litbook

Критика


СЦЕНОГРАФИЯ КОСНОГО БЫТА0

                                                                   
                                 СЦЕНОГРАФИЯ  КОСНОГО   БЫТА

     Сергей Бардин, Ломбард. М., «Золотой век», 1999 г.


    В книге Сергея Бардина есть цикл рассказов, связанных с искусством фотографии. Думаю, что и в собственном писательском методе автор во многом идет от этого. Он не интеллектуал и не живописец словом, он – сценограф. Много работает над расстановкой фигур, углом съемки, экспозицией, и, как на фотографиях, в его сценах нет ничего лишнего.

    Судя по деталям быта, в  сборнике представлены рассказы, написанные и в начале семидесятых (цикл «Развеселый разговор»), и в последние годы. Причем  –  или  такова требовательность автора к слову, тщательность редактуры? –  эволюционировал он с тех пор так же мало, как и его приятель Вячеслав Пьецух: те же продуманно отобранные реплики, та же угловатая статичность фигур, тот же  немного вязкий авторский тон, полный насмешек, в котором чувствуются одновременно и  стилизация, и  уроки Зощенко. Сопоставление с мэтром в случае Бардина говорит только о традиции, школе, общем сатирическом направлении таланта: его проза – более серьезная, рассудительная и, к сожалению, более частная. Занять нишу почетнее, чем плыть в потоке, но по его, автора, силам стать фигурой в направлении, а то и возглавить его.


     И свидетельство этому, например,  написанные с большим воодушевлением и необычайно смешные рассказы «Человек года» или известная «Гайка леворезьбовая, клин стальной». Случаи, факты, темы опять же вроде бы узко-бытовые: ремонтный сервис, женский вопрос, - но в них Сергея Бардина словно непроизвольно сносит с его серьезно-рассудительных, ворчливых крепей а-ля Собакевич, и он являет неистощимый талант юмориста (а местами и трагика).  Его искрометный юмор не тот, от которого смеются миллионы телезрителей,  когда, отсмеявшись после мимических кривляний чтеца, уже не помнишь, о чем шла речь, а, к счастью, художественный  юмор смешных положений, остроумных словесных формулировок, сарказма, здоровой злости.


     Книга вышла под занавес тысячелетия и представляет «избранное».  Увы, российская  жизнь до того  биологична, а проще сказать – косна, что одаренный остроумием беллетрист (взять хоть Чехова, хоть Аверченко и того же Зощенко) развивается  под ее  давлением в одном и том же  направлении: от веселости – к скепсису, от хорошо кадрированной сценографии – к мудрости, слегка подкрашенной философическим лиризмом. Как тот же Чехов в повести «Степь» - или как Сергей Бардин в дачной повести «Пастораль». Метаморфоза закономерная – но и обидная, потому что мудрость – это ведь иначе названное состояние немощи.  Между тем впечатление-то  на читателя производят именно сцены, бессюжетные рассказики (потому что сюжетосложение нашим писателям  не дается, хоть убей).


     И Сергей Бардин, словно спохватившись, что нанес в свой ломбард многовато вытертых лисьих воротников, вдруг одаривает нас до колик смешным  рассказом на современном материале «Как Ленин и Сталин валюту меняли», касаясь в нем старинной нашей загвоздки: чем же все-таки российский  образ жизни отличен от западного?


     Есть у Бардина еще одно – редкостное в наши дни! – качество, которое я, не боясь высокого слога, назвал бы гуманизмом. Посмеиваясь, автор своих героев любит, жалеет и, как старший брат, опекает, умеет выявить человеческое достоинство в замордованном вроде бы человеке (рассказ «Гора Ли, река Че»). Совсем не склонный к сантиментам в привычном понимании слова, он может так подать своего героя, что, беспомощный, тот вызывает и сострадательную грусть. Очередь, троллейбусная перебранка, выпивка, баня… В городе на каждом шагу происходят сцены, полностью выявляющие характер. И Сергей Бардин хорошо умеет их подсмотреть, определить, заключить в словесную рамку. Кукла Катя не просто кустодиевская по колориту купчиха, но и вместе – тип вальяжной русской женщины, объект вожделения южан. О ней можно было бы много философствовать, если бы не знать, что экспансия от экватора – явление повсеместное. И – чудное дело – даже эту острую проблему-занозу Бардин умеет подать так, что хозяйку восточного ресторанчика вьетнамку Раю как агрессора мы не воспринимаем: живой человек, со своим кодексом чести. (И уж кстати: когда вот так, через кинематографические ходы и «режиссуру», писатель свои сцены улучшает, это у него получается и вовсе мастерски).


     Книга издана в серии «Библиотека журнала «Золотой век», на хорошей бумаге. Как говорили в Х1Х веке, поздравляем российскую словесность!                    
                                                             
                                                                              Алексей ИВИН
    (журнал «Октябрь», №11 за 2000 год.  Рецензия также опубликована в газете «Книжное обозрение».  И там,  и здесь  она отредактирована по-разному, даю комбинированный вариант).

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1019 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru