litbook

Культура


З.Шнеер (Окунь) и Московский ГОСЕТ0

 

Посвящается посетителю Гостевой

под ником «Старый одессит»

В предвоенном 1940 году режиссер МосГОСЕТа Исаак Кролль поставил на сцене своего театра спектакль А. Гольдфадена «Цвэй кунилемл»/«2 кунилемла», литературно обновленный З. Шнеером (Окунем). Залман Мордухаевич Окунь (З. Шнеер/Окунь/ – его псевдоним, имя же, данное при рождении – Залман-Шнеер) был творчески одаренной личностью. В Одессе после Гражданской войны на жизнь он зарабатывал, воспитывая беспризорников детской колонии, преподавая язык и еврейскую литературу или заведуя академической еврейской библиотекой. А в часы досуга З. Шнеер собирал образцы еврейского фольклора. С коллекцией песен, сказок и поговорок Залмана Окуня, вряд ли, мог соперничать хоть один из любителей. Экспонаты собрания позволяли Залману Мордухаевичу заниматься литературной переработкой пьес Гольдфадена и других драматургов для еврейского театра, открытого в советской Одессе[1]. К сожалению, эти утверждения И. Гусева не отличаются конкретикой и не снабжены ссылками на источники. Но уже сам факт того, что МосГОСЕТ принял к постановке пьесу «Цвэй кунилемл» в обработке З.Шнеера (Окуня) говорит, пожалуй, о значительном опыте одессита в этой сфере искусства, накопленном в прошлом.



Залман-Шнеер (Окунь)

А вот сообщение об участии З.Шнеера в работе МосГОСЕТа при постановке пьесы «Соломон Маймон» ошибочно. У С.М. Михоэлса был ученик Леонид Окунь. Окончив училище при ГОСЕТе, он продолжил учебу на режиссерском факультете театрального института. В 1940 году Л.Окунь ассистировал Кроллю, ставившему пьесу Марка Даниэля. Так что, как говорится: «Тот, да не Федот», или точнее, Окунь, да не Залман.

Пути эвакуации 1941 года привели в Ташкент и московский ГОСЕТ, и семью Залмана Мордухаевича Окуня. В узбекской столице одессит влился в труппу МосГОСЕТа. Но точно не установлено, когда он бы принят в коллектив театра. Писатель Ирма Друкер[2], навестивший в канун Нового 1943 года в Ташкенте своего старшего товарища, застал Шнеера за починкой старых галош, основном источнике его заработков в «городе хлебном». Но вместе с тем, есть свидетельство (список лекторов)[3], что З. Шнеер был одним из двух преподавателей театрального училища по еврейскому языку. Вторым был доцент Эли Фалькович.

В Ташкенте пьеса «Цвэй кунилемл» в инсценировке З. Шнеера продолжала входить в репертуар театра. Благодаря заочному знакомству с гостем Портала «Заметки по еврейской истории», выступающему под ником «Старый одессит», у меня появилась возможность представить доказательство сего факта - сканокопию программы спектакля, игранного в военном 1942-м. Думаю, любителям истории еврейского театра будет интересно познакомиться с фамилиями тех, кто принимал участие в том спектакле.



В столице Узбекистана не только родился замысел популярной в послевоенное время пьесы «Фрейлехс», но и был показан зрителям ее первый вариант. Идея спектакля – еврейская свадьба, как один из символов неистребимости народа, была, без сомнения, высказана С. Михоэсом и навеяна встречей в Ташкенте с одесским фольклористом. А З. Шнеер эту идею начал осуществлять. В упомянутом газетном эссе Ирма Друкер пересказывает беседу между художественным руководителем ГОСЕТа и автором текста будущего спектакля. Они подробно обсуждали ход проведения еврейской свадьбы. В деталях этого обычая собеседники прекрасно разбирались, не уступая друг другу. Из содержания разговора вытекало, что тему «Свадьба» они обсуждали не впервые. Тем более что Шнеер, который, по рассказу Друкера, днем чинил галоши, а ночами по памяти активно восстанавливал свою фольклорную коллекцию, оставшуюся в Одессе, несомненно, имея в виду будущий спектакль.

Премьера спектакля «Фрейлехс» состоялась в Ташкенте 15 июля 1943 года. О самом спектакле прекрасно на страницах книги рассказывает дочь В.Я. Зускина[4]. Я же познакомлю читателей этого текста с фото программки ташкентского спектакля «Фрейлехс», оригинал которой хранится в архиве «Старого одессита».



Подчеркну, а это, кажется, никем ранее не упоминалось, что ташкентская версия постановки состояла из двух фольклорных инсценировок. Вначале зрителю представляли пьесу Мойше Гершензона «Гершеле Острополер», а после антракта – «Свадьбу» Залмана Шнеера. Этот спектакль продолжали ставить до осенней реэвакуации труппы театра в Москву. Вероятно, именно в этот период З.М. Окуня официально включили в штат МосГОСЕТа, и он становится москвичом (иностранная пресса это подтверждает).

Труппа театра и С.М. Михоэлс вернулись в Москву почти одновременно. Более широкие московские возможности, родная сцена, которую ни с кем уже не надо было делить, позволили театру серьезно заняться обновлением своего репертуара. Соломон Михоэлс решает превратить ташкентскую «Свадьбу» Шнеера (Окуня) в двухактный спектакль, сохранив название «Фрейлехс». Можно не сомневаться, что к этому времени З.Шнеер в полной мере восстановил свадебную часть своего фольклорного собрания.

Программа спектакля «Фрейлехс», отпечатанная в 1948 году, позволяет наглядно сравнить московскую и ташкентскую инсценировки.



Если спектакль «Фрейлехс» в Ташкенте – «еврейские комедийные игры», то в Москве это «Свадебный карнавал». Спектакль стал красочнее, пополнился новыми танцами, которые ставил балетмейстер Э. Мэй. Оформление спектакля поручили А. Тышлеру.



Эскиз мизансцены к пьесе Э.Шнеера (Окуня) «Фрейлехс». 1945 год

Художник А. Тышлер

Возросло число действующих лиц. Премьера обновленного спектакля состоялась 23 июля 1945 года. «Свадебный карнавал» был тепло встречен и публикой, и театральной критикой. Например, в газете «Эйникайт» рецензировал «Фрейлехс» Давид Бергельсон, а в журнале «Театр» - В. Потапов (В. Голубов-Потапов). В 1946 году спектакль был отмечен Сталинской премией 2-й степени, а лауреатами названы художественный руководитель ГОСЕТа С.М. Михоэлс, актер В.Я. Зускин и художник А.М. Тышлер.

Последней пьесой, текст которой перерабатывал З. Шнеер, была «Колдунья» А. Гольдфадена. Пьеса эта в 1920-х годах входила в репертуар театра, тогда еще «Еврейского камерного». В роли колдуньи блистал юный Зускин. И вот, став, по несчастью, в 1948 году у руля МосГОСЕТа, он решает вернуться к «Колдунье», но З. Шнеер должен был добавить в текст новые фольклорные краски. О премьере этого спектакля сообщалось в «Эйникайт» 16 октября 1948 года, примерно за месяц до закрытия газеты. Хотя театр существовал еще год, в советской прессе о спектаклях ГОСЕТа объявлений более не печатали.

Последний этап фабрикации опричниками Сталина «Дела ЕАК» начался с арестов деятелей еврейской культуры. В числе первых жертв оказался Вениамин Зускин. Позднее арестовали и Залмана Окуня. Его следственное дело, кажется, никто из журналистов не листал. По крайней мере, ни дата ареста Окуня З.М., ни срок наказания не известны. Есть упоминания, что наказание он отбывал на станции Вихоревка Иркутской области (Бамлаг), где и умер в 1952 году. Этой дате нашлось подтверждение на Востряковском кладбище в Москве. На ограде могилы, вероятно, жены З. Шнеера, закреплена мемориальная дощечка[5].



Завершая рассказ о З. Шнеере (Окуне), стоит упомянуть, что он был активен не только в театре. Шнеер принимал участие в прениях на 3 Пленуме ЕАК в апреле 1944 года. Выступал он в газете «Эйникайт», например, с рецензией на спектакль училища ГОСЕТ «Глубокие корни», участвовал в концертах для раненных в госпиталях.



Фото позаимствовано из книги актрисы ГОСЕТ М. Котляровой «Плечо Михоэлса». Мной на снимке опознаны З. Шнеер (стоит крайним слева) и актеры Маня Котлярова и Эли Трактовенко (сидят крайними справа). Надеюсь, что читатели назовут и некоторые другие имена

В эти годы З.Шнеер (Окунь) пробует силы в прозе. В московском альманахе «Геймланд» была опубликована повесть «Чабан Шефтель Браилов». В переводе на русский язык она вошла в сборник «Еврейские новеллы» (1948) и оказалась последней публикацией, подписанной З.Шнеером (Окунем).

Для тех, кто пожелает познакомиться с наследием З.М. Окуня, сообщу, что рукописи некоторых пьес, переработанных Шнеером (Окунем), хранятся в РГАЛИ (Москва), фонд 2307.

Примечания

[1] http://www.jewukr.org/observer/eo2003/page_show_ru.php?id=2610

[2] Druker I. Der frejlekher shefer fun “Frejlekhs”/газ. “Folks-shtime” (идиш), №15-18, Варшава, 1970

[3]Миндин Ф. Другая жизнь. http://www.moria.hut1.ru/ru/almanah_07/01_20.htm

[4] А. Зускина-Перельман. «Путешествие Вениамина», 2002.

[5] http://toldot.ru/urava/cemetery/graves_56301.html

 

 

Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #3(173) январь 2014 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=173

Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer3/Fljat1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru