litbook

Non-fiction


И вновь я вспоминаю Навота…0

 

Возможно, это воспоминание так бы и оставалось в моей памяти, если бы не фотографии, опубликованные в одном из недавних номеров газеты «Макор ришон»*. Они бросались в глаза своим неожиданным появлением на развороте израильской газеты.

При первом взгляде можно было подумать, что они из немецких газет времён геббельской пропаганды… Но всё объясняли комментарии к ним на арабском языке, и ты тут же понимал их происхождение. На одной из фотографий групповой портрет глав еврейского государства с пятнами крови то ли стекающих с их рук, то ли костюмов: здесь и Бегин, и Шамир, и Барак, и Перес, и Нетаниягу. В глазах арабов нет различия между теми, кто готов был на «щедрые уступки» и теми, кто, подобно Шамиру, к ним не был готов. На другой: то ли портрет Гитлер, то ли Хадж Амин аль-Хусейни в форме Гитлера. Муфтий Иерусалима, вступивший в союз с Гитлером, известный своей ненавистью к евреям, выступивший в марте 1944 года по «Радио Берлина» с призывом к арабам всего мира убивать евреев, сегодня возрождён к жизни арабской пропагандой. Комментарий к его портрету растянулся длинной красно-чёрной лентой. Он гласит: «Я мог уничтожить евреев до конца, но не сделал это, чтобы все видели, каковы они».

В коллаже превалирует красный цвет: цвет крови, который мы, евреи, «проливаем», уничтожая арабский народ.

Фотографии представили на заседании правительства министр по стратегическим вопросам доктор Юваль Штайниц и генеральный директор его министерства бригадный генерал в отставке Йоси Купервассер.

Но разве мы не знаем, что в арабских газетах пишут о нас и как нас изображают? Знают и журналисты, и министры, и глава правительства. Что побудило представить этот материал сейчас, когда между Израилем и Палестинской автономией идут переговоры? По-видимому, именно тот факт, что всё это происходит во время переговоров. На этот раз на заседание кабинета прозвучали не просто слова, несущие ненависть, к которым, однако, настолько привыкли, что они уже не производят особого впечатления, а наглядный материал из арабских газет, телевидения, школьных и университетских фэйсбуков. Будто прорвав все заслоны, арабская улица ворвалась в израильский Кнессет, чтобы продемонстрировать всем, чем она живёт и дышит. Произвело ли это впечатление на присутствующих? Несомненно. Просто не могла не произвести.

Но… Переговоры будут продолжаться. Так ответил доктор Юваль Штайниц на вопрос журналиста.

Многие из нас помнят слова, сказанные главой израильского правительства, когда мы только вступали на эту, принесшую нам столько жертв, стезю: «Мир заключают с врагами».

Но если враг продолжает оставаться врагом, не скрывая своей ненависти и своих намерений, можно ли ожидать, что он из волка вдруг превратиться в овечку и изменит своё нутро?

И вдруг я вспомнила… Её звали Джихад, эту маленькую арабскую девочку, однажды встреченную мной в больнице «Шаарей Цедек». Черноглазая, с живыми глазами, внешне она мало чем отличалась от других детей, лежащих в этой палате. Улыбалась медсёстрам и лечащему её врачу, но они ни на одну минуту не забывали её имя. Они пытались как-то сгладить его страшный смысл и между собой называли девочку «Милхамтит», что-то вроде «Воинственная», от слова «милхама» – «война». Это было куда слабее, чем тот призыв, который несло её имя, но называть её Джихад, ни у кого из них не поворачивался язык. Тяжело напоминать самим себе о той реальности, которая нас окружает. Человек по природе своей невольно пытается защититься от того, что несёт ему угрозу. Потому и бывает так много просчётов на пути отдельной личности и общества в целом. Страшно посмотреть в глаза реальности, легче скрасить её надеждой, обещаниями, подменить чем-то желаемым.

Я уже забыла эту девочку, но однажды на экранах израильского телевидения шла передача, посвящённая воспитанию детей в Палестинской автономии: утро в лагере для арабских детей. И вдруг я увидела её. Она декламировала то ли стихи, то ли прозу. Вид у неё был воинственный. Как видно, она по-настоящему прониклась текстом, который читала:

«О братья! Притеснитель границу перешел, проник в отчизну нашу. И это значит, джихад и жертва – вот долг мусульманина... Ужель допустим мы, и враг отнимет у Родины ее арабскую душу? Вынь меч свой! Все вместе, кровью красной и пылающим огнем, все как один, вперед пойдем на грозного врага! Резня большой и страшной будет, меч станет алым от пролитой крови, и смертный вопль разнесется в стане врага».

Конечно же, я ошиблась. Эта была не она, однажды встреченная мной девочка по имени Джихад. Та, что декламировала эти строки, жила в Палестинской автономии и читала стихи из учебника, по которому их учат в школе. Первая же – была наша, израильская.

Но я прощаю себе эту ошибку, ибо она была не по сути. С детства арабский рёбёнок воспитывается в ненависти к нам, и тот, кто дал своему ребёнку имя Джихад, уже с рождения заложил в его душе основы этой ненависти.

Вот одно из свидетельств воспитания в Палестинской автономии. Слова взяты из учебника пятого класса. Их написал некто Укаба Бин-Нафи, о котором сказано: «покоритель Африки».

«Первыми словами, которые слышит арабский ребенок, становились слова "джихад", "наступление", "завоевание". И слова эти не сходили с его уст... Ребенок рос, и любовь к джихаду кипела у него в жилах и наполняла все его существо... Не было звука более сладостного для его слуха, чем ржание коней, устремляющихся в бой. И ничто не могло сравниться в его глазах по своему величию со зрелищем мертвого врага, поверженного и распростертого на земле...

Доблесть и храбрость в том, чтобы преследовать спасающегося врага, обрушиваться на него с высоты коня и рассекать его на части, обрушивать на него удар за ударом и раскроить ему череп».

Читая эти строки, невольно задаёшься вопросом, есть ли сегодня цивилизованный народ, который с таким вожделением пишет об убийстве в учебнике для детей? И понимаешь, как вырастают те самые шахиды, в которых живёт одна мысль: врага нужно убить! Их подвиги воспевают в стихах и прозе.

Душу свою по воле своей

Посылаю

В пылу сражения

В долину смертной тени.

Вижу смерть свою

Ибо вот смерть, достойная мужчины,

Стремящегося умереть с честью.

Вот достойная смерть.

Демонстрируя своё отношение к переговорам, Абу Мазен объявил день 7 января «Днём палестинского шахида» в память Ахмада Мусы, первого шахида, погибшего в столкновение с Армией Обороны Израиля в 1965 году. В Рамалле и Шхеме прошли торжества и марши. В обращении представителя ООП содержится призыв продолжить их дело, ибо оно – пример проявления долга, чести и совести по отношению к своему народу.

Но организаторам дня шахида и, прежде всего самому Абу Мазену, этого показалось недостаточно. И в завершении торжеств в лагере беженцев Балата был открыт «Музей памяти палестинского шахида», на котором присутствовали представители местной власти, а главное – молодёжь. Чтобы закрепить в сознании подрастающего поколения образ своих героев, в хронологическом порядке были представлены имена всех, кто удостоился почестей, совершая акты террора против нас с вами: убивая, сжигая, взрывая, совершая линч – проявляя каждый по-своему своё звериное нутро…

Несколько лет тому назад Ариэльский центр политических исследований подготовил и опубликовал статью: «Израиль и евреи в учебной литературе Палестинской автономии: воспитание ненависти». Собственно, так называлась статья профессора психологии Тель-Авивского университета Шломо Шарона, обобщившего результаты анализа 140 учебников от 1-го до 12-го классов арабской школы, которые провела группа специалистов, свободно владеющих арабским языком. Их цель была выяснить: как мирный процесс повлиял на обучение арабских школьников, изменилось ли что-то в учебном процессе, как предстаём мы перед своими соседями, с которыми теперь нас связывали Норвежские соглашения.

Главный вывод: евреи и Израиль выступают в этих исследованиях как враги арабов, враги ислама и человечества вообще. Сионизм – синоним расизма. Цитаты из одного учебника с лёгкостью поддерживаются цитатами из другого, так что кажутся продолжением одной статьи с главной темой: «Лицо сионистского врага».

«Нужно опасаться евреев, потому что они предатели и неверные», – слова из учебника истории. Цитаты не случайны, а глубоко продуманы. Образ еврея может пробудить только ненависть. Как может отнестись к евреям арабский ребёнок, который с первого класса учит, что мы убийцы и грабители, изгнавшие его народ с принадлежащей ему земли, земли праотцев. Да собственно, и праотцев мы тоже отняли у них. В учебнике «Исламское воспитание» для пятого класса, написано:

«Авраам, первый в мире монотеист, происходил от семени арабов, а не идолопоклонников.

Аллах послал Мусу (Моисея) к его народу, чтобы тот спустился с горы и принес им книгу Торы. Однако позднее израильтяне восстали против Аллаха и подделали Его книгу. Они ссорились между собой и осквернили землю, а потому Аллах пригрозил им проклятиями, которые падут на их головы в Судный день».

«Дорогой ученик! Известно ли тебе, кто такие палестинцы? Свое происхождение палестинцы ведут от ханаанеев».

«Сыны Израиля (библейские) жили в местности неподалеку от Йемена. Это странно, что Тора не называет имени их исконной религии, во времена господина нашего Мусы, но я бы осмелился сказать, что это был ислам. Гора Синай – это гора Синин в Йемене.

У современных евреев нет никакой (биологической) связи с сынами Израиля».

«Иерусалим – арабский город, не имеющий ничего общего ни в прошлом, ни в настоящем, с государством, именуемым Израиль».

«Иерусалим – древний арабский город, построенный арабами-евусеями в эпоху, предшествовавшую благой вести Аллаха и ислама».

Целенаправленная ложь сопровождает весь процесс учёбы арабского ребёнка. Между прочим, в Коране Эрец Исраэль упоминается один раз как Святая земля для евреев и христиан. Замечу попутно, что известный исследователь прошлого нашей земли археолог Эдвард Робинсон обнаружил, что сотни арабских названий – библейские имена, переведенные на арабский язык. Даже собственного названия страны, на которую они сегодня претендуют, у них никогда не было. «Палестина» – имя, которое дал император Адриан земле Эрец Исраэль, чтобы навсегда стереть её собственное имя. Палестина – производное от филистимлян.

Не скрою, читая эти строки, я завидовала не тому, как арабы умеют лгать, а тому, что народ, у которого не было настоящей исторической связи с этой землёй, родиной которого был Аравийский полуостров в юго-западной части Азии, сумел привить к ней любовь своему молодому поколению. Арабы очень серьёзно относятся ко лжи и фантазии, видя в ней эффективное политическое оружие. Шмуэль Кац, известный израильский публицист, в своей книге «Земля раздора» приводит слова арабского социолога Сании Хамаду: «Ложь весьма распространена среди арабов, и правда у них немного стоит». «Араб не испытывает угрызений совести, если благодаря лжи достигает своей цели. «Крупнейший мусульманский теолог XI века Аль-Газали писал: «Знай, что ложь сама по себе не порочна <…> Если ложь – единственный путь для достижения хорошего результата – она допустима. Мы должны лгать, если правда ведёт к неприятным результатам».

Сказаны эти слова в XI веке, но может быть именно сегодня благодаря силе современных средств массовой информации, ложь стала оружием пропаганды, и восточная фантазия с быстротой молнии облетает весь мир.

Ну а мы? Как выглядим мы, когда не только не можем противостоять лжи, но и не способны постоять за собственную правду? Может быть, у нас недостаточно для этого фактов? Может быть, мы по долгой дороге возвращения, действительно, забыли о своей связи с этой землёй и потому с такой легкостью готовы отдавать?

Исраэль Эльдад, публицист, историк, философ, один из преданейших этой стране людей, с болью воспринявший наши шаги после Норвежских соглашений: «Хи, хи а нотенет». – «Она, она – отдаёт». По-разному можно их трактовать. Он уже не скажет нам, какой смысл вложил в свои слова. Ясно одно: обидный и уничижающий, подчёркивающий наше отношение к своим святыням, готовность расстаться с ними.

Когда-то Юлий Марголин, писатель, публицист, историк и философ, писал в своей книге: «Здесь, где землю ни копнёшь, выходит её еврейское прошлое. Библия в землю вросла: пластами в землю легли судьи, цари и пророки».

А я вновь и вновь вспоминаю Навота, того самого Навота, который не готов был отдать царю Ахаву свой виноградник, хотя мог получить от царя взамен ещё лучший. «Сохрани меня Господь, чтобы я отдал наследство отцов моих!» – сказал он и поплатился жизнью. Но осталось имя его на веки вечные в Торе, как пример преданности наследию отцов, сути человеческой жизни…



Пророк Элиягу и царь Ахав.
Пророк Элиягу: «Так сказал Господь:"Ты убил, а ещё наследуешь"». ( Млахим 1, 21:19)

Кто спорил когда-то что эта земля принадлежит нам, евреям? Разве не знакомы нам слова: «Евреи убирайтесь в свою Палестину?» Так говорили нашим прадедам и дедам. Все знали, что Палестина – земля евреев. И вот после долгий скитаний, пережив гибель трети своего народа, мы вернулись на свою землю, единственное принадлежащее нам место в целом мире, но другой народ, один из многих прошедших по этой земле пока мы были в изгнании, объявляет нас пришельцами и захватчиками, а себя хозяином…

Наше подрастающее поколение далеко не всегда знает истинную нашу связь с этой землёй. Пишет в своей книге «Земля раздора» всё тот же Шмуэль Кац: «Именно в этой области в сионистском образовании всегда был пробел. Оно не объясняло различия между потерей независимости, происшедшей после падения Второго Храма 1900 лет назад и полным изгнанием из страны евреев, которого в действительности не было! <…> Недостаточно разоблачить ложь. Необходимо также раскрыть правду».

Много лет я слежу за судьбой археологических раскопок, связанных с Храмовой горой. «Храмовая гора в наших рук!» – эти слова Моты Гура уже давно звучат без восклицательного знака.

Восклицательный знак сменил знак вопроса.

В наших ли руках Храмовая гора, полноправным хозяином которой чувствует себя мусульманский совет, управляющий этим святым для нас местом? Это он командует строительными работами, разрушающими свидетельства нашего присутствия на Храмовой горе, с которой начинается, по сути, вся наша история. Разрушена и превращена в пыль Стена внешнего двора Второго храма. На месте, где стоял наш Храм, выкапываются ямы и траншеи, а грузовики сбрасывают в Кедронскую долину строительный мусор, в котором взывают к нам о помощи тысячи бесценных артефактов. И лишь благодаря доктору Габриэлю Баркаи, лауреату премии Израиля в области археологии, который начал просеивать строительный мусор, удаётся спасти драгоценные археологические памятники от полного уничтожения. Археологи чувствуют себя нищими, собирающими остатки «с барского стола». Они работают не на Храмовой горе, которая «в наших руках», а где-то далеко от неё, там, где высятся горы строительного мусора, просеивая его подобно золотоискателям времён Джека Лондона. Для археолога всё то, что хранит память о прошлом, – те же драгоценные крупинки золота, ради которых он способен просеивать горы песка, щебня, мусора…

А я вспоминаю слова пророков о роднике на Храмовой горе, роднике, голос которого давно не слышен. Вода в нём пересохла, голос затих, и сам он закрыт от нас на много замков. И хозяин его всё тот же мусульманский совет. А некогда говорили о нём пророки, словно пели песню ему. Каждый по-своему воспевал родник тот, на Храмовой горе…

А пророк Йехезкель, и Зхария… А пророк Йоэль обещал нам: «И будет в тот день, горы источат вино, а холмы истекут молоком, и по всем руслам Иудеи заструится вода, и забьёт источник из дома Господня, и напоит долину Шиттим».

Первая публикация в газете "Новости недели", 27.02.2014

* «Первоисточник».



***

А теперь несколько слов о новостях техники и экономики.

Для любого строительства необходимо перемещение грузов на какое-то расстояние или на какую-то высоту. Люди постоянно придумывали для этого какие-то приспособления, механизмы, устройства. Мы не знаем, как строили древние египтяне свои пирамиды, но что-то похожее было и у них, ведь не может человек одной своей физической силой поднимать на большую высоту огромные каменные блоки, из которых сделаны пирамиды. В наше время создана целая отрасль индустрии по механизации трудоемких процессов подъема и перемещения грузов в пространстве. Есть грузоподъемники, различные краны, бульдозеры... Любопытно, что задача перемещения грузов может рассматриваться с чисто математической точки зрения. Можно даже пытаться найти оптимальный план перемещения, рассчитать, что должно быть передвинуто в первую очередь, что во вторую и так далее. В более общем смысле можно решать так называемую транспортную задачу. При наличии компьютеров можно сравнительно легко найти оптимальные планы. Но на практике не обойтись без техники, без кранов. Очень хорошо себя зарекомендовал автокран Галичанин 25 тонн КС-55713-6В. Он снабжен стрелами телескопического типа, легко перемещается и достаточно маневрен. Перемещение грузов осуществляется плавно, без рывков, потому что за этим следит специальная гидравлическая система. Компания, осуществляющая поставку и аренду таких кранов, - это ООО «ГрузСпецАвто». Там достаточно много квалифицированных специалистов, которые дадут исчерпывающую информацию по любому вопросу - от технического до финансового. Кстати, цены в этой компании очень симпатичны.

 

 

Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #3(173) январь 2014 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=173

Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer3/Alon1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru