, садизма, предательства», «хамство и наглость (как опять не вспомнить г. Чубайса! — В.Т), ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, шовинизм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу…» [7].

Наша задача — твёрдо противопоставить мракобесию — Истину, Добро и Красоту, «разумное, доброе, вечное» (Н. Некрасов). Такое противопоставление естественно и необходимо, памятуя, что «все, живущие в России, выросшие в колыбели русской культуры и под сенью русского государства, и могут, и должны объединяться и ещё одним высшим началом, прочнее всего связывающим, а именно — преданностью русской культуре и русскому народу. В идеальном смысле своём это и есть именно высшая духовная связь. Она отнюдь не означает отрицания национальных и культурных особенностей отдельных групп населения. Пусть каждая из них чтит и развивает свою культуру, но чтит и развивает её на почве уважения и преданности великим сокровищам русской культуры. Это не угнетение, а приобщение к высшему единству, к единству и общению не только формально-юридическому, но и духовному» [8]. Истинно так.

В-третьих, культура обладает непременной, устойчивой и твёрдой иерархией ценностей в отношении к действительности: святое, прекрасное (добро), обыденное, пошлое, низменное (зло). Различие культур во многом связано именно с тем, какова эта иерархия.

В Год культуры необходима самоотверженная защита и восстановление святынь. Без утверждения, восстановления, защиты и возвышения национальных святынь свободная личность, свободный народ и независимое государство — невозможны.

Сегодня «тёмные силы» стараются «выдавить» из сознания наших современников самое понятие святыни — «толерантно» относясь к «вольному» и кощунственному к ней отношению, навязывая людям, особенно молодёжи, «либеральное» восприятие кощунства, пошлости и отступления от духовно-нравственных норм. Рано или поздно такая разрушительная политика приводит к возмездию. Это закон духовного мира…

Святыня — предметное воплощение высших духовных ценностей, безусловное духовное достояние, без которого человек и народ теряет своё лицо, при поругании которого народ испытывает ущерб своего достоинства и духовной самостоятельности, стесняется, оттесняется, становится нравственно уязвимым и духовно бессильным.

Святыня — это то, что исторически запечатлено как высшая духовная данность, что непререкаемо-непорочно, высочайше значимо, что в силу сказанного — дороже личных интересов и благ, а в иных случаях — дороже жизни. Для духовно здорового человека существуют прежде всего три области святынь: вера (духовно-нравственные убеждения), родной народ, Родина. Эти области более иных плодотворны и для создания произведений подлинной культуры…

В Год культуры достойно вернуться к тому, что прозвучало в самом начале нынешнего века. Тогда было предложено, чтобы литературный язык, созданный русской классикой, рассматривался юридически и на государственном уровне как памятник культуры.

И это особенно важно, ибо русский литературный язык — общее создание и достояние всех трёх наречий: великорусского, малорусского и белорусского, фундамент их содружества, свободы и благоденствия. Этим приоткроется путь к ответственному осознанию благодатного слова, как великого дара, слова, которое питает человеческую душу, воспламеняет сердце и укрепляет ум, слова созидательного и созидающего, слова, указующего и объединяющего людей светом правды-истины.

Государственной задаче поддержки культуры соответствовали бы в Год культуры решительные меры по очищению разговорной русской речи от распространённого ныне сквернословия и блатного, уголовного жаргона в СМИ, надёжная защита от позорных диверсий в духе циничных швыдковских «дискуссий». Массовое сквернословие — мощная социальная сила растления культуры.

Необходим закон, обеспечивающий права русского языка, государственного языка России — от утеснения, засорения и антикультурных повреждений, предоставляющий возможность его полноценного и бесплатного изучения на всей территории страны.

В Год культуры необходимо наконец вернуть в школы России русскую литературу как феномен европейского и мирового масштаба — в объёме не меньшем того, что был в ХХ веке. Это было бы естественным и справедливым шагом в защиту культуры и образования в нашем Отечестве.

«Произведения» псевдокультуры, антикультуры и т.п. должны обрести жёсткие границы распространения. Ибо, как справедливо замечено, распространение недостоверных представлений порождает «неадекватное восприятие и понимание действительности».

Если созданный «творческий продукт» по характеру и сути воздействия на нормальное сознание не является благотворным и созидательным, то такое «творчество» нельзя отнести к культуре. Оно принадлежит к субкультуре, либо к псевдокультуре, антикультуре, пародии на культуру и т.п. Постановление о Годе культуры касается такого рода «творческого продукта» только в связи с необходимым ограничением его массового распространения, ибо такой «продукт» является подменой произведения культуры и в конечном счёте может только вредить ей.

В Год культуры было бы правильным на всех уровнях пресекать любое кощунство по отношению к тому, что является культурно значимым, одухотворено любовью к человеку в созидательной культуре разных народов. Повторю: поругание святынь рано или поздно пагубно отзывается на судьбе кощунников и ругателей, на «носителях разрушительных идей» и их потомках. И пусть вульгарные материалисты не признают религиозного опыта и отвергают «мистический опыт» истории: кому достанет ума, тому можно указать на неоткрытые законы духовной сферы.

В Год культуры было бы достойным гуманистическим актом, защищающим человека-зрителя, его права, его здоровье и т.д., — запрещение в любых СМИ на территории России искусственного, мешающего восприятию и вредного для здоровья прерывания видеоряда рекламой. Такое ставшее правилом бескультурье есть все основания считать «узаконенным» позором!

В последнее время в России стало заметно расти понимание духовной стороны жизни. Но достигнутого далеко недостаточно. Между тем «тёмные силы» не дремлют. И здесь необходима бдительность защитников культуры…

Распространённый способ разрушения культурного сознания основан на «плюралистичном» подмешивании к явлениям истинной культуры — элементов субкультуры, ядов псевдокультуры, антикультуры и пародийного кощунства. Этим постоянно, весьма профессионально и цинично занимаются многие СМИ, и более всего — интернет и телевидение.

Информационными диверсиями антикультуры определяется крайне низкий уровень нравственности заметной части российского общества. В СМИ проникают такие постыдные явления как порнография и ещё чаще то, что «на грани» порнографии, надоедливая информация об извращенцах и извращенчестве, о том, о чём нормальному человеку, пристойного образа мыслей и доброй воспитанности и подумать-то стыдно. Открытая идеология разврата, жестокости, законов преступного мира и цинической пошлости, глумление над человеческим в человеке и героями литературы и фольклора, освящёнными светлым ореолом народной памяти, — всё это вполне соответствует по духу даллесовской доктрине растления народа, требующей от нас активного и бескомпромиссного отпора.

СМИ постоянно или очень часто «работают» «за гранью культуры». В Год культуры наследники Даллеса, возможно, постараются преуспеть в этом способе разрушения культуры... Соотечественники, будьте бдительны!

Год культуры должен поставить препятствие распространению под видом «культуры» того, что к культуре не принадлежит и в лучшем случае является её суррогатом. Необходимо организовать действующий и действенный квалифицированный культурный контроль произведений, демонстрируемых в СМИ на территории России.

Необходимо наконец разработать фундаментальный Закон о защите информационной и культурной среды России с указанием ответственности лиц и мер пресечения за его неисполнение.

В-четвёртых, культура всегда наследует плодотворные культурные традиции и отличается уважительно-бережным отношением к ним. Вне плодотворных традиций культура невозможна. Подлинная культура всегда воспринимает существенно-созидательное наследие прошлого, умеет видеть и ценить его, питается им, отталкивается от него для дальнейшего движения, наконец бережно хранит его опыт и память о нём, неприметно озаряя его пафосом свои произведения, кажущиеся подчас совершенно новыми и не имеющими образцов в прошлом. Осознавая или интуитивно ощущая всё это, истинная культура противостоит злостному нигилизму и самонадеянному отрицанию «до основанья» культурного наследия теми, кто по сути своей деятельности палачествует в мире культуры.

Отсутствие хотя бы одного из названных здесь непременных признаков культуры означает, что мы имеем дело не с культурой, а с чем-то, надевшим маску культуры...

Разумеется, задачи восстановления культурных начал и культурного строительства в России никак не исчерпываются сказанным…

 

4.Тревожные замыслы «опекунов» культуры

Недавно были опубликованы два документа, чреватые фундаментальным сокрушением образования и науки в России и ориентирующие на перевод их из режима колониального настоящего в режим унизительного колониального будущего. Диверсии против русской культуры выходят на новый уровень…

Для осмысления вопроса вспомним прошлое.

Выдающийся представитель русского национального самосознания И.В. Киреевский писал: «Судьба России заключается в её просвещении: оно есть условие и источник всех благ» [9].

В начале ХХ в. русский гений Д.И. Менделеев, определяя насущные задачи России в области образования, указывал: «…Все лица, прошедшие среднее образование, должны удовлетворять той норме подготовки, которая принимается во внимание при составлении программ высших учебных заведений» [10]. «…Если мы, русские, хотим развиваться самостоятельно,..мы должны иметь и много высших учебных заведений и много во всех них слушателей», без чего «страна не может правильно и самостоятельно двигаться вперёд и готовиться к предстоящей ей будущности» [11]. «…Благо народное неразлучно связано с… широким просвещением, знакомым с достигнутым и с широким постигаемым ещё дальнейшего в постижении истины» [11].

«…Только плоды высших достижений в состоянии возвысить народ (выделено мной — В.Т.) …вывести его на свет и научить сознанию человеческой обязанности…» [13] — справедливо утверждал выдающийся учёный-энциклопедист А.Л. Чижевский.

Можно было бы продолжить цитирование подобных по смыслу высказываний, но для культурного читателя достаточно приведённых. Способным думать ясна насущная необходимость и высокого и фундаментального образования для формирования достойного школьного учителя, предводителя в мире знаний, возбуждающего стремление к истине, закладывающего основы формирования научно выверенного, благодатного мировоззрения.

Банальное сравнение учителя и ученика с сообщающимися сосудами не утратило смысла. Чем больше у учителя (и преподавателя вуза) основательных научных знаний по специальности и по смежным дисциплинам, тем больше у него возможностей «поднять» ученика над обыденными задачами и возбудить творческое мышление, а значит, обеспечить достойное овладение им специальностью и профессиональный рост. Чтобы успешно трудиться в своей сфере, и учитель, и преподаватель вуза, профессор — должны быть высоко образованы, должны обладать широким объёмом знаний и полётом мысли. Поэтому всякое снижение объёма и уровня знаний будущих учителей, неизбежно будет снижать общий уровень образованности и культуры в стране. Какой успех сулит эта идея врагам отечественной культуры — трудно даже представить!

«Вывешенный» на сайте Министерства образования проект: «Концепция поддержки развития педагогического образования» — по содержанию и смыслу является откровенным ориентиром запланированного снижения уровня базовой подготовки педагогов и превращения педагогических вузов в учебные заведения более низкого класса (нечто вроде техникумов). При этом предполагается сократить срок обучения до 4-х лет и «ужать» теоретические (то есть базовые) курсы, увеличив время на «школьную практику». Иными словами, планируется внедрение в школу учителя, скудно образованного в своей специальности и в базовых предметах педагогических наук и «воспитываемого» изначально в среде малообразованных учащихся (всё это неизбежно при ослаблении образования «предметника» по специальности и снижении познаний в теоретических педагогических дисциплинах).

Тот, кто знаком с устроением и содержанием вузовского образования в ХХ веке знает, что учащиеся и профессора даже в те времена ощущали некоторый недостаток часов, отводимых на изучение теоретических (базовых) дисциплин. Планируемая якобы «поддержка развития педагогического образования» с предполагаемым новым сокращением «теоретических» курсов — это откровенная ориентация на снижение образовательного уровня учителя-предметника, на устроение низкого уровня образования, приспособленного к школам колониального уровня и типа.

Как не вспомнить слова из не так давно полученного мною письма сибирского коллеги, остро болеющего за своё дело (прошу прощения за цитирование личного документа): «…По новой университетской программе лекционный курс русской литературы сокращён в два раза. На последнюю треть ХIХ века — Толстого, Достоевского, Салтыкова-Щедрина, Лескова, Успенского, Чехова, Короленко — отводится теперь лишь 30 лекционных часов. Это гибель университетского филологического образования. Такая беда!» (выделено мной — В.Т.).

Согласен. Действительно — беда! Восполнить лекционный способ освещения истории художественной литературы невозможно ничем (такова особенность этой гуманитарной дисциплины): ни «дистантным» обучением, ни компьютерными программами и прочими «новациями», выдуманными чиновниками-невеждами от образования или же — прямыми его разрушителями...

Итак, документ «вывешен». И если расправились с РАН, то с педвузами «наши заклятые друзья» расправятся, как им «прикажут», будьте уверены! За этим проглядывает логично и системно выстроенный этап дальнейшего «перспективного» разрушения системы образования.

В Год культуры и науку уже не обошли вниманием. И также обнаружили, что стоит за так называемой реформой РАН (в одном из «предварительных» документов, открывающих этап разрушения знаменитой Академии). «Обнаружили» неприметно и словно между прочим, подобно тому как в пресловутом докладе Э. Днепрова «Развитие образования в России» (1992) был «скрытно» запечатлён замысел коренного разрушения советской системы образования.

В упомянутом докладе было сказано: «введение инноваций — становится предметом систематической и целенаправленной деятельности, а сами инновации выступают как ведущий фактор развития образования» (выделено мной — В.Т.). Напомню, что речь шла о школьном образовании, получившем мировое признание, об образовании, опиравшемся на устойчивую и проверенную совокупность базовых фундаментальных дисциплин, на сложившиеся методические традиции и дидактические достижения, выверенные и подтверждённые успешной многолетней практикой. Речь шла о школьном образовании, провозгласившем своею целью подготовку разносторонне развитой личности не в отдельных платных или элитных школах, а во всей стране, для всех граждан! Названный Доклад Э. Днепрова всё это скрыто-открыто предлагал активно и систематически разрушать…

Обратимся теперь к документу, незаметно, но внятно обнаруживающему действительное отношение к науке её нынешних «опекунов». Не имея целью анализировать его в целом, обратим внимание на фразу с чётко определённым содержанием и зловещим смыслом.

Во втором подпункте третьего пункта Поручений, данных Президентом в связи с реформой РАН, чёрным по белому написано: «…прекращение финансирования фундаментальных и поисковых научных исследований за счёт бюджетных ассигнований федерального бюджета на реализацию федеральных целевых программ (ФПЦ)» (чтобы кому-нибудь не показалось, что написанное «померещилось», выделяю его жирным шрифтом).

Что «фундаментальные исследования» составляют основу всякой науки — ясно каждому грамотному человеку. Фундаментальные науки, фундаментальные программы и проекты, включая поисковые, как правило, требуют огромных расходов, которые (в отличие от «прикладных» наук) непосредственно не окупаются. Но без фундаментальных наук — развитие науки в целом несомненно и скоро заглохнет. Напомню замечание академика С.Л. Соболева: «Вся научная работа на 99 процентов состоит из неудач, и, может быть, только один процент составляют удачи…» [14]. Кроме того, основные гуманитарные науки также относятся — к фундаментальным. Итак, всё это — не за счёт «бюджетных ассигнований федерального бюджета». То есть всё это власть предписывает уничтожить финансовым рычагом. Конечно, может быть, что-то исправят… Но что бы ни было — написанного пером не вырубишь топором. А по содержанию приведённая фраза походит на решительное диверсионное воззвание против нашей науки. Что-то будет?.. А пока ещё раз вспомним, что уже 20 лет системно, основательно уничтожают достижения образования в России ХХ века… Продолжение следует… На очереди — наука.

Что год грядущий ей готовит после такого начала?! Нам же всем отступать некуда: за нами наша святыня — РОССИЯ. Соотечественники! Поднимитесь наконец дружно против реформаторов-разрушителей! Пора!.. Потом — будет поздно.

 

Примечания

1. Ушинский К.Д. Русское слово // К.Д. Ушинский. Избранные педагогические сочинения в 2-х томах. Т.II. М.1954. С.557.

2. Там же.

3. Галилей Г. Избранные труды в «Х-ти томах. М. Наука. Т.1. С.55.

4. Ушинский К.Д. О народности в общественном воспитании // К.Д. Ушинский. Избранные педагогические сочинения в двух томах. Том первый. М.1953. С.99.

5. Камчатнов А.М. Лингвистическая герменевтика. М.1995. С.43.

6. Мы оставляем в стороне вопрос о «тёмной духовности».

7. Цит по кн.: Высокопреосвященный Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. Будь верен до смерти (Православие и современность) М. 1993. С.54.

8. Новгородцев П.И. Восстановление святынь. // П.И. Новгородцев. Об общественном идеале. М. 1991. С.574.

9. Киреевский И.В. Избранные статьи. — М..,1984. С.61.

10. Менделеев Д.И. .Заветные мысли (Полное издание (Впервые после 1905 г.). М.1995. С.239.

11. Там же. С.250.

12. Там же. С.248.

13. Чижевский А.Л. Академия поэзии // Александр Чижевский. Стихотворения. М. 1987. С.203.

14. Цит. по изданию: Наука сегодня. М. Молодая гвардия. 1969. С.170.

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 997 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru