litbook

Проза


Почти детективная история0

Всё началось с того, что у Петрухиной пропал мобильный телефон. Вообще-то, мобильные телефоны запрещают приносить в школу, но этот запрет не все исполняют, просто отключая его на время урока.

На перемене Петрухина позвонила маме, похвастаться очередной пятёркой, потом её кто-то отвлёк. Когда же перемена кончилась, она вспомнила, что не отключила мобильник, но его на месте не оказалось. Следующим уроком в шестом «Б» классе шёл урок географии. Николай Степанович уже вошёл в класс, когда Петрухина вместо «здравствуйте» объявила: «У меня украли сотовый». На мгновение наступила такая тишина, какой никогда не бывает на географии. Николай Степанович сразу понял, что урок пропал.

– Леночка, успокойся, и расскажи по порядку, что случилось.

Петрухина была красивая девочка, причём знала об этом и старалась, чтобы ею всегда восхищались. Сейчас она еле сдерживалась, чтобы не расплакаться, потому что покраснеют глаза, распухнет нос, и она предстанет перед окружающими не в лучшем виде. Проглотив ком в горле, она начала рассказывать, как позвонила маме, причём очень подробно, старательно подчёркивая словами какая она умница и отличница.

– После разговора меня кто-то отвлёк, я даже не могу вспомнить кто – на переменах всегда очень шумно. Видимо, я оставила его на парте, а сейчас его нет. Я уже и в портфеле всё перерыла и под партой посмотрела – он исчез.

Николай Степанович, весёлый добродушный человек, не мог поверить, что это происшествие не чей-то розыгрыш.

– Ребята, если кто решил подшутить над Петрухиной, считайте, что шутка не удалась. Сейчас же отдайте телефон и начнём урок.

Никто не шевельнулся. Николай Степанович начал сердиться:

– Вы что, не понимаете? Телефон – дорогая вещь. По сути, и по закону я прямо сейчас должен вызвать в класс директора школы и милицию. Вы этого хотите?

Насчёт директора школы желания не возникало ни у кого, а вот упоминание о милиции вызвало интересный ажиотаж: все зашевелились, зашептались, предвкушая интересное развитие этого происшествия.

Вдруг Колька Рябинкин предложил:

– А давайте позвоним на него и сразу узнаем, какая ворона сыр съела.

Все зашумели одновременно, как, мол, мы сразу не догадались. Начали извлекать свои сотовые, спрашивать у Петрухиной её номер. Шум поднялся такой, что в класс заглянула завуч Раиса Ивановна.

– Николай Степанович, у вас всё в порядке? – и по его растерянному взгляду поняла, что надо вмешаться. Пока ей всё объясняли, перебивая друг друга, запел телефон голосом Димы Билана.

Наступила тишина. Все начали оглядываться, чтобы понять, откуда идёт звук. Наконец все взгляды остановились на Танечке Лопатиной. Зуммер раздавался из её портфеля.

– Это мой телефон поёт, – заявила Петрухина. – Вот так тихоня! Удивила, так удивила! Так ты воровка?

Раиса Ивановна не могла позволить, чтобы разговор происходил независимо от её присутствия. Она обратилась к Танечке голосом, который ничего хорошего не предвещал:

– Лопатина, тебе не кажется, что надо объясниться. Как оказался телефон Петрухиной в твоём портфеле, и как тебе пришла в голову мысль сорвать урок таким образом?

Танечка Лопатина не могла отвечать. На её лице вместо рта, губ, носа остались только глаза, которые так расширились, что заняли все остальные места. Она стояла и жала плечами, а также мотала головой, показывая, что понятия не имеет.

– Ну, вот что!- Раиса Ивановна всегда отличалась решительностью. – Лопатина, отдай телефон Петрухиной, собирай вещи и пошли к директору. Такие поступки нельзя оставлять без разбирательства. А вы, Николай Степанович, продолжайте урок, – и с чувством выполненного долга она направилась к двери.

Танечка, выполнив приказание, поплелась за ней, ещё до конца не поняв, что с ней произошло. В классе стояла тишина. Никто не встал на её защиту. Только подруга Олька Веселова сказала: «Это какая-то нелепая ошибка…».

Танечка Лопатина была больше чем на год младше своих одноклассников. Она в пять лет уже могла бегло читать и складывала в уме двузначные цифры. Родители, видя в своём ребёнке будущего гения, отдали её в школу, когда ей ещё не исполнилось шести лет. Одноклассники относились к ней снисходительно, как к младшей сестре, но, если требовалось, вставали на её защиту. Многим даже нравилось защищать хрупкую тихоню низенького роста. Училась Таня, естественно, хорошо, но никогда не задавалась, как, например, Петрухина. Всегда могла дать списать или объяснить непонятное правило. Поэтому сегодняшнее происшествие всех повергло в ступор. Продолжить урок не получилось. Все шептались, оглядывались, то есть продолжали обсуждать случившееся.

Николай Степанович махнул рукой и распустил всех по домам, благо география оказалась последним уроком.

Олька Веселова выскочила из класса вперёд всех и помчалась на третий этаж к кабинету директора, но наткнулась на Раису Ивановну.

– Веселова, иди домой. Ты пока здесь не нужна. Вызвали родителей Тани. Она с ними домой поедет.

Оля, понурившись, пошла вниз. Она ни на одно мгновение не поверила, что Таня могла это сделать. Ощущая вину перед Таней, она переживала, что вовремя не встала на её защиту.

Вечером Олька позвонила Лопатиным. Телефон взяла Танина мама.

– Вера Ивановна, добрый вечер. Позовите, пожалуйста, Таню к телефону.

– Это ты, Оля? Добрый вечер, хотя, какой он добрый. Таню не могу позвать, она плохо себя чувствует и не хочет ни с кем разговаривать, извини.

Послышались гудки, и Ольке стало на душе ещё противнее.

На следующий день Танечка не пришла в школу. Олька поглядывала на своих одноклассников, пытаясь понять, волнует ли их Танино отсутствие. Все выглядели более или менее спокойными. Но ведь кто-то же это сделал? Она начала вглядываться в лица ребят более внимательно. Кто? Петрухина вела себя немного нервно и тоже поглядывала в сторону Веселовой. Может, она хотела спросить у неё про Таню – подруги всё-таки, но не решалась. Олька перевела взгляд на Кольку Рябинкина. Вот кто никогда и ни по какому поводу не переживает. Стриженная голова, на которой уши живут отдельной жизнью. Уши у Рябинкина являются его достопримечательностью. Если бы Рябинкин был индейцем, его непременно прозвали бы Чутким Ухом. Он никогда не учит уроки, но, благодаря своим ушам, прекрасно справляется на подсказках. Он слышит подсказки с заднего ряда, стоя у доски. Своего ума маловато – пользуется за счёт других. Интересно, он сам придумал позвонить на телефон или услышал чьи-то мысли вслух? Олька решительно подошла к Рябинкину.

– Коля, как ты думаешь, могла Танечка украсть телефон?

Колька растерянно заморгал. Своим мнением он никогда не блистал.

– Так, а чё. У неё ж нашли.

– Нашли то нашли. Но ведь кто-то мог просто подкинуть.

– Зачем?

– Знать бы, зачем и вопросы бы не возникли.

– А ты, что, решила расследованием заняться? Как Пуаро в кино?

– Дурачок ты. Пуаро – это мужчина, детектив, а я просто подруга. Друзей надо из беды выручать. Ты не мог бы вспомнить, кто тебе подсказал, что нужно позвонить на телефон?

– Да сзади кто-то шептал, – промямлил Рябинкин, но вовремя спохватился. – Да я и сам так подумал, я, что сам не могу догадаться?

– Да, конечно, мог бы, – успокоила его Олька. Она не хотела с ним ссориться, пока не выяснит всё до конца.

– А кто шептал? Ты, что, не разобрал? У тебя же идеальный слух.

– Это или Сидорова или Дёмина. У них шёпот одинаковый, сразу не различишь. А зачем тебе? – ещё раз спросил Колька.

– Да так. Просто восстанавливаю картину преступления.

– Ну, ты даёшь. Преступление. Вот если б убийство какое…

– Типун тебе на язык, как говорит моя бабушка.

Олька отошла от Кольки, начался урок. Весь день она была как раздвоенная. Одна её половинка активно занималась на уроках, а другая – думала о Танечке.

После уроков Олька отправилась к Лопатиным. Дверь открыла Танечка, значит она дома одна. Лицо у Танечки осунулось, и она стала похожа на сухонькую старушку. Оля просто физически почувствовала, как страдает Таня от несправедливого обвинения и слёзы сами закапали из глаз. Они обнялись и заревели в голос. Вдоволь наплакавшись, девчонки уселись пить чай.

– Знаешь, Олька, я больше в эту школу не пойду. Попросила маму перевести меня в тридцать вторую, ну, ту, что с углублённым английским, – Танечка горестно вздохнула. –

Хоть и далековато, но мы с мамой уже разработали маршрут.

– Тань, ты чего? Какая другая школа? Ведь никто и не верит, что это ты взяла. Вот, твои мама с папой тебе верят? Так и мы все.

– Да нет, не все. Все промолчали. Мне так стыдно и обидно! Как вспомню, какие недоумённые глаза были у Костика – так реветь начинаю.

– Это, у какого Костика? Причём здесь Костик? Почему я, твоя лучшая подруга, ничего не знаю про Костика?

– Да всё так быстро случилось. Я хотела тебе после уроков рассказать, да не успела. Костик Богданов мне давно нравился, но он на меня никогда внимания не обращал, а на прошлой неделе подошёл и предложил домой проводить. Он ведь с Дёминой дружил, я удивилась и напрямую у него об этом спросила. Он сказал, что ему с ней не интересно, а со мной интересно, хотя он раньше меня считал малявкой.

– Таня, – задумчиво протянула Олька, – а тебе самой не хочется понять, откуда у тебя в портфеле оказался «мобильник» Петрухиной?

– Конечно! Я уже столько об этом думала! И с мамой пытались проработать разные варианты, но что-то не срастается.

Олька сузила глаза и голосом опытного сыщика спросила:

– А у тебя есть в классе враги? Может явные или тайные?

– Оля, какие враги? Ну, что ты чушь городишь!

– А то, что этот самый телефон тебе могли специально подбросить, чтобы репутацию очернить, – Олька восторженно закончила речь и с довольным видом наблюдала за реакцией подруги.

– Зачем меня чернить? Оля, ты какая-то странная сегодня.

– Зачем, зачем! Я, пока не услышала про Костика, тоже думала, зачем. А теперь уверена, это всё Дёмина провернула, чтобы Костик перестал тебя уважать и к ней вернулся. Я ведь сегодня в классе незаметное расследование проводила. Так Колька Рябинкин сразу сказал, что ему Дёмина подсказала позвонить на телефон и узнать, у кого он находится. Все молчали, а ей не терпелось мнимого воришку на чистую воду при всех вывести, то есть при Костике. Самой ей рисоваться не резон, так она Рябинкину нашептала.

Олька, довольная своими умозаключениями, победно смотрела на подругу. А Танечка с сомнением качала головой.

– Очень уж всё сложно. Да и доказать это невозможно. Собственно, доказывать я ничего не собираюсь. Это будет выглядеть как оправдание, а мне не в чем оправдываться. – Танечка с возмущением вскочила из-за стола и подошла к окну.

Олька, ожидавшая от подруги кучу благодарностей за приведённый расклад, растерянно замолчала. А Танечка с интересом, вытянув шею, стала смотреть в окно, потом слегка помахала кому-то рукой.

Оля тоже подошла к окну и увидела внизу Костика Богданова. Он сидел на качелях и махал рукой, приглашая вместе покататься на качелях.

– А, что, подруга, не киснуть же дома, если человек пришёл и зовёт погулять. Да и проветришься заодно, уже сутки дома сидишь, – Оля опять начала проявлять активную деятельность, боясь, что Танечка откажется.

– Да не знаю. Как-то не удобно… Я не могу…

– Таня, возьми себя в руки. Пойдём, погуляем. Заодно и отношения выясним. А то – «школу поменяю», совсем ненормальная.

Девчонки оделись и вышли на улицу. Костик поднялся с качелей:

– Привет, Танюха! Говорят, ты заболела. Видок у тебя какой-то бледный. Надо побольше на свежем воздухе гулять, кислородом дышать. Пойдёмте в парк, там сегодня соревнования скейтбордистов.

– Ой, я не могу, – разочарованно и немного наигранно сказала Олька. – Я ещё дома не появлялась, мама станет волноваться. А ты, Танечка, сходи. Потом мне расскажешь – как там было.

Олька весело подмигнула Танечке и побежала домой, размахивая портфелем.

Утром Олька почти опоздала на урок, забежала в класс одновременно с учительницей. Танечка сидела на своём месте и тихонько улыбалась Ольке:

– Ты почему опоздала? Ты же всё пропустила! Но потом, потом, – сказала она, увидев недовольный взгляд учительницы.

На перемене они уединились под лестницу и Танечка рассказала, как закончилась эта история. Оказывается, Костик сразу обо всём догадался. И как только позавчера всех отпустили по домам, догнал Дёмину и сказал ей всё, что о ней думает, а также посоветовал ей извиниться перед Таней. А если не извинится, то об этой истории, со всеми подробностями, узнает вся школа. Сегодня утром Дёмина подошла и извинилась, сказав, что это она неудачно пошутила.

– Олька! Как я рада, что у меня такие друзья! – Танечка обняла подругу.

– Эх, дурёха! А может, передумаешь, и переведёшься в английскую школу? Что, зря с мамой маршрут разрабатывали? – Олька хитро улыбнулась.

Девчонки рассмеялись и побежали в класс.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1003 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru