litbook

Поэзия


Эвтерпе0

1. Не жду в ответ с любовью взгляда,

в лицо тебе бросая взгляд:

мне даже Родина не рада, когда я ей бываю рад.

 

Прости, хорошая, за то что

тебе я так не подхожу.

Мне самому бывает тошно, когда я в зеркало гляжу.

 

Как в домино, нет хода – Рыба! –

ты все сама должна решить:

в лицо не плюнешь – и спасибо, не отвернёшься –

будем жить!

 

2. Жить? от тебя во всем зависеть?

как в детстве давнем ревновать?

то в пляс пускаться в полный присед,

то плачем звать к себе в кровать?

 

Плачь, громче плачь!.. Молчу и медлю.

Мне мыслить дар напрасный дан,

как в яме с оркестровой медью

бу-бу башкою в барабан.

 

И впрямь заучено с пелёнок: мир этот холоден и пуст.

Ты беззащитен, как ребёнок,

зависящий от чьих-то чувств.

 

В том мире, чуждом и жестоком,

где всякая невнятна речь,

лишь только звуком, криком-током

дано сочувствие привлечь.

 

* * *

А утром снег припорошил

в Садгороде мой тихий дворик...

Тот снег – ещё в минувший вторник –

Росгидромет наворожил.

 

Читаю каждый звук с листа

волшебной музыки... но... ты ли?

любовь? Любовь! Как снег чиста,

пока на нём не наследили!

Как это странно, что – зима!

Не ждал, не верил. Жил вслепую.

И мысли гнал... Пришла сама –

как снег на голову седую!

 

Сказать не успеваю "стоп!",

миг ослепления внезапен.

Тяну билет, входя в озноб:

да, или нет? Опять экзамен!

 

Опять я школьник. Ученик.

Опять слова делю на слоги...

И до утра горит ночник

моей тревоги.

 

3. Быть с нею права не имею, и права – отказаться чтоб,

так от желания немею с макушки и до пальцев стоп.

 

Она – волнующе другая... А та, которой рядом нет,

как лампочка, перегорая,

в пустой прихожей гасит свет.

 

Пространство, время – что для них мы?

О, если долго вглубь смотреть,

то можно вдруг расслышать рифмы

в словах «любовь» и «смерть»!

________________

 

Затрепещу, чтоб засветилась, красивая такая... Эх,

что это, коль не Божья милость,

когда отказываться – грех?!

 

4. Детей имеют жёны. Бабы. А музы – не имеют их.

Умножь как женщина хотя бы

мерцание стихов моих!

 

Оставь не прах на этом свете,

защитников на Высший суд,

стихи, что будут нам как дети и перед Богом нас спасут.

 

Чем жили и чего хотели. Все, что не высказано вслух...

Не часть меня в белковом теле,

а чистый, абсолютный дух!

Важны не мелкие детали,

а суть, что мировому злу

любовью противостояли,

крылом – к крылу.

 

5. Почки раскрыться готовы,

но не раскрылись... Зато

в розовом склон у подковы садгородского плато!

 

Там, на уступе скалистом,

дикий зацвёл абрикос,

в чистом пространстве, безлистном,

в стыках дубов и берёз.

 

Стала на сад ты похожа. Странной петляю тропой...

Странно стихи эти,

кожа

розовым дышат... Тобой!

 

Завтра слезами умоюсь. Перекрещусь, отпущу.

Всюду висящая морось будет цепляться к плащу.

 

Буду, тобою забытый, с места срываться, бежать,

будто старик от обиды мелко губами дрожать...

 

Завтра. Сегодня – фиеста!.. Губы касаются вскользь,

чувствуя щёку

телесно,

точно в пушке абрикос.

 

6. Жена, мирившаяся с гейшей,

меч обнажает для атаки:

на запах нежности нежнейшей натасканы ее собаки.

 

Я делаю не из гордыни лица холодным выраженье,

ведь наша связь с тобой отныне

на нелегальном положенье!

 

Отныне в духе киноленты,

где звука нет, а жесты резки,

живем, как тайные агенты, шифруя даже SMS-ки.

 

7. Читать жене такое – стыд:

проваливаюсь в многоточья...

а верилось, что Бог простит,

судить отдав ей полномочья!

 

Прости мне, Господи: дурак!..

Держу отныне хвост селёдкой:

коль грешен, лью лекарство врак,

а нет – по морде сковородкой!

 

Удар, еще! – под ржавый киль:

не все поэмы судоходны!

И боцман валится, как куль,

на приготовленные сходни.

 

И ощущаю я – о, черт! – как режет слух стальная фуга,

во тьму швыряя через борт... В ночь,

без спасательного круга!

8. ИСК

Я не готов к такому иску: не много ли хотят с меня?

Всё, зажигалка божью искру не высекает... нет огня!

 

Пришла, пришла моя погибель...

Стоим, и каждый – на своём!

А жить счастливыми могли бы... а почему-то не живём!

 

9. ПРИГОВОР

Я ухожу... Тугой затвор замка

ключ досылает, как патрон в патронник...

И холодно спине от сквозняка:

я чувствую спиной, что я – покойник!

 

Все кончено. Бессмысленно кричать:

мгновенье после

под лопаткой слева

распишутся

и шлепнут мне печать...

Без сожаленья. Без любви и гнева.

 

10. Живу в сомнении жестоком:

а нужен ли тебе поэт? –

но в дверь стучу условным стуком

и с нетерпением жду ответ.

 

Ты не способна к лицемерью,

чувств не умеешь ты скрывать...

Я слышу за железной дверью,

как выдохнет тебя кровать,

как легок шелест ножек бОсых...

– Ты?! – изумленно скрипнет шкаф,

и взвизгнет ключ в замке, как песик,

за своего меня признав!

 

11. Любовь таким как ты нужна...

любовь – как солнце для растений:

ты так чувствительно нежна,

что вянешь от малейшей тени!

Таких как ты, чей голос слаб,

страшит настойчивость мужская,

и я учусь касаньем лап

ласкать, когтей не выпуская.

 

Под лягушачий хор в ночи, как пса,

возьмешь меня за холку.

Прикажешь шепотом: «Молчи!» – и я,

как верный пес, умолкну.

Мы будем слушать этот хор –

ор полигамно-земноводный...

Там, что ни особь, то – партнер.

По цвету доллара – свободный!

 

Как голос чувств твоих высок!

Как небо звездное бескрайне!..

Я ощущаю твой восторг,

передающийся мне втайне...

Ты одинока и нежна. Блистательна и незамужна...

О, ты такою мне нужна,

и быть другой тебе не нужно!

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru