litbook

Non-fiction


Саймон Смит (Семён Абрамович) Кузнец0

 

Нобелевской премии по экономике в 1971 был удостоен американский ученый российско-еврейского происхождения Cаймон Кузнец за «эмпирическое обоснованное толкование экономического роста, которое привело к новому, более глубокому толкованию экономической и социальной структуры и процесса развития в целом».

Выступая на церемонии вручения премии, член Королевской академии наук Бертиль Готтхард Улин, в будущем сам нобелевский лауреат, сказал: «Профессор Саймон Кузнец постоянно стремился в своих работах дать количественное определение экономических величин, относящихся, прежде всего, к процессам социальных изменений. Он оперировал огромным эмпирическим материалом, который подвергал настолько глубокому и тщательному анализу, что этот материал искрился великолепными мыслями и давал совершенно новое освещение экономического поведения и тенденций развития» (7, с. 33).

Долгие годы экономику не считали настоящей наукой, поэтому первая Нобелевская премия в этой области была присуждена только в 1968 году, спустя 73 года после учреждения этой международной награды. Eё официальное название

“Премия в области экономики памяти Альфреда Бернхарда Нобеля”.

Значительный вклад в то, что экономика была признана наукой, внёс третий лауреат этой премии, американский ученый российско-еврейского происхождения Семён Абрамович Кузнец, более известный в Америке под именем Саймон Смит Кузнец.

Сам ученый мемуаров не оставил, и до сих пор два города бывшего Советского Союза оспаривают место его рождения. Даже такие солидные издания, как советская (1), украинская (2) и Британская энциклопедии (3), пишут, что он родился и учился в украинском городе Харькове. Вдова и дети Кузнеца утверждают, что родился Семён в белорусском городе Пинске. В нём сохранилось здание бывшего реального училища, на стене которого в 2007 году была установлена мемориальная доска с надписью, что именно это училище в разные годы окончили Нобелевский лауреат Семён Кузнец и первый президент государства Израиль Хаим Вейцман. Имя Семёна Кузнеца присвоено также общеобразовательной школе «Бейс-Агарон» в городе Пинске. Окончательную точку в этом, казалось бы, неразрешимом вопросе, поставили интересные исследования харьковского ученого Владимира Московкина (4,5,6). Всё, что изложено ниже о происхождении и жизни Семёна Кузнеца в Российской империи, базируется на его исследованиях. На основании собственных розысков и полученных от вдовы Кузнеца и его детей воспоминаний и копий документов, Московкин опубликовал ранее неизвестные сведения о жизни Кузнеца в России и Америке. Он подразделил её на четыре периода: белорусский (Пинск, 1901-1909), западноукраинский (Ровно, 1909-1915), восточноукраинский (Харьков, 1915-1922) и американский (Нью-Йорк, 1922-1928 – как эмигрант, и 1928-1985 – как гражданин США) (4, с. 169).





Саймон (Семён) Кузнец

Семён Кузнец родился 30 апреля 1901 года в городе Пинске Минской губернии Российской империи в семье торговца мехами Абрама и Полины (урожденной Фридман). Он был средним из их троих сыновей (Соломона, Семёна и Георга).

Абрам Кузнец переехал в Пинск из городка Столин незадолго до рождения Семёна. В 1907 (по другим данным в 1909 году) Абрам эмигрировал в Америку, а жена и дети в 1909 году переехали в город Ровно. Так что утверждения пинских краеведов, что Семён учился там в реальном училище, справедливы только для непродолжительного времени. Судя по всему, Семён в Ровно продолжал учебу, но её прервала Первая мировая война. В этот период значительная часть территорий, охваченных военными действиями, входили в так называемую “черту оседлости”, где проживала подавляющая часть еврейского населения России. Если в начальный период войны русская армия одерживала победы и захватила часть территории Австро-Венгрии, то с 1915 года она стала отступать. Руководство армии заявило, что еврейское население является сосредоточением шпионажа и пособничества неприятелю. Было принято решение полностью очистить прифронтовую полосу от евреев. Исключений никаких не было: все, от грудных младенцев до древних стариков, подлежали эвакуации во внутренние губернии страны. На сборы давалось 24 часа. Ветер насильственной эвакуации занес семью Кузнецов в Харьков. Московкин обратился к сыну Семёна Кузнеца, профессору экономики университета штата Индиана Паулю Кузнецу, и получил ответ: «Имеется конфуз по поводу раннего периода жизни моего отца, но Вы правы относительно места его рождения, это было не в Харькове, а Пинске... Фактически ничего не написано о его персональной жизни, источниках его мыслей или влияния на его ранний опыт научной деятельности. Я не удивляюсь этому, так как он был очень немногословным о своих ранних годах. Когда я ещё ребенком спрашивал его о раннем периоде жизни, то обнаружил, что он не хочет рассказывать об этом. Я подозреваю, что лишения, связанные с Первой мировой войной и революцией, были ответственны за это молчание» (4, с. 170). Пауль посоветовал Московкину связаться со своей сестрой Юдит Штерн, которая, в свою очередь, рекомендовала обратиться к кузине Рут Кузнец-Хауптман. В результате Московкин стал обладателем копий ряда документов о жизни и учёбе Семёна Кузнеца в Харькове, и о том, как и когда он оказался в США.

По данным родственников нашего героя, в 1909 году в Киеве родился младший брат Семёна Георг, и через несколько месяцев глава семейства Абрам Кузнец эмигрирует в США, а Полина с тремя сыновьями покидает Пинск и переезжает в Ровно к своим родителям. Предполагалось, что после того, как Абрам устроится в Америке, он заберёт туда семью. Начавшаяся война, а затем насильственная эвакуация в Харьков затормозила этот процесс. Судя по всему, Семён не успел окончить реальное училище в Ровно. Согласно сохранившимся документам, в Харькове он поступил во 2-е реальное училище 26 октября 1915 года и окончил его 16 мая 1917 года с отметками – восемь пятёрок, пять четверок[1]. В сентябре этого же года он поступает в высший дополнительный класс этого училища, который также успешно оканчивает в мае 1918 года (двенадцать пятёрок, две четверки). В конце 1918 года Семён поступает в харьковский Коммерческий институт, в котором он проучился всего полтора года. Сложное было время: революция, Гражданская война. В 1918 году в город входят немцы, затем их сменяет Добровольческая армия генерала Деникина, а после неё снова восстанавливается советская власть. Семён сумел сдать экзамены за первый курс Коммерческого института (1918/1919 учебный год). В его зачётной книжке есть оценки по статистике (теория и практические занятия), датированные 7 июля 1921 года, когда Коммерческий институт был уже ликвидирован. На базе его и юридического факультета университета был создан Институт народного хозяйства, но Семён оставил учёбу и с 1921 г. стал работать руководителем сектора трудовой статистики статистического отдела Южного бюро ВЦСПС.

Всего за полтора года учёбы в Коммерческом институте Кузнец получил блестящую подготовку. Забегая вперед, следует заметить, что впоследствии, уже в США, американцы удивлялись, где это молодой эмигрант из России мог получить такое образование. Откуда им было знать, что главную дисциплину для экономистов – статистику, читал один из крупнейших российских специалистов в этой области А.Н. Анциферов, а математику _ выдающийся математик ХХ века С.Н. Бернштейн. Анциферов, разделяя идеи Белого движения, покинул Харьков с деникинцами, в эмиграции работал в Чехии, Голландии и Франции.

Занимаясь в Коммерческом институте и владея немецким языком, Семён самостоятельно стал изучать труды австрийского учёного Й. Шумпетера. В харьковских архивах Московкиным была найдена рукопись первой научной работы Кузнеца. По приезде в Америку он перевёл её на английский и представил в качестве магистерской диссертации в Колумбийский университет (5, с. 95). В Харькове вышла и первая научная публикация Кузнеца, выполненная им во время работы в статистическом отделе Южного бюро ВЦСПС (8) . Вторично её опубликовали, как приложение к статье (8). В. Московкин так оценивает эту работу Кузнеца: « В этой первой научной работе С.Кузнеца отчетливо проявился интерес к колебаниям экономических показателей, который в дальнейшем вылился в написание докторской диссертации» (7, с. 29).

В конце 1920 года был подписан мир с Польшей, признана независимость Украины и Белоруссии. По мирному договору, к Польше отошли часть Западной Белоруссии и Украины. В марте 1921 года было подписано соглашение о репатриации лиц, которые раньше проживали на территориях, отошедших к Польше. Именно тогда, как вспоминают родственники Кузнеца, они начали готовиться к возвращению в Польшу и уже оттуда намеревались отправиться за Мать с тремя сыновьями уехала в Варшаву. Семёна по приезде арестовали по обвинению в шпионаже, но вскоре выпустили, и он со старшим братом Соломоном сочли за благо перебраться в Данциг, который по Версальскому мирному договору был объявлен вольным городом и находился под управлением Лиги Наций. В начале 1922 года Соломон и Семён Кузнецы выехали в США. В их эмиграционных документах значилось, что они родились в Харькове.

Почему они выехали в Америку по фальшивым документам никто из родственников объяснить не смог. Сразу по приезде в Нью-Йорк братья поступили на курсы английского языка, а осенью 1922 года стали студентами Колумбийского университета. Через год Семён получает степень бакалавра, а в 1924 становится магистром экономики. В университете обратили внимание на столь успешного студента и предложили ему продолжить свое образование под руководством известного экономиста У.Митчелла. В 1926 году Кузнец получает докторскую степень после защиты диссертации «Cyclical Fluctuation: Retail and Wholesale Trade, United States, 1919-1925» («Циклические колебания: розничная и оптовая торговля. Соединённый Штаты, 1919-1925»). Как указывает биограф Кузнеца М.Абрамович (9, c. 228), эта небольшая по объему, но глубокая по содержанию работа была издана в Нью-Йорке с предисловием Митчелла (10) и связала Кузнеца не только с Митчеллом, но и с Национальным бюро экономических исследований (НБЭИ), которое на многие годы стало его исследовательской базой. После защиты докторской диссертации Кузнец полтора года проработал научным сотрудником Совета по исследованиям в области социальных наук. Затем Митчелл, назначенный директором НБЭИ, уговорил его перейти на работу к нему. В 1927 году Семён Кузнец принимает американское гражданство и, согласно сертификату о натурализации, принимает имя Simon Smith Kuznets (6, с. 64).

Кузнецу нравилась преподавать, и в дальнейшем он весьма успешно сочетал исследовательскую деятельность с преподаванием. С 1930 по 1954 год он занимал должность профессора на кафедре экономики и статистики Пенсильванского университета, затем, с 1954 по 1960, преподавал в университете Джона Гопкинса, а с 1960 и до выхода на пенсию в 1971 году в Гарварде. Он сразу же завоевал славу прекрасного преподавателя и увлекал студентов своим интересом к предмету, четкостью изложения, эрудицией. Правда, докторантов у него было немного, но какие! Два из них Милтон Фридман (родители его, как и родители Кузнеца, были выходцами из России) и Роберт Фогель, стали лауреатами Нобелевской премии по экономике, первый - в 1976 г., второй - в 1993 г.

Но вернемся к НБЭИ. Вскоре после начала работы в нём Кузнецу поручили руководить проектом по исследованию национального дохода. Когда Министерство торговли США решило составлять официальные оценки национального дохода, то оно, как пишет М.Абрамович «пригласило доктора Саймона Кузнеца для планирования и руководства этим исследованием. Он отвечал как за подготовку итоговых оценок, так и за содержание и текст отчёта» (9, c. 229). О Кузнеце и его вкладе в мировую экономике написано много, но наиболее кратко и четко это изложено в работах В.Московкина (7), М.Абрамовича (9) и Л.Васиной (11), которые использованы в этой статье.

Широкой публике имя Кузнеца известно за разработку им общепринятого показателя «валовой национальный продукт (ВНП) на душу населения», который ныне широко используется во всем мире для сравнения экономического развития стран.

Работы Кузнеца в НБЭИ по подсчету национального дохода стали его крупнейшим вкладом в экономическую науку. Он оказался первым, кто, занимался изучением взаимосвязей между экономическими колебаниями и долговременным экономическим ростом.

Учитель Кузнеца Митчелл сумел убедить своего ученика, что экономическая теория должна создаваться в духе традиции Френсиса Бэкона. Она должна начинаться с наблюдения за фактами, их сбора, разработки гипотезы в соответствии с собранными фактами и её подтверждения. Будучи последовательным учеником Митчелла, Кузнец скептически относился к абстрактным теоретическим моделям экономики. Главную задачу экономиста он видел в детальном описании реального экономического мира и его объяснения таким образом, чтобы это приносило ощутимую пользу тем, кто определяет экономическую политику.

В бывшем СССР Кузнец рассматривался как буржуазный экономист, и советские идеологи считали, что его методология не может быть применена к советской экономике. Нам неизвестны переводы его основных книг на русский язык, поэтому ниже мы приведем краткую характеристику основных работ Кузнеца.

Первый отчёт Кузнеца по исследованию национального дохода США «Национальный доход, 1929-1932» («National Income, 1929-1932») был опубликован Министерством торговли США. Он открыл серию публикаций НБЭИ в этой области, важнейшими из которых являются двухтомник «Национальный доход и его структура, 1919-1938» («National Income and its Composition, 1919-1938»), вышедший в свет в 1941 году, и книга, обобщающая серию этих исследований, «Национальный доход: краткие выводы» («National Income: Summary of Finding») 1946 года издания.

Во время Второй мировой войны Кузнец был назначен заместителем директора Бюро планирования и статистики при Министерстве военной промышленности и внес на этом посту свой вклад в победу. После окончания войны Кузнец становится председателем Комитета по экономическому росту в СИСН, в котором он возглавил сравнительное исследование национального дохода ряда стран. Его результаты нашли отражение в ряде статей и монографиях «Современный экономический рост» («Modern Economic Growth»”,1966) и «Экономический рост наций» («Economic Growth of Nations», 1971).

Многолетние исследования процесса экономического роста позволили Кузнецу определить сначала для США, а затем и для других стран ряд эмпирических закономерностей. Именно он установил длинные волны темпов экономического роста ряда стран, которые были названы «циклами Кузнеца». Под ними понимаются 20-22-летние периоды роста технического прогресса, населения и национального дохода.

Существует еще одна экономическая закономерность, получившая название «закона Кузнеца» для экономики развивающихся стран, который гласит: в первые десять лет развития неравенство в распределении доходов будет резко возрастать, затем появятся тенденции к выравниванию. Многие исследования Кузнеца носят пионерский характер. Так, ещё в 60-х годах прошлого века он первым из экономистов раскрыл роль человеческого фактора в качестве одной из составляющих экономического роста. Он утверждал, что самым большим капиталом страны являются её люди с их мастерством, опытом и побуждениями к полезной экономической деятельности. Авторитет Кузнеца, как ученого, был непререкаемым как в США, так и за их пределами. Ещё в 1949 году он бы избран президентом Американской статистической ассоциации, а в 1954 году - президентом Американской экономической ассоциации, позднее избирается почетным членом Ассоциации по экономической истории, Эконометрического общества, Международного статистического института, членом Британской и Шведской академий наук, имел почетные докторские степени от ведущих американских и иностранных университетов. Кузнец неоднократно участвовал в ряде международных научных проектов в Израиле, Швеции, Китае.

Работая в НБЭИ, Кузнец женился на своей коллеге Эдит Хандлер. У них было двое детей, дочь и сын, о котором мы упоминали в начале статьи. Кузнец отличался скромностью, любил литературу и классическую музыку. Он ушел из жизни 8 июля 1985 года в Кембридже, штат Массачусетс.

С российскими экономистами Кузнец практически не встречался за исключением А.В.Аникина[2], который оставил интересные воспоминания (12). Он познакомился с Кузнецом осенью 1955 году в Таиланде, на заседаниях рабочей группы Экономической комиссии ООН для Азии и Дальнего Востока. Аникин входил в состав советской делегации, а Кузнец возглавлял американскую. Предметом работы было обсуждение итогов и перспектив развития стран региона. Обычно на таких заседаниях делегации рассаживаются в алфавитном порядке в соответствии с представляемыми странами, и Аникин все три недели сидел рядом с Кузнецом. Аникин вспоминает: «Уровень мышления Кузнеца и остальных участников был несопоставим... Когда все эти непрофессионалы запутывали какой-нибудь вопрос, слово брал по своей инициативе или по просьбе председателя Кузнец, скромный, деликатный человек с тихим голосом, неторопливой и четкой профессорской речью и характерной внешностью русского провинциального еврея. Никого не задевая, он быстро заменял туманные разговоры более или менее строгим анализом. Через десять-пятнадцать минут всё становилось на свои места, и мы удивлялись, как мы этого раньше не понимали или не замечали. Его умение разложить сложный вопрос на простые и ясные составляющие восхищало». (12. С. 3)

Далее Аникин пишет, что настолько попал под обаяние личности Кузнеца, что забыл про советские инструкции не якшаться с эмигрантами и не заметил обращенных на него косых взглядов членов советской делегации, которые не владели английским языком. Очевидно, и Кузнец обратил внимание на неординарность молодого советского коллеги. Аникин отмечает: «Мы всё же настолько подружились с ним, что четыре года спустя он прислал мне предварительный вариант книги “Капитал и американская экономика: его формирование и финансирование”, классической работы в тогдашнем стиле НБЭИ. Книга вышла в 1961 году, и я вместе с С.М.Никитиным рецензировал её в советском журнале». Аникин вспоминал также, что Кузнец рассказывал ему об учёбе в Харькове в годы Гражданской войны и о том, как он бедствовал во время учёбы в Колумбийском университете в США. У него тогда была одна приличная сорочка, которую он сам стирал. Личность Кузнеца настолько повлияла на Аникина, что он покинул престижную должность в Госкомитете по внешнеэкономическим связям и стал заниматься исключительно наукой где, начав с нуля, добился больших успехов. Как писал Аникин: «Слушая его и беседуя с ним, захотелось стать профессором. Профессором в лучшем смысле этого слова - интеллектуальным, независимым, широко мыслящим, либеральным ...». Завершая свои воспоминания, Аникин пишет: «Кузнец был одним из первых экономистов, получивших Нобелевскую премию (1971 г.). Едва ли и теперь кто-нибудь из лауреатов может сравняться с ним по практическому и политическому значению исследований. Весь мир принял систему национальных счетов, которая позволяет с достаточной степенью надежности измерять экономический рост и анализировать структурные сдвиги. Кузнец был пионером в этой области. Хотя в последние годы данные о валовом национальном продукте начали публиковать в СССР и России, нашим статистикам ещё долго придётся учиться современным методам составления и анализа национальных счётов». (12, С. 4)

Как бы перекликаясь с этими последними фразами воспоминаний Аникина, в статье В.Московкина (13. с. 63) рассказывается, как было отмечено 110-летие со дня рождения Кузнеца на Украине. В Харьковском национальном экономическом университете, как правопреемнике Харьковского коммерческого института, принято решение перевести и издать магистерскую диссертацию Кузнеца, написанную им в Харькове. В Харьковском национальном техническом университете в канун юбилея учёного (30 апреля 2011 г.) прошло торжественное заседание, а также состоялся круглый стол «Семён Кузнец и современность: мировой кризис и счётность новой эпохи». В Киеве и Днепропетровске прошли симпозиумы и круглые столы, посвященные юбилею нобелевского лауреата.

Литература

1. Большая Советская Энциклопедия. 3-е изд. М.,1973. C. 1663.

2. Украiнська Радянська Энциклопедиа. 2-е вид. К., 1980. С.558

3. The New Encyclopedia Britannic. V. 7. 15-th Edition. 1989.P. 52

4. Московкин В.М. Неизвестный Семён Кузнец: переписка с его родственниками // Труды международного информационного нобелевского центра. Вып.4, 2010. С.169-181.

5. Московкин В.М. Две загадки Семёна Кузнеца, связанные с его харьковским периодом. // Культурна спадщина Слобожанщини. Вып 25, 2011. С. 94-98.

6. Московкин В.М. Неизвестный Семён Кузнец: учёба в Харькове //Университеты Наука и просвещение. № 1, 2010. С. 52-65.

7. Московкин В.М. Семён Кузнец: жизнеописание и его вклад в мировую науку. // Проблеми науки, освiти та управлiння. Збiрник наукових праць. Випуск VII, 2005. С.21-35.

8. Московкин В.М. Семён Кузнец: его профессиональное окружение в Харькове и первая научная работа. // Бизнес Информ. № 7-8. 2002, Харьков. С.83-85. В качестве приложения в этой статье приводится первая научная работа Кузнеца («Денежная заработная плата рабочих и служащих фабрично- заводской промышленности г. Харькова в 1920 году»// Материалы по статистике труда на Украине. Вып. 2-й. Харьков, 1921. С.86 -99)

9. Aбрамович Мозес. Саймон Кузнец (1901-1985) // Thesis. Вып. 2, 1993. С. 228-234. Это перевод Е.И. Николаенко статьи: Moses Abramovits. Simon Kuznets (1901-1985) // The Journal of Economic History, March 1986, v. 46, no 1, p. 241-248.

10. Kuznets S. Cyclical Fluctuation: Retail and Wholesail Trade, United States 1919-1926. New York. 1926.

11. Васина Л. Кузнец С. // Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть ХХ века / Энциклопедический биографический словарь. М., РОССПЭН.

1997. С. 315-317.

12. Аникин А.В. Мои знаменитые знакомые. Саймон Кузнец (1901-1985). URL:

http:// www.portalus.ru/modules/ economics/rus_ readme/php.

13. Московкин В.М. Памяти выдающегося экономиста современности (к 110-летию лауреата Нобелевской премии по экономике Семёна Кузнеца)

// Региональная экономика: теория и практика. № 42, 2011. С. 59-63.

14. Крылов А.Н. Воспоминания и очерки. М., 1956.

Примечания

[1] В работе (6, c. 161-162) приводятся копии двух свидетельств об окончании Семёном реального училища в Харькове. В первом из них записано:

«Удостоверяем, что Шимен Абрагам Кузнец, иудейского вероисповедания, родился 17 апреля 1901 г., поступил в Харьковское 2-е реальное училище 26 октября 1915 г. и закончил 16 мая 1917». Это свидетельство давало право поступления на гражданскую службу. Но Семён желал учиться в университете.

Второе свидетельство подтверждает, что Кузнец успешно окончил высший дополнительный класс училища, и это давало ему право на поступление в университет.

[2] Аникин Андрей Владимирович (1927-2001), русский советский экономист и лексикограф, писатель-фантаст. Выпускник престижного Института внешней торговли, доктор экономических наук. Специалист в области денежного обращения, кредита, международных валютных отношений, экономики США и Канады. Автор и составитель ряда англо-русских экономических словарей.

 

 

Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #2(172) январь 2014 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=172

Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer2/Kuksin1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1010 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru