litbook

Non-fiction


Концептуальное лобби и консьерж-сервис, или Как меня пытались развести по «мобиле»0

Во время Великого Поста, как правило, начинаются самые сильные искушения. К этому наблюдению можно относиться по-разному: беспокойно ждать неприятностей, постоянно остерегаясь попасть впросак, или, не заморачиваясь особо, не заострять внимание на древнем постулате и жить в обычном ритме. Но, как любит повторять мой приятель, бывший капитан подплава: «А куда ты денешься с подводной лодки?» Что означает – чему быть того не миновать.
Искушения начались сразу после прощеного воскресенья в первую седмицу Великого поста. Участились звонки на мой мобильник. Чаще всего звонили по разным пустякам, а самое неприятное то, что звонки раздавались в самое неподходящее время, когда я находился за рулём автомобиля да ещё в сложной дорожной обстановке. Благо очередной злополучный звонок не застал меня врасплох, ибо у меня было часа три свободного времени до очередного выезда на линию, и я преспокойно читал свежий номер журнала «Фома». Моё умиротворённое чтение прервал звонок мобильника. Приятный баритон весело ошарашил:
– Привет, старик! Наконец-то дозвонился до тебя. Связь, видимо, по трассе плохая. Ну что, не ожидал? Вот в отпуск вырвался, лечу к тебе. Ты не подумай чего, я не с пустыми руками еду. Полмашины гостинцев везу. Что молчишь? Забыл, что ли, своего старого друга?
– Э-э-э… – невнятно протянул я, судорожно припоминая, кому мог принадлежать приятный баритон. – Может, вы ошиблись номером? С кем я разговариваю?
– Зачем обижаешь, дорогой? Давай вспоминай скорей, кто у тебя из старых друзей живёт в Приморье? А я пока газу прибавлю. Мне ещё часа два до тебя пилить, – озадачил меня «старый друг».
И правда, повод для удивления был. В Приморском крае есть у меня несколько замечательных друзей и хороших знакомых. Самые близкие нередко приезжают в гости, или останавливаются у меня, когда прибывают в Хабаровский край по важным делам. В свою очередь, я каждый год во время отпуска по дороге к морю навещаю друзей, заезжая в Лесозаводск, Арсеньев, Большой Камень, Находку и Владивосток. Еще есть знакомые в Уссурийске. Разбуди меня глубокой ночью, и я сразу узнаю голос любого из своих друзей. Но приятный баритон даже отдалённо не напоминал ни один из знакомых мне голосов. Я почему-то вспомнил о странных встречах, которые изредка происходили со мной на протяжении последних 20-ти лет. Обычно такие встречи случались в городской суете. Здоровается со мной за руку человек примерно моих лет, называет меня по имени и, как обычно, заводит банальный разговор о житье-бытье. И всё бы хорошо, но мне до боли знакома только внешность собеседника. Имени его и обстоятельств, при которых пересекались наши пути, не могу вспомнить. Обычно я стараюсь побыстрей расстаться, сославшись на нехватку времени. Пожелав друг другу здоровья, мы расходимся. После таких встреч меня преследуют угрызения совести за свою несовершенную память, и неприятный осадок в душе остаётся надолго.
Мои тяжкие думы прервал очередной звонок:
– Ну что, брат, вспомнил меня? И не стыдно тебе старых друзей забывать? – в унисон моим мыслям пропел баритон.
– Простите, уважаемый. С кем я всё-таки имею честь разговаривать? – спрашиваю я раздражённо.
– Ну, ты даёшь! Не ожидал от тебя такого, старых друзей забываешь. Мы, конечно, лет восемь с тобой не виделись, но я-то тебя помню. Давай, брат, вспоминай скорей.
Пристыжённый, начинаю вслух перечислять всех своих приморских друзей:
– Сергей у меня в Большом Камне, Анатолий там же, Валерка во Владике, Михалыч, Степан из Уссурийска. Из самых близких Володя, Санёк…
– Вот! – перебил меня «старый друг» – Наконец-то! Конечно, Санёк!
Я уж думал, ты совсем память потерял. Это надо отметить. У меня здесь пара литров «Парламента» с собой есть. Скажи, я ещё по дороге хорошего чего возьму!.. – бодрый голос не давал мне опомниться.
– Саня, послушай, не напрягайся, – пробормотал я, уступая натиску «старого друга». – Я раньше-то не пил, а сейчас вообще не употребляю. Что-то я твой голос никак узнать не могу, богатым будешь.
– Спасибо, друг! Да куда ещё богаче? Бизнес у меня процветает. А голос... так это я простыл недавно. Думаю, пару деньков у тебя отдохну, водочки с перцем жахну – как ­рукой снимет. Надеюсь, встретишь меня?
– Встречу, конечно. Только я сегодня на смене. Мне на выезд через час. Попрошу сына, он встретит тебя на въезде в город. У него жёлтые «Жигули».
– Добро, договорились, до встречи!
Через полчаса «приморский друг» вновь позвонил:
– Ну что, сынок твой встретит? Я уже на подходе к городу. Слушай, если ты водку не пьёшь, может, вина хорошего взять или коньяка дорогого? Надо же за встречу выпить, сколько лет не виделись!
– Нет уж, уволь. Понимаешь, Санёк, не хотел тебе говорить, но у меня печёнка пошаливать стала, на ­травах да на таблетках сижу.
– Ладно. Приеду, разберёмся. Я сейчас трубу бросаю, гаишники впереди. Пока! – озабоченно произнёс Санёк.
Телефон молчал недолго. Голос «друга» сильно изменился. Веселье куда-то исчезло.
– Беда, брат, выручай! Тормознули на посту «гаеры» за телефон стали предъявлять, алкотестер сунули. Короче, влип по полной. Остаточное у меня. Я их старшему тридцатку зарядил, а он не берёт. Правильный какой-то. Выручай, дорогой!
– Чем я-то тебе могу помочь?
– Поговори с гаишником. Давай вдвоём уговорим его. Я больше могу дать. У меня валюта есть «зеленью». Поручись за меня. Скажи хоть пару слов. Я ему сейчас трубку передам.
– Погоди, а на каком посту тебя остановили?
– Да здесь недалеко, при выезде из Биробиджана. – «прокололся» приморский друг.
– Понятно… Скажи-ка мне, Саня, твоё отчество и фамилию, а то за кого я буду просить гаишника?
– Как за кого? – возмутился Санёк. – Савчук я, Александр Николаевич.
– А… Савчук… – включаюсь я в навязанную мне игру, уже ни в чём не сомневаясь. – Так бы сразу и сказал, а то битых два часа голову мне морочишь. Помню я тебя, помню, Савчук Санька. Ну, давай трубку своему гаишнику.
В мобильнике что-то щёлкнуло, и зазвучал чётко поставленный самодовольный голос с командными нотками. Моё воображение рисовало сытого человека, чью плотную фигуру туго обтягивала полицейская форма:
– С вами говорит капитан полиции Кравцов Семён Петрович. Прошу вас представьтесь, чтобы я мог продолжить наш разговор.
– Здравствуйте, – в тон ему отвечаю. – Сенцов Пётр Семёнович…
Не замечая подвоха, «гаишник» продолжает:
– Так, хорошо, Пётр Степанович…
– Семёнович, – поправляю я незадачливого «гаишника».
– Хорошо, Пётр Семёнович. Кем вам приходится задержанный с остаточным алкогольным опьянением Савчук Александр Николаевич?
– Савчук – мой старый приятель. Много лет знаю его с положительной стороны. Может быть, можно по-хорошему решить проблему?
– Вы же понимаете, Пётр Сергеевич…
– Семёнович, – вновь поправил я «полицейского».
– Извините, Пётр Семёнович. Я обязан задержать автомобиль вашего друга и поставить его на арест площадку, а самого Савчука посадить на 15 суток. Вы же знаете, какая сейчас идёт борьба с коррупцией! Кстати, мы обследовали автомобиль Савчука. Правда, ничего запрещённого не нашли, но в машине много всяких вещей. Дорогие вещи, знаете. От продуктов питания до парфюмерии и постельного белья. Савчук говорит, что всё это вам везёт. Я здесь весь в камерах слежения и в микрофонах, а он мне деньги суёт. Вы правильно меня поймите.
– Послушай, командир, – запросто обращаюсь я к «капитану полиции». – Неужели нельзя ничего сделать? Не бывает безвыходных ситуаций. В конце концов, можно простить человека.
– Значит так, – голос «капитана» понизился почти до шёпота. – Помочь, конечно, можно, но при полном доверии друг к другу и без всяких там выкрутасов. Я не хочу терять свои погоны. Берите быстро ручку и записывайте… – «гаишник» чётко продиктовал десятизначный номер. – Записали? Так, хорошо. На этот номер срочно положите 20 000 рублей, и я постараюсь решить дело в пользу вашего друга.
– Добро, командир. Только ещё одна маленькая деталь: продиктуйте, пожалуйста, номер вашего нагрудного знака.
«Капитан» был явно не готов к такому повороту дела. Забыв о камерах и микрофонах, «полицейский» сорвался на крик:
– Что ещё такое? Как это понимать?! Вижу, вы не доверяете мне! Я упрячу вашего Савчука надолго. Буду действовать строго по закону. Мы ещё раз осмотрим его машину, и я не уверен, что не найдём там запрещённые предметы, такие как оружие и героин!
– Воля ваша, – ответил я на его угрозы. – К тому же, на данный момент у меня нет таких денег, как и нет друзей, которые управляют автомобилем в алкогольном опьянении. Флаг вам в руки, действуйте по закону.
Больше телефонных звонков от «старых друзей» не поступало.
Пора было выезжать на линию. С автопарковки я выехал на трассу и включил приёмник на любимой волне «Вести-FM». Диктор бодро и весело рекламировал элитное жильё в престижном районе: «...Недорого! Первый взнос – всего 10 миллионов рублей! Концептуальное ­лобби­ и ­консьерж-сервис!»
Оставалось грустно улыбнуться и продолжить свой путь.

г. Хабаровск

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru