litbook

Политика


Дерзкий побег 64 заключенных из девятого форта в Каунасе*0

 

Героизм против истребления (גבורה מול כליון)

По сути дела, это рассказ о завершающей стадии уничтожения литовского еврейства, а точнее о заметании следов этого зловещего преступления во время Второй мировой войны: в течение 1941-1943 годов гитлеровцы уничтожили 94% литовских евреев. Массовый расстрел евреев производился в основном в девятом форте, расположенный на шестом километре шоссе Каунас – Клайпеда. Там также были убиты евреи из Франции, Австрии, Германии... По приказу Гиммлера, все гетто Остланда (административно-территориальное образование нацистской Германии в Восточной Европе, включающее страны Прибалтики и Западную Белоруссию) были ликвидированы и на их месте созданы концлагеря… В сентябре-октябре 1943 года Каунасское гетто переходит под власть СС и сюда свозят евреев из всех близлежащих гетто. В преддверии отступления, в конце 1943 года, немцы предприняли попытку уничтожить останки расстрелянных людей сжиганием трупов. С тех пор девятый форт известен как «форт Смерти».

Еврейские гетто на территории Литвы, как и во всех западных областях Советского Союза начали возникать в первые дни после их оккупации Фашистской Германией во Второй мировой войне. Немцы вступили в Каунас на третий день войны 24 июня 1941 г. и уже в ночь на 26 июня 1941 г. в каунасском предместье Вилиямполе было убито около тысячи евреев. Многим из них злодеи вырезали языки, выкалывали глаза. После «стихийного» погрома немцы стали вводить «порядок», «систему», - в деле полного уничтожения евреев. В Каунасское гетто, расположенное в пригороде Каунаса Вилиямполе (ранее – Слободка), было загнано 30 тыс. евреев. Партиями их отсюда гнали в близлежащий IX форт (ранее – филиал каунасской каторжной тюрьмы), где их расстреливали. Лишь 28 октября было расстреляно 10 тысяч.

Из истории каунасских фортов. В конце 19-го и в начале 20-го столетия вокруг Каунаса (тогда Царская Россия) была возведена система укреплений – восемь фортов с девятью артиллерийскими батареями. Начало строительства девятого форта, также называемого «Большой форт» было начато в 1902 году и окончилось в начале Первой мировой войны: это были наземные блоки – гнёзда для пулеметов и пушек, подземные казематы для войск, высокие насыпи, глубокие рвы и заграждения из колючей проволоки. После Первой мировой войны, IX форт служил тюрьмой МВД Литвы, а потом НКВД СССР. Сейчас в этом месте основан музей в память о жертвах.



IX Форт в 1914-м и 2006 годах

С 1924 года IX форт был передан Министерству внутренних дел Литовской республики и использовался как филиал Каунасской тюрьмы, однако его оборонительное значение на случай войны сохранялось.

В 1940-1941 гг. девятый форт использовал НКВД СССР для временного размещения политзаключённых по пути в лагеря ГУЛАГа.

Во времена нацистской оккупации девятый форт использовался как место массовых расстрелов людей. Сюда приводили евреев без различия пола и возраста из переполненной каунасской тюрьмы и других мест, беженцев, пытавшихся эвакуироваться в начале войны и схваченных по дороге фашистами... Их держали в казематах – без пищи, без воды. Их не выпускали на волю даже для отправления естественных нужд. Смертность в казематах была велика, хоронить покойников не разрешали. Мужчин и подростков держали под открытым небом, в глубоких рвах, отделявших казематы от внешних стен фортов. Вдоль рвов, на насыпях и на внешних стенах были выставлены сторожевые псы. Охранники грабили, раздевали, а затем расстреливали. Основным местом концентрации евреев перед расстрелом стал девятый форт. Детский дом и обитателей богадельни в Каунасе отвезли на грузовиках, больницу гетто с больными, врачами и медицинским персоналом немцы подожгли и уничтожили.

Не будет преувеличением заявить, что партизанское движение в СССР начали литовские евреи уже в первые дни войны. Это были недавние еще «халуцим» (пионеры), проходившие «ахшару», - подготовку к выезду в Израиль, в надежде на скорое возрождение страны согласно декларации Бальфура, но не успевшие это сделать из-за «насильственной и незаконной инкорпорации и аннексии прибалтийских государств в состав СССР в сентябре 1939 года». Довоенные группы евреев, участвующие в еврейском движении, в Каунасском гетто объединились для борьбы за выживание. Из гетто смогли вырваться более 500 евреев, которые присоединились к советским партизанам или стали впоследствии бойцами прославленной 16-й Литовской дивизии, в составе которой воевал большой процент евреев.

В сентябре-октябре 1943 года Каунасское гетто переходит под власть СС и сюда свозят евреев из всех близлежащих гетто. Начинается массовое уничтожение заключенных..., из всего сорокатысячного еврейского населения Каунаса в живых осталось около двух тыс. человек. Выжили еще около 700 человек, которые были с советскими партизанами.

Для скрытия своего преступления немецкое командование, организовало вскрытие всех ям, где похоронены жертвы расстрелов и приступило к сжиганию этих трупов. Для производства этих работ гестапо к концу октября и началу ноября собрала в IX форте 72 человека из них: 34 военнопленных еврея, 14 партизан, 3 русских, 4 женщин, 17 евреев из гетто. Производство работ было, организовано таким образом, чтобы никто из окружающего населения и вообще никто не узнали, какая работа производится на территории IX форта, для чего в радиусе 2-х км были установлены афиши, запрещающие приближение к форту под страхом расстрела. Место работ на территории 2-3 га было обтянуто полотном. Люди, выполнявшие, эту работу не должны были выйти из форта. Один еврей из гетто заболевший аппендицитом и 7 военнопленных старшего возраста и инвалидов были расстреляны 13 ноября, таким образом на работе осталось 64 человека.

За время производства работ, т.е. с 1-го ноября по 25-го декабря с.г. (день побега) были вскрыты 6,5 ям, каждая длиною 100-120, шириною 3 метра и глубиною 1,5 метра, из коих были извлечены трупы 12000 мужчин, женщин и детей. Эти трупы складывались в штабеля по 300 человек в каждом и сжигались. Останки костров (угли и кости) растирались трамбовками в порошок и перемешивались с землёй, таким образом, чтобы не оставалось никаких следов.

Во избежание случаев побега на время производства работ, работающие заковывались в цепи. Была установлена вышка с ручным пулемётом, а охрана была вооружена автоматами и пистолетами.

Среди 12000 трупов было 5000 евреев, привезённых из Вены, Франкфурта-на-Майне, Дюссельдорфа, Гамбурга, Мюнхена, Франции (Дранси) и др., небольшое количество 120-150 евреев военнопленных и около 7000 евреев из Каунаса. Евреи из Германии были расстреляны и похоронены в одежде, а остальные перед расстрелом были раздеты до белья.

Положение трупов в ямах говорило за то, что они группами загонялись в ямы, их заставляли ложиться, а потом по ним стреляли, что приводило к тому, что многие закапывались, будучи только ранены или вовсе не затронутые пулей. За это говорит тот факт, что на многих трупах не обнаружено пулевых ран.

Легендарный побег 64 заключенных из девятого форта

25 декабря 1943 года, этой группе смертников (60 из них были евреями) удалось совершить побег из девятого форта Каунасской крепости, зашифрованного фашистами как «предприятие №1005-Б».

Подготовка побега. Обречённые на смерть узники начали готовить побег. Подготовка велась длительное время на всех участках пути предстоящего побега из подземных казематов. Ключи к дверям этих камер были изготовлены Пинхусом Кракиновским и Альтером Файтельсоном. Они были слесарями, поэтому надсмотрщики их часто оставляли в казематах для выполнения различных работ; будучи закованными в цепи, они все же имели возможность в течение дня перемещаться по казематам.

Прежде всего надо было иметь возможность выбраться в коридор из одной камеры, чтобы открыть двери остальных помещений. Для этой цели Кракиновский освободил в своей камере заклепку железной штанги, отодвинув которую, можно было выбраться в коридор и открыть все камеры. Далее планировалось пройти по не просматриваемому охраной коридору, затем подняться по железной лестнице наверх в заваленное старым барахлом помещение, где была наружная железная дверь, выходившая на поверхность земли. Эта дверь также была подготовлена для побега. Была организована система, чтобы охрана не могла услышать шум, создаваемый при работе инструмента по металлу. Днем, когда один из слесарей вел работы по подготовке бегства, другой узник сидел в коридоре у печи и сушил портянки. Если в каземате появлялся немец, оставшийся начинал громко кашлять или петь, что служило сигналом для работающего. Вечером, по возвращении заключенных в каземат, работа продолжалась. Чтобы заглушить скрежет сверла или пилы, заключенные в камерах пели и плясали. Охрана этому не препятствовала — немцы считали это признаком хорошего настроения узников. Для того чтобы беглецы в темной одежде не бросались в глаза на фоне белого снега хорошо просматриваемого участка, была приготовлена маскировка. Из нижнего белья были сшиты четыре маскировочных халата и два белых полотнища. Столяр М. Хас, работавший в столярной мастерской, приготовил три двухметровых лестницы, из которых в процессе побега могла быть быстро смонтирована шестиметровая лестница, для преодоления наружной стены. Были приготовлены несколько ножей, которые, при необходимости, могли быть использованы в качестве холодного оружия.

Побег. В ночь с 25 на 26 декабря 1943 года один из заключенных, отодвинув штангу двери (что было заранее подготовлено), выбрался из камеры в тюремный коридор и, предварительно изготовленными ключами, открыл двери всех камер.



Девятый форт. Тюремный коридор

Как было заранее договорено, узники покинули камеры и вышли в тюремный коридор. Далее, освещая дорогу зажигалками и спичками, беглецы поднялись на второй этаж по железной лестнице, которую накрыли одеялами, чтобы заглушить шум шагов; через подготовленный проход вышли в туннель. Просматриваемый охраной участок пути был быстро замаскирован: четверо беглецов, в загодя сшитых маскировочных костюмах, развернули наперед приготовленные белые полотнища, что позволило остаться незамеченными. Затем по склону группами по 8 человек спустились вниз.



Склон и бетонная стена форта

Шестиметровую бетонную стену беглецы преодолели при помощи заранее изготовленной деревянной лестницы. Колючая проволока наверху стены была перерезана специально приготовленными щипцами. Группа заключенных численностью свыше шестидесяти человек сумела совершить побег, не будучи замеченной охранниками. Бегство узников охрана обнаружила лишь через четыре часа после побега. На поимку беглецов были брошены воинские подразделения и местная полиция. Однако, усилия гитлеровцев и их местных пособников оказались безрезультатными. Некоторым бежавшим удалось добраться до партизанских отрядов – многие по пути погибли от рук немцев и их местных пособников; некоторые беглецы присоединились к подпольщикам Каунаса.

Участники побега. Побег совершила группа из 62 человек (по некоторым данным 64) под руководством Алекса Файтельсона, по другим источникам – капитана советской армии И. Весельницкого (Вишницкого).

Сохранились отрывочные сведения лишь о некоторых участниках побега.



Фотография группы участников побега

Слева направо: Пинхас Каркиновский, Дов Белсберг, Меир Левин, передавший эту фотографию в музей Яд Вашем (партизан, в побеге не участвовал),

Цви Кадушин (Джордж Кадиш), рав Эфраим Ошри, Израиль Гитлин, Владислав Блюм, Берл Гампель. Шацков. Фото 1945 года

Сохранился акт (см. ниже) с подписями одиннадцати человек, совершивших побег. Известны имена еще трех участников побега: Саша Подольский, Меир Шер, Роман.

Свидетельские показания участников побега.

Мы, нижеподписавшиеся группа заключённых форта 9 Ковно, бежавших из заключения в ночь с 25-го на 26 декабря 1943 г. в составе Весельницкого И.Л.(Василенко ИЛ.), Дисканта А. (Виленский), Файтельсона А., Кракиновского П., Дейча М., Виленчука А., Гельбтрунка М., Пиловника А., Гемпеля Б., Эйдельсона С., Манейского А. составили настоящий акт о следующем:



Акт (первая и пятая страницы)

В период 1941-42 года территория форта была использована немецким командованием для производства массовых расстрелов.

1. Для скрытия этого преступления немецкое командование в лице руководителей ковенского гестапо организовало вскрытие всех ям, где похоронены жертвы этих расстрелов и приступило к сжиганию трупов.

2. Для производства этих работ гестапо к концу октября и началу ноября м-ца с. г. собрала в IX форт 72 человека из них: 34 военнопленных (евреи), 14 партизан, 3 русских, 4 женщины, 17 из гетто.

3. Производство работ было, организовано таким образом, чтобы никто из окружающего населения и вообще никто не узнали, какая работа производится, на территории IX форта, для чего в радиусе 2-х км были установлены афиши, запрещающие приближение к форту под страхом расстрела. Место работ на территории 2-3 га было обтянуто полотном. Люди, выполнявшие, эту работу не должны были выйти из форта, чему служит доказательством тот факт, что один евреи из гетто заболевший аппендицитом, был расстрелян 5 ноября и 7 военнопленных старшего возраста и инвалидов были расстреляны 13 ноября с.г., таким образом на работе осталось 64 человека.

4. За время производства работ, т.е. с 10 ноября по 25 декабря с.г. (день побега) были вскрыты 6,5 ям, каждая длиною 100-120 пм шириною 3 метра и глубиною 1,5 метра, из коих были извлечены трупы 12000 мужчин, женщин и детей. Эти трупы складывались в штабеля по 300 человек в каждом и сжигались. Останки костров (угли и кости) растирались трамбовками в порошок и перемешивались с землёй, таким образом, чтобы не оставалось никаких следов.

5. Во избежание случаев побега на время производства работ, работающие заковывались в цепи. Была установлена вышка с ручным пулемётом, а охрана была вооружена автоматами и пистолетами.

6. Среди 12000 сожжённых трупов было 5000 евреев, привезённых из Вены, Франкфурта-на-Майне, Дюссельдорфа, Гамбурга и др. городов Германии, небольшое количество 120-150 человек евреев военноплен., частью расстрелянных, частью отравленных, и около 7000 евреев из Ковно. Евреи из Германии были расстреляны и похоронены в одежде, а остальные перед расстрелом были раздеты до белья.

7. Положение трупов в ямах говорило за то, что они группами загонялись в ямы, их заставляли ложиться, а потом по ним стреляли, что приводило к тому, что многие закапывались, будучи только ранены или вовсе не затронутые пулей. За это говорит тот факт, что на многих трупах не обнаружено пулевых ран.

8. Ко дню побега остались не вскрытыми 7,5 ям. Руководители гестапо рассчитывали закончить работу к 1 февраля 1944 года.

9. Исходя из того, что из первых 6,5 ям было извлечено 12000 трупов, а осталось невскрытых 7,5 ям можно допустит, что на территории IX форта похоронены 25-30 тысяч жертв зверской расправы германских властей над гражданским населением. Количество жертв в 25-30 тысяч человек подтверждается также разговорами представителей гестапо, руководивших работой по скрытию следов этого зверского преступления.

Подписи…

Этот акт писала под диктовку участников побега Сарра Закова (Герберг) участница подпольной организации Каунасского гетто, которая репатриировалась в Израиль.

(После освобождения Каунаса Государственная Комиссия по расследованию преступлений фашистов установила, что в 1941-1944 годах в 9-м форте уничтожено свыше 70 тысяч людей (Сейчас считается, что в 9-м форте погибло около 80000 человек).

Впоследствии часть бежавших переехали в Израиль; первым в 1948 году приехал Михаэль Гелтрунк (Ицхаки), а в 1971 году – Алекс (Алтер-Ханох) Файтельсон (1923 года рождения); он скончался в 2010 году в Гиватаиме.



А. Файтельсон

Он был последним из оставшихся в живых участников героического побега. С августа 1941 года узник Каунасского гетто. С момента создания в гетто Каунаса подпольной антифашистской Боевой Организации "АКО" – стал ее активным членом. 28 октября 1943 Алекс был задержан литовскими полицаями вместе с группой бойцов "АКО", которые под его руководством шли выполнять задание с целью создать партизанскую базу в Августовских лесах в районе города Гродно на границе между Литвой и Беларусью. После допросов в гестапо, 18 ноября 1943 года был отправлен на IX Форт. Вместе с несколькими членами своей подпольной группы был присоединен к еврейским военнопленным, которые в рамках программы 1005/Б раскапывали ямы с закопанными в них евреями, убитыми нацистами, и сжигали трупы. Алекс, которому было всего лишь 20 лет, был одним из организаторов и 25 декабря 1943 года успешно осуществился побег всех 64 заключенных Форта смерти. Часть беглецов проникло в Каунасское гетто, где были скрыты членами "АКО", а затем, 6 января 1944 года, переправлены к партизанам в Рудницкие леса. Большинство других беглецов, в основном военнопленных, которые не хотели идти в гетто, и предпочли самостоятельно искать дорогу к партизанам, были схвачены немцами и расстреляны.



Хаим Бартман у памятной плиты.

Профессор истории Израиль Гутман в своей книге "Героизм еврейского народа во Второй мировой войне" писал, что: "Побег из IX форта по инициативе членов подпольной ячейки был одной из самых отважных и наиболее выделяющихся операций бойцов Каунасского гетто.

После присоединения его партизанского отряда к Красной Армии, Файтельсон участвовал в боях за освобождение Минска, столицы Беларуси, и продолжал участвовать в боях в рядах армии до конца войны, которую закончил под Кенигсбергом. После окончания войны заочно закончил среднее, а затем и высшее образование, получив степень по экономике в Вильнюсском университете. Занимал различные руководящие должности в Каунасе и Вильнюсе. Одновременно, в течение многих лет активно занимался увековечиванием памяти жертв Холокоста, выступал перед различными аудиториями с лекциями о борьбе против нацистов и об истории побега из IX форта – «Форта смерти». 26 апреля Файтельсон 1971 года репатриировался с семьей в Израиль и, до выхода на пенсию в 1988 году, работал ревизором Первого Международного банка. В 1993 году в Вильнюсе была опубликована на языке идиш его первая книга "Ин штурм ун герангел" ("В буре и борьбе"), в которой рассказывалось об истории евреев Литвы и каунасского гетто в период нацистской оккупации и о побеге из IX-го форта.

Бывший президент Литвы Альгирдас Бразаускас в своем письме Алексу Файтельсону от 22 сентября 1993 года писал: "В трагические годы Второй мировой войны Вы подняли оружие против фашистских оккупантов, которые осуществляли массовое уничтожение евреев. Ваша смелая борьба показала миру, что и страшный террор не подавил героические традиции еврейского народа. Литва высоко оценивает и никогда не забудет Вашего подвига". В 1994 году в Израиле была опубликована расширенная версия книги на иврите. Эта книга получила литературную премию имени Ицхака Зандмана, присужденная Организацией солдат и партизан–инвалидов войны с нацистами. В решении Комиссии по премиям было сказано следующее: Книга" В буре и борьбе" представляет собой увлекательный и важный документ по истории и историографии для изучения трагедии и борьбы литовских евреев во время Холокоста и поэтому она заслуживает премии Ицхака Зандмана".

Журналист Аба Гроссман писал Алексу Файтельсону: "Такую книгу о Холокосте, я еще не читал, а я читаю на многих языках. Это не книга, а монументальный труд. Литовское еврейство в большом долгу перед тобой ... Я представляю себе, сколько здоровья ты вложил в сбор материалов и написание этой душераздирающей истории. Ты сделал для литовского еврейства то, что Солженицын сделал для русского народа".

Такова история системы девяти фортов Ковно (сегодня Каунаса), история, продиктованная внутренней и внешней политической ситуацией Российской Империи конца XIX века, но простирающейся на весь XX век, с роковыми катаклизмами для нашего народа. Вот некоторые звенья этой истории: это внутреннее брожение в царской России; это чужеродная Литва в составе Империи, с большой еврейской прослойкой (обретающее силу еврейское рабочее движение, Гирш Леккерт, который возглавил нападение 500 евреев-рабочих на полицейский участок в Вильне, освободил арестованных товарищей, стрелял и ранил губернатора В.В. фон Валя и был повешен в 1902 г.); это сложная политическая ситуация в Европе, приведшая вскоре к Первой Мировой войне, распаду Российской Империи и образованию Независимой Литвы…(другие звенья этой истории, это уже другая тема).

Такова история девятого форта и дерзкого побега 64 заключенных- смертников из ада этой «Крепости смерти» в Каунасе.

Такова завершающая стадия уничтожения литовского еврейства и попытка заметания следов этого зловещего преступления во время Второй мировой войны. Таков трагический Апофеоз многовекового Литовского еврейства, духовный центр которого нарекли когда-то емким названием Иерушалаим де Лита.

После войны форт несколько лет использовался как место заключения, а затем им пользовались сельскохозяйственные организации.

В 1958 году в IX форте начали основывать музей. В 1959 г. в четырёх камерах была подготовлена первая экспозиция, о гитлеровских преступлениях на территории Литвы. В 1960 году начаты исследования мест массовых убийств, были собраны экспонаты, которые пополнили музей. При этом слово "еврей" в экспозиции не упоминалось.

 

 

Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #4(174) апрель 2014 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=174

Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer4/Lubarsky1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru