litbook

Поэзия


Белая гора+3

МОЛЕНИЕ О ДОЖДЕ

кормить с руки что облакам подобно

слагая знаки молний что подобны

словам кормящих кормчего с руки

читать земле огромленное небо

 

 

ДИКОВИНЫ

1

Вот лес, что себя созерцает. Сам-друг.

Кедровые кроны и клеверный луг.

Кружение птицы и зверя следы.

И полное небо озёрной воды.

Всё это сам-лес, как и прочее, что

Укрыто листвой и не видел никто.

Но есть и в лесу золотая гора,

И тяга земная, и в небе дыра.

 

Заветное слово подскажет строка.

И ключ повернётся в замке родника.

Под гром и сверканье перуновых стрел

Откроется миру, что лес проглядел –

И вдруг обернулся лучом из норы…

По чёрному краю небесной дыры

Кремнистой дорогой вели егеря,

Как редкого зверя, Лесного Царя.

 

2

Цветенье калмыцкого мыла

В каком-то весёлом году!

Болотница гребнем ловила

Зеркального карпа в пруду.

Поймала! Про гребень забыла.

По пояс вросла в зеркала

И в заросли дикого мыла

Какого-то чёрта звала.

 

Промчались весёлые годы

В разливе зеркальных ночей.

Размыли весенние воды

Запруду у Чёрных Ключей.

И носит нечистая сила

Свой гребень вокруг родника,

И в заросли дикого мыла

Русалка зовёт лесника.

 

 

ЗАРЕВЫЕ СНЕГА

Деревня. Детство. Бабы с мужиками.

Культурный слой – как тоненький ледок.

И Суриков с потешными полками

Идёт войной на снежный городок.

И всё слышней моление о чуде

В звучании трёхсложного стиха.

Везут в санях проверенные люди

Боярыню – подальше от греха!

 

И белый снег летит над красным бором.

И всюду снег. И ночь белее дня.

И вот уже по выбранным просторам

Везут в санях на родину меня.

И всё светлей, всё ярче – как виденье –

Над синей поймой розовая рань.

Уймись, печаль! Сгори, стихотворенье!

Не рви мне сердце, душу мне не рань!

 

 

БЕЛАЯ ГОРА

Немой вопрос, читай, движенье скул.

И всё. И всхлип полуночной метели.

А было всё так просто. Ветер дул –

И все слова в безвременье летели.

Росла земля, как новый материк,

И свет играл кристаллами в экране.

И не казался детским первый крик

В переводном убийственном романе.

 

Кому теперь распутывать сюжет

В скупых чертах простецкого портрета?

Растёт зима! И равных больше нет.

И целый мир как первых эстафета.

И всё обыкновенно, как тогда,

В другой стране, в мифические годы,

Куда ушли слоны и поезда,

А вышли «ныне дикия» народы.

 

И двадцать первый век берёт своё.

И на снегу чернеют газырями

Охотники, и кружит вороньё,

Когда играют волки с егерями.

И ветер – в паутине мировой –

Во времени блокирует Ерёму.

Горит звезда над белою горой,

И ничего не светит астроному.

 

 

ЭЛЕГИЯ 

Ливень разжигает пламя клёна.

В низком небе тучи хороводят.

Я забыл всех ближних поимённо –

Не зовут и в гости не приходят.

Осенью, как водится, былое

Вечерами в чайнике дымится.

В зеркале тоска. Но что такое?

Я не юнкер, чтобы застрелиться.

Просто я душою с небом вровень.

Старый клён в окно стучит ветвями.

Вот к зиме срублю его под корень –

Станут все года его дровами.

Пусть горят не жарко – всё же чурки.

Строфами уложатся поленья.

Полыхай, огонь моей печурки,

Теплоту вдохни в стихотворенья.

Я же стану к Библии прилежен.

Полюблю… Наверное, блудницу.

Буду к ней взыскателен и нежен

И весною выпущу, как птицу.

Подниму светильник над распадом.

Закипай, вода, в огне листвяном!

Быть тебе, как прежде, снегопадом, 

Ну а мне, как должно, – покаянным.

Я поэт, которых было много,

Пасынок заморского аэда.

Если что и светит, то дорога.

И продолжить нечего на это.

Но, как тот охальник во Гоморре,

Дара не растрачу ради хлеба.

Синевы, чтоб слышать голос моря,

И зимой достаточно у неба.

Вдалеке всё что-то так и ропщет,

Или просто ливень льётся речью –

Говорит, но высказать не хочет,

Как и я – скажу, но не отвечу.

 

 

НОЧНЫЕ ОКНА

Мир связан, как чулок, из белой пряжи.

За окнами так долго льётся свет.

И длительность его сознанье свяжет,

Что это ночь и выхода здесь нет.

Идут снега из арок небосвода…

Кто выдумал всё это? Боже мой!

Достал меня, как спичку, из народа,

И сжёг простое солнце надо мной.

 

Крадётся ночь по городским дорогам,

Проходит все пределы тишины,

Как человек, мечтающий о многом,

Не знает и не чувствует вины.

За окнами светло от снегопада –

От пепла отгоревших осенин.

И хорошо, что сожалеть не надо,

Что ты живой и в мире не один.

Рейтинг:

+3
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru