litbook

Проза


Двое (отрывок из рассказа)0

Стояло дождливое петербургское лето 1864 года.

Когда фельдшер Глеб Звонарёв решился идти через парк – отчасти чтобы сократить путь, отчасти чтобы подышать свежим воздухом – тучи уже набухали, как тесто в квашне, но такого ливня Глеб не ожидал. Впрочем, ему уже всё было едино. Несколько лет назад прибыл он в северную столицу и поступил сперва в железнодорожный институт, затем понял, что это не его стезя и пошёл в военно-медицинскую академию. За год до получения диплома в Иркутске умер отец, и наступила, как выражались студиозусы, карманная чахотка. Глеб сдал экзамен на фельдшера, устроился в одну из питерских лечебниц, но не проработал и года. Фельдшер заметил, что больных худо кормят, и пошёл советоваться с начальством. Те покивали, обещали разобраться. А через пару дней во время Глебова дежурства умер пациент. Глеб думал на сердце, а во рту у покойного обнаружилась кровь, значит, произошло прободение язвы желудка. Глебу велели немедленно увольняться, хотя другим, по слухам, такое сходило с рук…

Ежась от холода и дрожа от ярости на весь Петербург, Глеб не заметил, как сбился с мощёной дорожки и по боковой тропке неожиданно для себя вышёл к деревянной беседке. С крыши уже ливмя лило.

Внутри ажурной конструкции сидела барышня и плакала. Глеб остановился, кашлянул и сказал:

– Сударыня… Вы простынете.

Девушка махнула рукой с таким видом, что, казалось, ей всё равно – простыть или утопиться. Рука у ней была впечатляюще тонкая, да сама она казалась статуэткой – в серо-голубом платье, хрупкая, светлая, воздушная… В точёных ушах незнакомки Глеб заметил серьги – серебряные с бирюзой, а на руке – такое же колечко. Обручального кольца не было.

Глеб присел на скамейку рядом и осведомился:

– Может, я смогу вам помочь? Что произошло?

Девица помотала головкой.

– Нет. У вас не получится.

Барышня говорила с польским акцентом. Фельдшер показал рукой на запад.

– Вы… оттуда?

Девушка кивнула.

– А в Петербурге как оказались?

Незнакомка закрыла лицо руками. Глеб вздрогнул. То, что он знал из газет – и то, поди, в перевранном виде!.. – могло быть для этой женщины ещё не зажившим ожогом.

Может статься, барышня подглядывала сквозь ресницы, потому как, увидев почти испуганное лицо встречного, отняла руки и улыбнулась.

– Вы, кажется, неплохой человек. Но сделать вы ничего не сможете.

– Конечно, не смогу, пока ничего не знаю.

– Да я… Как бы сказать… военная добыча.

– Чья?! – оторопел Глеб.

– Генерала М.

– Это он вас и довёл? – с народно-медицинской прямотой брякнул фельдшер.

Девушка закрыла лицо платком и закивала.

– Он меня дорогим вином поит да икрой кормит… А у меня потом целыми днями горько во рту. Я говорю ему, а он не верит. Говорит, что я кривляюсь, что я избалованная, что он научит меня послушанию… – незнакомка всхлипнула.

– А-а, – протянул Глеб. – У нас же крепостное право было. Отсюда и пошло: кто заболел, тот виноват, тот лентяй, притворяется.

Барышня застенчиво улыбнулась.

– В Польше то же самое.

– Слушайте… Но зачем он вас спаивает?

– Зачем! – саркастически протянула полячка. – Да разве трезвая рабыня обслужит хозяина так, как пьяная!..

 

…Барбара и сама не знала, почему так откровенно беседует с незнакомцем. Быть может, она слишком долго молчала. Да и… первый раз с момента пленения с нею говорили по-человечески. Неужели она, полуживая, втоптанная в грязь, ещё может кому-то нравиться?..

– Вот скотина! – рявкнул Глеб. Барбару совсем не покоробили его манеры. – У вас печень не в порядке! И желудок задет! Вам надо срочно садиться на диету!..

– Знаю, – всхлипнула барышня, – я была сестрой милосердия… Пытаюсь объяснить что-то хозяину, а у него один ответ: ты невоспитанная, ты донельзя разбалованная, ешь, что дают, надо уметь считаться с другими людьми!..

– Лекаря звали?

– Во-первых, на лекаря нужны деньги, а хозяин не даст. Во-вторых, лекарь скажет – садись на диету, а кто мне диету обеспечит? Проще на улицу выкинуть…

– Да-а, – протянул Глеб. – Крепенько же потоптали этого гада, прежде чем до генерала дополз… Может, вам в костёле помощи попросить?

– Я… стесняюсь, – барышня закрыла лицо руками. – Я же падшая…

– Бросьте маяться блажью, а!..

– Потом… Этого человека и русские-то боятся. А поляки сейчас вообще раздавлены. И ещё… Я не очень-то верующая… Потому что… Если есть Бог… Зачем он… До такого доводит?!..

– То есть для вас просить помощи в костёле значит себя потерять?

– Как вы догадались?

– Сам такой же. Слушайте… Этот человек… стал бы искать вас… в Иркутске?

Девушка широко открыла глаза – огромные, серо-зелёные, как уральский камень змеевик.

– В Сибири?!..

– Да я как раз туда собираюсь. Поехали? Надоел мне Петербург не меньше, чем вам.

– Почему?

Глеб поведал незнакомке свою историю. И присовокупил:

– В Иркутске много ваших земляков. Ежели разбежимся, не пропадёте. А вот как добираться… По мне, так единый выход – венчаться. Иначе взятки начнут вымогать на каждом шагу, а денег у меня негусто. Привяжутся, кто мы, почему вместе едем…

– Слушайте… Как вас зовут?

– Звонарёв Глеб Георгиевич. А вас?

– Барбара. Мы же разных вер!..

– Придётся вам принять Православие. Я в католичество не пойду, сразу говорю.

– Вы не понимаете, Глеб… Это предательство!..

Глеб достал трубку и нервно закурил.

– Варя, вы сами себя послушайте. В костёл идти – себя потерять. Веру менять – то же самое. Вы запутались, вот и всё. У тех, кто сидит наверху, на то и расчёт – запутать людей и натравить друг на друга. Так что – либо вы подчиняетесь, либо я не смогу помочь.

Конечно, Барбара могла ответить – критиковал овин баню, и была бы совершенно права. Но девушка догадывалась, чем сия перепалка может закончиться. Оставалось надеяться, высоким слогом говоря, что за борт её судна зацепился мостик дружбы, а не абордажный багор.

– Но что я скажу своим в Сибири?

– То, что есть. Сибиряки ко всему привычные, в том числе и поляки. И женщин там мало. Не пропадёте.

– Глеб… А мы поедем… Как брат и сестра?

Глеб молчал, курил и глядел на носки своих сапог. Барбара ждала. Если бы ей годом ранее показали эту сцену на экране волшебного фонаря, полячка пришла бы в ужас. А сейчас дракон враждебной религии подлетел вплотную и готовился её проглотить. Сил на сопротивление не было. Езус-Мария!.. Через что проходили её предки – и как мало оказалось надо ей!.. Жестокий хозяин плюс желудочно-печёночная болячка – и готово, пропала личность. Знали бы товарищи по оружию!.. Хотя… Пожалуй, сейчас они, бредущие в кандалах с запада на восток, поедаемые заживо комарами и мошкой, отлично бы её поняли. Одно дело – находиться между жизнью и смертью на войне и совсем другое дело – на каторге. Кандалы да комары ох, как силы высасывают…

«Да против смены религии прелюбодеяние с иноверцем или с кем – вообще птичий грех», – подумала Барбара. Глеб не вызывал у неё ни страха, ни отвращения. Нервный, конечно, крикливый… Не особенно красивый – лопоухий, щекастый… Тёмные волосы на пробор расчёсаны – приказчик приказчиком… Слава Богу, хоть побриться догадался, даром что у русских в моде бородки… Вряд ли он из дворян… Зато хоть понимает, что с ней, с Барбарой, происходит. Похоже, он и в постели останется человеком, а не обратится в скота, как это часто бывает с ханжами. Пожалуй, можно подарить ему себя, а там посмотрим, кто кого…

В конце концов! Кому нужны сорванные, растоптанные цветы? А этот, кажется, всерьёз собрался её спасать… Он явно не из тех, кто попользуется и выгонит. Слишком уж честно себя ведёт…

Правая рука Глеба держала носогрейку, а левая лежала на колене. И Барбаре вдруг захотелось припасть губами к его смуглой шершавой руке, зашивавшей операционные швы и принимавшей роды…

О Езус, это ещё что?!.. Неужели в её честный шляхетский род исподтишка пролезла пара-тройка холопов?.. Или кто-то когда-то дворянство купил?..

Глеб вынул трубку изо рта и заговорил.

– Ох, Варя… Боюсь, из этого мало что выйдет. Я так люблю женщин!..

Барбара уже прикинула, какую будет вести игру. Она пыталась шутить, кокетничать, но голос срывался и предавал её.

– До Иркутска-то довезёте? На полдороге не бросите? А если новую встретите?

– Ну уж! – рявкнул Глеб. – Когда я ставлю себе задачу, я её выполняю!..

– А вы… не попытаетесь… сделать меня матерью… по дороге?

– Я полагаю, это совсем ни к чему, – серьёзно ответил Глеб. – Во-первых, вдруг мы правда доедем до Иркутска и разбежимся. Во-вторых, не знаю, вернётся ли к вам здоровье вообще… Но месяца три вы должны посидеть на диете. Тогда организм худо-бедно оправится. А насчёт детей… разные есть способы…

– Это какие? – вздрогнула Барбара.

– Ну, какие… Прерваться на середине, к примеру…

Барбара облегчённо вздохнула. Да, этот человек правда умел считаться с другими. Мечта генерала М.

Разговор миновал опасный поворот и вошёл в более спокойное русло.

– Варя, вы умеете готовить?

– Нет, – сказала дворянка и всхлипнула.

– А под моим чутким руководством научитесь?

– Наверное, – Барбара улыбнулась сквозь слёзы.

– Вам же особые блюда нужны. Острого, жареного и жирного нельзя. Вина нельзя, водку только по праздникам…

– Наверное, мне вообще пить нельзя, – вздохнула полячка.

– Вот и ладно. По-хорошему, вам бы переодеться… И теплее будет, и найти труднее. Но полностью переодеть вас у меня казны не хватит. Может, плащ купим или шаль?

Девушка кивнула. Как ни странно, предложение убедило её в серьёзных намерениях собеседника.

– Шаль, если можно. И лицо смогу ею закрыть.

– Отлично. А потом на извозчика – и помчим. Может, я на вашу шаль ещё свой сюртук накину. Поди разбери, кто внутри. Или… сейчас вас прикрыть?..

– Если можно, Глеб, – улыбнулась Барбара. Похоже, этот крикливый плебей действительно желал ей добра. Вот только надолго ли его хватит?

– Пока поедем к моим друзьям. К себе я вас не приглашаю – снимаю комнату, хозяйка не позволяет водить гостей. Она и донести может. Потом съезжу за вещами. Идёмте.

Глеб подал Барбаре свой сюртук, затем подал руку и оба быстрым шагом направились к выходу из парка. На проспекте из-за дождя прохожих было негусто, поэтому никого и не удивила спешка промокшей незадачливой парочки...

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru