litbook

Поэзия


Марк Ротко*0

 

начало



Двинск, двинск, двинск, - стучит в окно синица.

Холодно сегодня в мастерской.

Что-то постоянно детство снится.

Алое над синею рекой.



Там где фаршированная щука

У стены плескалась крепостной.

Там, где в Хануку почти без звука,

Словно дрейдл, вращался шар земной.



Вот и ночь. Но звёзды светят ярко

В вечной, непроглядной пустоте,

Чтобы Еванге`лие от Марка

Подписать Mark Rothko на холсте.





Марк Ротко (Маркус Яковлевич Роткович, 1903-1970)



“Оранжевое, красное, жёлтое”



Это закат порыжел или танго сегодня кровит?

Что ж так оранжево выброшен за угол ветер?

Город молчит и колышется тень пирамид

Тёмно-оранжевым слепком живого огня в сигарете.



Осень, венок цвета оранж, ленивая ламп желтизна.

Осень скучает и алое падает медленно наземь.

Страстен и так неожиданнен стон пролитого вина:

Он раскалён, словно танец, загадочен и контрабасен.



Что ж так чиста краснота и застенчива губ теплота?

Танго по небу плывёт, оплывают оранжево свечи.

Кисти танцуют сегодня на рыжем паркете холста,

Алые капли из рук обнажённо роняя на вечер.



А если…



А если, встав у цвета на краю

И на краю трепещущего звука,

Как на трамплине из упругих слов,

Вдруг заскучать по инобытию

И прыгнуть без сомненья и испуга

В ушедший мир из проходных дворов,



То может быть… А может, никогда,

Поскольку да и нет – одно и то же

И объяснить науке не дано.

Но городов унылых череда,

Но женщины, как родинки на коже,

В окне купе - пейзажное панно…



И формы цвета зыбки странны

Не уложить их, как ребёнка в зыбку,

Как ноты в переливчатый аккорд.

Ночь многоцветна, страшен лик луны,

И скучно жить без права на ошибку,

Как химику в объятиях реторт.









Mark Rothko, Iphigenia and the Sea/Horizontal Phantasy, 1943, oil on



“Зелёное, синее, зелёное на синем”





Не верь, мой друг, не бойся, не проси.

Древны дерны по склонам старой балки

Иссинии, как в скрипке нота Си,

Зелёные, как очи у русалки.



На дюнах зеленеют сосняки,

Синеет тёплый вечер и в пиано

Зелёные плывут материки

По тёмно-синей ткани океана.



И плоская бескрайняя земля

Втекает в чёрно-белые эстампы.

А там врастают в небо тополя,

Обняв руками тело старой дамбы.



Но, чтоб замкнулся прорицаний круг,

Растёт трава и увядают зданья.

И порождает встретившийся звук

Всё то, что вне пределов пониманья.

 

 

Напечатано в альманахе «Еврейская старина» #1(80) 2014 berkovich-zametki.com/Starina0.php?srce=80

 Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2014/Starina/Nomer1/Judin1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1004 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru