litbook

Проза


Люся+1

Никогда не любила просыпаться в чужом доме. С детства не любила. Уговорят подружки ночевать у них, когда мама в отъезде. Вечером все хорошо: какие-то разговоры, детские тайны откроем друг другу.
А утром… Какой-то холод, не уют, чужие запахи утреннего дома.
Я проснулась с больной головой и растрепанной прической. Макияж вчера смыла как попало.
Город еще спал. Только чуть-чуть слышались звуки. Проехала машина. Хлопнула входная дверь. Загудел лифт.
Наверное, шестой час. Рядом со мной спал полноватый молодой мужчина. Вчера все казалось так здорово! Мы до поздней ночи пробыли в ресторане. Арсений сорил деньгами: заказывал для меня музыку,
семгу и дорогой коньяк. Я много выпила. Подошла к пианисту, и мы с ним исполнили песню Н. Брегвадзе «Ах, эта красная рябина». Нам аплодировали. От избытка чувств я укусила за плечо пианиста, за что Арсению пришлось заплатить ему «зелененькую бумажку». Потом я решила перетанцевать какого-то тридцатилетнего мальчишку. Перетанцевала! Курит много – дыхания не хватило. «Под занавес» я танцевала босиком, в одних колготках. Протерла пятки. Вот балда! Но когда я начала размахивать подолом юбки, мой внутренний голос сказал: «Люся, это уже не танец, это начинается стриптиз!» Я вовремя остановилась.
Потом мы с Арсением куда-то далеко ехали, он у черта на куличках живет. Я обещала ему, что останусь с ним жить навсегда. Скрашу его неустроенный быт сейчас и одинокую старость лет через двадцатьтридцать.
Но сейчас мне расхотелось выполнять свои обещания. Вчера я явно погорячилась.
В квартире пахло сигаретами, хоть мы и проветривали. От спящего Арсения пахло молодым здоровым мужиком, дорогим одеколоном и слегка перегаром.

Я вжалась в спинку дивана. Форточка болталась от ветра и противно скрипела.
– Шуруй домой, Люська!- сказал мой внутренний голос, – Пока не поздно.
– А как же Арсений? Он такой одинокий на своих
Северах, – возразила ему я.
– Не пропадет, с такими деньгами еще помоложе тебя отхватит. Ему бы скромную деревенскую девку, а не такую белоручку, как ты, – продолжал капать на нервы мой внутренний голос – моя совесть и судья.
Я потихоньку пролезла у самой стеночки, чтоб не задеть ни руку, ни ногу безмятежно спавшего мужчины.
Наскоро промыла глаза в ванной с чужими запахами. Там же оделась, чтоб не включать в прихожей свет. Мягко открыла входную дверь и мягко притянула ее на себя. Щелк! И закрыто. Сбежала три этажа, потом вызвала лифт. Минут десять мерзла на остановке, махнула такси. Ух! Уже ближе к дому!
– На Свободный! Потом покажу дом за гастрономом, –выдохнула я.
Семь часов двадцать минут. Хоть бы мой «Гаврилыч» спал. Тихонько открыла дверь. На кухне горел свет. Пахло кофе и почему-то булочками с ванилином. Чудо! Как в детстве.
– Леша, а ты уже не спишь? – крикнула я с порога.
– Людочка, привет! Иди завтракать, – ответил муж.
– Ой, я так замерзла на остановке, сейчас ноги погрею в ванной, – тараторила я.
– Как ваш девичник у Маринки? – через дверь спросил муж.
– Ой, Лесик, такая скука! И ты ведь знаешь, что я не люблю ночевать «в людях». Я хорошо сплю только в своей постели, – нагло отвечала я. Ладно хоть в глаза смотреть не надо.
– Вода, вода, смой с меня всю грязь, перегар, дым
сигарет, чужие запахи, чужие поцелуи, – заклинала я.
– Вот стерва, – вклинилось опять мое второе я.
– Прекрати, я люблю мужа, просто у нас разный темперамент, – возразила ему я.
– Леш, кинь мой зеленый махровый халат, – опять крикнула я.
– Да висит уже в ванной, – ответил мой мудрый муж.
Мы пили кофе. Я толстым слоем мазала масло на ванильные булки, а сверху еще сыр. О, блаженство – дома! Что это? Телефон.
– Я отвечу, – сказал муж. Я больно прикусила щеку.
– Дура, ты еще и телефон Арсению дала, – опять шептал мой внутренний голос. – Тихо! Я вытянула шею – слушаю.
– Люсю, какую Люсю? Здесь только Людмила Олеговна живет, – ответил муж.
– Ошибся кто-то, – сказал он мне.
Город оживал.

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (1)
Алексей Зырянов [редактор] 09.02.2014 14:23

"...Нам аплодировали. От избытка чувств я укусила за плечо пианиста..."
"...«Под занавес» я танцевала босиком, в одних колготках..."
- Героиня называет себя "белоручкой"... это так они себя ведут? Хм, буду знать.

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru