litbook

Политика


Христианский сионизм. История и литература0

 

Согласно современному энциклопедическому определению, сионизм — это всемирное политическое движение, созданное Теодором Герцлем в 1897 году. Но с таким же успехом мы могли бы заявить, что социализм создан в 1848 году Карлом Марксом. Безусловно, трудно в двух словах должным образом описать истоки любого сколь-либо значительного движения. Еврейскому национальному возрождению, которое началось в XIX столетии и достигло своей кульминации в политическом сионизме, предшествовало множество важных событий и публикаций, бесчисленные проекты, декларации и собрания. На самом деле тысячи евреев переселились в Палестину задолго до того, как Герцлю пришла в голову мысль о создании еврейского государства. В различных странах и на разных уровнях происходила активная деятельность, подготовившая формирование сионизма. Ее очень трудно классифицировать и почти невозможно привести к общему знаменателю. Она включала в себя проекты британских и французских государственных деятелей по учреждению еврейского государства; манифесты, издававшиеся малоизвестными раввинами из Восточной Европы; публикации романтических новелл нееврейских писателей; общества, содействовавшие поселениям в Палестине и способствовавшие распространению еврейской культуры и возрождению национального самосознания. Термин «сионизм» появился только в 1890-х годах, но дело сионизма, идея Сиона, существовала на протяжении всей истории еврейского народа. «В будущем году в Иерусалиме!" — повторяли евреи из года в год и из века в век, садясь за пасхальную трапезу. Некоторые не удовлетворялись лишь повторением этого призыва. Поодиночке и группами евреи возвращались в Сион на протяжении всех долгих лет изгнания. Поэтому неудивительно, что пробуждение национально-освободительных движений в Европе XIX века затронуло также и евреев. [История еврейского национального движения 1870-1914 гг. Метод. пос. «Алия» 1993 Иерусалим - С. 13]

Известный израильский ученый, бывший министр просвещения, Амон Рубинштейн писал в своем исследовании: «В процессе работы мне пришлось прочесть множество книг, документов и газетных материалов, связанных с историей сионизма и Государства Израиль. В последнее время число подобных публикаций значительно возросло, особенно увеличился объем исследований по спорным вопросам, таким, например, как позиция еврейского ишува в годы Катастрофы и борьба за репатриацию в Израиль тех, кому посчастливилось остаться в живых. Появился ряд подробных жизнеописаний руководителей ишува, а также работ по истории начального периода заселения страны — от Первой алии «героической» эпохи британского мандата до становления государства. Погружение в эту литературу доставляло подлинное наслаждение и мучения, вызванные в основном выспоренным академическим стилем, где за массой повергающих в оторопь иностранных выражений, таких как horribile dictu, кроется заурядно мелкая идеология, не более глубокая, чем пересохшая лужа». [Амон Рубинштейн. От Герцля до Рабина и дальше. Сто лет сионизму. Минск. «МЕТ» 2000.- С. 4]

Итак, сионизм возник как движение за освобождение еврейского народа. Заметьте: освобождение народа Израиля, а не Страны Израиля. Ожидания и надежды на восстановление опустошенной земли неизменно сопровождали евреев в странах диаспоры, но никогда не являлись эффективным мотивом массовой общественной деятельности. Пока евреи могли жить «на задворках» традиционного мира, дававшего им возможность скудного существования ценой унижений и готовности мириться с ними, надежда на Избавление ограничивалась ожиданием и являлась столпом тогдашнего самоопределения евреев. Но с момента, когда этот традиционный мир рассыпался в прах и перед евреями встала проблема самоопределения и существования в мире современном, пребывание в диаспоре было поставлено под сомнение и начались поиски нового решения. Отсюда осознание значения Эрец-Исраэль. Хотя сионизм мотивируется необходимостью освобождения еврейского народа, а не Страны Израиля и волей к этому освобождению, все же ясно, что, когда речь идет о еврейском самоопределении и еврей стремится быть самим собой, а не собственной тенью, покорной велениям чуждых культур, его самоопределение оказывается связанным с исторической колыбелью еврейского бытия — Эрец-Исраэль. Как мы увидим в ходе обсуждения вопроса, ряд мыслителей-сионистов приходит к такому выводу лишь после долгих колебаний; но в направлении этом заключена внутренняя необходимость. Ибо становится ясным, что еврей не может быть свободным и считать себя свободным, покуда он лишен Эрец-Исраэль. Как сказать ему, что он будет свободным евреем повсюду — в Уганде, Аргентине, Биробиджане — и только в стране, с которой связаны его история, язык и география, ему запрещено пребывать и искать самоопределения в своих связях с ней? Сказать это еврею — значит, не просто лишить его пяди земли (при том, что она свята и исторически дорога ему); сказать ему это — значит, отрицать его свободу. Тот, кто отрицает эту связь между народом и Страной Израиля как составную часть комплекса еврейского самосознания, не признаёт за еврейским народом (и каждым евреем) права на свободу. Эрец-Исраэль занимает центральное место в сионизме, и еврейское самоопределение невозможно, если в центре его не стоит Страна Израиля; но основной, конечной целью сионизма было освобождение и самоопределение народа Израилева — евреев. Такова внутренняя диалектика сионизма: освобождение Эрец-Исраэль не было его целью; однако освобождение Эрец-Исраэль является средством — и средством необходимым — для освобождения Израиля как народа. Поэтому в конечном итоге сионизм без Сиона был бы обречен на неизбежную и полную историческую неудачу. [Шломо Авинери. Происхождение сионизма. Основные направления еврейской политической мысли. «Гешарим» Иерусалим «Мосты Культуры» М., 2004.- С. 26-27]

Заметный вклад в создание идеологического фундамента сионизма внесли протестанты. Идеи национального возрождения еврейского народа в Эрец-Исраэль в разное время и в различной форме высказывали духовные руководители ряда протестантских организаций и находившиеся под влиянием милленаристских учений писатели, религиозные и общественные деятели, такие как Л. Олифант и ближайший сподвижник Т. Герцля У.Г.Хехлер, полковник британской армии Дж. Голер, основавший в 1852 Ассоциацию развития еврейского поселенчества в Палестине, английский археолог Ч. Уоррен, итальянский философ и политик Б. Мусолино, основатель Международного Красного Креста Ж.-А. Дюнан, английская писательница М.Э. Аванс (псевдоним Джордж Элиот; роман "Даниэль Деронда",1876), и мн. др.

Так Т.Герцль встретился с Уильямом Хеклером, христианским сионистом и капелланом Британского посольства в Вене (Австрия) в 1896 году. Хеклер с самого начала и постоянно на протяжении пятидесяти лет поддерживал Герцля и других сионистских лидеров в убеждении, что их движение угодно Богу. Они встретились через год после выпуска книги Герцля "Еврейское государство". Хехлер пришёл к выводу, что 1897 год станет зарёй последнего возрождения Израиля на земле обетованной. Хеклер провозгласил это на весь мир, убеждал в этом принцев, государственных деятелей и сановников церкви, представляя им Герцля.

В рамках протестантизма (преимущественно английского) сформулировалась и получила развитие идея христианского сионизма. Еще в 17 веке милленаристы проявили интерес к возвращению евреев в Эрец-Исраэль как к предпосылке второго пришествия Иисуса. Дж. Голанд предрекал, что возвращение евреев на истинную родину сделает их могущественной и благоденствующей нацией.

Известный писатель и богослов Томас Фуллер написал в 1650 году пространный трактат о Палестине, о ее памятниках и исторических местах. Боясь обвинений в суеверии со стороны своих братьев-христиан, он снабдил книгу множеством оговорок и разъяснений, но не оставил никаких сомнений в своем живом интересе к памятным библейским местам. При описании Храма Соломона, он "впадает в благоговейный трепет перед Богом". Ни один эпизод библейской истории, ни один памятник на Святой земле не обойден его почтительным вниманием.

Здесь мы имеем дело с так называемой смещенной христианской идеей. Сам по себе интерес к Земле обетованной, как тема христианской надежды и духовных устремлений, переместился из центра их теологической доктрины на ее периферию, но этот интерес по-прежнему присутствует в ней в форме различных полурелигиозных представлений. Некоторые христианские группы и отдельные верующие по сей день продолжают традицию паломничества на Святую землю, исследования ее памятников и в отдельных случаях даже прямой колонизации. Их нынешнее влечение к Святой земле не ограничивается библейскими границами, оно распространилось и на те места, где присутствует лишь ее священный дух и, так же как сама эта земля, по-библейски напряженно и неотразимо пробуждают в душе надежды на скорое избавление. Поэт Уильям Блейк мечтает о Иерусалиме, отстроенном "в зеленой и приятной земле Англии". Мормонская церковь считала своим Иерусалимом ряд живописных уголков на территории Соединенных Штатов. В самом деле, многие поселенцы и первопроходцы видели в гигантских просторах Северной Америки ту самую Святую землю, которая не раз являлась им в видениях. Они обратили к новому континенту мессианские надежды и мечты о Земле обетованной, которой прежде был для них Израиль. Например, Джордж Вашингтон в 1790 году обещал евреям города Ньюпорт, что в новой земле "каждый будет сидеть в безопасности под своей виноградной лозой и фиговым деревом и им некого будет бояться".

И все же эти идеи не могли принести полного удовлетворения. Только Сион оставался истинной обителью святости. Он лишь на время уходил в тень, чтобы затем в полном блеске вернуться на свое законное место. Сионистская идея, мечта о восстановленном еврейском государстве на земле Израиля в значительной степени (гораздо более значительной, чем принято считать) является и христианской мечтой. Христиане остро нуждаются в этой земле как материальном воплощении их теории окончательного спасения. Они сами не могут принять участие в осуществлении Божественного замысла, ибо их теологическая доктрина, образно говоря, ушла из земной сферы. Но, по их представлению, кто-то другой должен свидетельствовать об особой миссии Святой земли. Эта задача уготована "Израилю во плоти". Томас Фуллер добавил к своему трактату любопытное приложение, названное им "Взгляд с вершины (на иврите — писга) на Палестину"; в нем обсуждается возможность возвращения еврейского народа в Святую землю, "когда другие народы достигнут расцвета". И хотя в конце он отвергает еврейскую мечту, порожденную "духом апатии", такую возможность, высказанную еще в трудах Менаше бен Исраэля, по его мнению, нельзя полностью игнорировать. Идея возвращения евреев в Палестину с поразительным упорством повторяется в произведениях христианских богословов разных направлений вплоть до нашего времени. Ее высказывали такие выдающиеся ученые-теологи, как Джозеф Пристли, Исаак Ньютон, Уильям Коупер, а в середине девятнадцатого века эта идея стала приобретать реальные очертания в международной политике графа Шефтсбери, известного английского политического деятеля лорда Эшли-Купера. Он открыл консульское представительство Англии в Иерусалиме, чтобы помочь евреям заселять Святую землю. Некоторые христианские "сионисты" намеревались потребовать от евреев перехода в христианскую веру в качестве условия возвращения в Палестину. Однако крещение так и не стало серьезной проблемой; во всяком случае, в анналах истории девятнадцатого века эта тема не упоминается.

Концепция возвращения оставалась актуальной, даже когда другие христианские идеи переживали спад. Более того, по мере ослабления догматического христианства в девятнадцатом веке все громче заявляла о себе тема собирания в Сионе рассеянных сынов. Великий английский поэт Байрон верил в троицу, но с не меньшим восторгом относился и к идее восстановления Иерусалимского Храма. Для него, как и для других выдающихся мыслителей, было очень важно (хотя они не всегда отдавали себе в этом отчет), чтобы спасение человечества происходило на твердой материальной почве. И поскольку в эпоху промышленных революций христианство не смогло или не захотело заняться таким спасением, эта роль была доверена еврейскому народу, который, наоборот, упорно отказывался передать ее кому бы то ни было. Таким образом, евреи и неевреи в равной мере испытывают любовь к Сиону; еврей верен этой любви как невесте, с которой был обручен в юности, а христианин влюблен платонически: он, если можно так выразиться, радуется чужой радости, видя, как Израиль возвращается на свою землю. Он сам не претендует на невесту, но хочет быть уверенным, что к ней придёт настоящий жених. [Гарольд Фиш. Еврейская революция. «Амана» М., Иерусалим, 1993 – 5753.- С. 159-161]

Под влиянием глубоко религиозного графа Шефтсбери влиятельный министр иностранных дел Великобритании лорд Хенри Пальмерстон, открывая в 1839 в Иерусалиме консульство, снабдил его специальным мандатом — покровительствовать палестинским евреям, лишенным консульской защиты других стран. Эта мера содействовала притоку евреев в страну. Идею протестантского сионизма поддержали люди, чьи имена навсегда вошли в историю еврейского заселения Эрец-Исраэль, такие как

Л. Олифант и Ч.Уингейт. Приверженность этой идее некоторых членов английского кабинета сыграла определенную роль в принятии декларации Бальфура в 1917.

На наш взгляд, настоящие предшественники сионизма появились в 80-х годах XIX века. До этого идея возвращения в Сион носила религиозный («стремление к Сиону») или филантропический характер (как у Ротшильда и Кремье), либо была результатом осознания того, что евреи - нация, а не только конфессия, к чему пришли некоторые еврейские интеллектуалы в 60-х годах XIX века (Перец Смоленский, Йеуда Лейб Гордон, Авраам Maпy и др.). Все вышеперечисленные деятели заведомо не были, пользуясь выражением Й. Каца, инициаторами движения в «реальном историческом» смысле.

Некоторые деятели в еврейской среде стремились к изменениям в сфере профессиональной занятости евреев, что нашло выражение в переходе к производительной деятельности. Однако первые попытки такого рода в пятидесятые и шестидесятые годы XIX века не имели прямой связи с возникновением еврейского национального движения. Гесс и раввины Калишер и Алкалай, которых Кац считает предвестниками сионизма, вне всякого сомнения, пытались создать движение (в «реальном историческом» понимании, что подпадает под определение Каца). Вместе с тем их деятельность не имела широкого отклика и к шестидесятым годам полностью прекратилась. Британские протестантские группы и немецкие тамплиеры, способствовавшие еврейскому заселению Иерусалима и других мест Палестины, равно как и Лоуренс Олифант, сделали не меньше, чем они. [Йосеф Гольштейн. История сионистского движения 1881 – 1914гг. Ч.2. Открытый университет Израиля 2004.- С. 220-221].(Тамплиеры - протестантский орден. Основан на юге Германии. Основатель ордена теолог Гюстав Гофман проповедовал в Палестине и, в частности, в Иерусалиме, откуда его доктрина распространилась по Европе. Тамплиеры призывали к изучению Ветхого Завета и подчеркивали связь евреев с Эрец-Йисраэль. Из-за разногласий с протестантской церковью Гофман со своими последователями решил переехать в Палестину (1868). Они вели особый образ жизни, который должен был служить примером для местных жителей. В 1873 г. тамплиеры основали немецкую колонию в окрестностях Иерусалима (ныне городской район Мошава германит), впоследствии возникли тамплиерские колонии в Хайфе и Яффо).

С начала восемнадцатого века христиане заговорили о возвращении евреев на Святую Землю и о создании здесь независимого государства. Английский философ Джон Толанд считал, что после расселения «в Палестине, на месте своего происхождения», евреи будут «гораздо многочисленнее, богаче и сильнее любой существующей ныне нации благодаря своим замечательным законам /законам Моисея/».

Датчанин Паули составил в восемнадцатом веке детально разработанный план создания еврейского государства и представил его для рассмотрения европейским правителям. Епископ Рочестерский объявил в Англии, что «восстановление Израиля произойдет около 1866 года», а «Британские острова снискают высокую честь», если помогут евреям вернуться на Святую Землю. В 1797 году француз Пьер де Лин предложил на обсуждение проект воссоздания царства Иегуды на земле Израиля ради интересов европейских стран и интересов еврейского народа. В 1799 году Наполеон пришел со своими войсками на эти земли; от его имени распространяли воззвание к евреям Азии и Африки — встать под знамена Франции для восстановления "древнего Иерусалима" и Иерусалимского Храма: "Законные наследники земли! Торопитесь! Наступил момент, который, быть может, не повторится еще тысячи лет; вы можете потребовать восстановления гражданских прав, которые были отняты у вас бесчестно...". В 1832 году правитель Египта Мухаммад Али, зависимый прежде от турецкого султана, завоевал эту землю и правил единолично восемь лет. Он провел реформы по образцу европейских стран, разрешил христианам миссионерскую деятельность, отменил ограничения на иммиграцию из Восточной Европы; новые веяния возродили новые надежды, и в Европе заговорили о том, чтобы создать еврейское государство, которое отделит Турцию от Египта. Тому способствовал расцвет евангелизма в Англии, а с ним и повышенный интерес к Святой Земле; способствовало тому и развитие мистических идей среди христиан, которые полагали: возрождение народа Израиля в Эрец Исраэль ускорит второе пришествие Иисуса Христа. В 1838 году английский лорд Шафтсбери предложил главам западных держав способствовать возвращению евреев. В декларации, составленной по этому поводу, было сказано: "Дело возвращения евреев в страну Израиля является возвышенным и благородным по сути своей... Подобное событие станет еще одной жемчужиной в английской короне". В 1840 году английский священник Э.Бикерсет писал в книге "Восстановление евреев в их собственной стране": "Любая помощь, которую наша нация сможет оказать их мирному возвращению.., будет угодна Богу Авраама, Ицхака и Иакова и станет источником благословения для страны, оказавшей такую помощь". А полковник британской армии Дж.Голер не ограничился словесными заявлениями, основав в 1852 году Ассоциацию развития еврейского поселенчества в Палестине. [Феликс Кандель. Земля под ногами. Из истории заселения и освоения Эрец-Исраэль. «Мидраша Ционит» Киев 2003, «Гешарим» Иерусалим 5763.- С. 46]

Известный французский востоковед К.Вольней, посетивший Эрец-Исраэль в конце XVIII века, пишет: "Я ездил в города, знакомясь с обычаями и нравами их жителей. Я добирался до далеких деревень, где изучал положение земледельцев. Повсюду я видел лишь разбой и опустошение, тиранию и нищету. Каждый день я встречал на своем пути заброшенные поля, опустевшие деревни, города, лежащие в развалинах... Сравнение далекого прошлого с современным состоянием этой страны порождало высокие думы. Перед моим духовным взором оживала история прошедших времен... Я вспоминал царства Дамасское, и Иерусалимское, и Самарийское, в котором жили десять колен еврейского народа, вспоминал воинственное государство филистимлян и торговые города-республики Финикии. В Сирии, почти обезлюдевшей в нашу эпоху, были когда-то сотни богатых цветущих городов. По равнинам ее были разбросаны деревни и села... обработанные поля, людные дороги... Что стало с этой страной изобилия и бурной деятельности? Где пахари и возделанная ими земля, где стада, где все то, что составляло гордость и украшение этой страны? Увы! Я объехал всю эту пустыню, посетил места, где некогда пышно цвела жизнь, и не видел ничего, кроме запустения и безлюдья... Великий Б-же! Отчего произошли столь роковые перемены? По каким причинам так разительно изменилась судьба этой страны?.. В чем причина проклятья Небес, тяготеющего над нею?" [7, С. 106-107]

Бенджамин Дизраэли - виконт Гугенден, лорд Биконсфидд, кавалер ордена Подвязки, почетный гражданин Лондона, премьер-министр Великобритании, крещеный потомок испанских евреев - в молодые годы совершил путешествие по Средиземноморью и Ближнему Востоку. С Кипра он приплыл в Яффу и в сопровождении вооруженных всадников поехал в Иерусалим. Вид на Святой город с Масличной горы поразил его: "Помимо Афин, - писал он, - ни разу не видел я ничего столь потрясающего. Афины и Иерусалим в дни былой славы являлись, несомненно, образцами красоты и величия". Дизраэли был очарован Иерусалимом - "живой памятью" о библейских временах; он вспоминал шум ветра, который шевелил ветви деревьев на Масличной горе: "Это пронизывающие голоса пророков, скорбящих о городе, который не сумели спасти". Результатом путешествия стала книга Дизраэли "Замечательный рассказ о Давиде Алрое" - о реальном руководителе мессианского движения двенадцатого века, который увлек за собой евреев Курдистана, Ирана и Азербайджана для восстановления независимого еврейского государства в Эрец Исраэль. В этой книге Давид Алрой говорит: "Царства и династии возвышаются и гибнут; гордая метрополия становится заброшенным поселением; царства, только что побеждавшие, становятся пустынями, — но Израиль жив, потомки древнейших царей всё еще здравствуют среди царственных руин, и вечное солнце не может восходить, не золотя своими лучами башен и доныне существующего Иерусалима. Достаточно слова, подвига, одного дня, появления одного человека, и мы могли бы стать нацией". И он же утверждает в книге Дизраэли: "Желание есть отец действия... Мечта - это только предсказание грядущих событий".Дизраэли до конца жизни не забывал своего посещения Иерусалима, и в дневнике его сподвижника сохранилась запись за 1851 год: "Дизраэли говорил о возвращении евреев на их землю и утверждал наличие там неисчерпаемых природных ресурсов. Эта земля нуждается лишь в обработке и защите земледельца. Землю можно купить у Турции. Ротшильды и другие еврейские банкиры помогут, а турецкая империя за деньги сделает всё. Необходимо лишь создать поселения земледельцев и организовать оборону... [ Ицхак Зильбер. Пламя не спалит тебя. «Шамир» Иерусалим 5750 (1989).- С. 47-48]

К этому времени, в значительной степени благодаря британской поддержке, число евреев в Святой Земле медленно росло, достигнув в 1840-е годы 10-тысячной отметки. Археолог сэр Чарльз Уоррен, который одним из первых раскапывал стену Иерусалимского храма, в 1875 году опубликовал книгу «Земля обетованная, или Гарантия Турции» предложил, вполне в духе Дизраэли, создать британскую компанию с целью колонизации Палестины (взяв на себя взамен часть турецкого национального долга), «открыто заявляя о своем намерении постепенно заселить ее чистыми и простыми евреями, которые постепенно заняли бы страну и стали ею управлять». По мнению Уоррена, крупномасштабная финансовая и систематическая научная поддержка позволили бы впоследствии этой стране кормить 15 миллионов человек.

Весной того же года к голосу Уоррена присоединился еще один, причем гораздо более влиятельный, когда в журнале «Блэквудз» стал печататься с продолжениями роман Джордж Элиот «Дэниэл Деронда». Эту книгу в наше время почти не читают, да и тогда ее считали неудачей с художественной точки зрения. Однако с позиции практического результата она была, пожалуй, наиболее влиятельным романом XIX столетия. Это был еще один важный фрагмент сионистской разрезной головоломки, уложенный на место. Джордж Элиот страстно интересовалась евреями с тех пор, как в возрасте 17 лет прочитала Иосифа Флавия. Она проштудировала большое количество библейских комментариев и критических материалов. Ей принадлежат переводы «Жизни Иисуса» Штрауса и Спинозы. Антисемитские шутки вызывали у нее возмущение. Она не могла решить, чего больше во враждебности христиан по отношению к евреям: «нечестивости или глупости»? В 1866 году она встретилась с образованным евреем, Эммануэлем Дойчем, библиотекарем Британского музея, который только что напечатал знаменитую статью в «Куотерли Ревью», представляя Талмуд читателям-христианам с целью навести мост между двумя религиями. Он давал ей уроки иврита. В 1869 году он посетил Палестину н стал пламенным сионистом. «Восток! — писал он из Иерусалима, — все мои дикие желания наконец исполнились!» Дойч умер от рака. Во время его болезни Джордж Элиот часто посещала его и была захвачена его энтузиазмом. В начале 1870-х годов она начала интенсивно штудировать литературу и посещать синагоги с тем, чтобы написать еврейский роман. Она писала, что чувствовала «нестерпимое желание относиться к евреям с такой симпатией и пониманием, какие только могут позволить мое существо и познания... Мы, люди Запада, взращенные в христианских традициях, находимся в особенном долгу перед евреями и, независимо от того, осознаем это или нет, связаны с ними неким товариществом, основанным на религиозных или моральных чувствах».

Работа по написанию и изданию этой книги, завершенная в 1876 году, была для нее колоссальным эмоциональным испытанием. Она заканчивала книгу «со слезами на глазах». Носитель морали книги, идеолог сионизма Мордекан, умирающий богослов, списан с Дойча: этот «человек, погруженный в бедность и окруженный невежеством, ослабленный болезнью, на сознание которого падает тень приближающейся смерти, интенсивно живет в невидимом прошлом и будущем». В уста Дойча-Мордекая Джордж Элиот вкладывает выражение сионистских надежд: «То, что обретет Израиль, станет Приобретением для мира. Ибо там, на Востоке, возникнет сообщество, в душе которого будет сокрыта культура и симпатии великих народов; это будет земля, где не будет места для вражды, нейтральная страна на Востоке, подобная Бельгии на Западе». Этот знаменитый отрывок приобрел в дальнейшем оттенок трагической иронии для поколения 1914 года и в еще большей степени - для нашего. Но в то время он выражал надежды, широко распространенные в среде проеврейской интеллигенции, на то, что возрождение Сиона умиротворит и сделает цивилизованным этот варварский регион. Эти надежды требовали также мессианской фигуры, как в «Танкреде». Такой фигурой в романе становится ее герой Дэниэль Деронда, на которого падает выбор Мордекая. В конце книги Дэниэл женится на Мире и готовится к отъезду на Восток, чтобы «восстановить политическое существование моего народа, воссоздать его как нацию, дать ему национальный центр, какой имеют англичане, хотя и разбросаны тоже по всему земному шару».

Книга Джордж Элиот пользовалась огромным успехом в мире. Интеллектуалы уважали её больше всех романистов XIX века, будь то на Континенте, в Северной Америке или в Британии. Для них всех, и в особенности для сотен тысяч ассимилированных евреев, эта история впервые рисовала возможность возвращения к Сиону. Среди тех немногих, кто не читал книгу, был Дизраэли. Когда его спросили, читал ли он ее, то услышали в ответ: «Если я хочу прочитать роман, я пишу его». Но все остальные читали. В Нью-Йорке он радостно возбудил юную Эмму Лазарус. В статье «Сионизм», написанной для знаменитого 11-го издания «Энциклопедии Британники» (1911), Люсьен Вульф говорил, что роман «явился для еврейского национального духа сильнейшим стимулом со времен появления Шабтаи Цви». Особенно широко книгу читали в среде политиков. [Пол Джонсон. История евреев. «ВЕЧЕ» М., 2000.- С. 432-433]

Так в христианском обществе были еще мечтатели, которые считали возможным использовать тогдашний момент для устройства еврейского центра в Палестине. Английский консул в Сирии, полковник Черчилль, писал горячие письма к Моисею Монтефиоре и еврейскому «Комитету депутатов» в Лондоне, убеждая их организовать массовую колонизацию евреев в Палестине и вместе с тем открыть широкую агитацию под лозунгом: Палестина есть национальное общежитие еврейского народа (1841—1842). Холодно было принято еврейскими нотаблями это увещание христианина-идеалиста. Лондонский комитет ответил, что это не входит в его задачи. Монтефиоре интересовался скромной колонизацией евреев в Палестине как делом филантропическим, но не национальным. Только немногие восторженные натуры уловили эту носившуюся в воздухе идею еврейского национального возрождения. Они печатали свои воззвания анонимно, из опасения прослыть утопистами. Так появилась в 1840 г. в Берлине брошюра под названием «Новоиудея» («Neujudaa»), где автор призывал евреев приобрести обширные пространства земли Северной Америки (Миссури, Мичиган, Арканзас и др.) и устроить там еврейские автономные государства. Переселение должно быть организовано по методам старых колонизационных обществ, «индийских компаний», которые производили бы массовые закупки земель для колонистов. Другой анонимный мечтатель опубликовал в лейпцигском еврейском еженедельнике «Orient» (июль 1840) пламенное воззвание к евреям создать национальный центр в Палестине, которая как «страна промежуточная» наиболее подходит для народа торгового. Христианский журнал «Моргенланд» в Базеле также сильно пропагандировал идею заселения Палестины евреями. Но виднейшие еврейские писатели в Германии (Л. Филиппсон, Иост и другие) высказались против всех этих проектов, исходя из принципа, что евреи не составляют нации и потому не нуждаются в национальном объединении. Ассимилированные вожди западного еврейства отрекались от той национальной идеи, которую считали естественною и законною юдофилы-христиане. [ С.М. Дубнов. Новейшая история еврейского народа. Т.2. «Гешарим» Иерусалим «Мосты Культуры», М., 2002.- С. 242-243]

Итак первыми проповедниками идеи восстановления еврейского государства в Палестине были христиане.

Все началось с того, что христиане стали задумываться о Божьем пророчестве о восстановлении Израиля.

Хотя в Англии после 1290 года не оставалось ни одного еврея, перевод Библии на английский язык возвестил возобновление доверия к священному Писанию. Пришло и духовное пробуждение среди христианских ученых и мирян, включающее новое понимание Божьих целей для еврейского народа и его исторической родины.

Францисканцы Дунс Скоутс и Уильям Окомский известны как предшественники христианских сионистов ещё в 13-м столетии. Усилия первого христианина, пытавшегося объяснить теорию восстановления Израиля, стоили ему жизни: в 1589 году был сожжен как еретик Френсис Кетт, член ученого совета колледжа Corpus Christi (Тела Христова) в Кембридже. Но «брожение умов» продолжалось. В 1609 году, Томас Брайтман, христианский теолог, известный как родоначальник "Британской доктрины возрождения евреев", писал в книге "И было видение там":Евреи войдут в Палестину и там восстановят царство. Нет ничего определённее этого, пророки везде утверждают это." В 1621 году была опубликована книга сэра Генри Финча «The Restoration of the Jews» (Восстановление евреев), которая описывала теократическую империю в восстановленной стране Израиля. Его предсказание - "все язычники принесут свою славу в твою империю" - вызвало немедленную резкую оппозицию как в церкви, так и в государстве. Иаков I воспринял эту книгу, как личное оскорбление и арестовал престарелого сэра Генри и его издателей. Они провели в заключении всего несколько недель.

Итак, вопреки всем гонениям, сама идея пустила корни и продолжала расти среди пуритан и других христиан. Мечта христиан о восстановлении еврейского государства процветала в Англии между 1640 и 1666 годами. Люди верили, что, как ранее провозглашал Давид Реубени, это государство будет предшествовать мессианскому веку и Тысячелетнему Царству - Оливер Кромвель, Самуэль Пепис, Генри Ольденбург, Барух Спиноза и др. - все поддерживали идею о «реставрации».

Книга «Nova Solyma» (Новый Иерусалим), описывала идеальный город, она была издана анонимно на латинском языке в 1648 году. Удивительным примером пророческой проницательности этой книги может служить утверждение:«В каждой настоящей республике, как наша, надлежит особое внимание уделять молодежи, и в этом провидение Божие не оставит наши усилия тщетными, ибо хорошо известно, что со времени нашей реставрации у нас вырастает более красивое и талантливое потомство».

Эта картина, без изменений, вполне применима к современному Израилю. Автор другой книги, The Way of Light (путь Света) Иоанн Амос Комениус (Коменски) предвидел, что мессианская эра должна быть предварена реставрации евреев в их стране. Книга была написана в 1642 году и опубликована в 1667 году на латинском языке. Когда книга была переведена на английский и опубликована в 1938 году, стало очевидным, что автор мыслил на три столетия вперед.

В 1649 году два английских пуританина (христиане) из Амстердама, Ионна и Эбнезер Картрайт, обратились к английскому правительству со следующей петицией: Народ Англии и жители Нидерландов будут первыми, которые горят желанием переправить сынов и дочерей Израиля на кораблях в страну предков, Авраама, Исаака и Иакова, отданную им в вечное владение."Эта петиция состояла из двух частей. 1. Англия должна помочь возвращению народа Израиля в Палестину, и 2. Отмена запрета на проживание евреев в Англии, длившегося 350 лет.

Один из парадоксов 17-18 веков состоял в том, что многие влиятельные евреи не верили, что они могут быть восстановлены на своей исторической родине, в то время как многие влиятельные христиане верили в это. В 1718 году ирландский богослов Джон Тотланд утверждал, что евреи могут и будут сохранять свои традиции, становясь последователями Иисуса. Из-за своих убеждений Тотланд был вовлечён в противостояние с общепринятой точкой зрения, и ему даже пришлось защищаться от обвинений в ереси.

Оживленные дебаты вспыхнули в 1787 году, когда Джозеф Пристли, всемирно известный натуралист, философ и теолог предположил, что евреи признают Иисуса, как Мессию, придут к концу их страданий, и будут собраны на Святую землю.

В 1800 году Джеймс Бичено в своей книге, The Restoration of the Jews - Crisis for All Nations (Восстановление евреев - кризис для всех народов) пришел к заключению, что восстановление не связано с условием обращения в христианство.

Пестель, один из вождей декабристов, видит разрешение еврейского вопроса в восстановлении их независимости в Палестине (см. его труд: «Русская Правда»). Эрнст Лагаранн в 1840 г. обращается к евреям с призывом: «Вперед, евреи всех стран! Старая родина вас зовет.» Швейцарский профессор А. Петавель несколько десятков лет неутомимо продолжал свою сионистскую проповедь. Но уже в первой половине 19-го столетия раздаются голоса отдельных евреев в пользу сионизма.

В это же время и отдельные выдающиеся христиане выступают в защиту сионистской идеи.

В 1764 году французский философ, борец за права личности, за свободу мысли и терпимость, автор исторических трудов, поэт и драматург Вольтер (1694-1778), обращался к евреям:«Возвратитесь скорее в страну Иеуды. Не обвиняйте меня в том, что я не люблю вас: я люблю вас настолько, что хочу, чтобы вы были в Иерусалиме вместо турок, которые окончательно разорили вашу страну. Но в то же время они построили прекрасную мечеть на месте вашего Храма...Обрабатывайте эту убогую пустыню, как ее обрабатывали некогда, поднимайте землю на оголенные вершины ваших иссушенных гор. Награда за труд не будет щедрой, но у вас будет доброе вино, немного финиковых пальм, оливковых деревьев и стада. Хотя Палестину нельзя сравнить с Провансом, вы все же можете получить от вашей земли все, что получают от своей земли жители Прованса. Разумеется, лошадей там у вас не будет, потому что их там нет, а в окрестностях Иерусалима испокон веков водились только ослы. Часто вы будете испытывать недостаток в пшенице, но ее вы сможете добыть в Египте или в Сирии. Ваши товары вы сможете доставлять в Дамаск или в Сайд на ослах, а, быть может, даже на верблюдах, о чем вы не знали в дни ваших царей. И это будет вам большой помощью. Иначе говоря, упорный труд, для которого рожден человек, сделает плодородной землю, доведенную до запустения и упадка ее владельцами из Константинополя и Малой Азии... Итак, как можно скорее возвращайтесь в Иудею. Я попрошу у вас только две-три еврейские семьи для ведения мелкой торговли в том месте, где живу я, ибо... в отличие от нас вы весьма благоразумны в роли купцов и торговцев».

В 1799 году Наполеон (1769—1821) вел широкие военные кампании в Европе и на Ближнем Востоке, внося значительные изменения в жизнь народов и стран. Стремясь нанести удар Британии путем завоевания Египта, он овладел Александрией и Яффо (1798-1799) и, как сообщалось в официальной газете «Монитор» (май 1799), обратился к евреям с призывом оказать помощь французам. Ниже приведено обращение Бонапарта, главнокомандующего войсками Французской республики, к законным владельцам Страны Израиля.

«Израиль, народ избранный! Жестокие захватчики лишили вас наследия ваших отцов, но им не удалось уничтожить вашу память и ваше национальное существование!.. Изгнанники, очнитесь и возрадуйтесь! Война, не имевшая равных себе в истории, оборонительная война нации, чьи враги замышляли росчерком пера в кабинетах захватить земли ее наследия в качестве трофеев, подлежащих разделу, воздает ныне за это оскорбление и за позор народов изгнанных, с давних пор томящихся под игом рабства, и за позор двух тысячелетий, лежащий на вас. Ныне, когда обстоятельства, казалось бы, не благоприятствуют возвращению вам ваших прав, ... именно теперь... вам предлагают владеть землей отцов!.. Законные наследники земли! Великая нация, которая не станет торговать людьми и странами, подобно тем, кто продал отцов ваших, обращается к вам. Вам не придется завоевывать наследие отцов, вы получите землю, уже завоеванную ею (великой нацией). Благодаря гарантиям со стороны этой нации и при ее поддержке вы будете хозяевами на этой земле и будете владеть ею, одолевая всех поднимающихся против нее.

Пробудитесь, очнитесь! Докажите, что сила угнетателей ваших лишь приглушила мужество потомков героев, заключение союза с которыми делало честь даже Спарте и Риму. Докажите, что отношение к вам на протяжении двух тысячелетий как к рабам не сумело сломить ваше мужество.

Торопитесь! Наступает момент, который, кто знает, повторится ли в ближайшее тысячелетие, наступает час требовать возвращения гражданских прав, которые были отняты у вас бесчестно, права на государственное существование в качестве нации среди других наций и естественного неограниченного права служить Богу согласно заповедям вашего Учения на глазах у всего мира во веки веков».

В 1830 году Карл Фридрих Густав Зайферт (Зигфрид Юстус Первый, пребывающий в Сионе), один из христианских предвестников сионизма и возрождения народа Израиля. Ниже приведен отрывок из его обращения к еврейскому народу.

«Свободны все пути для возвращения Израиля...Пробудитесь, ибо близок избавитель, ибо Бог снял проклятие Свое с народа Своего, и наступает конец порабощению. Властелин небес избавляет народ Свой и придает новые силы колену Иеуды. Очнитесь, очнитесь, израильтяне, соберитесь к трону Давида, к трону Божьему, и всякий, провозглашающий имя народа, пусть прислушается к голосу Его, ибо свободны все пути для возвращения Израиля в его страну, на его родину....По велению Бога, Бога отцов его, и под сенью Его покровительства Израиль восстановит жилища свои и шатры свои — в качестве свободных людей на своей земле и полноправного члена в семье народов».

1840 год н. э.- О лорде Шефтсбери говорили, что он самый бедный человек в Вестминстере. Возможно, он сделал для бедняков больше, чем какой-либо государственный деятель в истории. Чарльз Диккенс назвал его "Десятичасовой билль" самым прекрасным из всех до сих пор принятых в Англии законов. Шефтсбери и многие другие ратовали в "Великом Пробуждении" за восстановление Израиля, как и пуритане за двести лет до него.

В 1840 году лондонский "Таймс" опубликовал план лорда Шефтсбери поселить евреев на земле их предков. Ему удалось учредить Англиканское Епископство в Иерусалиме и Англиканский Израиль на берегах Палестины, как об этом написала Барбара Тухман в книге "Библия и меч".

В 1841 году Чарльз Генри Черчилль (1808, Индия — 1869, Ливан), полковник, служил в Сирии, автор книги о Ливане, в предисловии к которой он обсуждает проблемы Страны Израиля. Ниже приведена выдержка из его письма к Монтефиоре (14.6.1841), предназначенного для еврейской общественности и в частности для еврейства Британии. Комитет представителей еврейских общин Англии рассматривал предложения Черчилля и пришел к заключению, что осуществление этих предложений принесло бы большую пользу, но действия «должны исходить от всего еврейства Европы». Черчилль представил свою «сионистскую» программу в Дамаске (1.3.1841), но не получил ожидаемую им поддержку со стороны евреев.

«...Я убежден в необходимости избавить эти страны от невежественных и фанатичных правителей. Я убежден в том, что цивилизация должна идти вперед и что различные элементы экономического расцвета должны развиваться. Нет необходимости напоминать, что это невозможно в условиях жестокой, беспорядочной и слабосильной власти турок или египтян. Короче говоря, необходимо, чтобы Сирия и Страна Израиля перешли под европейское покровительство и были управляемы в духе европейской администрации. Сколь велика была бы польза, и как это необходимо, чтобы, когда в конце концов начнут обсуждать проблему Востока в свете этой идеи, евреи были готовы сказать: «Мы ждем, и сердце наше горит желанием возвратиться в страну, которую вы желаете возродить, изменить ее облик. Мы уже чувствуем себя народом. Это чувство укоренилось в нашей среде и стало частью нашего бытия, — ибо Страна Израиля требует от своих сыновей возвратиться к ней. Мы ждем только слова великих держав, от которых зависит судьба Востока, чтобы приступить к великому делу спасения нашей любимой земли от губительного влияния многовекового запустения, чтобы вновь увенчать ее долины и вершины ее гор красотою и свежестью и благословенным изобилием ее прежнего величия».

Я полагаю, что евреи должны быть готовы к такому дипломатическому повороту... Необходимо положить начало, необходимо принять решение, необходимо начать пропаганду. А там, где на чаше весов находятся «земля и родина», неужели найдется сердце, которое не встрепенется и не ответит с воодушевлением на глас зовущий?»

В 1852 году Д-р Чарльз Франц Цимпель, немецкий инженер и философ, совершил паломничество в Иерусалим в 1852 году. После своего посещения написал статью о положении евреев в Иерусалиме, в которой он выдвинул ряд предложений, направленных на улучшение этого положения. Д-р Цимпель поддерживал идею репатриации евреев в Сион. В 1865 году он опубликовал «Воззвание ко всему христианскому миру и к евреям с целью освобождения Иерусалима». «Воззвание» было опубликовано десятитысячным тиражом на нескольких языках. Цимпель занимался топографией Иерусалима, интересовался проблемами транспорта в районе Средиземного моря, Мертвого моря, Иерусалима и до Дамаска.

«Навеки жители Земли Обетованной.

Не случайно, что несмотря на все преследования и притеснения, которые не испытал на себе ни один из народов, эта нация на протяжении восемнадцати с половиной столетий не утратила своего национального характера и способности владеть столь значительной частью своего национального достояния... А если бы все они собрались, чтобы устремиться в страну отцов, как предвещали их пророки, все эти страны (в которых теперь проживают евреи) понесли бы ущерб из-за разрушения условий и отношений, существующих в них. Задайте себе вопрос, разве не благодаря мудрому провидению Божьему они не связаны владением землей в различных странах, всегда оставались жителями Земли Обетованной, как повелел им Бог во веки веков. Для какой другой цели Бог дал им благословение золота и богатства? — Я верю, что Он дал им это благословение для осуществления Его намерений в Стране Израиля, ведь Бог всегда использует человека в качестве своего орудия. А если это покажется вам странным, то спросите у ваших раввинов, чтобы услышать от них об их воззрениях относительно сказанного пророками по этому поводу».

В 1860 году Эрнест Лагеран, католик, французский писатель, личный секретарь Наполеона III, в 1860 году опубликовал брошюру о новой проблеме Востока.

«Великий день в истории человечества.

Мы кланяемся вам, отважные мужи! Вы были героями в дни вашей древней истории и были героями после иерусалимской драмы, вы были героями в средние века, когда безраздельно властвовали две черные силы: инквизиция и крест, пираты и полумесяц! Вам пришлось на протяжении восемнадцати столетий платить дорогою ценой за то, чтобы достичь этих дней. Но велика сила уцелевшей части народа, она способна восстановить врата Иерусалима. Это ваша задача... Вперед! Наши сердца с вами в деле вашего возрождения, мы протягиваем вам руку помощи!.. Вперед, евреи всех стран! Древняя родина зовет вас, и мы убеждены, что настало время восстановить вашу родину!.. Вперед! Ведь в вашей груди бьется благородное сердце. День возвращения вашего племени в Землю Обетованную — великий день в истории человечества!» [Ицхак Сапир. Земля Израиля «Амана» Иерусалим, 1990.- С. 144-154]

Лагеран, молодой чиновник французского правительства, сам евреем не был, но давал высокую оценку евреям и их исторической миссии: «Ваш дух могуч, вы были велики как в древности, так и в средние века. И за это вы заплатили высокую цену: восемнадцать веков гонения. Но те из вас, кто сохранил этот могучий дух, по-прежнему в силах заново воздвигнуть врата Иерусалима». Жозеф Сальвадор, философ еврейского происхождения по линии отца (принадлежавшего к известному сефардскому семейству на юге Франции), был увлечен скорее самой идеей иудаизма и ее устойчивыми элементами, чем трудностями, которые переживали евреи в его дни. Философия Сальвадора, изложенная в серии книг, начиная с «Закона Моисея и еврейского народа», сводила основные идеи иудаизма, с одной стороны, к единству рода человеческого, равенству и братству, а с другой — к новой, более высокой форме мессианства, призванной установить новый порядок на смену власти цезарей и пап. Для этой цели он призывал к учреждению нового государства «между Востоком и Западом», на побережье Галилеи и Ханаана. По мнению Сальвадора, в Малой Азии только два народа способны к цивилизации и прогрессу — греки и евреи; и несмотря на их значительную деградацию, евреи до сих пор способны вдохнуть новую жизнь в иудейские холмы. Сочинения Сальвадора, проникнутые глубокой верой в будущее еврейской нации, были написаны в характерной для середины XIX века традиции Умозрительной философии, темами которой были исторические судьбы европейских народов, России и Америки.

Олифан Лоренс (1829, мыс Доброй Надежды, — 1888, Туикенхэм, Англия), английский писатель и путешественник, христианин, религиозный мистик, деятельный сторонник возрождения еврейского народа в Эрец-Исраэль. Родился в знатной шотландской семье. В 1865-67 состоял членом британского парламента. Был убежден, что для обеспечения мира в Европе необходимо "оздоровление" Турции посредством подъема экономического, и культурного уровня ее азиатских провинций, причем начать осуществление этого проекта следует с еврейского заселения Эрец-Исраэль. В 1879, имея в руках рекомендательные письма лордов Биконсфилда (Б. Дизраэли) и Солсбери, Олифант отправился в Палестину, где ознакомился с ее природными условиями. Представленный им план поселения евреев в Тиладе был одобрен турецким правительством, но отклонен султаном, опасавшимся интриг со стороны англичан. После погромов 1881 в России Олифант, будучи распорядителем фонда Лондонского муниципалитета, оказывал денежную помощь евреям беженцам в Галиции, убеждал их в целесообразности переселения в Палестину, и предпринял неудачную попытку повлиять на представителей Альянса присоединиться к этой деятельности, а не направлять еврейскую эмиграцию в США. В том же году Олифан возобновил переговоры с турецкими властями. Министр иностранных дел Саид-Паша счел этот план практически осуществимым и выразил желание совместить его с проектом создания в Палестине железной дороги. Однако в связи с ухудшением англо-турецких отношений переговоры прекратились. В 1886 Олифант поселился в Хайфе. Несмотря на погруженность в религиозный мистицизм, он продолжал оказывать практическую поддержку первым еврейским поселенцам в Эрец-Исраэль. Его секретарем и переводчиком в эти годы был поэт Н.Х.Имбер. Среди работ, написанных Олифантом, — книги "Земля Гилад" (1880, англ.; пер. на иврит Н.Соколова "Эрецхемда" — "Страна желанная" вышел в 1886) и "Хайфа, или Жизнь в современной Палестине" (1887, англ.).

Алленби Эдмунд Генри Хайнман (1861, Бракенхерст, ок. Саутуэлла, — 1936, Лондон), виконт, английский полководец. Командовал Египетским экспедиционным корпусом, который в 1917-18 нанес поражение туркам в Палестине. В состав корпуса входил Еврейский легион.

Алленби считал, что политика английского правительства, направленная на создание еврейского национального очага, противоречит интересам Британской империи. В то же время в некоторых выступлениях (в частности, в речи по случаю открытия Еврейского университета в 1925) Алленби высказал понимание целей сионизма.

Уингейт Чарлз Орд (1903, Индия, - 1944, Бирма), британский офицер. Родители Уингейт были миссионерами; Уингейт был воспитан в духе глубокой религиозности и никогда не расставался с Библией. В 1936 был произведен в чин капитана и направлен на службу в подмандатную Палестину.

Проникшись глубокой симпатией к сионизму, Уингейт установил тесные связи с руководством ишува и «Хаганой».

Просионистская позиция, самостоятельность решений и пренебрежение к принятым в британской армии условностям привели к тому, что в 1939 Уингейт был откомандирован из Палестины, а в его паспорте была сделана отметка: «Владелец паспорта не имеет права на въезд в Палестину».

У.Черчилль очень высоко ценил военный талант Уингейта. В 1943 Уингейт сопровождал Черчилля на встречу с Ф.Рузвельтом в Квебеке. Уингейт, в то время генерал-майор, погиб в авиакатастрофе в джунглях Бирмы и в 1944 и похоронен на Арлингтонском национальном кладбище в штаге Вирджиния (США).

До самой смерти Уингейт сохранял преданность еврейскому народу и делу сионизма. Он мечтал возглавить армию будущего еврейского государства и в 1943 в письме к своему палестинскому другу цитировал на иврите строку из Псалмов (137:5) "Если я забуду тебя, Иерусалим...". Молодежный поселок на склоне г.Кармель назван Йемин-Орд, Институт физической культуры близ Нетании и роща на г.Гилбоа носят имя Уингейт, в его честь названа площадь в Иерусалиме.

Жена Уингейта, Лорна, была главой молодежной алии в Англии.

На этом поприще, в частности, о покровительстве еврейскому меньшинству, повествует направленный в британское министерство иностранных дел отчет Джеймса Финна, консула Британии в Палестине в 1846-1862 годах:"Все остальные (европейские державы) конкурируют друг с другом за право оказать покровительство как можно большему числу евреев. Даже консульство Испании, когда-то изгнавшей евреев из своих пределов, охотно взяло под свое крыло некоторое число местных евреев - как являющихся его официальными сотрудниками, так и считающихся потомками еврейских коммерсантов, когда-то торговавших в Кадисе и других испанских портах; османские власти предпочитают в это не вмешиваться.

Иностранные консулы сыграли важную роль в развитии Палестины и в особенности - Иерусалима.

Джеймс Финн - британский дипломат. Был известен как преданный друг евреев: его помощь выходила за рамки обязанностей, он неоднократно защищал их интересы перед османскими властями. Способствовал развитию сельского хозяйства и мелкого производства в Стране Израиля, иногда вкладывал в предприятия собственные сбережения. Занимался также миссионерской деятельностью.

[Т. Парфит, «Французское консульство и еврейское население Палестины в ХІХ веке», «Катедра», №5,1976, с. 144 (на иврите)].

Сунниты (от арабского сунна - обычай) - представители одной из двух основных ветвей ислама. Сунниты преобладают в большинстве исламских стран.

Манн Томас (1875, Любек, — 1955, Цюрих), немецкий писатель. Родился в богатой патрицианской семье. Своими духовными учителями Манн называл И.В.Гете и Ф.Ницше, подчеркивая в своем мировоззрении и творчестве противоречивое сочетание классических традиций и неоромантического иррационализма «конца века». борьба этих двух начал проходила через все творчество Манна.

В 1907 высказывал скептицизм по поводу сионизма, который он понимал как утопический призыв ко всеобщему исходу евреев из Европы и угрозу европейской культуре, которая нуждается в еврейском вкладе. В 1920-х гг. отношение Манна к сионизму стало меняться и он стал неоднократно высказываться в пользу сионистских чаяний.

Работа Манна над эпопеей о библейском Иосифе, начатая еще в 1920-х гг.. способствовала укреплению его симпатий к сионизму. С целью изучения материалов к роману Манн совершил весной 1930 поездку в Эрец-Исраэль; посетил Тель-Авив, киббуц Кирьят-Анавим и Иерусалим, где встретился с И.Л.Магнесом и Ш.Х.Бергманом. Из-за болезни ему не удалось посетить места, которые он намеревался описать в романе: Шхем, Бет-Эль, Шеврон, Беэр-Шеву и др. Во время пребывания в Эрец-Исраэль и по возвращении в Европу Манн высказывал восхищение достижениями сионизма в заселении страны, идеализмом, трудолюбием и упорством халуцим. Особый интерес Манн проявлял к так называемому духовному сионизму и взглядам И.Л.Магнеса, но перспективы политического сионизма по-прежнему оценивал несколько скептически. В духовном сионизме Манн усматривал родство с романтическим движением в Германии. Он неоднократно подчеркивал сходство, существующее, по его мнению, между евреями и немцами. Оба народа представлялись ему политически незрелыми, импульсивными, склонными к романтике и материализму одновременно. В радиопередаче, обращенной к гражданам США (1932), Манн призывал американских евреев и всех американцев, ощущающих подобно ему, нееврею, духовную связь со Святой землей, всеми силами способствовать работе еврейского народа в Палестине.

Под влиянием Катастрофы европейского еврейства Манн пересмотрел свое отношение к политическому сионизму. Этому способствовали и пережитый Манном опыт изгнания, и все большая солидаризация с еврейством как союзником в борьбе против нацистского варварства. В статье "Вечный народ" (1944), посвящённой Х.Вейцману, Манн писал, что идея сионизма больше не является спорной - она преодолеет любое сопротивление.

Поддержка Манна предложения о разделе Палестины привела его к серьезным разногласиям с прежним единомышленником И.Л. Магнесом. В марте 1948 Манн выступил с протестом против намерения США отказаться от поддержки создания еврейского государства. Он резко осудил шантаж арабских нефтяных магнатов. По его мнению, конфликт, вызванный разделом Палестины и созданием еврейского государства в исключительно скромных границах, можно было бы свести к минимуму, если бы не интересы великих держав, борющихся за нефть и базы.

Высказывания Т. Манна о еврействе (1936 - 48) были объединены в книге "Семь манифестов к еврейскому вопросу" (1966). [Краткая еврейская энциклопедия Т.5. М., 1996.- С. 86-90]

В 1917 году Артур Джеймс Бальфур (1848-1930), британский политический деятель из партии консерваторов. Будучи министром иностранных дел, опубликовал 2.11.1917 года декларацию, согласно которой британское правительство доброжелательно относится к созданию национального дома в Стране Израиля. Декларация Бальфура вселила новые надежды в сердце евреев. Бальфур выступил с речью на открытии университета на горе Скопус (1925 г.).

«Национальный дом для еврейского народа.

Правительство Его величества сочувственно относится к основанию национального дома для еврейского народа в Стране Израиля, и оно сделает все возможное для того, чтобы облегчить достижение этой цели, при условии, что не будет совершено ничего, что могло бы нанести ущерб гражданским и религиозным правам нееврейского населения Страны Израиля, а также правам и политическому положению евреев в любой другой стране».В 1919 году Бальфур в предисловии к «Истории сионизма», Н.Соколов, Нью-Йорк, 1916 писал:«Не как эмигранты. Те, кто отправятся в Палестину, не будут походить на эмигрирующих сегодня в Лондон или Нью-Йорк. Их вдохновляет не только надежда возвратиться в благоприятных условиях к тому образу жизни, который они вели в странах Восточной Европы. Они репатриируются, чтобы создать общественный организм, отвечающий их историческим и религиозным чувствам, общество, преданное земле, на которой живет, и эта привязанность — нечто большее чем привычка; общество, члены которого не будут страдать от раздвоенной лояльности... Материальная польза будет значительной, но, несомненно, еще большим будет успех духовный».

Рис Хауэлс, христианский сионист и активный общественный деятель, директор школы по изучению Библии в Уэльсе, заставлял своих учеников в течении долгого времени молиться за евреев, а в сентябре 1938 года получил особую миссию от самого Господа. Когда он услышал, что все евреи должны покинуть Италию в течении шести месяцев и что в Германии антисемитизм растёт с огромной скоростью, Хауэлс стал думать над тем, как помочь евреям вернуться на родину. Он со своими учениками регулярно часами молился за возрождение Израиля как еврейского государства, пока это не произошло десять лет спустя.

Но все же неприязнь англичан к Израилю, проявившаяся вскоре после Бальфурской декларации, не заставила Бен-Гуриона забыть ту помощь, которую Британия оказывала евреям ранее. В статье 1936 года (до издания «Белой книги») - «Наши счеты с англичанами», Бен-Гурион подводит итог достижениям англичан в отношении помощи еврейской общине:«Англия впустила в страну 350000 евреев. В Хайфе англичанами был построен порт, и она стала городом еврейского большинства. Англичане строили дороги между еврейскими поселениями и поддерживали, хотя и недостаточно, еврейскую промышленность. Англичане - далеко не ангелы, и мне очень хорошо известно об ужасных вещах, которые они творили в Ирландии и других местах. Но англичане также сделали много хорошего для своих колоний. Они - великая нация с богатой культурой, а не просто грабители и эксплуататоры. А нам англичане сделали не слишком много плохого. Они - первыми - признали наше историческое право на эту страну, объявили наш язык ее официальным языком, позволили массовую иммиграцию. Если мы судим кого-то, то давайте будем делать это справедливо.

[Мишнато шель. Давид бен-Гурион», Том II, перев. Шломо Авинери, Становление современного иудаизма].

Некоторые российские христианские писатели, в частности, профессор-протоиерей Киевской духовной академии А. Глаголев, профессор Петербургской духовной академии И. Троицкий и др., с симпатией относились к политическому сионизму.

К. М. Базили, русский дипломат на Ближнем Востоке, живший в XIX веке, отмечает в своих воспоминаниях ужасающую безнравственность обитателей Палестины, алчность сборщиков налогов, от которых люди прятались в горах, покинув свое жилье; он говорит о почти полном отсутствии в стране промышленности, об упадке сельского хозяйства, о коррупции турецких властей — "самой безнравственной администрации в мире".

Мордовцев Даниил Лукич (1830, слобода Даниловка. Ростовская губ., ныне Волгоградская обл., — 1905. Кисловодск, похоронен в Ростове-на-Дону), русский и украинский писатель, историк и публицист. Потомок запорожских казаков. В 1854 Мордовцев окончил историко-филологический факультет Петербургского университета. Более 30 лет служил чиновником в Саратове (действит. стат. советник). Публиковался с 1859, Автор популярных в 1860 – 80-х гг. художественных произведений (в осн. из рус. и украин. истории — Полное собрание исторических романов, повестей и рассказов, тт. 1—33. СПБ.. 1914), а также публицистические и исторические работы, посвященные народным движениям (напр. "Гайдамачина". 1870),С 1873 начал публиковать в журнале "Дело" под псевдонимом Берне из Бердичева статьи в защиту евреев, в которых опровергал распространение в русском обществе (в т.ч. и среди либералов) предрассудки. Особенно резко Мордовцев клеймил антисемитов-подстрекателей, выступавших в правонационалистической прессе. На погромы 1881 Мордовцев откликнулся "Письмами мистера Плумпуддинга" и "Письмом христианина по еврейскому вопросу" ("Рассвет". 1882) с призывом к евреям эмигрировать в Палестину и Америку, видя лишь в этом решение еврейского вопроса в России. После посещения в 1881 Палестины, где Мордовцев встретился с бежавшими от погромов евреями, он в ряде рассказов и путевых очерков ("Грустные воспоминания". "Наши пирамиды". "Поездка в Иерусалим Наброски дорожных впечатлений". 1895, 2-е изд.) обращался к народам мира с призывом вернуть Палестину евреям. Мордовцев последовательно поддерживал еврейское национальное движение, особенно после возникновения политического сионизма ("О сионизме"). [КЕЭ, Т.5. М., 1996.- С. 463-464]

Черносотенная пресса откровенно писала: «Жидов надо поставить в такие условия, чтобы они постоянно вымирали» Но главной целью было возбудить «энергию евреев в собственное царство и обзаведения собственным хозяйством». В своих предвыборных программах черносотенцы обещали, что поднимут вопрос о создании еврейского государства и будут содействовать переселению туда евреев, «каких бы материальных жертв такое выселение не потребовало от русского народа»

Как последовательные антисемиты, черносотенцы имели общие цели с сионистами. Вопрос о практическом сотрудничестве двух этих течений ставился неоднократно. Руководители черной сотни говорили, что сионистское движение «было бы весьма симпатичным, если бы оно преследовало только выселение евреев на отдельную территорию». Но при тотальном недоверии к евреям возобладало мнение, что «так называемый «сионизм», столь распространенный среди иудейской интеллигенции в России, имеет лишь внешним предлогом план переселения иудеев в Палестину, в сущности же является революционной организацией, сливающейся с иудейским «Бундом» [ С.А. Степанов. Чорная сотня в России (1905-1914гг) «Росвузнаука» 1992.- С.10-24].

Максим Горький напечатал в 1906 в издательстве «Правда» статью с сочувственным высказыванием о сионизме. Отношение Горького к сионизму противоречило позиции русской социал-демократии, к которой он был тогда близок.

Неоднократно высказывавшиеся Горьким симпатии к сионизму обусловили его живой интерес к успехам еврейских поселенцев в Палестине в начале 30-х гг. В беседе с Б.Кацнельсоном на о. Капри Горький выразил сожаление, что невозможно рассказать об этих успехах в советской печати.

Первая жена Горького Екатерина Павловна Пешкова была в течение многих лет после октябрьской революции 1917 председателем т. наз. «Политического Красного Креста» — организации помощи политическим заключенным. В 1920-х — нач. 30-х гг. она неоднократно оказывала разнообразную помощь политзаключенным евреям, в т.ч. сионистам, ряду которых она помогла получить разрешение на выезд в Палестину.

С последней четверти 19 в. грузинская интеллигенция неоднократно выступала против антисемитизма грузинского простонародья и антиеврейской политики русского правительства. Сочувствие к евреям выражали в своих произведениях известные грузинские писатели (И. Чавчавадзе, И.Евдоншиди. А. Пурцелалзе. Н. Никодзе). Один из руководителей грузинских социал-демократов (меньшевиков), Евгений Гегечкори, был активным защитником евреев в государственной Думе. Стихотворения А. Церетели «Надежда иудеев» (1892), публикации на смерть Т. Герцля в еженедельнике «Цнобис пурцели» (1904), о сионизме в газетах Я. Цинцадзе «Самшобло» (1915) и др.. отражали симпатии этой национально настроенной грузинской интеллигенции к идеям палестинофильства и сионизма. В отличии от русских социал-демократов грузинские меньшевики также симпатизировали сионизму. Еще в 1902 их орган «Хвели» опубликовал большую статью, восхвалявшую сионизм.

Элишева (настоящее имя Елизавета Ивановна Жиркова-Быховская; 1888, Спасск близ Рязани, — 1949, близ Тверии, Израиль), поэтесса (на рус. яз. и на иврите), прозаик и критик (на иврите). Дочь русского православного священника и обрусевшей ирландки. Рано лишившись матери, она переехала к тетке в Москву, где окончила гимназию и посещала фребелевские педагогические курсы "Общества учительниц и воспитательниц детских садов" (до 1910). В 1907-1908 началось ее знакомство с евреями, которое стимулировало интерес к идиш, а затем к ивриту.

В годы 1-й мировой войны работала в комитете помощи еврейским беженцам в окрестностях Рязани. По признанию Элишевой, на нее произвели "сильное впечатление еврейская национальная идея, а позднее сионизм".

На небольшие и мелодичные стихотворения Элишевой часто писали музыку. В 1925 - 31 переводы стихов Элишевой с иврита на идиш, русский, английский, польский, итальянский, немецкий языки и переводы ее русских стихов на иврит выходили в еврейской периодической печати разных стран. (Новые переводы на русский язык, сделанные в Израиле, вошли в сб. "Я себя до конца рассказала", Иер., изд-во "Библиотека-Алия", 1981, 1990.) Но уже к начала 1930-х гг. интерес к поэзии Элишевой ослабел. Ее третий и последний сборник "Ширим" ("Стихи", 1946), в который вошли стихи 1922 - 28, не вызвал заметного резонанса.

Элишева написала около 10 рассказов, которые публиковались в журналах, выходили отдельными книжками и сборниками (в т.ч. сб. "Сиппурим" — "Рассказы", Т.-А., 1928). Они, как правило, автобиографичны, проникнуты печалью, сочувствием и благоговением перед еврейской традицией. Красота еврейских обычаев ("Нерот шабат" — "Субботние свечи", 1922), сложность взаимоотношений евреев диаспоры с нееврейским окружением ("Малка лаиврим" — "Еврейская царица", 1923), ожидание найти высокую мораль среди евреев — таковы мотивы ее прозы на еврейские темы. В рассказе "Ха-эмет" ("Истина", 1924) провинциальная русская учительница с несложившейся судьбой заполняет реальную пустоту фантазиями. Неудовлетворенность мечтательной души свойственна и героине романа "Симтаот" ("Переулки", Т.-А., 1928; переизд. в 1977; журнальный вариант "Бейн ха-зманим" — "Безвременье", "Ха-олам", № 6 - 12, Лондон, 1927). Рисуя жизнь литературной богемы и увлеченного национальной идеей еврейства в послереволюционной Москве, Элишева использует события личной судьбы и Духовных исканий: героиня романа приходит к выводу о том, что место каждого, кто дорожит своим еврейством — в Эрец-Исраэль.

Кроме влияния романтической литературы, немалую роль здесь играли милитаристские христианские группы, которые увязывали наступление новой христианской эры с «возвращением евреев» в обоих значениях: как их возвращение к «христианской истине», так и возвращение на историческую родину и даже государственное возрождение на ней. С обострением «восточной проблемы» усилилась борьба европейских держав за дележ наследства Оттоманской империи, возрос европейский интерес к Палестине, усилилась миссионерская деятельность, расширилось вмешательство иностранных консульств в палестинские дела в соответствии с «капитуляциями». Здесь преимущество было у Франции и России, которые соответственно считали себя покровителями католиков и православных и их учреждений в Палестине. Вероятно, это и явилось причиной того, что в протестантских державах, таких, как Англия и Пруссия, и политики, и миссионеры начали интересоваться евреями, брать их под свое покровительство, поощрять их планы по возрождению и заселению Палестины.

Христианский сионизм имел религиозный характер, однако без миссионерского уклона (его представители никого не пытались обращать в свою веру) постепенно это движение привело к тому, что израильский народ снова загорелся идеей возрождения. В сионистское движение, которое уже начинало напоминать долину, усеянную мертвыми костями, вселились новый активный дух, сила, страсть и жизнь.

Земля Израиля, на которой в 19-м веке сосредоточилась современная политическая активность вместе с изменяющимся на глазах традиционным отношением к ней, больше не terra sancta предыдущих веков. В европейской политической мысли Палестина приобретает новое значение на фоне политических изменений и формирования нового отношения европейских держав к территориям, находящимся под владычеством Оттоманской империи. С политическим обсуждением «восточной проблемы», вызванным захватом Сирии и Палестины Мухамедом Али, соединилось религиозное пробуждение, влияние которого заметно в английском обществе. Палестина наполнялась английскими, французскими, немецкими и американскими паломниками и исследователями. Они распространили подробные и разнообразные знания о ней по всей Европе, которые достигли и еврейского круга читателей, активно интересовавшихся происходящим в Западной и Центральной Европе. Произведения искусства романтического направления, исторические и археологические исследования придают всему этому материалу экзотическую окраску и способствуют восприятию определенных представлений о Земле Израиля, в которых прослеживается связь с народом, изгнанным с ныне опустошенной земли. Памятники замечательного прошлого подчеркивают горестное настоящее. Восточное еврейство представляется древними коленами, не испорченными в отличие от еврейства Польши и Германии европейским влиянием. Протестантские тенденции, в особенности милинаристские, в соединении с романтическими настроениями сформировали доброжелательное отношение к еврейскому прошлому Земли Израиля и к возможности ее нового еврейского заселения. Духовное брожение, тесно связанное с политическими событиями, воспринималось определенными слоями еврейского сообщества различным образом - как в порядке реакции на предложения христианских кругов заселить Землю Израиля, так и в качестве восприятия «европейского» облика Палестины, соединенного с национальными чаяниями на фоне национального пробуждения европейских народов. С конца тридцатых годов и до восьмидесятых в еврейском обществе придается особое внимание христианским предложениям касательно Палестины, что воспринимается не столько в теологическом контексте, сколько в оптимистическом духе, характерном для эпохи достижений европейского человека и еврейской эмансипации. Готовность выдающихся представителей просвещенных государств помочь возвращению народа Израиля на его землю выглядит как одно из выдающихся достижений еврейства 19-го века. И политическое положение Палестины рассматривается как с точки зрения еврейского самосознания, так и в европейском политическом и идеологическом аспекте. Существует совершенно особая параллель между милинаристским утверждением о том, что Земля Израиля превратилась в пустошь после изгнания из нее сынов Израиля, и традиционным еврейским утверждением, согласно которому «страна дает свои плоды только евреям». Оба утверждения диалектически переплетаются с представлениями европейской интеллигенции той эпохи, согласно которым восточные народы достигнут спасения, только если примут европейский путь развития. Просветительская и филантропическая деятельность английских, французских и немецких организаций в Палестине, создающая, начиная с сороковых годов, фундамент для модернизации городской жизни, воспринимается одновременно в качестве как образца и возможной поддержки будущему еврейскому заселению, так и конкурирующего фактора. И все же в те годы еврейские упоминания о Земле Израиля были преисполнены оптимизма в свете отношения государств Западной и Центральной Европы к возможности ее еврейского заселения. Это ощущение подкреплялось осведомленностью о политическом положении и о влиянии «капитуляций» на евреев-выходцев из европейских стран, проживавших в городах Палестины. Европейское подданство и поддержка иностранных консульств считалась гарантией существования еврейского поселения европейского происхождения, и все это было основой создания новых еврейских институтов и проектов.

С 1980 христианский сионизм получил организационное оформление, открылось Христианское посольство в Иерусалиме, представляющее друзей Израиля — в основном приверженцев различных течений протестантизма (баптисты, англикане, методисты и др.), а также католиков и православных. По утверждению представителей посольства (данные на 1990), их поддерживают во всем мире 70 млн. сторонников. Посольство организовывает в Иерусалиме богословские конференции и симпозиумы, паломничество, а также митинги и уличные шествия в поддержку сионизма и Израиля; ежегодно в праздник Суккот устраиваются фестивали. Посольство занимается гуманитарной деятельностью в пользу новых репатриантов — в частности, финансирует чартерные рейсы самолетов в аэропорт Лод. В 1-й пол. 1980-х гг. посольство принимало активное участие в борьбе за право евреев СССР на репатриацию.

В 1987 в Базеле (Швейцария) состоялся I Всемирный конгресс христиан-сионистов. На нем присутствовало 500 богословов, священников, руководителей церквей из США, Франции, ФРГ, Израиля, Англии, Австралии, Бразилии, Швейцарии и Нидерландов. Одна из резолюций конгресса призвала христиан оказать помощь Израилю в деле репатриации и абсорбции.

В 1988 году, в сороковую годовщину возрождения Израиля, Христианское посольство постановило провести Второй христианский сионистский конгресс уже в Иерусалиме.

Работа Христианского посольства и других христиан-сионистов явилась большим подспорьем для сионизма во всём мире. Особенно сейчас, когда все страны всё более враждебно относятся к Израилю, христиане говорят:"Израиль, ты не одинок!"[Том Хесс. Отпусти народ мой! Progressive Vision Washington D.C. 1992.- c.84]

Воссоздать картину начального периода сионизма нам помогла книга Pastor Charles Russel. American Cristian Zionist («Пастор Чарлз Рассел. Христианский сионист Америки»). Ее автор—Давид Горовиц, американский еврей, уроженец Швеции, редактор нескольких периодических изданий, в том числе «Бюллетеня воссоединенного Израиля», член Еврейской Академии наук и искусств с 1982 г. и бывший руководитель пресс-бюро Израиля при ООН. Книга была издана в серии Philosophical Library в Нью-Йорке и благожелательно встречена рядом выдающихся деятелей.

Биньямин Нетаниягу сказал: «Признание важной роли пастора Рассела как одного из первых христианских защитников сионизма пришло очень поздно. Господин Горовиц оказал неоценимую услугу, напомнив читателям историю этого выдающегося христианского сиониста».Джейн Киркпатрик, бывшая представительница США в ООН, высказалась о книге так: «Это — захватывающее описание человека, заслуги которого не были еще оценены должным образом, и раздела истории сионизма, также не получившего должной оценки».

Д. Горовиц пишет в своей книге: «Покойный пастор ... опередил Теодора Герцля, призывая евреев всего мира, чтобы они восстановили свое древнее государство в Палестине ... предсказал возвращение еврейского народа в Палестину, упредив Герцля ... Уже в 1889 г., до того как мировое еврейство услышало о Герцле и сионизме, пастор Рассел издал книгу «Время пришло», где указал на пророчества, предвещающие важную перемену для Божьего народа — Израиля. В 1896 г. он впервые едет в Палестину и, возвратившись, публикует полную энтузиазма статью о Святой Земле, издает 3-й том своих лекций, в котором напечатана глава «Восстановление Израиля». В 1909 г. он опять посещает Палестину, завязывает дружбу с еврейскими лидерами, в том числе с д-ром Леви из сионистской организации».

Выступления Рассела в Иерусалиме заинтересовали евреев. Вернувшись в США, он в журнале Overland Monthly опубликовал адресованные евреям 12 статей под общим названием «Избранный Божий народ». Статьи вызвали резонанс, и у Рассела появилась возможность прочитать ряд проповедей об иудаизме и сионизме. Одна из лекций об Иерусалиме состоялась 5 июня 1910 г. в бруклинской Академии музыки в присутствии 2 800 человек. Отчеты о ней широко публиковала еврейская печать.

Вершиной деятельности Рассела было выступление на созванном серьезными сионистскими лидерами (главным образом по рекомендации д-ра Леви) специальном собрании евреев в самом большом в то время зале нью-йоркского ипподрома. Через некоторое время после выступления на ипподроме пастор отправляется в Европу. Он устраивает несколько встреч с английскими евреями. На одном из этих собраний в Роял-Альберт-Холл в Лондоне присутствовало около 4600 евреев, на другое — в еврейском квартале города в зале Шордич-таун-Холл — Рассела пришли послушать 800 евреев. На встрече в Манчестере было около 1200 человек, в Глазго—1400. После возвращения в США пастор Рассел организует новые встречи в Чикаго, Филадельфии, Сен-Луисе, Канзасе. В 1911 г. он произносит речь в штате Огайо, в Цинциннати, обращаясь к более чем 5000 слушателей. В то же время, с вводом в действие типографии Общества, увеличивается поток литературы, адресованной евреям. Пастор опубликовал свои проповеди почти в 3000 различных газетах США. Его проповеди по вопросам иудаизма и сионизма вышли тиражом 107 000 экземпляров в издательствах англоязычных газет и журналов и 650 000 экземпляров на языке идиш. Проповеди, опубликованные в периодике, имели 10 миллионов читателей. Со временем Рассел пришел к выводу, что ему следует начать издавать собственную газету на языке идиш. Ее он назвал Die Stimme («Голос»). Газета была встречена с большим интересом в еврейских общинах Америки, Европы и России. В 1912 г. Рассел на основании пророчества Исайи (40, 1 — 2) написал и издал брошюру под названием «Утешение для евреев». В ней пастор снова излагает свою идею о возвращении Божьего благоволения еврейскому народу и об окончании его судьбы тысячелетнего странника. С ростом читательского спроса из года в год увеличивались тиражи литературы, печатавшейся с 1909 г. в собственной типографии Рассела, расширяя таким образом знания о сионизме и о его роли в исполнении Божьих обетований. Вплоть до конца своей жизни пастор поддерживал дружеские отношения с руководителями евреев в Америке. В результате деятельности Рассела вновь ожило замирающее сионистское движение, имевшее до того главным образом политический характер. В течение нескольких лет в результате ссылок на пророчества и на обетование, данное Аврааму (Быт. 22, 16 — 18), было снова зажжено пламя сионизма. [Юлиан Гжесик. Возвращение. История евреев в свете ветхо– и новозаветных пророчеств. «Теревинф» М., 2005г.- С. 80-86].

Политолог Вера ГЕНИСАРЕТСКАЯ (Верджиния, США) в статье "Христианский сионизм и фундаментализм"(2005) пишет:" За последние десятилетия большое политическое влияние в США приобрел Христианский Сионизм (Christian Zionism), несомый в массы различными евангелистами и телеевангелистами, самыми известными и могущественными из которых являются Пат Робертсон (Pat Robertson) и Джэрри Фалвелл (Jerry Falwell).

Христианский Сионизм важен тем, что основные теологемы этого направления были в той или иной степени приняты многими течениями фундаментализма и евангелизма как его рупора и в настоящее время направляют их идеологию и действия.

По определению известного специалиста по истории религий профессора Дона Вагнера (Donald Wagner), христианский сионизм «является движением внутри протестантского фундаментализма, который рассматривает современный Израиль как знак исполнения библейских пророчеств и, следовательно, как страны, заслуживающей политической, религиозной и финансовой поддержки. Центром распространения идей христианского сионизма является движение евангелистов».

Отличительными чертами идеологии христианского сионизма, адаптированными многими христианскими фундаменталистами, являются следующие:

Буквальная трактовка Ветхого Завета в том, что касается богоизбранности евреев и их «божественного права» на «дарованную Богом землю» от Нила до Тигра и Ефрата.

Вольное толкование Откровения Иоанна Богослова (Апокалипсиса). Согласно этому толкованию, Конец Времен и Армагеддон «близ при дверях» — скоро настанет Второе Пришествие Иисуса. Он придет к евреям и они обратятся в христианство. Иисус установит Свое господство в созданном евреями государстве, из которого они будут осуществлять Его правление во всем мире. Помогающие евреям в строительстве этого государства спасутся, а не помогающие попадут в ад.

Убежденность в том, что любые действия Израиля являются законными и оправданными его «божественной миссией».

Вера в то, что Иерусалим является «вечной» и исключительно еврейской столицей: арабам в Святом Городе места нет.

Вера в то, что евреи должны восстановить свой разрушенный храм. Восстановление этого храма является частью концепции «битвы за Иерусалим». В настоящее время на месте, где должен быть воздвигнут храм, находятся Мечеть Ал Акса (Al-Aqsa) и Каменный Купол (Dome of the Rock). Члены нескольких еврейских экстремистских организаций, включая «Институт Храма» (Temple Institute) и «Храм на Горе Веры» (Temple Mount Faithful) даже делали попытки разрушить эти мусульманские святыни. Христианские сионисты не осудили их за это, а по некоторым версиям даже поддержали. В 2000 году три христианских сиониста были депортированы из Израиля за попытку взорвать мечеть в Иерусалиме.

Сопротивление любым действиям правительств и международных организаций, прежде всего ООН, направленным на то, чтобы убедить Израиль в соблюдении правовых норм в отношении палестинцев и 242-й Резолюции ООН, по которой Израиль должен оставить оккупированные территории. В октябре 2004 Пат Робертсон, на организованном им выездном ралли в Израиле произнес перед многотысячной аудиторией: «Только Бог решит, должен ли Израиль уступать земли, полученные им в результате войны 1967 года, включая Газу, Западный Берег и Восточный Иерусалим... Бог говорит: «Я буду судить тех, которые притязают на Западный Берег и Газу... Это Моя земля, руки прочь от нее!».

Сильные антимусульманские и анти-арабские сантименты. Вслед за радикальными еврейскими сионистами, христианские сионисты верят, что арабы произошли от «дикого человека» Ишмаэля (Ishmael) со всеми вытекающими отсюда последствиями. Христианские сионисты внесли значительный вклад в дегуманизацию арабов и в стремительно развивающуюся в США исламофобию.

Мне придется разочаровать сторонников идеи «всемирного еврейского заговора»: движение христианского сионизма не было организовано и идеологически обосновано евреями. Оно выросло из безликих глубин выхолощенного американского протестантизма с его непочитанием Божией Матери, ритуала и святых. Оно было взято на вооружение и задействовано циничными и бессовестными американскими религиозными лидерами, сколотившими на этом политические и финансовые капиталы. Наиболее горячими его восприемниками стали самые простые и часто одинокие люди. Эти люди жаждут обрести духовные стимулы и получить оправдание своего существования во вседенном и бессмысленном их бытии.(http://pravaya.ru/look/2021).

...Полагаю, что в общих чертах вопросы о природе христианского сионизма, направления его деятельности и объема его влияния на политику США читателю уже понятны, и я не хочу больше загружать его фактами, относящимися к этой теме. Любой, кто ею заинтересуется, может получить необходимую информацию в массе интернетовских публикаций как самих христианских сионистов, так и их сторонников и критиков. Основные современные первоисточники читатель может найти на официальном сайте христианских сионистов, а также на сайтах Пата Робертсона и Джерри Фалвелла. Читателю, не знающему английского, я могу порекомендовать статью апологета христианского сионизма, считающегося в Штатах самым компетентным специалистом по Ближнему Востоку, Даниэля Пайпса, опубликованную в «Нью-Йорк Пост» (New York Post). Между прочим, «Нью-Йорк Пост» (не путать с «Нью-Йорк Таймс») редактируется «крестным отцом неоконов» Ирвингом Кристоллом. Довольно подробная история христианского сионизма дана в серии статей профессора Доналда Вагнера".( http://www.pravaya.ru/look/2063).

Утверждая, что еврейская национальная идея - это возрождение мессианской утопии, мы не хотим сказать, что одна лишь мысль о возвращении на древнюю родину породила национальное движение. Этот призыв звучал и в донационалистический период. Так как историческая связь евреев со своей древней родиной была важным элементом как еврейской, так и христианской традиции, то вывод о необходимости возвращения не требовал большой изобретательности. Идея возвращения в Сион пользовалась особой популярностью в Англии, после того как пуританская революция пробудила там интерес к Ветхому Завету и к самой истории еврейского народа. Правда, сторонники еврейского возвращения в Сион в большинстве своем надеялись, что евреи изменят веру, но были и те, что разделяли эти две идеи и рассматривали еврейское возвращение в землю предков как осуществление еврейских национальных стремлений. Лучшим примером предвосхищения современного сионизма, возникшего на ниве традиции Реставрации в Англии, является книга Джорджа Элиота «Даниэль Дэронде», написанная в 1874 г.

Их (христианских сионистов) историческое значение заключается совсем в другом. Наличие христианских сторонников этих идей показывает нам, насколько глубокой представлялась связь между евреями и их страной даже в умах инородцев. Без этого успех сионизма, зависевшего от поддержки или хотя бы понимания со стороны неевреев, был бы немыслим.

Корни появления еврейской национальной идеи лежат в европейских реалиях и в идейном мире европейцев, а Земля Израиля вплетается в них через внешние факторы и понятия, что в высокой степени было чуждо еврейскому традиционному миру. Можно также утверждать, что европейское еврейство, все более интегрирующееся в окружающем их мире, заново открыло для себя Землю Израиля в немалой степени благодаря росту ее значения в европейских умах, тогда как традиционная связь с Землей Израиля, все еще сохранявшаяся в широких еврейских кругах и частично проистекавшая из надежд на Избавление, отражала неприятие европейского мира.

На первый взгляд нет прямой связи между событиями первой половины 19-го века и периодом Первой алии, но наличествует типологическая и идеологическая преемственность между идейным миром первых носителей национальной идеи тридцатых и сороковых годов и их отношением к Земле Израиля, с одной стороны, и отношением национальной идеи восьмидесятых годов к заселению Земли Израиля - с другой. В обоих случаях Земля Израиля приобретает значение элемента столь обязательного для национального самосознания европейцев - территории, где претворяется в жизнь особенность этнической группы, историческое существование предков. Более того, Земля Израиля становится идеальным полигоном для осуществления универсальной социальной мечты, основу которой составляют и идеи Просвещения, и его представления об идеальном традиционном обществе.

 

 

Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #2(172) январь 2014 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=172

Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer2/AMuchnik1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru