litbook

Поэзия


Рейзл Цихлински: Молитва. Перевод Леонида Бердичевского*0

 

И Бог отвернул Свой лик



Все пути направлены к смерти,

все пути.

Все ветры сквозят изменой,

все ветры.

Злые псы на порогах брешут,

псы злые.

Все воды над нами смеются,

все воды.

От ужасов ночи жиреют,

все ночи.

Всё небо над нами пустынно,

всё небо

И Бог от нас отвернул

свой лик.



Песни моего дома



Мне хочется вновь

пройтись по этой траве,

и рыдать на земле,

обращаясь к небу

и к ветру,

что дует в лицо,

и всем напомнить о горе,

на клочке этой земли,

где прежде стоял мой до,

с широко распахнутой дверью.

Но, увы, моя мама

не придёт сюда больше,

заснеженная, с голубым

бидоном молока в руке,

с добрым взглядом

своих голубых глаз

Из наших окон,

в которых солнце светило,

скача из стены к стене,

из угла в угол,

и моя зеленоглазая кошка

не будет дремать на скамье.

Только ивы. по-прежнему,

в пруду отражены,

да слёзы мои падают в воду,

нарушая её покой.



***

При листопаде весенний ливень.

Время свою выбирает дорогу.

Время для тех,

по полю гонимых,

сбивших в кровь

дрожащие ноги.



Без крошки хлеба, –

трёх тысяч евреев гонят,

оставив им четверо суток,

детей, идущих на смерть, не жалея,

худых, голодных,

раздетых, разутых.



От детских слёз

стала мокрой осень.

леса окрестные в кольца сжаты,

и листья падают вниз в хаосе, –

большие, немые

не виноваты.



Небо глубокое, голубое

видит, как день убегает текущий,

видит коров, что мычат и воют,

и пастухов, картофель жующих.



Мои еврейские глаза



Я открыла окно

перед солнцем весенним,

перед небом и тучами,

их отраженье,

отпечатком

в моих поселилось глазах.



Я украсила дом свой

цветочным вазоном,

и ждала, наклонившись

над блёклым бутоном,

чтобы он, распустившись,

цветок показал.



Хоронить его рано,

он только лишь сонный,

он ещё оживёт

и пахнёт благовонно,

но могилу ему

начала я копать



А земля ещё твёрдая,

мёрзлая к ночи,

хоть и скоро весна,

да и сердце не хочет

к этой смерти цветка

ни за что привыкать.



Я впитала глазами

еврейскими, краски,

Что в основе цветка

то сверкнут, то погаснут,

и глаза мои тоже

не хотят умирать.



Молитва



Земля!

Позволь мне ощутить

твою траву,

деревья и кусты

в твоих лесах

Оставь мне

плаванье по берегам,

и дружбу

окружающих ко мне,

и серых будней

горькие сраженья,

когда в кровавом

задыхаешься тумане,

оставь мне листьев шум,

и солнца ровный свет.



Земля!

Позволь мне ощутить

твою траву…



Дорогие соседи



Дороги соседи! Купите,

Купите этот клочок земли,

по дешёвке, за полцены.

Вы сможете дом

на нём построить,

а также фонтан возвести,

и сад посадить фруктовый,

и призраки

Вас не станут пугать.

Мама моя

никогда не вернётся –

из газовой камеры нет пути.



и внук её там остался навеки…

Я принесу свои слёзы,

приду, чтобы взять

единственный камень,

по которому

мамины ноги ступали.

На чужбине,

в холодные ночи,

он станет подушкой тёплой

под моей головой

 

 

Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #4(174) апрель 2014 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=174

Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer4/LBerdichevsky1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru