litbook

Критика


О статье М. Носоновского «Существуют ли еврейские гаплотипы, или Что может дать ДНК-генеалогия историку?»0

 

Должен сказать с порога – статья М. Носоновского представляет винегрет недоразумений. Не часто приходится встречаться со статьями, «на полном серьезе» подаваемые для публикации автором, который настолько не знаком с предметом своего «критического рассмотрения», что даже не знает, как он называется. То, что автор называет «ДНК-генеалогия», таковой не является. Поэтому критический пыл автора направлен не туда. Это – популяционная генетика, или геномные исследования (там «генеалогии» вообще нет), или нечто, что вообще названия не имеет, но это не ДНК-генеалогия.

Автор, видимо, полагает, что если в работе упоминали ДНК и изучали ее фрагменты или геном в целом, и при этом авторы рассуждают о коэнах или о связи иранских евреев с итальянскими, то это автоматически зачисляет работу в «ДНК-генеалогию». Это не так. Направление науки определяется методологией, а не похожими словами. В популяционной генетике своя методология, в работах по изучению генома – своя. В ДНК-генеалогии – своя методология и свой расчетный аппарат, который никак не может быть отнесен к генетике, и наоборот. Генетики не занимаются ДНК-генеалогией, потому что не владеют ее расчетным аппаратом, и потому получают выводы совсем другого характера и направленности.

М. Носоновскому, видимо, стоило назвать свою статью типа «Что изучение ДНК может дать историку?», и тем самым избежать букета недоразумений с названием тематики, с методологией, с мишенью своей критики, с выводами. Но недоразумения все равно останутся, потому что в любом случае автор оказался со своими представлениями в далеком прошлом. М. Носоновский откровенно и с самого начала сообщает, что написал свою статью пять лет назад, и вот сейчас решил опубликовать. Если бы речь шла, скажем, о геометрии, то проблем бы, наверное, не было. Но и пять лет назад автор использовал совсем устаревшие статьи, опубликованные в 1997, 1998, 2000 годах, одна статья, правда, проскочила в 2009 году. Сейчас, много лет спустя после их публикаций, запальчиво заниматься их критикой, это просто ломиться в открытую дверь. Они давно раскритикованы, в том числе и в Заметках, в статьях и книгах. И раскритикованы именно с точки зрения ДНК-генеалогии. Поэтому сейчас выдавать их за «ДНК-генеалогию» - это забавно.

Здесь – важный «момент». Если бы М. Носоновский назвал так свою работу (он называет ее «заметкой», но это роли не играет), а именно «Что изучение ДНК может дать историку?», то тогда на этот вопрос надо отвечать, и отвечать конструктивно, поскольку вопрос так сформулирован. Нужно показывать, ЧТО ИМЕННО это изучение может дать, какого характера выводы можно будет делать, и приводить примеры таких изучений и выводов. Их уже предостаточно, взять для примера хотя бы серию моих работ в журнале Advances in Anthropology (2011-2013), их около десятка. Можно посмотреть мои статьи, в которых на основании данных ДНК-генеалогии проводится анализ взглядов на эволюцию человека, проводится критическое рассмотрение гипотезы о выходе современного человечества из Африки – материалы последнего исследования даны в альманахе «Семь искусств», и через пару недель выйдут на английском языке в том же журнале Advances in Anthropology, пройдя рецензентов, среди которых были, кстати, профессиональные генетик и антрополог. Генетик обратился ко мне за разрешением включить эту статью в список «Лучшие статьи года», а антрополог после рецензии обратился ко мне с просьбой опубликовать основные положения статьи в их профессиональном журнале Rock Art Research. Я бы не стал об этом здесь писать, но постоянный рефрен М. Носоновского в своей статье, что ДНК-генеалогия никому не нужна и ничего не дает, заставляют меня это сделать. Как и привести цитату из письма кандидата исторических наук Л.П. Грот, одной из первых профессиональных историков, которая заинтересовалась ДНК-генеалогией: «...это благодаря Вашим исследованиям в области ДНК-генеалогии я могу так прямо говорить о древних русах III-II тыс. до н.э. В эпоху до ДНК-генеалогии (я стала об этих сюжетах думать лет пятнадцать тому назад) я высказывалась осторожненько: индоевропейский субстрат в Восточной Европе... А Вы словно безоружному дали в руки дубину: два субклада, две ветви, R1a-Z280 и R1a-L342.2».

Но, к сожалению, М. Носоновский не хочет (на самом деле, не может) выступать конструктивно. Вместо этого он берет давно устаревшие статьи, давно раскритикованные в академической печати, в частности, автором этих строк, и начинает пинать дохлую лошадь. А ведь критика так не должна делаться. Хороший критик должен знать о предмете больше самих авторов, и в своей критике не пинать (или не только пинать), а показывать, КАК нужно было делать, и показывать не на словах, а на деле. А именно, взять данные авторов, пересмотреть их, возможно, добавить свои данные или подходы, и показать, что из этих данных в действительности следует. Именно так я анализировал в своих публикациях те самые данные по коэнам, которые не понравились (и правильно, что не понравились) М. Носоновскому, и те данные по якобы коэнам в южноафриканском племени лемба, которые тоже справедливо не понравились М. Носоновскому. Только «критика» его беззубая, типа «он сказал, она сказала». Авторы сказали, что коэны, М. Носоновский сказал «одна бабушка сказала». Кому больше поверят? Это что, конструктивная критика?

А ведь я сделал по другому, потому что в 2009 году знал о предмете больше, чем они в 2000-м (и они же в 2009). Более того, я применил подходы ДНК-генеалогии, а у авторов исследования про лемба никакой ДНК-генеалогии, и никакой генеалогии вообще не было. Не было у них никаких хронологических оценок, потому что не было расчетного аппарата, да они и не пытались. А М. Носоновский почему-то именует их «ДНК-генеалоги» - «группа ДНК-генеалогов попыталась выяснить», «итак, ДНК-генеалоги отправились в Зимбабве», и, как венец, «это замечательный пример методологии ДНК-генеалогов». Откуда М. Носоновскому это только в голову приходит? Почему бы не назвать их, скажем, нейрохирургами, и по этому поводу начать поносить нейрохирургию?

Так вот, что сделал я в этом отношении, и опубликовал в журнале J. Genetic Genealogy в далеком 2009 году. Я взял те самые гаплотипы лемба, которые были авторами приведены в статье, и гаплотипы, кстати, были подозрительно одинаковыми, то есть явно от недавнего общего предка, и показал, что общий предок этих «черных коэнов» жил 625±200 лет назад, то есть в 14-м веке плюс-минус пара веков. Никаких «древних еврейских патриархов» там нет и близко. Более того, на 6-маркерных гаплотипах, которые авторы применили, «коэны» имеют гаплотип, одинаковый с арабами. Вы видите разницу в подходе с «подходом» М. Носоновского? Он впустую брюзжит, я получаю новое знание. Есть разница? Критика должна приводить к продвижению знания, а не ограничиваться брюзжанием и охаиванием.

То же самое относится и к «критике» М. Носоновским данных по анализу генома человека, в данном случае евреев, по статье 2009 года. Правильно, надо их критиковать, методология их крайне слаба, перенос данных от сотен тысяч снип-мутаций (SNP, Single Nucleotide Polymorphism) на исторические рассмотрения примитивен до абсурда, но ведь надо не просто говорить про них плохие слова, надо предложить СВОЕ, показать, в чем именно они заблуждаются, и что на самом деле из их данных следует. А для этого надо опять знать больше, чем знают авторы, провести более продвинутое рассмотрение их данных, получить более обоснованные выводы – на основании их же данных, и желательно с добавлением своих, более продвинутых представлений. Вот пример в своей колонке на http://pereformat.ru/2014/01/sueta-popgenetikov-2/ я детально рассмотрел статью популяционных генетиков по анализу генома, в которой ни много ни мало 98 авторов, показал, в чем у них принципиальные ошибки, и в чем их выводы неверны. Конструктивно, понимаете? Не как М. Носоновский. К тому же, никакой ДНК-генеалогии в статье, «критикуемой» М. Носоновским, опять же нет. Методология совершенно другая, это геномные исследования. Вот если добавить к ним ДНК-генеалогию, исследования и выводы заиграют совсем по-другому, появится перекрестная проверка геномных исследований и данных ДНК-генеалогии. А Носоновский продолжает хаять ДНК-генеалогию, не имея обо всем этом ни малейшего представления.

Здесь есть еще один нюанс. Когда редакция Заметок предложила написать мне комментарий к статье М. Носоновского, я передал ему (через редакцию) пожелание статью забрать и не публиковать в таком виде, и объяснил, почему. Объяснил и про то, что он неверно понимает ДНК-генеалогию и поэтому его «критика» мимо мишени, и что рассматриваемые им статьи давно устарели и давно раскритикованы. Чего стоит тот факт, что в тех статьях многолетней давности авторы оперировали 6-маркерными гаплотипами, а сейчас в ходу 67- и 111-маркерные. Сейчас работают с полным геномом, о чем не могли помыслить еще несколько лет назад, и о чем М. Носоновский, видимо, не имеет понятия. Он и сам пишет, что не биолог и не компетентен.

Тогда зачем все это? При чем рассуждения про брачных партнеров, о том, как структурировано общество, когда это никак не соотносится с изучением ДНК? Мне, признаться, даже неловко (за автора) читать сентенции М. Носоновского, что «ДНК-генеалоги ... в большинстве случаев берут за аксиому, что популяцией является «народ», не удосужившись выяснить, что такое собственно «народ». Откуда это, ау... Откуда он это взял? В ДНК-генеалогии вообще нет понятия «народ». Есть гаплогруппа, субклад, гаплотипы, снипы... Гаплогруппа эквивалентна понятию «род» в том смысле, что в основе рода был общий предок, патриарх рода, если угодно, как и у соответствующей гаплогруппы. Как у народа может быть общий предок?

Дальше – больше. «ДНК-генеалогия попросту не имеет самостоятельной системы понятий, соответствующей предмету ее изучения». Удивительное обстоятельство – чем более человек безграмотен в определенной области, тем более он бывает в ней безапелляционен и категоричен. Мне только остается отослать М. Носоновского к своим книгам, академическим и популярным статьям. Не могу же я здесь все заново повторять, если человек не потрудился провести хотя бы «домашнюю работу». Но похоже, что М. Носоновский не читатель, он писатель.

Здесь же – «Казалось бы, «ДНК-генеалоги» должны начать работу с определения своего предмета исследования». Здравствуйте, приехали. Он что, с Луны свалился? Опять осталось отправить его читать литературу, как научную, так и популярную. Для начала – книгу «Происхождение человека» (2010), в которой Часть 2 называется «ДНК-генеалогия», с подзаголовком «Основные принципы, описание современного состояния науки, методы расчетов времен жизни предков родов, племен, ДНК-генеалогических линий». Первая глава – «Определения», в ней 11 страниц, по пунктам. Следующая глава – «Систематическое рассмотрение основ и принципов ДНК-генеалогии». Раздел – «Основные положения ДНК-генеалогии». Следующий раздел – «Кинетика мутаций гаплотипов, их калибровка и проверка. Принципы датировки. Основа исторических реконструкций». И так далее. Вся часть «ДНК-генеалогия» занимает страницы с 174 до 790, более шестисот страниц. Следующая часть – «Теория происхождения человека по новейшим данным», и так до стр. 1021.

Можно было бы методично пройти по статье и разобрать заблуждения М. Носоновского, но зачем? Если он сам не потрудился хотя бы минимально взглянуть на литературу, зачем я буду делать за него эту работу? Я еще понимаю, если бы он старался, хотел разобраться, понять – но нет, не было ни того, ни другого, ни третьего. Было желание вытащить на белый свет давно залежавшуюся статью, никак не отражающую современное состояние предмета, да и предмета не того, и опубликовать. Это – грубое нарушение этики научных публикаций.

Короче, ДНК-генеалогии в статье М. Носоновского нет. Там и разбирать нечего. А что есть? Есть неудовлетворенность старыми статьями про коэнов (1997, 1998), и неудовлетворенность справедливая. Работы, действительно, никуда не годятся, ни сейчас, ни тогда. В том же 2009 году вышла моя статья в журнале Human Genetics, где я разбирал по косточкам ошибочные статьи про коэнов. М. Носоновский о ней, конечно, не знает. Не знает он о серии моих статей по ДНК-генеалогии в журнале Advances in Anthropology в 2011-2013 гг., не знает об обзорной статье в журнале «Биохимия» РАН, не знает о книге «Происхождение человека», в который, как я описывал выше, более 600 страниц посвящены ДНК-генеалогии, с подробным разбором ее методологии и расчетного аппарата. Но как можно писать критическую статью, не зная основ науки, не зная современной литературы? Как можно самому придумывать якобы пример про сто хасидов из Нью-Йоркского Боро-парка, выдавая его за методологию получения выборок, и самому же это критиковать? Если даже кому придет в голову изучить выборку из ста хасидов по «методике», предложенной М. Носоновским, то все выводы будут относиться только к тем ста хасидам, и ни к кому иному. Никто не будет, как в критическом раже заявляет М. Носоновский, выдавать эти выводы как относящиеся ко «всем ашкеназам». Но у М. Носоновского хватает совести на основании своих же фантазий делать вот такое заключение – «Но для ДНК-генеалогов уже все известно, они не озабочены подобными вопросами». Мало того, что безграмотен, еще и злонамерен.

Еще пассаж М. Носоновского о «ДНК-генеалогии» - «на сегодня же эти исследования могут дать поразительно мало». Кто сказал? Да тот же М. Носоновский. На основании чего? Своих «познаний» в этой области. И тут же не стесняясь пишет – «эта заметка написана в 2009 году, но подобную критику можно приложить и к более новым работам». Замечательно. Новых работ он не знает, но вера в собственную непогрешимость суждений работает даже в проекции на будущее. На чем основаны его суждения? На критике (в основном другими) нескольких откровенно плохих работ, появившихся на заре популяционной генетики человека. К современной ДНК-генеалогии, повторяю, они отношения не имеют.

И дело вовсе не в том, что авторы публикаций порой используют малые выборки, это естественные трудности роста, пока (а тем более 10-15 лет назад) данных зачастую мало. Это нормальный ход развития науки. Но мой опыт показывает, что при расширении в дальнейшем этих выборок выводы практически не меняются. Просто повышается точность оценок, появляется детализация. Например, когда я начал изучать ДНК-генеалогию славян, в наличии были всего 26 протяженных гаплотипов этнических русских гаплогруппы R1a. Сейчас их несколько тысяч, а датировки по гаплотипам остались практически те же. Только диапазон погрешности уменьшился. С тех пор найдено, что европейские гаплотипы гаплогруппы R1a расходятся на 38 ветвей, раньше об этом не было никакого понятия. Ну и что? Нормальный ход развития науки, теперь знаем больше. Но ничего из того немногого, что мы знали раньше, не отменено. Вольно же сейчас «критиковать» М. Носоновскому, что тогда выборки были небольшими. Цена этой «критики» - нулевая.

Чего стоят рассуждения М. Носоновского про якобы «индоевропейский гаплотип». Он вообще понимает, что «индоевропейский» - это лингвистический термин? Что сейчас индоевропейские языки разошлись по всему миру, какой там может быть единый гаплотип? Зачем приписывать другим свои безграмотные фантазии?

В общем, достаточно. Статья М. Носоновского ниже всякой критики.

Чтобы разбор писаний М. Носоновского не был пустой тратой времени, отвечу на его пассажи про «еврейский гаплотип». Этот пассаж и в названии статьи, и в тексте, что «ДНК-генеалоги рассуждают в своих публикациях про «еврейский гаплотип». Никто в таком общем виде не «расссуждает», это опять безграмотная «интерпретация». У евреев есть самые разные гаплогруппы и гаплотипы, никакого единого «еврейского» нет и быть не может. Но есть характерные гаплотипы, присущие именно евреям. И понятно почему – за столетия, а то и тысячелетия жизни в относительной бытовой изоляции у евреев произошла «селекция» ДНК-генеалогических линий, следовательно, соответствующих гаплотипов. В моей ранней статье «ДНК-генеалогия евреев» (Вестник Академии ДНК-генеалогии, июнь 2008 г) приведен перечень еврейских гаплотипов по гаплогруппам, на десяти страницах, который и сегодня служит мне справочником, к которому я часто обращаюсь. Эти гаплотипы крайне редко выходят в нееврейскую среду.

Приведу пример. Это – еврейский 111-маркерный гаплотип гаплогруппы R1a:

13 25 16 10 11 14 12 12 10 13 11 30—14 9 11 11 11 24 14 20 30 12 12 15 15—11 11 19 23 14 16 19 20 35 38 14 11—11 8 17 17 8 12 10 8 11 10 12 22 22 15 10 12 12 14 8 14 23 21 12 12 11 13 10 11 12 13—32 15 9 17 12 27 27 19 12 12 12 12 10 9 12 11 10 11 11 30 12 12 25 13 9 10 20 15 20 11 23 15 12 15 25 12 23 19 10 15 17 9 11 11

А это – гаплотип Русской равнины:

13 25 16 11 11 14 12 12 10 13 11 30—15 9 10 11 11 24 14 20 32 12 15 15 16—11 12 19 23 16 16 18 19 35 38 14 11—11 8 17 17 8 12 10 8 11 10 12 22 22 15 10 12 12 13 8 14 23 21 12 12 11 13 11 11 12 13—32 15 9 15 12 26 27 19 12 12 12 12 10 9 12 11 10 11 11 30 12 13 24 13 9 10 19 15 20 11 23 15 12 15 24 12 23 19 10 15 17 9 11 11

Гаплотип евреев сразу опознается по двум «подписям», отмеченным цветом. Я видел многие десятки этих гаплотипов, и ни разу это не был гаплотип неевреев. Я могу определять носителя этого гаплотипа как еврея практически безошибочно. Доходило до курьезов – получаю из Израиля первые несколько чисел гаплотипа, вижу, что это тот самый, мне пишут – пока есть только первые 12 чисел, остальные дошлю позже, после определения. Я пишу – да я и так знаю, что у вас будет такой-то, и присылаю тот, первый, что выше. Через некоторое время мне пишут с изумлением – как вы смогли узнать, когда мне еще тогда не определили? Действительно, тот самый.

Ну так как, есть еврейские гаплотипы?

Чтобы М. Носоновскому задавать такой вопрос, и тем более в негативном ключе, надо разбираться в тематике. Он, увы, не разбирается.

Из этих двух гаплотипов можно получить другие интересные данные. Между двумя гаплотипами выше – условно говоря «славянским» и «еврейским» - 21 мутация. Уже ясно, что они, эти гаплотипы, расходились во времени от одного общего предка довольно долго, поскольку для образования 21 мутации должно пройти много времени. Давайте посмотрим, сколько. Константа скорости мутации для 111-маркерных гаплотипов равна 0.198 мутаций на весь гаплотип за 25 лет. Тогда получаем, что разница во времени между общими предками каждого из этих гаплотипов составляет 21/0.198 = 106 à 118 условных поколений (по 25 лет каждое), то есть 2950 лет (стрелка показывает табличную поправку на возвратные мутации). Поскольку из больших выборок гаплотипов уже давно посчитано, что носитель первого гаплотипа (предок современных евреев гаплогруппы R1a) жил примерно 1300 лет назад, а предок гаплотипа Русской равнины – примерно 4900 лет назад, то общий предок обоих гаплотипов жил (2950+4900+1300)/2 = 4575 лет назад. Это – время начала миграции ариев с Русской равнины. Вот там и общий предок евреев гаплогруппы R1a. Но современные евреи этой гаплогруппы не ведут непрерывную генеалогию от арийского общего предка, их линия почти прервалась (прошла «бутылочное горлышко популяции»), и возродилась только 1300 лет назад, примерно в VIII веке нашей эры. По какому-то стечению обстоятельств этот недавний общий предок оказался левитом, поэтому среди современных евреев, носителей гаплогруппы R1a, непропорционально высокая доля левитов.

Ну так что, может ли ДНК-генеалогия что-то дать историку? А ведь подобных примеров множество.

 

 

 

Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #2(172) январь 2014 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=172

Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer2/Klyosov1.php

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru