litbook

Поэзия


А навстречу бежит волна0

Владивосток

Призадумались сопки, задрав новостройки высоко.

Здесь Россия всегда начиналась с заглавной строки.

Перекрёсточки, улочки, лесенки Владивостока

От Москвы далеки, только русскому сердцу близки.

 

Здесь привычно швартуясь,

торопится рейсовый катер,

Тихо мачтой качает, о чём-то гуднёт иногда.

А за мысом крутым обозначен знакомый

фарватер,

По которому в дальние рейсы уходят суда.

 

Все бродяги морей у причалов – не для перекура,

А чтоб шов заварить или взять на дорогу воды.

Переменчива здесь корабельная архитектура,

Но приморские жители именно ею горды.

 

Город Владивосток! Сколько смелости

в радостном звуке!

Для владенья Востоком заботы его непросты.

Протянули друг другу два берега крепкие руки,

Словно в рукопожатьях

надёжно сомкнулись мосты.

 

Беспокойные ветры то с моря, то с запада дуют.

Успокоятся волны, взволнован народ от молвы –

Здесь тоскуют, смеются, работают и негодуют,

Но и любят Россию сильнее, чем в центре Москвы.

 

Город чудных заливов, волшебной, загадочной сини,

Понимающий бури и ласковый лепет волны,

Дивный Владивосток!

Он не мыслит себя без России,

Всей тревожной судьбой неотрывен

от судеб страны.

Нок*

Зашили словно моряка

В брезентовый мешок…

Но до сих пор грызёт тоска

По краткой кличке Нок.

Собаки не было добрей,

Чем наш дворовый пёс.

Не знал он, что такое рей,

Вахт ходовых не нёс.

 

Он не наматывал швартов,

Не встретил грозный вал,

Но кошку нашу от котов

Надёжно охранял.

 

На тявканье горазд и смел,

И часто для красы

Он делать «суслика» умел

За ломтик колбасы.

 

Большого дома верный страж

И в дождик, и в метель

Был по-собачьи предан

Наш

Очаровательный

Кобель.

 

Шептали мы ему: «Держись!»

А смерть была близка.

Не виноваты мы, что жизнь

Собачья коротка.

*) Нок – оконечность рангоута на мачте, в данном случае – кличка дворового пса.

 

Не будем сожалеть

В исхоженных морях

мы знали курс и время.

Светили звёзды нам и верные огни.

А завершая путь, став с возрастом мудрее,

Оглянемся назад на прожитые дни.

 

Не будем сожалеть, что жить могли

иначе,

Вздыхая на восход, скучать на берегу.

Не всё нам удалось, но были и удачи.

И главное, что мы у моря не в долгу.

Заметим невзначай, что жизнь

переменилась,

Печали вороша, вздыхая тяжело.

Не будем сожалеть о том,

что не случилось

Того, что быть могло, но нам не повезло.

 

Посмотрим на закат у тихого залива –

За прожитую жизнь порукой наша честь.

А жизнь была всегда к тому

несправедлива,

Кто думал от неё взять больше, чем он есть.

  Женщина-капитан

Рулевого на руль!

Нет, и не может быть лучшей команды, лучших звуков, лучшей музыки. Так возвращаются к жизни.

А. Щетинина «На морях и за морями»

 

О чём мечталось? Что сбылось?

Что волновало вечерами?

Что виделось, пережилось

И на морях, и за морями?

 

И женщина, и капитан!

И кто бы эту связь представил?

Но терпеливо океан

Ждал исключения из правил.

 

Жизнь беспощадна и груба.

Не мысли о служебном росте,

А беспокойная судьба

Вела на капитанский мостик.

 

Прищур красивых умных глаз.

И трудные, морские мили.

Её и сердце, и компас

Надёжно к цели приводили.

 

Она не думала о том,

Что нет заботам новым счёта.

И выше мостика потом

Стал пьедестал её почёта.

Поэтическое волшебство

Дай мне лампу, Аладдин,

На один денёчек,

Написать поможет джин

Маленький стишочек.

 

Дай мне каплю волшебства,

Чтобы в самом деле

И замшелые слова

Вмиг помолодели.

 

Дай мне лампу, Аладдин!

Я потру, но всё же

Твой всесильный добрый джин

Вряд ли мне поможет.

Будут мёртвыми слова,

Ямбы и хореи,

Если каплю волшебства

Не найду в себе я.

* * *

Школа. Маленький вокзал.

Море. Ветер. Поиск галса…

Я на горы не влезал,

Я под воду погружался.

 

В этом не было беды,

Ибо даже в день воскресный

Было мне из-под воды

Видеть небо интересно.

 

И не всё, а лишь овал

В голубом пространстве люка.

Ветер песни распевал,

Чтобы качка стала мукой.

 

Наблюдая свысока,

С разрисованного неба,

Всё старались облака

Заглянуть во мрак отсека.

 

Им в лазурной вышине

И понять-то невозможно,

Что без неба в глубине

И спокойно, и тревожно.

Сорокадевятиосенняя

Вы приходите в воскресение

Вся восторженностью полны

Сорокадевятиосенняя

Представительница весны.

 

Симпатичная,

романтичная,

Вы на каждом своём шагу

Верность женскую

возвеличивая,

Появились на берегу.

 

Чуть растрёпаны

Ваши локоны –

Ветерок наозорничал.

Златокудрая, синеокая,

Обеднел бы без Вас причал.

 

Вы устали, но всё скучаете.

А навстречу бежит волна…

Вы кого-то опять встречаете,

И уходите вновь одна.

 

Сорокадевятиосенняя,

Море – Вашей души приют.

Чувства Ваши,

всегда весенние,

Успокоиться не дают.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 997 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru