litbook

Политика


Судьба евреев Транснистрии. Приложение: Свидетель последнего еврейского местечка0

 

Цель настоящей работы прояснить малоизвестные или дискуссионные вопросы судеб жертв Холокоста в румынской зоне оккупации. К ним относятся границы провинции «Транснистрия», причины, позволившие уцелеть значительному количеству узников, соотношение выживших в Транснистрии и на остальной территории Советского Союза.

Когда после поражения немцев на Курской дуге Красная Армия начала освобождать Украину, то выяснилось, что на всей ее территории до реки Южный Буг евреи были тотально уничтожены. Всюду были свои яры (Бабий, Дробицкий…), расстрельные ямы, противотанковые рвы, заполненные убитыми евреями – мужчинами, женщинами, детьми…

Но когда Красная Армия весной 1944 года форсировала Южный Буг, то стали встречаться города и местечки, где проживали тысячи евреев. В числе таких городов были Могилев-Подольский, где в живых осталось около 13 тысяч евреев, Бершадь – свыше 11 тысяч, Жмеринка - около 3,5 тысяч, Шаргород – свыше 2 тысяч, Томашполь, Копайгород, Чечельник и другие города и местечки, где число евреев превышало тысячу. Солдаты и командиры – евреи, которые с надеждой искали своих родных и близких, но не находили их живыми раньше, спрашивали, как могло случиться, что здесь евреи выжили. Им отвечали: здесь была Транснистрия, территория под румынским управлением.

Вместе с тем существуют сведения [1,2,3,4,5] о зверствах, чинимых румынскими захватчиками в Транснистрии, о сотнях тысяч жертв. Если поговорить с местными или депортированными евреями, выжившими в Транснистрии, то можно услышать страшные рассказы о гибели родных и близких от голода и холода, эпидемий в гетто и лагерях, об издевательствах и убийствах. И это правда. С другой стороны, о Транснистрии знали, в ней спасались сотни, а может тысячи евреев, которые убежали от расстрелов с территории, где управляли немцы. Немцы тщательно выполняли установку на «окончательное решение еврейского вопроса», то есть на физическое уничтожение евреев. Автор этих строк - бывший малолетний узник еврейского гетто города Бар Винницкой области, управлявшегося в годы оккупации немецкой администрацией. Бар входил в гебитскомиссариат “Бар” генералкомиссариата «Волынь-Подолия» части рейскомиссариата “Украина” [1,6]. У меня немцы в августе-октябре 1942 г. расстреляли мать, отца, сестру 12 лет, всех родственников вместе с 5 тысячами барских евреев. Я остался жив только потому, что сумел бежать от расстрела и перебраться в Транснистрию, находившуюся в нескольких километрах от Бара. Евреи, оставшиеся в живых после Бабьего и Дробицкого яра из Киева и Харькова, знали, что в Транснистрии живут евреи, старались туда добраться, чтобы выжить[7]. Многие Праведники мира, спасавшие евреев в немецкой зоне оккупации, переправляли их в Транснистрию [2].



Поэтому рассмотрим, что же такое Транснистрия, какова судьба евреев, оказавшихся там, почему там выжило много евреев.

Транснистрия в переводе с румынского языка означает Заднестровье – Днестр по-румынски Нистру. Транснистрия была образована в соответствие с немецко-румынским договором, подписанным в Бендерах (Тигине) 30 августа 1941 г. [8,9]. По этому договору территория между реками Южным Бугом и Днестром, включающая части Винницкой, Одесской, Николаевской областей Украины и левобережную часть Молдавии, переходила под юрисдикцию и управление Румынии. К этому договору [8] , было секретное приложение, в котором между румынскими спецслужбами и отделом гестапо под руководством Эйхмана было достигнуто соглашение о судьбе евреев Транснистрии. В нем говорилось, что евреи Транснистрии будут переданы немцам для депортации в генерал-губернаторство через некоторое время (около года), когда рейх будет к этому готов. Имелось в виду, когда будут построены лагеря уничтожения.

На основании этого договора диктатор Антонеску издал декрет №1 об образовании румынской провинции Транснистрия со столицей в г. Тирасполь (в дальнейшем, после оккупации Одессы столица была перенесена туда), назначил губернатором профессора Алексяну. Граница Транснистрии проходила на юге по побережью Черного моря между устьями рек Днестр и Южный Буг, на западе - по реке Днестр от устья до впадения в Днестр левого притока речки Лядова, на востоке - по реке Южный Буг от устья до впадения в Южный Буг правого притока речки Ров, на севере – по речкам Лядова и Ров до их истоков в Барском районе Винницкой области. В районе истоков этих речек граница несколько километров проходила по сухопутью. Граница по рекам Ров и Лядова не упоминается в известной автору историографии. Она установлена мной после войны и подтверждена беседами с местными жителями и бывшими узниками. Так, например, имеется свидетельство о переходе границы в районе села Марьяновка, что стоит на реке Лядова. [10]. Граница формально охранялась с немецкой стороны. В районе города Бар примерно через час по речке Ров ходили парные пограничные патрули, однако местные селяне без особого труда переходили границу, переходили ее также узники немецких гетто, спасаясь от расстрелов. На севере и востоке в нескольких километрах от границы с Транснистрией на “ немецкой” территории находились еврейские местечки и города Мурованные Куриловцы, Снитков, Бар, Браилов, Межиров, Хмельник, Гнивань и другие, евреи которых были безжалостно расстреляны немцами. Многие из них спаслись в Транснистрии.

Рассмотрим трагические страницы истории Транснистрии. Здесь следует остановиться на трагической судьбе евреев Одессы, а также части Одесской области и Левобережной Молдавии, входивших в Транснистрию (далее Одесский регион Транснистрии), на судьбе депортированных евреев Бессарабии и Северной Буковины и на судьбе евреев части Винницкой области, входившей в Транснистрию (далее Винницкий регион Транснистрии).

Одесская область и левобережная Молдавия были оккупированы немецко-румынскими войсками с 22 июля по 29 августа 1941 года, а Одесса, оказавшая сопротивление, только 16 октября того же года. Часть Одесской области (три района и город Первомайск) была под немецким управлением, и там были уничтожены все евреи (около 10 тысяч). В Одессе на день оккупации 16 октября оставалось около 100 тысяч, в Одесском регионе Транснистрии - около 25 тысяч евреев [1]. Большая часть евреев Одесского региона Транснистрии была уничтожены немцами и румынами еще до образования Транснистрии, остальные высылались в лагеря Березовского района Одесской (теперь Николаевской) области, где они уничтожались вместе с одесскими евреями [1,2], что рассмотрено далее.

В Одессе уже 17 Октября были расстреляны 3-4 тысячи мужчин, главным образом евреев. 22 октября была взорвана румынская комендатура, погибло 66 солдат и офицеров, среди них 1 генерал. Уже утром 23 октября были расстреляны и повешены 5 тысяч, тогда же в портовом сквере расстреляны 19 тысяч евреев, тела сожжены, а 5 тысяч – согнаны в тюрьму и 24 октября погнаны к заставе Дальник, помещены в бараках и сожжены. Немецкое гестапо уничтожило еще 1 тысячу евреев, а 15 ноября при последнем расстреле в Одессе было убито еще 1 тысяча евреев. Итого, было уничтожено около 35 тысяч евреев [1]. Кроме того, 25 тысяч евреев, пришедших по распоряжению румынских властей на регистрацию в Дальник, были отправлены пешком в село Богдановку Березовского района, куда они прибыли 15 ноября, потеряв по дороге несколько тысяч человек. В Богдановку было отправлено также много местных, а также депортированных из Бессарабии евреев, что рассмотрено далее. С 21 декабря 1941 по 15 февраля 1942 года команда убийц (главным образом из местных немцев-колонистов) начала расстрел в Богдановке находящихся там евреев. Расстреливали в большом овраге на берегу Южного Буга. По данным Чрезвычайной государственной комиссии [1] было расстреляно 44 тысячи местных, одесских и бессарабских евреев. В Одессе еще оставалось около 40 тысяч евреев. Их начали сгонять в гетто в Слободке и эшелонами отправлять в лагеря Березовского и других районов Одесской и Николаевской областей. Последний эшелон ушел из Одессы в июне 1942 года. Почти все они погибли от пуль, голода и холода в суровую зиму 41 – 42 года. Около 3 тысяч евреев Одессы и Одесского региона Транснистрии выжило в селах Одесской области, катакомбах и по подложным документам [3,4].

До войны в Бессарабии находилось около 250 тысяч евреев, в Северной Буковине - около 70 тысяч[1]. В начале войны айнзацгруппа Д под руководством известного палача Оллендорфа [2], при содействии румынской жандармерии и местного нееврейского населения уничтожила около 150 тысяч бессарабских евреев. Оставшихся бессарабских и часть буковинских евреев по приказу Антонеску депортировали в Транснистрию, якобы за то, что эти евреи в 1940 году встречали Красную Армию с цветами, а некоторые даже стреляли в спину румынским солдатам (в действительности ни одного такого факта не было). По данным [8] в Транснистрию осенью 1941 года и зимой 41-42 года было депортировано около 100 тысяч евреев из Бессарабии и уезда Дорохой Восточной Румынии и около 50 тысяч - из Северной Буковины, всего около 150 тысяч человек. В пересыльных лагерях и по дороге погибло около 25 тысяч человек. Из оставшихся [1] 27 тысяч были направлены через Рыбницу в Одесский регион Транснистрии. Из них 22 тысячи были этапированы в Богдановку, по дороге погибло 6 тысяч, остальные 16 тысяч были расстреляны вместе с Одесскими и местными евреями, что рассмотрено раньше. Оставшиеся 5 тысяч были рассеяны по местным лагерям и гетто. Из этих 27 тысяч депортированных дождались освобождения около 2 тысяч.



Около 98 тысяч депортированных евреев были направлены через Ямполь и Могилев-Подольский в Винницкий регион Транснистрии. Там массовых расстрелов не было, но в суровую зиму 41-42 года около 35-40 тысяч депортированных евреев умерли от голода, холода и болезней в лагерях и гетто главным образом Ободовского и Бершадского района. В дальнейшем депортированные евреи адаптировались к местным условиям и благодаря знанию языка сумели наладить контакты с румынскими властями, которые после поражения немцев под Москвой, а особенно после разгрома немецко-румынских войск в Сталинградской битве, уменьшили давление на еврейские общины. Стала поступать помощь от евреев Румынии, от международных организаций. В руководстве еврейскими общинами депортированные евреи занимали ведущее положение, благодаря знанию румынского языка, опыту общения с румынскими властями и предприимчивости. Они сумели организовать медицинскую службу и остановить распространение эпидемий, обеспечить социальную помощь неимущим и создать рабочие места, а тем самым уменьшить смертность. Так, например, [3] в Ольгополе, где в еврейском гетто от вшей и голода умирали местные евреи, депортированные евреи организовали больницу, взаимопомощь, производство мыла, организовали производственные артели, что помогало выжить. В Могилев-Подольском [11] депортированные евреи восстановили электростанцию, сталелитейный завод, организовали другие производства. В местечке Поповцы [6] депортированные евреи организовали торговые предприятия, которые снабжали солью, спичками, керосином и другими предметами первой необходимости еврейское и нееврейское население. В 1943 году в Румынию было отправлено свыше двух тысяч еврейских сирот, а также депортированные евреи из области Дорохой Восточной Румынии, всего около 10 тысяч. В результате всех этих мер, освобождения дождались около 48 тысяч депортированных евреев, а с учетом отправленных в Румынию, всего в Винницком регионе Транснистрии выжило около 58 тысяч депортированных евреев [11].

В многочисленных местечках и городах Винницкого региона Транснистрии, до войны проживало около 70 тысяч местных евреев, что подсчитано автором по данным переписи 1939 года.[1]. Если считать согласно [9], что около 10% местного еврейского населения эвакуировалось, и было призвано в Красную Армию, а 1-2 тысячи было уничтожено немцами до образования Транснистрии, то следует, что осталось около 60 тысяч местных евреев. Массовых расстрелов в этом регионе не было, но местные евреи подвергались дискриминации – принудительному труду, депортациям в трудовые лагеря, ограничениям в передвижении, отсутствовало централизованное снабжение, медицинское обслуживание. 11 ноября 1941 года губернатор Транснистрии Алексяну издал декрет №22, в котором говорилось о поселении евреев в трудовых колониях (слово «гетто» не применялось), где они должны трудиться, получать зарплату и продукты питания. В соответствие с этим декретом были организованы трудовые лагеря и подобия гетто, в основном слабо охраняемые или неохраняемые. Никакой зарплаты и продуктов питания там не выдавали. Настоящее огороженное охраняемое гетто было в городе Жмеринка, где, кроме румынской администрации, была также немецкая. Были также гетто в Бершади, Могилев – Подольском, Тульчине, Шаргороде. В небольших местечках, например, в Поповцах, Копайгороде местные евреи жили в своих домах, свободно передвигались.

В соответствие с декретом Алексяну в бывшем санатории около села Печера был организован лагерь Печора [1,12], считавшимся лагерем смерти. В него поместили в декабре 1941 года местных евреев: 3 тысячи из Тульчина, 750 из Шпикова, 735 из Брацлава, 550 из Ладыжина и Вапнярки, всего 5,5 тысячи человек. В суровую зиму 41-42 года половина из них умерла. Летом и осенью 1942 года туда были направлено из Могилев-Подольского округа несколько эшелонов с 3,5 тысячами главным образом местных евреев. Трагической особенностью этого лагеря была передача оттуда евреев немцам в рабочие лагеря, где они уничтожались. По данным [1] немцам было передано 2,5 тысяч евреев. Из 9 тысяч евреев, помещенных в этот лагерь, дождались освобождения 1550 человек. С осени 1942 года в лагерь стала поступать помощь из Румынии, в 1943 году туда приезжала комиссия Красного креста из Швейцарии. [12].

Кроме этого лагеря были трудовые лагеря в Затишье, Сказинцах, Трихатах, на Тульчинских торфоразработках, где погибло много евреев, главным образом местных. Много местных евреев погибло и от эпидемий, меньше от голода и холода. Ведь местные евреи жили в своих домах, у части из них были приусадебные участки, у них были установившиеся связи с украинскими селянами. Все это помогло выжить многим местным евреям. Сколько же выжило в этом регионе местных евреев? В литературе [8,9] без доказательств указано около 20 тысяч, что по нашему мнению явно занижено. Действительно, как было показано ранее, в Винницком регионе Транснистрии во время ее образования находилось около 60 тысяч местных евреев. А. Круглов в [1] очень подробно и по нашему мнению убедительно исследовал по данным ЧГК число погибших местных евреев в рассмотренном регионе, по этим данным оно равно 30 тысяч человек, следовательно, в живых осталось не 20 тысяч, а 30 тысяч. Этот вопрос требует дополнительного исследования, например, путем подсчета евреев, оставшихся живыми в разных населенных пунктах.

Как уже было отмечено, в Винницком регионе Транснистрии кроме депортированных и местных евреев спаслось много евреев из оккупированной немцами территории. Некоторых переводили туда «проводники» [2] перед акциями по расстрелу, часто за плату. Эти обычно имели ценности, дорогие вещи, что обеспечивало им сносное существование. Другие переходили к родственникам, и вместе с ними выживали. Но были и такие, которые убежали от расстрела, не имея ни средств к существованию, ни знакомых в Транснистрии. Но и эти выживали, часто благодаря помощи украинских селян.

В качестве примера [6, 19, 20] укажем на судьбу группы евреев из 12 человек, которых еврейская община города Копайгорода послала на лесоразработки в село Матийков Барского района осенью и зимой 1942-1943 года. В этой группе было 11 человек, убежавших от расстрела с «немецкой» территории, и один бессарабский еврей. В их числе два подростка 16 лет, в том числе автор настоящей статьи, две молодые женщины, четыре ремесленника, с одним был мальчик 12. лет, трое взрослых разнорабочих. Лесничий Голецкий относился к нам хорошо, сочувствовал нам. Поселил нас в пустующей хате, не заставлял долго и напряженно работать в лесу (лес заготовляли местные селяне за половину заготовленной древесины), разрешал валить лес для обогрева нашей хаты. (Напомню, это было время после Сталинградской битвы). Ремесленники работали у селян на дому и кроме себя кормили ребенка и обеих женщин, с которыми двое стали дружны. Остальные пять человек, в том числе автор, ходили по хатам местных селян и предлагали за продукты питания, главным образом картошку, всякую всячину в виде иголок, булавок и прочее, а также помощь в работе. В результате все выжили. В Матийкове и соседних Мальчевцах у селян на дому проживали и еврейки не нашей группы, которые вязали одежду. В Матийкове также жил на виду у всего села у своей довоенной украинской «подруги» Домки местный еврей Йося Берченко, который часто посещал нашу хату, он тоже выжил.

Но были и трагические эпизоды с евреями, убежавшими с «немецкой» территории. Местечко Браилов Жмеринского района находится в 7-10 километрах от Жмеринки, и относилось к немецкой зоне оккупации. Расстрелы там проводились в феврале, марте и апреле 1942 года, было убито 1280 человек [13]. В течение этого времени в Жмеринку, входившую в состав Транснистрии, перебежало из Браилова около 300 евреев. Некоторых узнали полицаи из Браилова, посещавшие Жмеринку, и доложили немецким властям. Руководство гетто во главе с доктором Гершманом под угрозой расстрела всех евреев гетто было вынуждено передать немцам 286 браиловских евреев, которые были расстреляны в августе 1942 года вместе с оставшимися в Браилове 217 евреями [13]. После войны доктор Гершман был арестован якобы за сотрудничество с немцами, осужден к расстрелу, главное обвинение – выдача немцам 286 браиловских евреев.

Из проведенного анализа ориентировочно следует, что в Одесском регионе Транснистрии (включая город Одессу) выжило около 3 тысяч местных евреев из 125 тысяч (2,4 %) и около 2 тысяч депортированных евреев из 27 тысяч (7,4 %), всего выжило 5 тысяч из 152 тысяч (3,3 %). В Винницком регионе Транснистрии выжило около 30 тысяч местных евреев из 60 тысяч (50 %) и около 58 тысяч депортированных евреев из 98 тысяч (58 %), всего выжило около 88 тысяч из 158 тысяч (56 %). Всего в Транснистрии выжило около 33 тысячи местных евреев из 185 тысяч (18 %) и около 60 тысяч депортированных евреев из 150 тысяч (40 %), всего выжило около 93 тысячи из 335 тысяч (28 %).

Отметим, что в румынской зоне оккупации в Черновицком гетто выжило более 17 тысяч евреев [2]. Следовательно, с учетом Транснистрии в румынской зоне оккупации выжило около 110 тысяч евреев.

В Белоруссии погибло почти все еврейское население, около 930 тысяч человек [2]. В партизанских отрядах и семейных лагерях (основных местах спасения) выжило около 10,5 тысяч евреев. Если даже увеличить это число в 2 раза за счет выживания в трудовых лагерях, тайниках, по арийским документам, то процент выживших евреев Белоруссии будет равен около 2,2. При этом процент выживших евреев Транснистрии больше подобного процента в Белоруссии около 12 раз, а этот же процент в Винницком регионе Транснистрии – около 25 раз.

В новейших исследованиях указано, что общее число евреев – жертв Холокоста на оккупированной территории СССР равно около 2 820 тысяч [2]. С учетом выживших общее число евреев, оставшихся на оккупированной территории СССР, можно принять равным приблизительно 3 миллиона. Чтобы определить приблизительно число выживших евреев на оккупированной территории СССР без Транснистрии и Черновицкого гетто, вычтем из этого числа 352 тысячи, равное числу евреев, проживавших в этих регионах. Примем ориентировочно процент выживших евреев на оккупированной территории СССР (без этих регионов) как в Белоруссии (около 2,2 %). При этом на территории СССР (без Транснистрии и Черновицкого гетто) выжило около 59 тысяч евреев, что приблизительно в 1,6 раза меньше, чем в одной Транснистрии, где выжило 93 тысячи евреев.

Из проведенных ориентировочных расчетов следует, что на оккупированной территории СССР в границах 1941 года осталось в живых чуть менее 170 тысяч евреев из приблизительно 3 миллионов, что составляет около 5,7 %. При этом в румынской зоне оккупации выжило около 110 тысяч евреев, то есть около 65% от всех выживших. Приведенные цифры являются ориентировочными. Вопрос о количестве выживших евреев, как в Транснистрии, так и в остальных регионах СССР, требует дополнительного исследования.

Какие же факторы повлияли на то, что в Транснистрии выжила, как было показано, наибольшая часть из выживших после Холокоста евреев на оккупированной территории СССР?

1. Главным фактором следует считать разгром Красной Армией немцев под Москвой, который похоронил миф о молниеносной немецкой победе, и наша победа в кровопролитной Сталинградской битве, которая была предвестником поражения фашистской Германии в войне.

После поражения немцев под Москвой румынское руководство начало менять свое отношение к евреям. Уже 15 января 1942 года был отдан приказ о прекращении расстрелов евреев (расстрел в Богдановке в Одесском регионе Транснистрии продолжался, что было рассмотрено, несмотря на приказ, до 15 февраля 1942 года), было ослаблено давление на еврейские общины. Летом и осенью 1942 после разгрома немецких и румынских войск под Сталинградом, румыны поняли, что война проиграна, и за злодеяния над евреями придется платить. Румыны отказались выдавать евреев Транснистрии немцам в соответствие с секретным приложением к Бендерскому договору от 30 августа [8]. А генеральный прокурор Израиля, во время суда над Эйхманом кратко сказал, что к тому времени румыны поумнели. Стала поступать помощь от румынской еврейской общины, от международных организаций. Часть депортированных евреев была возвращена.

Здесь следует отметить два дополнительных обстоятельств. Во-первых, на румынское руководство оказывала давление богатая и влиятельная румынская еврейская община во главе со святым человеком (так его называли) Фильдерманом. Во – вторых, - оказывало давление королевская семья, особенно королева – мать Елена. Отметим интересный факт. Разлучницей Елены с королем Каролем была прекрасная еврейка Елена Лупеску [4,8], с которой Кароль сбежал в Англию еще перед войной. Несмотря на это королева – мать Елена всячески содействовала евреям Румынии и Транснистрии.

2. 11 декабря 1941 г. в войну против Германии включились США [14]. 13 сентября 1942 г. государственный секретарь США Карделл Халл (Холл) в день Рош а-Шана в специальном заявлении [15] предупредил фашистов о неминуемом тяжком возмездии за совершаемые ими злодеяния против евреев. Как указано в [15], это заявление, например, изменило прежде антисемитский тон бухарестской ежедневной газеты «Порунка премий», которая стала писать о долготерпении и страдании евреев. Очевидно, что это заявление было замечено также политическим и военным руководством Румынии.

3. Следующим фактором следует считать молниеносное освобождение Транснистрии Красной Армией в марте 1944 года, благодаря великолепно спланированным и проведенным Проскуровско-Черновицкой операции 1 Украинского фронта под командованием маршала Г. К. Жукова [16] и Уманско-Ботошанской операции 2 Украинского фронта под командованием маршала И. С. Конева [17]. Войска с ходу на захваченных переправах и подручных средствах форсировали естественный оборонительный рубеж – реку Южный Буг, и за несколько дней вышли к реке Днестр, освободив Транснистрию. И это было весной, во время жесточайшей распутицы, когда украинский чернозем превратился в сплошное болото [21]. Если бы фронт остановился на Южном Буге, то немцы уничтожили бы все еврейское население Транснистрии. Вспомним для примера, город Сигет в Трансильвании, куда немцы вошли в конце марта 1944 года [18]. Немедленно было организованно гетто, 15 тысячное еврейское население было отправлено в Освенцим, где почти все погибли. Подобное было и в других городах Венгрии, Италии, куда вступали немцы в предпоследний год войны. Тоже было бы в Транснистрии, с той разницей, что евреев не посылали бы в Освенцим, а расстреливали бы на месте, как это делалось, например, в близко расположенных Виннице, Баре. Хмельнике и других местах.

4. Многие евреи Транснистрии не могли бы выжить без материальной и моральной поддержки местного украинского, главным образом сельского, населения, что было показано ранее в настоящей работе. Примеры бескорыстной помощи украинских селян приведены также в [4, 6, 8, 10, 19, 20]. Здесь следует отметить, что большинство селян, особенно молодых, советской Украины, Белоруссии и западной России в границах до сентября 1939 года, где располагались местечки бывшей черты оседлости, не были антисемитами. Ведь после Октябрьской революции не было евреев купцов, содержателей кабаков, богачей. К 1939 году евреи, как и не евреи, были рабочими, колхозниками, сапожниками, портными, кузнецами, прочими мастеровыми, а также учителями, медиками, инженерами и техниками, юристами. Еврейские дети учились вместе с украинскими, белорусскими и русскими детьми. Не было национализма. Было много межнациональных браков, не было базы для бытового антисемитизма.

В заключение считаю необходимым обратить внимание на досадную ошибку, допущенную в 8 томе Краткой еврейской энциклопедии [11] в статье “Транснистрия”, где указано, что город Бар входил в Транснистрию и, что там расстреляно 10 тысяч евреев. Как было указано автором и другими, например [1], Бар находился в немецкой зоне оккупации, хотя и близко от Транснистрии, там было расстреляно немцами около 5 тысяч евреев. Подобная ошибка повторяется и в Русской еврейской энциклопедии.

Библиография:

1. Круглов А. И. Энциклопедия Холокоста. Еврейская энциклопедия Украины. - Киев, 2000.

2. Альтман И.А. Жертвы ненависти. Холокост в СССР 1941 –1945 г. – М.: Фонд «Ковчег», 2002.

3. Сушон А. Транснистрия: евреи в огне. – Одесса: РИО АО кинокомпания «Юг», 1998 .

4. Стародинский Д.З. Одесское гетто. – Одесса: ТПП «Хайтех», 1991.

5. Дорон Д. (Спектор). Кишиневское гетто – последний погром. – Кишинев: Лига. Библиотека – Алия, 1993.

6. Додик С.Д. Мальчик из гетто. Рукопись воспоминаний. – Иерусалим: Яд-ва-Шем, архивный № 13 082. М., НПЦ «Холокост», архив.

7. Фредекинд А. Холокост на территории Транснистрии в воспоминаниях переживших. – Днепропетровск: НПЦ «Ткума», вестник «Ткума», июль 2000.

8. Рышкован Д. Холокост в Молдове. Доклад на международном симпозиуме «Уроки Холокоста и современная Россия»: М., НПЦ «Холокост», 6-8 апреля 1994.

9. Арад И. Холокост. Катастрофа европейского еврейства. – Иерусалим: Яд ва-Шем, 1990.

10. Штаркман А. Новая Ушица. - Рамат Ган, Израиль, 1999.

11. Транснистрия. Краткая еврейская энциклопедия. - Том 8, Иерусалим.

12. Государственный архив Российской федерации, ф.7021, оп. 54, д. 1258, л.4.

13. Тоже, д.1268, акты № 1, 7.

14. Вторая мировая война 1939 – 45. Великая Отечественная Война. Энциклопедия. – М.: Советская энциклопедия, 1985.

15. Фишер Ю. Транснистрия: забытое кладбище. - Одесса, «Друк»,2002.

16. Проскуровско-Черновицкая операция 1944. Великая Отечественная Война. Энциклопедия. – М.: Советская энциклопедия, 1985.

17. Уманско-Ботошанская операция 1944. Великая Отечественная Война. Энциклопедия. – М.: Советская энциклопедия, 1985.

18. Фрид Х. Осколки одной жизни. Дорога в Освенцим и обратно. – М.: Рудомино, 1999. 19. Тарлов Е., Додик С. Холокост: два свидетельства. Трагедия еврейской общины города Бар. - Запорожье, 2003.

20. Додик С. Судьба и жизнь мальчика из расстрелянного гетто. – М.: Калейдоскоп, 2004.

21. Додик С. Операции Красной Армии, спасшие евреев Транснистрии и Черновиц. Журнал «Еврейский мир», М. №7(261), апрель 2005.

Приложение

СВИДЕТЕЛЬ ПОСЛЕДНЕГО ЕВРЕЙСКОГО МЕСТЕЧКА

В США и Израиле существовало мнение, что советские евреи делились на 3 группы – ассимилированные евреи Украины и Белоруссии, «настоящие евреи» стран Балтии и западных областей, аннексированных Советским Союзом, которые старались сохранить элементы «идишкайта» («еврейскости», по аналогии с «русскостью» по академику Лихачеву) и традиционные евреи Кавказа и Центральной Азии. Однако оказалось, что это деление не соответствовало действительности. Не все евреи местечек Украины и Белоруссии были ассимилированы, многие молились в синагогах, соблюдали еврейские традиции, в домах сохранялись мезузы, молитвенные книги и принадлежности. Об этом, в числе прочих, писал Чарльз Хоффман, работавший в 1991 г. директором отдела «Джойнта» на Украине, в своей книге [1].

Помимо своей главной работы по оказанию помощи евреям, он узнавал как можно больше о прошлом и настоящем украинских евреев. Особенно близко он познакомился с судьбой евреев маленького еврейского местечка Шаргород Винницкой области. В результате открылась огромная разница в жизни евреев больших городов и провинциальных местечек. Он увидел, что в местечках, подобных Шаргороду, процесса ассимиляции и отхода от иудаизма, столь явного в таких крупных городах, как Москва, Ленинград, Киев и других, не наблюдалось. В этих местечках стремились сохранить традиции общины, на которые местная власть закрывала глаза. Как говорит профессор Мордехай Альтшуллер, известный ученый из Еврейского Университета в Иерусалиме, в предисловии указанной книги [1], «Шаргород – как, впрочем, и многие подобные ему местечки – сохранил некий взаимовыгодный симбиоз между местной хозяйственной администрацией, в которой, в основном, работали евреи и руководством из представителей Компартии». Так некоторые коммунисты Шаргорода не забывали, что они евреи, и помогали своим верующим соплеменникам, например, в выпечке мацы к празднику Песах. Ч. Хоффман называл местечки, подобные Шаргороду «последним рубежом евреев».

Встает вопрос, почему Ч. Хоффман выбрал местечко Шаргород в Винницкой области объектом своих исследований. Все дело в том, что только в той части Винницкой области, где находилось местечко Шаргород, сохранились после Холокоста не уничтоженные гитлеровцами еврейские общины. Эта часть Винницкой области входила в состав Транснистрии – управляемой Румынией в 1941 – 1944 г.г. оккупированной территории между реками Южный Буг и Днестр [2 - 4]. В остальных регионах Украины и Белоруссии еврейские общины были тотально уничтожены. О Транснистрии автор настоящей работы опубликовал исследование «Судьба евреев Транснистрии» в настоящем номере «Заметок по еврейской истории». Более того, я, бывший узник гетто, спасался в Транснистрии в местечках, недалеких от Шаргорода, и хорошо знает тамошние местечки [4]. Я также могу подтвердить, что до войны в многочисленных еврейских местечках Подолии, например, в городе Бар с еврейским населением свыше 4 тысяч человек, где я жил, большинство еврейских семей соблюдали еврейские обычаи: в домах были мезузы, молитвенники, тфилин, талесы, взрослые соблюдали кашрут, субботу, еврейские праздники, на Песах пекли мацу.

Когда Ч. Хоффман впервые посетил Шаргород, он предполагал что еврейская община, как и везде на Украине, уничтожена. Он бродил по уцелевшему городку с местным евреем Григорием Рейбманом и попросил его показать памятник евреям, уничтоженным фашистами. Такие памятники существовали во всех местечках, где бывал Ч. Хоффман. Григорий Рейбман ответил коротко: «Памятника нет, потому что в Шаргороде не было массового уничтожения». Как узнал Ч. Хоффман, не было массового уничтожения евреев и в других местечках вблизи Шаргорода.

Сохранению местных евреев Шаргорода способствовали благоприятные факторы. Во-первых, туда были депортированы не ограбленные в 1940 г. Советской властью и летом 1941 г. румынами евреи из Бессарабии и Северной Буковины, а богатые евреи из города Сучавы, входившего в Южную Буковину. Южная Буковина не была оккупирована советскими войсками в 1940, ее богатые евреи не высылались на восток Советского Союза. Евреи Сучавы во главе с ее руководителем доктором Тейхом были осенью 1941 г. пассажирским поездом со всем имуществом и сбережениями депортированы в Могилев-Подольский, откуда на грузовиках они переехали со всем скарбом в выбранный ими Шаргород. Тайх стал руководителем всех евреев Шаргорода – местных и депортированных. Как пишет Ч. Хоффман, «Пользуясь деньгами и ценностями, которые ему удалось вывезти из Сучавы, Тайх и его коллеги установили отношения с румынскими оккупационными войсками, что в итоге помогло им спасти жизни многих, в том числе большинства местных евреев». Во-вторых, шаргородцам помогло и географическое положение местечка, входившего в Могилев-Подольский округ Транснистрии. Город Могилев-Подольский служил звеном связи с организованной еврейской общиной самой Румынии, что позволило обеспечить материальную поддержку и учредить действенные общинные организации в гетто Шаргорода, Жмеринки, Мурафы, Джурина и других местечек Транснистрии.

Ежедневная борьба за кусок хлеба и вязанку дров при оккупации поглощали почти все усилия евреев, но все же оставалось время и для общинной жизни. Депортированные евреи, которые остались живы после тяжелой зимы 1941-1942 г., значительно обогатили общинную жизнь. Была открыта Главная синагога, закрытая при Советской власти, молодым людям удавалось общаться, даже состоялось несколько свадеб, рождались дети. Была установлена связь с еврейской общиной Румынии, откуда поступали продукты, лекарства. Был организован детский приют, снабжавшийся «Джойнтом» через Румынию. Местные евреи жили в своих домах, ремесленники брали на дом работу от неевреев, кормили семью и родственников.

В Шаргороде выжило много пожилых евреев и детей, что позволило продолжить еврейскую жизнь после войны и передать детям и внукам ряд основных атрибутов еврейства. Как пишет Ч. Хоффман: «Повсюду сотни и тысячи евреев были уничтожены… В Шаргороде же большинство местных евреев выжило… Действительно, намного больше евреев из Шаргорода погибли, воюя против Гитлера в рядах Красной Армии, чем находясь на оккупированной территории. В истории крайне редко случалось, чтобы еврейское население города почти полностью уцелело во время военной оккупации…»

Ч. Хоффман скрупулезно исследует историю Шаргорода от его возникновения в 1569 г. до наших дней. В 1648 г. местечко пережило резню евреев во время восстания Богдана Хмельницкого, пережило религиозный раскол в еврейских общинах, восстание гайдамаков в 1768 г., разделы Польши в 1772-1795 г.г., создание черты оседлости. В 1847 г. в Шаргороде проживало 3570 евреев. В течение 1881-1914 г.г. эмигрировало за границу, главным образом в Америку, около 2 млн евреев. Однако у евреев с рождаемость все было в порядке, в 1897 г. в Шаргороде зарегистрировано 3859 евреев. После погромов в гражданскую войну и эмиграции за это время и в первые годы после гражданской войны в 1926 г. в Шаргороде зарегистрировано 2697 евреев. В 1920-1930-е г.г. деятельность организованных еврейских общин была запрещена, однако верующие евреи молились по домам, соблюдали еврейские праздники, собирая необходимые миньяны в частных домах. В 1939 г. в Шаргороде зарегистрировано примерно 1600 евреев. (Много евреев из-за нелегкой жизни переехали в большие города. С.Д.) После войны и голода 1947 г. до смерти Сталина в 1953 в Шаргороде, как и по всей стране, проходили антисемитские кампании, увенчанные одиозным «делом врачей». В 1947-1948 г.г. в Шаргороде были закрыты две последние действующие синагоги. В 1957-1964 г.г. проходят кампании борьбы с сионизмом и борьбы с «хищениями социалистической собственности», носившей откровенно антисемитский характер. В 1964-1982 г.г. во время, когда Л. И. Брежнев был Генеральным секретарем ЦК КПСС, давление на еврейские общины ослабляется, жить становится легче.

В июне 1967 Израиль побеждает в Шестидневной войне, возникает антиизраильская кампания, развивается национальное движение и борьба за право евреев на эмиграцию. В 1970 г. началась массовая эмиграция евреев Шаргорода. В 1989 г. в Шаргороде зарегистрировано 400 евреев, эмиграция продолжается, в середине 1990 г. зарегистрировано примерно 160 евреев, в ноябре 1991 г. в Шаргороде зарегистрировано менее 80 евреев. В 1991 г. распадается СССР, Украина становится суверенной. Осенью 1993 г. «Джойнт» получает обращение отчаяния из Винницкой области, осуществляется акция социальной помощи. В октябре 1996 г. Ч. Хоффман отправляется в Шаргород, как типичное еврейское местечко, изучает уклад еврейской жизни, берет интервью у свыше 40 человек, на основе которых анализирует жизнь евреев этого местечка. Используя полученные данные, а также многочисленные исторические и литературные источники, Ч. Хоффман готовит книгу [1], которая уже вышла в свет после его смерти.

Литература

1. Хоффман Чарльз Е. Красный Штетл: История еврейского местечка, выжившего в Советскую коммунистическую эпоху. Кишинев, Pontos, 2004.

2. Круглов А. И. Энциклопедия Холокоста. Еврейская энциклопедия Украины. Киев, 2000.

3. Фредекинд А. Холокост на территории Транснистрии в воспоминаниях переживших. Вестник «Ткума», Днепропетровск, июль 2000.

4. Додик С. Д. Судьба и жизнь мальчика из расстрелянного гетто. М. Калейдоскоп, 2004.

 

 

Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #2(172) январь 2014 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=172

Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer2/SDodik1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru