litbook

Критика


ОТКРЫТИЕ ПОЭТА0


                                               ОТКРЫТИЕ ПОЭТА


    Противотанковые «ежи», колючая проволока, ласточка в небе – эти символы войны и свободы, изображенные художником на обложке поэтической книги Владимира Боброва, могут быть отнесены не только к нему, но и к творчеству многих поэтов фронтовиков. Теперь, спустя время, мы можем говорить о когорте  фронтовых поэтов, которые для современников, и в особенности, для молодежи, во многом на одно лицо: Межиров, Самойлов, Наровчатов, Луконин, Ваншенкин… За немногими исключениями, они так и не смогли выразить других вечных тем – тем любви, смерти, свободы. Война, перепахавшая их судьбы в молодые годы, стала на всю оставшуюся жизнь генеральной темой.


     Покойный Владимир Бобров при жизни не публиковался. Но ему в этом не было нужды: он зарабатывал свой хлеб иначе. Выпускник Финансового института, кандидат экономических наук, семнадцать лет проработавший в Министерстве внешней торговли СССР, он, похоже, смотрел на свои занятия поэзий как на хобби. Торговому представителю великой страны, коммерсанту стихотворчество, может, было даже противопоказано. Нет ничего удивительного, что именно в наши дни обнаружилось имя этого необыкновенного человека, и стал возможным этот сплав – коммерции и поэзии. В этом его особенность в «когорте»: фронтовик, купец, поэт.


     Наиболее любопытными в сборнике мне кажутся стихотворения, навеянные поездками на Ближний Восток, в Латинскую Америку, в Европу. И в этом отношении Владимир Бобров примыкает уже к другой традиции, к другой «когорте»: путешественников, восхищенных чужеземными красотами, - вспомним Аполлона Майкова, Тютчева, Бальмонта или хоть Вознесенского и Евтушенко.  Культурологических сведений в этих этюдах немного, но русскость, русская тоска, сомнения, почти эмигрантская ностальгия  по  России очень чувствуются.


     Сборник, представленный к печати родными и друзьями поэта, дает нам о нем довольно полное представление. И самая болезненная правда, самое горькое несоответствие состоит в том, что именно поэзия должна была бы из отдушины превратиться в дело всей жизни Владимира Боброва.


     Торговля в русском сознании – занятие антиэстетичное и безнравственное. Этот постоянный конфликт отражается в стихах спазмом, корявостью, дисгармоническим напряжением. Если бы воронежский гуртоправ Кольцов бросил торговать скотом, если бы А.К.Толстой не служил…


     Что они могли бы ответить на это?


     Только одно: попробуйте, господа. Если вы не запутаетесь в колючей проволоке, не застрянете в противотанковых «ежах», дай вам Бог хоть один день…
                                                                              Алексей ИВИН
     (газета «Московский литератор», №6, октябрь 1994 г.)

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1003 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru