litbook

Проза


Клюка немощных0

Огонь взял верх над сердцем, и оно разгорелось так ярко, что человек то и дело обращал на него внимание, да ведь у меня сердце горит! Он просыпался по утрам и сразу же на сердце смотрел, и радовался, и ликовал, но однажды он спохватился и ужаснулся, понял, что погасло пламя, потерялось его сердце.

Он пробовал зажечь огонь самыми разными способами и потратил на это немало времени, но все внешние методы оказывались не тем, что он искал. Все видимое и ощутимое разочаровывало в итоге тем, что не имело постоянства. Художник всегда ищет поэзию, а если найдет, то когда еще научится с ней обходиться. Поэзия – это не больная совесть человечества. Чистая песня. Море веры. Башня и точило среди лоз…

И вновь он всё забыл и потерял. Сначала он считал себя одиноким в своем поиске, думал, что случившееся с ним, лишь только с ним и случилось, тогда он не умел еще читать зарубки и знаки, оставленные теми, кто уже проходил этим путем.

«Некоторые кладут в строении кирпич поверх камня, другие утвердили столбы на земле, а иные, пройдя небольшую часть пути и разогрев жилы и члены, потом шли быстрее». Это таинственное слово Иоанна Лествичника напоминает о теплоте сердечной во время невидимого строительства.

В пути пригодится один предмет. В путь без него совсем не ходи. Подумаешь: ну какой же я немощный? я пока еще в силе! Но не сразу услышишь, что таит в себе клюка. Опора нищих духом. Преграда  падению. Символ путника. Чувство сердечное, легкое и несомненное, его нельзя удержать силой, его можно лишь испросить. Пусть покажется тебе, что упал ты в глубину сердечного колодца, не ходи неизвестным путем без клюки. В темноте не выпускай ее из руки.

Зеркало колодца, в колодце – вода. Иногда слышится плеск этой воды. Иногда процесс похож на тяжелый труд колодезника. Непостижимый плеск. Блажен постигший неразлучную с молитвой непостижимость Божию.

Преподобный Исаак Сирин называет блаженного Иоанна автором этих двух слов о молитве: клюка немощных.

Ранним утром, полутемным, тихо ладит свои рулады. Теплым днем в малине скажет кошке: цок, цок, цок. Синим вечером струится скромным голосом своим. Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного. Такая она, заряночка наша.

Даром речи. Течь путем. Владелец невидимой жемчужины. Струна проникновения. Журавлиная колокольня. Господь дарует разумение. Немыслимо разоблачает ум. Когда Христос придет, почувствуешь, как разгорится сердце.

Популярная орнитология. Птицы второго дерева. Солнце в тонкостях букв. У сои на крыле – зеркальце, в солнечном конце января, в феврале, когда ворон булькает, соя тоже может издать чудесный звук, а вообще-то весь год она каркает, кричит, и суетливая довольно птица. Захочешь напиться – придется постараться. Перепрыгнуть через ограду и залезть в окно нельзя, надо добраться до раннего детства, до состояния, когда надеялся на нечто чудесное. Что-то светится там, в глубине. Дикий голубь в иве свил гнездо.

 

Всадник едет в садик, ни шатко, ни валко.

Из дерева – лошадка, верная лошадка.

Может быть это мальчик,

Может быть и девочка всадник

Едет прямо в садик.

Чайки прилетели и давай кричать.

Вечер. Вечер. Вечер.

И всадник ловит маятник земли,

И небо новое качается весной,

И всадник мальчик едет в садик, или девочка всадник.

Ветви стали мягче.

Качаются деревья, крылья, лодки, люди, кажется,

Когда они вдали идут,

Качаются, и полная серебряная…

Но тише, тише, вот уснули дети,

Днем капель еще расскажет притчу,

И мороз еще подсушит ночью,

Всадник скачет, всадник, вестник…

 

Как по рекам вавилонским лодки новые плывут, самолеты сверкают бортовыми огнями, словно драгоценными камнями. Нам досталось наше время, но это ещё не всё из того, что нам досталось. Новые духовные солдаты в новых покоренных городах берут не казенными квартирами и даже не запасными жизнями. На старых заборах свежие яркие куски – обрывки слов новой книги. Вокруг построили много новых домов, и Лазарь свой есть у нас, Жора бомж, он в шалаше у помойки живет.

Вступая в страну безмолвия, после падения на границе, помни, что не достоин ты даже и одного слова произнести, потому и молчишь. Вдохновленный тишиной Твоей, Слове Божий.

Тихо вышел первый снег встречать. Самый новый планетарий посещать. Вымети зима мне душу всю, может быть, станет видно сердце. Чей это голос звучит в пустыне? Это поет далекая деревня. Печь постукивает и стынет, по овчарне гуляет ветер, ворон ночует в разрушенном храме…

Посох узревших свою малость. Это таинственная трость, с ней нужно уметь обращаться. Сначала прийти в меру клюки, а уж дальше – с клюкой. Мера немощи, мера самоуничижения, смирения, сердечной чистоты, мера поиска воли Божией. Это не клюка продвинутых, это клюка немощных. Та палка, которою ворочают в огне. Она может дать нежный зеленый росток.

Превращение посоха в живое дерево. Прикосновение к морю. Жезл отгонит злых невидимых зверей. Этой палкой ты сможешь отбросить с дороги змею.  

Твой запретный плод глаза мои открыл, чтобы лучше я видел Тебя. Открой мне сердце. Открой мне сердце, чтобы обрел я образ Твой сердцу своему.           

 

Мы озираемся вспять.

Ты всё равно нас вылавливаешь.

Уда постоянства и неотступности.

Вести и снасти. Наживка.

Как рыбы среди высоких водорослей,

Мы снуем в лабиринтах города.

Заглатив наживку, ждем чего-то.

А когда вылетаем из воды,

Трепещем в воздухе словно птицы

Рассаживаемся на ветвях Писаний,

Читаем тексты на листьях,

Поем: Буди. Буди!

 

Да и нынче мы в поисках сердца. Мы прошли уже часть пути. Сердце ушло из этих мест. Скрылось наверху. Молитва должна его догнать. Прячь Имя внутри и ищи свет рождения тайны.

Кто словам Твоим поверит, еще лучше будет слышать, потому что эти птицы, где хотят, там ветром дышат. Тот, кого поймает птица, он слова Твои полюбит, потому что интересно, когда на сердце не тесно. Тот, кого она поймает, он домой и попадет, если только достучится, когда в сердце дверь найдет…

Неожиданно друг принес добрую весть, он помог не деньгами, не силою своих рук, он принес нечто более дорогое. Верное слово. Безымянный монах подсказал: молитву как тяжелое ведро вытаскивай из глубины сердечной, не вхолостую, а с болезненным трудом.

Обращайся к сердцу, как беременная разговаривает с тем, кто в утробе. Опирайся на клюку не слегка, отдавай ей вес своего тела. Иначе ты потеряешь ее, забудешь в электричке или на автобусной остановке, и в непривычной обстановке не на что будет опереться. Если почувствуешь себя обладателем клюки, обретешь мир. В словах как в зеркале. Путь чудес. Таинственный финал. Сердце само сказало человеку о себе. Ты сказал это человеку через его сердце.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru