litbook

Проза


Угол отражения0

БОРИС ВОЛЬФСОН

УГОЛ ОТРАЖЕНИЯ

Перечитывая фантастику

Вступление

Вселенной было весело, висела
она сама в себе вниз головой:
перекосилась, или окосела,
или учила номер цирковой,

или с утра с размахом отмечала
Большого взрыва полуюбилей, –
посуду била, пела и кричала
сама себе: «Вселенная, налей!».

Пересчитав галактики поштучно
и сбившись, начинала вновь считать.
Не то чтоб ей с собою было скучно,
но как-то ж надо вечность скоротать.

А между тем, она уже решила,
что дальше расширяться не резон,
что время мыло поменять на шило,
а пи-мезон на анти-пи-мезон,

добавить в уравненья закорючку,
потом ее немного разогнуть
и потихоньку вновь собраться в кучку,
точнее, в точку, чтоб опять рвануть.

Вот это будет праздник настоящий
и повод повисеть башкою вверх,
самой себе устроив взрыв блестящий,
коллапс вселенский, полный фейерверк!

Дорогие читатели, не судите строго! Автор прекрасно знает, что ничего подобного в действительности не бывает. Но этим зачином он решается позвать вас в будоражащий воображение мир фантастической литературы, которой все мы когда-то увлеченно зачитывались, а потом забыли, занятые важными повседневными делами. Но нет, все-таки не забыли до конца.
Удивительным образом многое из происходящего с нами в реальной жизни перекликается с тем, что мы читали когда-то в книжках фантастов. Перекликается и будит порою столь неожиданные мысли и ассоциации, что начинаешь сомневаться в справедливости закона про угол падения и угол отражения. В том смысле, что углы эти, кажется, вовсе не всегда равны…

ВОЛЬФСОН Борис Ильич – математик и поэт, автор научных трудов, школьных учебников математики и стихотворных сборников, член Союза российских писателей. Постоянный автор «Ковчега» (с 2003), лауреат премии журнала. Живёт в Ростове-на-Дону.
© Вольфсон Б. И., 2014

1. Точка невозврата

Герои одной из фантастических повестей Жюля Верна летят на Луну в снаряде, выпущенном из гигантской пушки. Двигателя у снаряда нет, и он летит по инерции, преодолевая по дороге так называемую точку невозврата. Это такая точка, в которой силы притяжения Земли и Луны уравновешиваются. Пролетев эту точку, снаряд неминуемо должен был бы упасть на Луну. Однако этого не происходит из-за удачного для путешественников стечения случайных обстоятельств. В жизни такого, в общем-то, быть не могло, а вот в книжке, да еще и фантастической, – пожалуйста.
Термин «точка невозврата» стали в последнее время использовать некоторые политологи, говоря об исторических судьбах одной великой (кто-то полагает, что в прошлом) державы. Мол, она так далеко продвинулась по пути саморазрушения, что вернуться к нормальному развитию уже не сумеет.
Ошибка этих политологов состоит, на наш взгляд, в том, что держава эта давно уже не снаряд, летящий к возвышенной цели. В своем нынешнем состоянии она, скорее, напоминает болотную жижу, которая растеклась по бескрайним просторам двух континентов. А у болота, как известно, нет точки невозврата. Оно может возвращаться в себя и оставаться собой сколь угодно долгий срок. Его трудно, практически невозможно вывести из равновесия: побулькает немного, почавкает – и успокоится. Остается либо перебираться в более благоприятные места, либо становиться куликом, который в этом болоте живет и изо всех силенок его нахваливает. Есть, конечно, еще один вариант: можно попробовать осушить болото. Вот только кулики вряд ли этот план одобрят.

Лирическое дополнение

Утюги летят на юг.
Говорит один утюг:
«Эй, канальи, строй держите,
а иначе нам каюк!»

Эта стая утюгов
от родимых берегов
машет сизыми крылами,
улетает в стан врагов.

Там в далеком далеке
с острой шашкою в руке
кто-то смело в бой поскачет
на горячем утюге.

Я ж с тоской по утюгу
стрелку в брюках берегу.
Жду, хоть ты меня погладишь –
жить помятым не могу!


2. Третье нашествие марсиан

У братьев Стругацких есть повесть «Второе нашествие марсиан». Марсиане там завоевывают страну, в которой живет главный герой, с целью получения от людей желудочного сока. У них этот продукт очень ценится. Захватчики наводят в стране порядок, в частности, искореняют наркомафию, потому что наркотики вредят выделению желудочного сока. За сдачу сока они платят людям хорошие деньги. Обыватели довольны. Только интеллигенты возмущаются, кричат про конец истории, про превращение человечества в стадо дойных коров. Они даже начинают нападать на марсиан. Но большинство населения их не поддерживает, отлавливает и сдает инсургентов новым властям. 
Стругацкие были прозорливыми ребятами. Некоторые из их прогнозов еще не осуществились, а вот история с марсианами, похоже, реализуется на наших глазах в одной хорошо известной нам стране. Хотя и с некоторыми коррективами. Нужен инопланетянам на сей раз оказался не желудочный сок землян, а их сырьевые ресурсы. Выкачивая эти ресурсы и переправляя к себе на Марс, они кое-что подбрасывают и покоренным аборигенам. Аборигены, как и в повести Стругацких, в общем и целом довольны таким положением вещей. Возмущаются все те же немногочисленные интеллигенты. Они пишут едкие заметки в Интернете, даже митинги протеста организуют. Некоторых из них отлавливают за это и сажают в кутузку. Остальные, испугавшись, начинают вести себя потише. Радио и телевидение, подконтрольные марсианам, о подобных эксцессах ничего не сообщают. Так что люди в стране живут спокойно и счастливо, наслаждаясь дарованной им стабильностью.
И все было бы хорошо, но вот беда: желудочный сок при правильном питании выделяется постоянно, а нефть и газ в недрах скоро закончатся. Как только это произойдет, инопланетяне сядут в свои тарелки и улетят на Марс. А жителям страны что тогда делать прикажете? Они же сами как-то не привыкли…

Патриотическое дополнение

Летают около Луны
глазатые оклунки.
Их глаз пузатых лунки
на нас округлены.

Торчат антенны, и рога,
и редкие ресницы.
Я им могу присниться
в обличии врага.

Туда, где сумерки пылят 
сквозь заросли крапивы,
их телесубъективы
нацеливают взгляд

и различают муравья –
в полголовы глазищи –
вокруг таких же тыщи,
один, как видно, я.

Но что на ум приходит «мне»,
не знают супостаты –
седлают реостаты,
готовятся к войне.

А я коплю во рту слюну:
со мной моя Планета,
она  спасет поэта, –
плевал я на Луну!

3. СНП

Нет пределов для полета человеческой фантазии. Герберт Уэллс придумал машину, позволяющую путешествовать во времени. Марк Твен отправил янки ко двору короля Артура. Рэй Брэдбери описал турпоездки в прошлое и предположил, что случайно раздавленная в мезозое бабочка может привести к непредсказуемым изменениям настоящего. Гипотеза спорная, но речь не о том. Оказалось, что даже самые смелые из западных фантастов не догадались, что из настоящего без всякой машины времени можно изменять прошлое. Видимо, в их государствах не было для возникновения подобных идей достаточных предпосылок.
Но есть на планете страна, где невозможное становится возможным и где давно уже научились не только мечтать, но и претворять мечты в реальность. «Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью…» – поют в этой стране, которую в мире уважительно называют Страной с непредсказуемым прошлым (сокращенно СНП).
Да-да, не удивляйтесь, прошлое может быть непредсказуемым. Оно хоть уже и прошло, но вовсе не неизменно. Изменить его может каждый новый правитель СНП в соответствии со своими вкусами и политическими пристрастиями. А раз может, то и изменяет. Велит, к примеру, вождь, установивший личную диктатуру, чтобы его холуи написали «Краткий курс истории правящей в СНП партии», из которого следует, что диктатура – благо для страны, а все подвиги в истории совершил либо сам вождь, либо аналогичные ему кровопийцы. И все люди в стране заучивают этот курс наизусть и, что самое главное, свято ему верят.
Потом приходит новый вождь, в прошлом засекреченный, а теперь явный патриот. Чтобы все жители страны стали такими же патриотами, он велит рассказывать на уроках истории исключительно о победах и достижениях, вдохновленных, по большей части, естественно, им самим. Ну, и инициатору предыдущего «Краткого курса» тоже несколько скупых похвал разрешает отвесить: дескать, суров он был, но, что ни говори, менеджером оказался эффективным.
Жители страны всегда очень любят и уважают своих формирующих прошлое правителей и называют их Повелителями времени, или попросту Временщиками.
Конечно, жить в стране с непредсказуемым прошлым нелегко. Слишком ненадежным фундаментом для настоящего оно является. Вот и начинает настоящее вибрировать и расползаться. А в будущее заглядывать никто и вовсе не решается. Но новый вождь страны понял это и повелел создать Единый учебник истории. Книгу должны освятить Патриарх Главной Церкви СНП и правящая партия «Единая СНПия».
Новый учебник не только расставит все события по своим местам, но и объяснит людям их смысл и значение. Прошлое, наконец, устаканится, а с ним и в настоящем дела пойдут как нельзя лучше. Вот только вопрос, надолго ли? Ответ ясен: до следующего Временщика.

Историческое дополнение

История, конечно, не наука,
скорее, черной магии сеанс
и нечто вроде шулерского трюка,
чтоб выложить заказанный пасьянс.

А свод имен и дат – такая скука.
В них смысла, как ни бейся, не найдешь.
История, конечно, не наука
и ничему не учит молодежь.

От прошлого ни запаха, ни звука
к нам не дошло – лишь груды черепков.
Ну хорошо, история – наука,
но целого не видит без очков.

А поглядев вооруженным глазом
сквозь толщу приснопамятных эпох
и напрягая воспаленный разум,
историк там найдет лишь новых блох.

Усердно отрабатывая гранты,
толките дальше пудру для ума.
Откладываю ваши фолианты:
куда приятней почитать Дюма.

4. Какая разница!

Древние философы – все поголовно – были фантастами. Фактических знаний о мире не хватало, поэтому ничто не сдерживало полета их фантазии. При этом выводы, к которым приходили фантазирующие философы, бывали диаметрально противоположными.
Гераклит, к примеру, утверждал, что все течет, все изменяется.
А Зенон полагал, что движение есть плод нашего воображения, фикция, мираж, а в действительности его не существует. Свою точку зрения он обосновывал с помощью остроумных умозрительных экспериментов, из которых следовало, что быстроногий Ахиллес никогда не догонит черепаху, лягушка не переберется на другой край болота, а стрела не долетит до мишени и просто зависнет в воздухе.
Со времени этого спора прошло две с половиной тысячи лет, в течение которых правота Гераклита практически ни у кого не вызывала сомнений, так как вроде бы подтверждалась экспериментально. Рассуждения же Зенона воспринимались именно как фантастика, причем не очень научная.
Но в наши дни все выглядит не так просто, как казалось прежде. Выяснилось, что у каждого из древних мудрецов имеются на планете свои последователи. Кто-то – по Гераклиту – движется, изменяется, развивается и не может, как бы ни старался, дважды вступить в одну и ту же реку. А кто-то реализует доктрину Зенона. Движение он только имитирует, фактически оставаясь в том же самом водоеме, в котором день за днем, год за годом и век за веком моет сапоги, стирает белье и набирает воду для супа и чая. Хорошо бы, конечно, делать это хотя бы в другом порядке. Но, учитывая цикличность процесса, какая по сути дела разница!

Рассудительное дополнение

У развития, прогресса
и движения вперед
смысла нет и оправданья:

впереди туман, и слякоть,
и опасность заблудиться
и на грабли наступить.

То ли дело бег по кругу.
Там садовый инвентарь
встретим мы в знакомом месте

и, набив традиционно
шишку, скажем, что стабильность –
это признак мастерства.

5. Нельзя молчать

Одним из жанров современной околонаучной фантастики является конспирология.
Широкое хождение имеет, в частности, теория о мировой закулисе, контролирующей Землю с помощью электронных чипов и насаждаемых повсюду агентов (ими, как полагают конспирологи, были, в частности, Горбачев с Ельциным, разрушавшие по заданию закулисы ту самую страну, которую они друг за другом возглавляли). Нам подобная теория нравится прежде всего тем, что снимает всякую ответственность с народа, который никогда и ни в чем не виноват, так как им манипулируют темные силы. Правда, авторы теории как-то не задумываются о том, что народ, годящийся только на роль жертвы, выглядит довольно жалко. Не учитывают они также последних научных данных о природе закулисы. Они думают, что нити заговора плетут американские империалисты или пресловутые жидомасоны.
Но все обстоит гораздо хуже и фантастичнее, чем думают фантасты-конспирологи. Вот, почитайте:

Разоблачительное дополнение

Нас облучают инопланетяне,
пьют нашу кровь, копаются в мозгу.
Кататься мы могли б, как сыр в сметане,
а вот сидим в дерьме – и ни гу-гу.

Они парализуют наши члены,
организуют вечный недород,
и, чтобы мы не вырвались из плена,
подпаивают бедный наш народ.

Как бабочки, порхают их тарелки,
на всех цветочках чуждая пыльца.
А их глазищи – адские горелки –
смущают наши робкие сердца.

Когда б хоть Кремль накрыть нам медным тазом…
Но поздно – рычаги в чужих руках.
Нас одолел инопланетный разум,
он в Думе и во всех пивных ларьках.

В правительстве сидит их агентура,
с Кассиопеи заслан президент,
сошла с ума злосчастная Госдура,
там спикер – марсианский резидент.

Россия-мать лежит в бессильной дрёме,
и вся Земля в космическом плену.
Куда ж податься бедному Ерёме?
Осталось перебраться на Луну!

6. Фантомные боли

Люди, которым ампутировали руку или ногу, продолжают чувствовать утраченные конечности и даже испытывать в них боли, называемые фантомными. В этом смысле самым печальным можно назвать положение профессора Доуэля из фантастической повести Александра Беляева. У него оставалась одна голова, жизнь которой поддерживалась искусным искусственным образом. Не было больше ни рук, ни ног, ни сердца, ни желудка. Но все эти отсутствующие органы чесались, ныли и свербели.
Думается, что современная наука не так уж далека от реализации подобного удивительного проекта на практике. Пока же группе смелых экспериментаторов удалось осуществить другой – альтернативный проект: тело, которое функционирует без головы, благодаря текущим по его жилам углеводородным кровезаменителям. Весь мир, затаив дыхание, следит за этим ничуть не фантастическим, а вполне реальным феноменом (сокращенно — РФ).
Просим не путать описываемый нами организм с небезызвестным всадником без головы (ВБГ, а не СССР, как подумали некоторые), который был всего лишь привязанным к лошади трупом. РФ живет, умеет самостоятельно ходить, подает миру сигналы, энергично размахивая руками, и справляет свои естественные надобности – порою прямо на головы зазевавшимся наблюдателям.

Самое удивительное в этом эксперименте то, что РФ совершенно не замечает отсутствия головы: никаких, понимаете ли, фантомных болей на месте утраченного органа. Точного объяснения этому ученые пока найти не могут. Остается предположить, что голова РФ и раньше была не особо нужна, выработалась длительная привычка обходиться без нее в условиях перманентной утечки мозгов. К тому же все другие – действительно нужные органы, к счастью, остались на своих местах.

Гидрологическое дополнение

С гидрой, хотя бы и стоголовой,
справится опытный гидротехник
или толковый гидромеханик:
они ей все головы заморочат,
мозги, какие ни есть, запудрят,
гидротурбину крутить заставят.

Куда трудней с безголовой гидрой:
ее в сраженье не обезглавить,
не одурачить, не сбить со следа
и даже головы друг на друга
не натравить; голова с похмелья
также болеть у нее не станет.

Не охмурить безголовой гидры,
голову ей не вскружить; стотонно
прет на тебя, затоптать мечтает,
мозгом спинным обходясь успешно.
Сердце у гидры – насос и только;
главный же орган ее – желудок.

Гласит легенда, что обе гидры
в одну сумели соединиться.
Голов в итоге не стало меньше,
на месте глаза, языки и зубы,
но в черепах совершенно пусто –
думать приходится чем-то ниже.

Впрочем, пора мне рассказ закончить,
чтобы никто не подумал всуе,
будто под видом сей мерзкой твари
изобразил я народ. Отвечу
тем, кто читает и ждет подвоха:
нет его здесь, я и сам народник.

Гидра – всего лишь фольклорный образ,
разума сон, что рождает чудищ.
Ну, а народ наш, когда проспится,
ликом пригож и душой прекрасен.
Крепок он задним умом, так что же?
Главное – крепость, а где – неважно.

7. Мидасы наоборот

Предшественниками современной фантастики были древние легенды, мифы и сказки. Некоторые из них рождались на фактическом материале. Весьма вероятно, что на Востоке когда-то жил и правил богатый и жадный царь Мидас. Он такой был, конечно, не один. Но помним мы о Мидасе, потому что он стал героем сказки. Боги пообещали Мидасу исполнить любое его желание. И алчный царь захотел, чтобы все, к чему он ни прикоснется, хотя бы даже к дерьму, немедленно превращалось в золото. Это было ошибкой, причем ошибкой роковой. Поначалу Мидас не понял, что натворил. Но вот наступило время обеда, и тут выяснилось, что еда, к которой прикасался царь, вино и даже простая вода становились золотыми и несъедобными. Так Мидас и умер от голода и жажды, хотя и был богаче всех на земле. Но можно сказать, что он был первым и единственным алхимиком, который сумел добиться успеха.
С тех пор никому не удавалось превращать что попало в золото. А вот обратный эксперимент по превращению золота и всего прочего в некую неприятную субстанцию оказался по силам населению целой страны. Пробует оно, к примеру, построить у себя демократию, а выходит дерьмократия. Хочет победить коррупцию при приеме в вузы и вводит единый государственный экзамен (сокращенно – ЕГЭ), а средняя буковка «Г» начинает расшифровываться так, что и повторять не хочется. И так во всем. Конечно, со временем люди в этой стране могли бы притерпеться к тому, в чем они живут. Собственно, они довольно долго и терпели, не замечая ни цвета, ни вкуса, ни запаха. Думали, что так и должно быть, гордились собой и сочувствовали тем, кто живет в других условиях. А потом прохудилась отделявшая их от мира занавеска. Все думали, что она железная, а оказалось… ну, вы сами понимаете. Повеяли иные ветры, открылись другие виды. Но наши ребята сказали себе: «Не будем поддаваться на провокации. Сохраним нашу самобытность и суверенность». И создали они вместе с братьями по разуму и привычной среде обитания Содружество Незамысловатых Государств (сокращенно СНГ). Жизнь потихоньку стала налаживаться. Вернулась желанная стабильность. Незамысловатые государства одно за другим начали подниматься с колен. Вот только огорчало их отсутствие общего флага. А с другой стороны, как его введешь? Вы только представьте: идет знаменосец и несет флаг СНГ на палочке! Эх!..

Еще одно патриотическое дополнение

Хоть мне и надоел Бредятинск,
я не поеду в твой Мудрёновск.
И даже на Семипалатинск
Хрущёбинск свой не променяю.

Стахановск лучше, чем Стакановск,
но хуже, чем Небейлежачинск.
А в пресловутый Третийлишнинск
меня и рюмкой не заманишь.

На выходные съезжу в Глюков
и загляну в Белогорячинск.
Пойму, что там совсем как дома.
Тогда зачем куда-то ездить?

Ну что ж, в Бредятинске останусь 
и область Бреда не покину.
Как патриот родного края,
я брежу, значит, существую!

8. Видимо-невидимо

Шапка-невидимка – замечательный сказочный аксессуар, простой и удобный в эксплуатации. Переход из видимого состояния в невидимое и обратно не составляет для обладателя шапки никакого труда. Хочешь выкрасть секретные документы, подсмотреть, что делается в чужой спальне, или скрыться от преследователей – надеваешь шапку и пропадаешь из виду. Боишься, что тебя собьет машина, хочешь поухаживать за девушкой или победить на выборах – снимаешь шапку и предстаешь пред светлыми очами водителя, девушки или электората во всей своей красе.
За примерами далеко ходить не нужно, достаточно почитать «Руслана и Людмилу» А. С. Пушкина. Там похищенная Черномором княжна дурачит злого колдуна и его слуг с помощью подобной волшебной шапки.
Герой уэллсовского романа «Человек-невидимка» Гриффин пошел другим путем. Он изобрел препарат, выпив который стал невидимым. Это дало ему возможность до поры до времени безнаказанно совершать различные преступления. Но вот обратный переход к видимости Гриффину не удался, что в конечном счете его и погубило.
Отдадим должное английскому фантасту. Он хорошо ориентировался во мгле и сумел нащупать узловую точку обсуждаемой проблемы. Сейчас уже ясно, что сделать видимое невидимым не так уж сложно. Разработана, к примеру, технология «стелс», которая позволяет боевым самолетам и кораблям пропадать с экранов вражеских радаров.
Гораздо труднее оказалось превратить невидимку, серенькую, теряющуюся на общем фоне посредственность, в узнаваемую всеми персону, звезду, идола, объект всеобщей любви и поклонения. Тут современная теоретическая наука несколько забуксовала. И тогда за дело взялись смелые практики из шоу-бизнеса. Они построили целые фабрики по выдуванию мыльных пузырей, одни из которых быстро лопаются, а другие долго привлекают к себе внимание публики с помощью скандалов, историй браков и разводов,  а также выступлений в кулинарных шоу. Это называется раскруткой и стоит крайне недешево. Но в конечном счете все расходы окупаются полагающимися звезде астрономическими гонорарами.
У политиков имеется свой «антистелс», который стоит еще дороже, но платят они не из своего кармана и не только деньгами. Самым эффективным средством раскрутки политика является небольшая победоносная война, обеспечивающая всплеск патриотических чувств и любви к нацлидеру у подведомственного населения. В промежутках между войнами хороши также полеты на воздушном шаре в погоне за НЛО, плавание с аквалангом во главе идущей на нерест стаи акул, успешная охота на саблезубого тигра и прочая постановочная лабуда.
Участвовать во всем этом политику скучно и противно. Но игра, как говорят врачи-проктологи, стоит свеч. Вчерашний боец невидимого фронта становится видим и известен всей стране. А если образ его начинает со временем тускнеть и расплываться в воздухе, то верные пиарщики тут же находят очередных врагов в лице каких-нибудь брюнетов, рыжих, очкастых или сторонников нетрадиционных форм любви к природе и мобилизуют население на борьбу с ними, естественно, под руководством все того же бойца, потому что коней на переправе, как известно, не меняют…
Бег по этому кругу может, в общем-то, продолжаться сколь угодно долго. Одно слово – раскрутка! Тут главное – понять, когда следующим врагом объявят тебя, и не попасть под ноги несменяемым на переправе коням. А то ведь затопчут и скажут: «Кто не спрятался – я не виноват».

Дополнение о желании стать невидимкой

Беглец от жизни – эскапист,
компьютерная мышь.
Никто, услышав слабый писк,
не скажет мне: хамишь!

Сижу в норе, судьбу кляня,
латентный диссидент.
На свет не вытащат меня
ни кот, ни хитрый мент.

В кармане кукиш, но в душе
опасливая дрожь.
И кто-то говорит уже,
что я не мышь, а вошь.

Не обижаюсь, у меня
совсем иная цель.
Пусть жизнь – мышиная возня,
зато я сыт и цел.

А что стишки кропать горазд
и в них смиренья нет,
надеюсь я, не передаст
начальству Интернет!

Реальность и фантазия

Послесловие

Действительность, в которой мы живем, нередко превосходит по своей фантасмагоричности самые смелые прогнозы профессиональных фантастов. Случаи, приведенные в нашем обзоре, служат тому неплохим подтверждением. Но наблюдается и прямо противоположная тенденция. Пишет автор вроде бы фантастический рассказ, стихотворение или вовсе сказку, а все написанное с удивительной точностью сбывается, как будто, как сказал Илья Эренбург, жизнь переписывает набело писательские черновики.
За примерами далеко ходить не надо. Тот же Эренбург опубликовал в 1921 году роман «Хулио Хуренито», главный герой которого изобретает во время Первой мировой войны нечто вроде атомной бомбы. Изобретение Хуренито покупает американский миллиардер мистер Куль. Но он решает, что на этой войне бомба не нужна, «немцев можно добить французскими штыками, а фокусы Хуренито лучше оставить впрок для японцев». Ужас! Все именно так и произошло! Недаром Арсений Тарковский предупреждал поэтов:

Не описывай заране
Ни сражений, ни любви,
Опасайся предсказаний,
Смерти лучше не зови!

Беда в том, что к подобным предупреждениям никто не прислушивается. Все эти Кассандры и Лаокооны могут сколько угодно шептать, бормотать, кричать, заклинать и даже петь, ударяя в бубен, о надвигающейся беде, но современные троянцы все равно потащат вражеского коня в родной город, предварительно разрушив часть крепостной стены. К счастью, в наше время пророка вместе с сыновьями не задушат змеи. Злые сограждане обвинят его в клевете и очернительстве, отсутствии патриотизма и растлении молодежи и с негодованием отвернутся. Те, кто подобрее, назовут безумцем или алкашом и тоже отвернутся. А скорее всего, вообще никто ничего не заметит, пока пророческие опасения, вся эта чернуха и порнуха не коснутся непосредственно каждого. Но тогда уже будет слишком поздно.

Заключительное дополнение

У меня есть мысль, и я ее думаю…

Я поскользнулся на мысли,
как на арбузной корке,
и расшиб себе лоб о реальность, – 
она оказалась горькой.

Потом я понял, что горечь
во рту от собственной крови,
а реальность вполне безвкусна
и глаза у нее коровьи.

Она жует свою жвачку,
и до меня ей дела
не больше, чем до кормушки,
которая опустела.

Теперь-то и сам я вижу,
что мои дурацкие мысли
болтаются, как пустые
ведра на коромысле.

Бренчат, а никто не слышит.
От думанья мало прока.
Пора бросать это дело –
одна головоморока.

Но обойти реальность,
забыть имена и лица
я все же вряд ли сумею, –
так что придется влиться.

Влиться, слиться в экстазе,
выплатить все долги и
следить изнутри равнодушно,
 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru