litbook

Non-fiction


История об «интернационале красивых людей» и еврейских друзьях короля+1

 

Элегантный стройный джентльмен в светлом сюртуке крайний справа на картине художника Джона Мортимера – это Джон Монтегю, 4-й граф Сэндвич (1718-1792). Десятилетним мальчишкой он унаследовал от деда титул лорда, а в 21 год (когда по нынешним американским законам приобретается право покупать пиво) стал членом Палаты Лордов. Молодой граф был страстным картёжником и, как гласит легенда, во время затянувшейся игры велел слуге принести ему бутерброд с варёной говядиной, накрытый вторым куском хлеба. Предполагалось, что второй (верхний) кусок хлеба позволит не пачкать жиром карты. Могу допустить, что лорда, который сумел спустить за карточным столом доставшееся в наследство состояние, больше волновали пятна на светлом сюртуке. Кулинарная новинка была признана стильной, получила широкое распространение и занесена в кулинарные книги и меню под именем «сэндвич». Непростительная оплошность спутать сэндвич с бутербродом: в бутерброде наличествует один кусок хлеба, в сэндвиче – два.



Дэниэль Соландер, Джозеф Банкс, Джеймс Кук, Джон Хоксфорд и лорд Сэндвич.

Художник Дж.-Г. Мортимер. 1771 г.

Джон Монтегю Сэндвич был не просто лордом, а Первым лордом адмиралтейства (военно-морским министром). На этом высоком посту он помог организовать третью кругосветную экспедицию под руководством капитана Джеймса Кука.

На картине, с которой мы начали рассказ, Джеймс Кук стоит в центре со шляпой в романтически отставленной правой руке и конвертом в левой. Форма и размер конверта позволяют предположить, что там двухнедельный чек отважного капитана.

В ходе этой экспедиции Джеймс Кук открыл и назвал группу островов у берегов Австралии Южными Сэндвичевыми, а острова поближе к американскому материку – Сэндвичевыми. Надо полагать, чтобы с максимальной полнотой использовать составные части имени своего покровителя, ещё два острова – у берегов Австралии и Аляски – Кук назвал Монтегю. Название «Сэндвичевы острова» не прижилось и их стали называть Гавайи по имени одного из островов в этой группе. Слово «Гавайи» происходит от полинезийского (hawaiki), что означает «обитель богов». А остров-донор имени из-за возникшей путаницы стали называть Big Island, что вполне логично: он самый большой в группе.

Гавайи (Сэндвичевы острова), относящиеся к Основной Полинезии, Кук открыл 18 января 1778 года. К ставшим на якорь кораблям подплыло несколько лодок с островитянами. Никакие уговоры не смогли заставить этих людей подняться на борт. Поэтому Кук спустил по верёвке медные монеты. Люди в лодках приняли дар и в качестве эквивалента отдали Куку рыбу. Бартер повторился несколько раз. Вечером следующего дня корабли подплыли к берегу острова Кауаи у деревни Ваимеа. На берегу собрались тысячи туземцев, которые были настроены не просто дружелюбно, а восторженно, устроив церемониальные торжества в честь Кука. Капитан трижды сходил на берег, и каждый раз местные жители падали ниц в его присутствии – они приняли его за бога Лоно, явление которого с богатыми дарами предсказывали полинезийские легенды. Как писал Кук, один простой гвоздь, сделанный из железа, обеспечивал весь экипаж свининой и фруктами. Обильные подношения прибывшим быстро истощили скудные запасы островитян и отправление гостей через 2 недели к берегам Америки было встречено хозяевами с облегчением. (Помните этот срок, приезжая в гости к друзьям).

Спустя восемь месяцев на обратном пути Кук решил перезимовать на Гавайских островах. Следующие две недели были посвящены пополнению запасов провизии на кораблях и дальнейшему изучению островов. Всё складывалось безоблачно. Короли враждующих островов посещали корабли и преподносили Куку плащи из птичьих перьев. Капитан отвечал льняной рубашкой, мечом и ящиком с инструментами. Местное население праздновало. 4 февраля 1779 года экспедиция отплыла от берега, но шторм повредил такелаж одного из кораблей, и Кук был вынужден вернуться на остров для ремонта. Постепенно появились первые разногласия с местным населением, причиной которых было желание гавайцев брать себе абсолютно всё, что им нравилось на корабле, а также взаимное отсутствие знаний о традициях и языке. В полдень 13 числа случилась крупная ссора моряков с островитянами, которые ночью украли шлюпку с корабля «Резолюшн», а затем разобрали её, чтобы заполучить вожделенные железные гвозди. Кук, известный своим терпимым и дружеским отношением к коренным жителям, решил взять в заложники вождя гавайцев. Островитяне собрались на берегу с оружием.

Долгое время считалось, что капитан Джеймс Кук был заколот аборигенами со спины в тот момент, когда он пытался остановить своих соотечественников, открывших огонь по гавайцам. Однако выставленная в 2004 году в Лондоне на торги картина британского художника Джона Кливли повлекла за собой новую версию. Сюжет картины основан на зарисовках, сделанных братом художника Джемсом Кливли, бывшего плотником на корабле Кука, и рассказах очевидцев. На картине Джеймс Кук, размахивая мушкетом, стоит лицом к аборигенам. Вывод экспертов: гавайцы убили Кука, защищаясь от выстрелов англичан. Лично у меня корректность базовых материалов экспертов вызывает сомнение: Вам часто встречался трезвый корабельный плотник?

Вопреки утверждению Владимира Высоцкого аборигены не ели Кука. С телом прославленного мореплавателя поступили согласно местным обычаям: тело расчленялось, а кости связывались вместе и тайно хоронились, чтобы никто не смог надругаться над ними. Подобный ритуал – свидетельство высшей почести со стороны гавайцев. Кук пользовался очень большим уважением у островитян, и в знак этого его кости некоторое время хранились дома у высоких вождей аборигенов. Так, его голова досталась королю, а скальп забрал один из вождей поменьше.

После смерти Кука должность начальника экспедиции перешла к капитану одного из кораблей Чарльзу Клерку. Он пытался добиться выдачи тела Кука мирным путем и, потерпев неудачу, распорядился провести военную операцию, в ходе которой высадившийся под прикрытием пушек десант захватил и сжег дотла прибрежные поселения и отбросил аборигенов в горы. После этого они доставили на корабли корзину с фрагментами останков Кука. 22 февраля 1779 г содержимое страшной корзины было захоронено в океанских водах.

После экспедиции Джеймса Кука и публикации книг о его путешествиях множество европейских путешественников, торговцев и китобоев стали посещать Гавайские острова.

При том, что аборигены жили практически в каменном веке, а многочисленные племена на разных островах руководились столь же многочисленными вождями, эти территории оказались очень восприимчивыми к европейскому влиянию.

Вождь племени острова Гавайи Камехамеха, отличавшийся умом и дальновидностью, при посещении Ванкувера возжелал европейского типа корабль, который и получил. Через 10 лет у него их уже было 25, и они вели деятельную торговлю между островами. Камехамеха покровительствовал развитию торговых сношений с иностранцами. Он заимствовал у европейцев огнестрельное оружие, покорил всех других вождей этой группы островов и стал единственным ее правителем под именем Камехамехи I (1789-1819), положив начало почти столетней династии его тёзок-правителей.

Влияние белого человека внесло радикальные изменения в традиционный образ жизни местного населения. Гвозди обменивались на пресную воду, продукты и гавайских женщин. Моряки принесли с собой сифилис, оспу, грипп и другие болезни, которыми щедро делились с гавайцами, не имевшими к ним естественного иммунитета. К 1820 году болезни, голод и войны наполовину сократили коренное население Гавайских островов.

К этому же времени на остров зачастили миссионеры, вначале американские, а затем английские и принялись активно спасать души островитян. Миссионеры вынудили местных жителей облачиться в одежды, запретили им танцевать традиционный танец хулу, фактически запретили серфинг (он насчитывал несколько тысячелетий) и почти разрушили их древнюю культуру. И тем не менее, неверно было бы огульно охаивать деятельность божьих слуг.

Для публикации Библии на родном языке островитян они создали гавайский алфавит. «Гавайский язык - очень мелодичный. В этом он похож на другие языки полинезийской группы. Свистящие и шипящие звуки в нём практически отсутствуют, глухих мало, а вот сонорные, звучные согласные л, м, н присутствуют. В нём всего 12 букв-звуков. Гласные a, e, i, o, u; согласные: w, h, k, m, l, n, p. Звуки соответствуют буквам, то есть, слова как слышатся так и пишутся, как пишутся, так и читаются. Часто встречается апостроф, он означает паузу в слове» (Татьяна Рыбакова, этнограф). Миссионеры начали издавать периодику и записывать историю островов, которая до этого существовала только в устной традиции.

Гавайи быстрым шагом отправились из первобытного строя прямиком в капитализм. Король Камехамеха III стал первым христианским правителем Гавайев, и независимость Гавайского королевства была признана Англией, Францией и Соединенными Штатами, а позже – и другими государствами; при нём же была дана конституция. В 1848 году он издал закон, разрешающий иностранцам владение землёй, и уже через два поколения им принадлежали 80% земли (до этого островитяне понятия не имели о том, что земля может кому-то принадлежать). В 1872 году со смертью бездетного Камехамехи V династия закончилась. Новые короли избирались, болели и умирали, пока на троне не оказалась королева Лилиуокалани, объявившая о планах по созданию новой конституции, провозглашавшей абсолютную монархию и лишавшей права голоса большинство белых жителей Гавайских островов. Это никак не вязалось с планами евро-американских владельцев плантаций сахарного тростника и ананасов. 17 января 1893 года они при поддержке морской пехоты США арестовали королеву Лилиуокалани в ее собственном дворце, учредили Временное правительство и обратились с просьбой аннексии Гавайев к Соединенным Штатам. В 1895 году королева отказалась от трона. В 1898 США аннексировали Гавайи и предоставили им статус самоуправляемой территории. Прошло 100 лет, и в 1993 году Конгресс США принял Резолюцию (Apology Resolution), в которой приносились официальные извинения за свержение гавайской монархии. Впервые в американской истории правительство США извинилось за свержение правительства суверенного государства.

С 1901 по 1902 год первым президентом сената Гавайских островов был Николай Судзиловский-Руссель, известный также под именем Каука Лукини (на языке индейцев-канаков «русский доктор»: он был выходцем из Белоруссии) – этнограф, географ, химик и биолог, революционер-народник, один из первых участников «хождения в народ». Деятель революционного движения в России, Швейцарии, Англии, Франции, Болгарии, США, Японии, Китая (Куда там Че Геваре тягаться с ним). Неугомонный революционер организовал собственную партию, затем был предан соратниками, обвинён в антиамериканской деятельности и лишён американского гражданства. Последние годы жизни провёл на Филиппинах и в Китае, где встречался с доктором Сунь Ятсеном. Советское правительство с 1921 года выплачивало ему персональную пенсию Всесоюзного общества политкаторжан, но в СССР Судзиловский не вернулся.

В 1908 году порт Пёрл-Харбор, с конца XIX века игравший роль международного, стал базой ВМС США. Нападение японской авиации на эту базу 7 декабря 1941 года привело США к вступлению во Вторую мировую войну.

21 августа 1959 года при президенте Эйзенхауэре Гавайи получили статус штата, 50-го по счёту.

Согласно переписи 2010 года население Гавайев составляло 1360,3 тысячи человек. Расовый состав населения: гавайцы (10 %), белые американцы и группы европейского происхождения (24.7 %), метисы (23.6 %), азиаты 38,6 % (филиппинцы и японцы по 14 %, китайцы 5 %), афроамериканцы и прочие – 3,1 %. Среди европейцев преобладают немцы, португальцы, британцы. 8,9 % населения островов составляют латиноамериканцы (пуэрториканцы и мексиканцы). Русских – около 5 тыс. чел. Иудаизм исповедуют около 10 тысяч человек.

Не могу отделаться от мысли, что Wikipedia, где получены эти сведения, допустила неточность, указав, что население островов на четверть метисы. На улице, на пляже, в любом общественном месте создаётся впечатление, что людей смешанной крови 100%. (По каким-то причинам очень редки люди с африканскими чертами лица и совсем не встречаются фигуры, бредущие в хиджабах). Наличествуют самые немыслимые сочетания кровей, что обусловлено способом, каким формировалось нынешнее население Гавайев. Аборигены работать на плантациях сахарного тростника и ананасов не хотели, обеспечивая себе пропитание рыболовством и плодами богатейшей местной флоры. Поэтому белые предприниматели завезли азиатских рабочих. Причём их старались экспортировать из разных стран, чтобы этим полурабам было сложнее объединяться для возможных протестов в землячества. Затем подтянулись выходцы из Австралии и Новой Зеландии, уже не говоря об уроженцах прочих архипелагов Океании. Ирландцы и итальянцы, уж как водится. До Латинской Америки тоже не так уж далеко. Наконец, жители многонациональных Соединённых Штатов. В связи с тем, что на каждом из островов было сравнительно небольшое население, а горячее солнце разогревало кровь, всё это человеческое многообразие многократно и тщательно перемешивалось в брачных (и внебрачных) союзах. Как отмечают политологи, возникшее мульти-расовое и мульти-культурное сообщество менее других заражено расизмом, ксенофобией и антисемитизмом. Как отмечают праздные наблюдатели, эти генетические коктейли сопутствовали появлению неправдопобно большого количества красивых людей. Особенно девушек. Если герой бабелевского рассказа, старый еврей Гедали, мечтал об интернационале добрых людей, то здесь, похоже, возник «интернационал красивых людей». Что ещё более важно, людей улыбающихся и доброжелательных.

Что же касается десяти тысяч евреев, то начиналось всё с кого-то первого. В судовом журнале китобойного судна «Нептун» 19 августа 1798 года вахтенный матрос Эбензер Таунсенд-младший сделал запись: «На борт поднялись король со своим поваром-евреем». (Источник: «Hawaii - Jewish Virtual Library»).

Логичны вопросы: «Как вахтенный определил, что повар – еврей?», «Король был поклонником кашрута или просто любил «цимес»?». Как получить на них ответы не знаю, но судовой журнал всегда считался важным доказательным документом. Будем так считать и мы.

Соплеменники повара начали посещать Гавайи в середине XIX века. Вначале это были купцы из Германии и Англии. Их калифорнийские коллеги и единоверцы устремились на Гавайи в конце века одновременно с бурный ростом населения Калифорнии. Вначале открывались представительства континентальных фирм, затем, особенно в разгар «золотой лихорадки», они трансформировались в островные фирмы.

В 1879 году в прессе появилось сообщение о первой еврейской свадьбе.

Как минимум, один еврей начал играть видную роль в политической жизни тогдашних Гавайев – Пол Ньюмен (не путать с известнейшим актёром), выходец из семьи немецких евреев. Его карьера пришлась на годы правления короля Калакуа, при котором он стал генеральным прокурором, личным адвокатом и личным советником и другом короля и королевы.

Уличный торговец из Сан-Франциско Эльяс Абрахам Розенберг в 1886 году прибыл в Гонолулу. Предположительно он попал в США, эмигрировав из России через Англию и Австралию. В раввинском списке его имя отсутствовало, но он именовал себя «рабби». Во всяком случае, он привёз с собой на остров свиток Торы и указку для чтения – яд. Веским аргументом была и его длинная белая борода. Обаятельный и общительный Эльяс Абрахам быстро стал известной в городе личностью, был представлен королю Калакуа и даже подружился с ним. (Чем-то привлекали этого правителя еврейские друзья). Розенберг поселился в королевском дворце и получил должности kahuna-kilokilo (королевского предсказателя) и королевского же учителя иврита. (Вы не ошиблись – именно иврита. Король, любящий музыку, танцы и «забухать», увлёкся библейскими историями в занимательном изложении рабби Эльяса). Уже через год из-за нестабильной политической обстановки kahuna-kilokilo вернулся в Сан-Франциско, а Тору и указку оставил на временное хранение своему приятелю королю. Вскоре Розенберг скончался в госпитале Сан-Франциско. (Источник: Adler, Jacob. «Elias Abraham Rosenberg, King Kalakaua’s Soothsayer». The Hawaiian Journal of History. vol. 4, 1970).

С тех пор ритуальные предметы передавались по наследству в королевской (и утратившей королевство) семье и по большим еврейским праздникам любезно одалживались еврейской общине с тем, чтобы после окончания торжеств снова принять их на хранение.

В 1959 году королевские потомки передали указку в дар (?) синагоге Temple Emmanu-El в Гонолулу, а священный свиток Торы необъяснимым образом исчез. В 1972 году он был случайно обнаружен и тоже передан этой синагоге, где благополучно находится и по сей день.

В 1901 году 35 (по другим данным – 40) еврейских семей объединили свои усилия для основания Еврейского Благотворительного Общества, первой общинной организации на Гавайях.

С открытием на Гавайях военных баз еврейская община начала расти за счёт военнослужащих. В 1960-70 годах её пополнили евреи из персонала НАСА (учёные посчитали, что лавовые поля острова Maui как нельзя лучше подходят для имитации действий астронавтов на Луне). Росла община и с переселением на многонациональные Гавайи евреев из других штатов. Это были уже не только купцы. Вот далеко не полный перечень сфер деятельности, в которых заняты члены общины: врачи, адвокаты, университетские преподаватели, журналисты, работники государственных учреждений. К 2005 году три из последних четырёх Генеральных прокуроров штата были евреями.

Еврейка Линда Лингл – в течение двух сроков (2002-2010) была губернатором штата. (Источник: «The Jews In The Sandwich Islands» by Rudolf Glanz). Лингл неохотно называла себя «еврейским губернатором», однако с готовностью признавала, что вера составляет значительную часть ее жизни и ее самой. Раввин присутствовал на её инаугурации; у двери в кабинет губернатора Лингл была прикреплена мезуза; накануне субботы раввин привозил ей праздничную халу; а по понедельникам у неё всегда находилось время для встречи с раввином.

Для интересующихся могу сообщить, что после двух разводов Линда Лингл свободна, детей у неё нет. Но предупреждаю: она дама независимая и не идущая на сделки с совестью. Во время возни по поводу места рождения президента Обамы республиканка-губернатор штата (кстати, первый республиканский губернатор Гавайев за почти 50 лет) провела соответствующее расследование и решительно заявила без оглядки на мнение влиятельных однопартийцев: «...the president was, in fact, born at Kapi'olani Hospital in Honolulu. ... люди, которые продолжают кричать об этом (месте рождения – В.Ч.) в прессе и интернете вносят ужасный раздор в жизнь страны... Это установлено. Он родился здесь».

Все мы хорошо представляем себе, чем занимаются представители перечисленных выше профессий – мы с ними встречались. С губернаторами встречались не все, но все знают суть их работы и всегда могут дать им правильный совет по поводу снижения или повышения налогов. А вот человек, с которым поэт и блогер Arthur Kalmeyer (http://art-of-arts.livejournal.com/131240.html) повстречался на пляже острова Maui, видимо, единственный в мире представитель своей уникальной профессии:

«...на дорожке появилась огромная фигура, наряженная в опереточный костюм гавайского шамана, из тех, кого на островах Полинезии называют «большая кахуна».



Арончик. Большая кахуна

Здоровенный, двухметрового роста, загорелый мужик был бос, зато наряжен в расшитую гавайскими узорами чёрную тогу, опускавшуюся почти до щиколоток. Его длинные чёрные, как смоль, блестящие волосы были завязаны на затылке в косичку. Поверх волос был надет венок из красно-зелёных пальмовых листьев. На шее у большой кахуны красовались бусы из разноцветных лакированных пальмовых орехов c болтающимися внизу белыми китовыми зубами. На боку, на шнурке, висела огромная морская раковина, и он оповестил пляжников о своём выходе на сцену громогласным трубным звуком, напоминающим звук шофара. Большая кахуна четырежды протрубил сигнал атаки, поворачиваясь лицом на все стороны света, затем обернулся к молодожёнам, завороженным обрушившимся на них ритуалом, и запел-запричитал на непонятном языке, временами заглядывая в тетрадь в переплёте из инкрустированной кожи.

Мелодический речитатив показался мне чем-то знакомым, и я начал вслушиваться в слова... я мог поклясться, что это была еврейская мелодия, а слова представляли невероятную кашу из иврита, английского и полинезийского языков.

С трудом дождавшись окончания церемонии, я подстерёг большую кахуну на дорожке, ведущей к выходу, и без обиняков спросил:

– Прошу прощения, но, если я не ошибаюсь, ты – еврей. Правда?

– Да, конечно.

– Так что ты здесь делаешь в костюме гавайского шамана?

– Это мой рабочий костюм. Никакого отношения к шаманству он не имеет. Я Руководитель Гавайской Свадебной Церемонии и ношу соответствующую одежду.

...Мы устроились на лежаках в тени пальм, и большая кахуна вкратце рассказал свою историю. Его предки иммигрировали в Америку из дореволюционной России. Сам он родился в Нью-Йорке. В 1983 его родители перевезли всю семью в Израиль, и, в конечном счёте, они осели в Ариэле. Арону претил ультра-ортодоксальный уклад, и при первой возможности он перебрался в «лишённую предрассудков» северную часть Тель-Авива. К сожалению, он «плохо распорядился своей свободой», потому что через год оказался женат на «русской» (так в Израиле называют евреев-выходцев из СССР). Она, по его словам, была не слишком опрятна, фригидна, и вообще он устал от постоянных криков «Арончик!». И тогда наш герой решил вернуться «на родину», только на этот раз не в Нью-Йорк, а на Гавайи. Найти здесь работу без специальности было нелегко, и он задумался об открытии собственного бизнеса. Денег было совсем мало, поэтому бизнес должен был требовать минимальных начальных затрат. Вот тогда-то и пришла Арону счастливая мысль – организовать свадебную контору для прибывающих с континента влюблённых, ищущих гавайской экзотики. Лицензия обошлась ему в шестьсот долларов. На рясу ушло ещё долларов двести, а побрякушки он приобрёл по дешёвке на гараж-сэйлах. За месяц, сидя в библиотеке, Арон переписал тексты традиционных гавайских свадебных обрядов и щедро разбавил их ивритскими майсами, чтобы процедура не выглядела слишком короткой («за свои деньги люди должны получить полномерный ритуал, а не какой-то там обрезанный штик!»)

Арон с гордостью вручил мне бумажку, на которой были перечислены все услуги, предоставляемые его фирмой.

...Полная стоимость услуг (за исключением дополнительных) – девятьсот девяносто долларов плюс штатный налог в размере 4.17%.

– Wow! – только и мог сказать я, – ну, и как идёт бизнес?

– Грех жаловаться, – скромно улыбнулся Арон, – в прошлом году мы-таки обслужили 394 пары».

Рассказ о евреях-гавайцах будет не полным и не справедливым, если мы не вспомним о нееврее Дэниэле Иноуи, политике-демократе японского происхождения, скончавшемся в 2012 году. Откликнувшись на его кончину Беньямин Нетаниягу сказал: «Мы в глубоком долгу у этого человека... многие выдающиеся американские политики поддерживали еврейское государство, стояли на страже его безопасности и делали все для укрепления его союза с США, однако вклад сенатора Иноуи выделяется даже на их фоне».

Дэниэл Иноуи представлял Гавайи в Конгрессе с того момента, как острова в 1959 году получили статус штата. До 1963 года он занимал должность конгрессмена, а затем до своей кончины был сенатором.

После 1984 года Иноуи, являясь председателем сенатского подкомитета по международным ассигнованиям, играл важную роль в принятии решений о том, какие государства получат финансовую помощь США. Он рассказывал: «Я заметил, что на протяжении 35 лет десятки государств получали беспроцентные ссуды, Израиль же должен был платить самые высокие проценты. Я убедил своих коллег по комитету, что Израиль тоже должен получать безвозмездные ссуды, и я горд тем, что теперь так и происходит – это лишь скромный вклад в укрепление дружбы между нашими странами».

Иноуи делом подтвердил репутацию друга еврейского государства, поддержав десятки произраильских законопроектов. В 70-80-х годах прошлого века во многом благодаря его усилиям советские евреи получили право на выезд из СССР. (По материалам Jewish.ru Дмитрий Ерусалимский «Гавайский друг»).

На острове O’ahu в столице штата Гавайи Honolulu практически на границе между районом Waikiki, застроенным отелями всего спектра цен, и даунтауном стоит громадный Ala Moana Hotel. В невысокой перекрытой восьмигранным шатром пристройке до 2007 года находился популярный среди знатоков ночной клуб Hawaiian Hut («Гавайская изба/хата/хижина»). Конгрегация Хабад приобрела все 12 тысяч квадратных футов этого помещения, превратив их в синагогу. Как поясняет Рабби Itchel Krasnjansky, поскольку евреи по субботам не должны пользоваться транспортом, для того, чтобы туристы и другие гости города могли попасть на праздничную службу, синагогу расположили в пешеходной доступности от гостиниц Waikiki.



Chabad Synagogue

Синагога уже принимает верующих, несмотря на то, что работы по реконструкции ещё не закончены. Чтобы превратить трефной ночной клуб в синагогу необходимо выполнить большой объём работ. Правда, движение Хабад призывает к служению иудаизму и исполнению законов Торы с радостью, то есть дух обители порока, возможно, не должен быть истреблён «под корень». Кроме молитвенного зала здесь будут офисные помещения, комнаты для учёбы, миква, кошерный ресторан. Как обычно, нужны деньги. Поэтому в молельном зале висит плакат: «Пожертвуй сегодня деньги на продолжение строительства, ради лучшего завтра». Под плакатом в ожидании начала службы уютно спал на диванчике рыжебородый прихожанин в кипе с трогательными гавайскими цветочками. Вспышка моего фотоаппарата его разбудила. Даже не окончательно проснувшись, он разъяснил, что в субботу не пристало нажимать на затвор фотоаппарата: это подобно включению света. Он был прав, а я нет. Но фотографий интерьера синагоги я лишился.



Прерванный отдых

Вторая по численности еврейская община на Гавайях на острове Maui. О времени появления здесь первых евреев нет никаких сведений вообще. Реально считать, что это произошло в начале XIX века. В годы Второй мировой войны здесь была самая большая на Гавайях военная база, и верующие евреи-военнослужащие вместе с капелланами составили ядро будущей общины. После войны здесь появились евреи-пенсионеры, привлечённые замечательными климатом и природой, а где-то в 1970-80-х годах люди, связанные с бурно развивающейся индустрией туризма и отдыха.



Kehei. Synagogue Beit Shalom.

В растущем городке Kahei праздничные службы проходили в прибрежных парках либо арендованных номерах отелей. После каждой службы молитвенные книги, Тора, указка упаковывались в ящики и отправлялись в дом к одному из членов общины на хранение. Кто-то другой давал приют Ковчегу Завета. Возникла необходимость в создании общинного центра. Инициативная группа в 1997 году арендовала дом у небольшой распавшейся христианской конфессии. «Странствующая» Тора обрела, наконец, свой дом. В следующем году здание было приобретено, а ещё через три года произведен последний платёж. Община взяла имя Beit Shalom.

В 1990 году в составе научной группы, занимающейся изучением горбатых китов, в Kahei прибыл Давид Гликман. Он родился в Лос-Анджелесе в семье потомственных священнослужителей. Его прадед был раввином в Белой армии и вместе с её остатками покинул Россию. Отец был кантором. Давид, даже не закончив религиозную школу, отправился в Израиль в родной город отца – Иерусалим. Три года он отслужил в знаменитой бригаде Golani и вернулся в США. В Университете Гавайи Давид получил степень в психологии, затем стал помогать отцу, прошёл положенные процедуры и был рукоположен в ортодоксальные раввины (Smichut l’Rabbinut). Поскольку ещё во время работы с китами Давид Гликман слыл непререкаемым авторитетом в знании Торы и религиозных традиций, после рукоположения он получил немедленное предложение занять в Beit Shalom место раввина fool time. Предложение было принято (использованы материалы Prof. Bernard Katz «Jewish Community of Maui, Hawaii»).



Kehei. Synagogue Beit Shalom Парохет

Мы топтались возле запертой синагоги – небольшого домика с большой Звездой Давида на карнизе, когда, откуда-то, возможно, из кучи кирпича, что громоздилась под пальмой у стен синагоги, материализовался человек. В невнятного кроя и цвета джинсах и рубахе он напоминал садовода-строителя с шести соток советской земли. Человек широко улыбнулся, протянул руку и представился: Давид Гликман.



Раввин Давид Гликман

«У синагоги 120 прихожан; филантропов, раза в три больше», – рассказал он. (Стало понятно, почему духовный пастырь не чурается хозяйственных дел). Раввин говорил и счастливо улыбался. Та же улыбка у него на фотографии официального сайта синагоги, где мы видим ребе в белоснежной рубахе с галстуком.

Похоже, что фамилия-прозвище точно нашла своего адресата: Гликман – Счастливый человек. Мазл тов, Рабби Давид.

***

В гавайском языке слово «алоха» употребляется настолько часто, что у местных евреев родился забавный гибрид-неологизм shaloha (shalom+aloha). «Алоха» означает и «здравствуй», и «до свидания», и «сострадание», и «милосердие», и «я рад тебе», и «люблю тебя». Может быть этим объясняется то, что в этом райском уголке самая большая в стране продолжительность жизни: (77,1 года у мужчин и 82,5 года у женщин).

Нью-Йорк

 

 

Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #3(173) январь 2014 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=173

Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer3/Chizhik1.php

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru