litbook

Поэзия


Что за птица кричала в ночи?+1

Что за птица кричала в ночи?

Что за птица кричала в ночи?

И к чему эти шорохи, вздохи!

Промолчи обо всём, промолчи,

Позабывшая правду эпоха.

 

Кто устроил такой маскарад,

Где смешались и смех, и рыданья!

Где в кострах, полыхая, горят

Справедливых судеб ожиданья.

 

Что за птица кричала в ночи,

Имитируя злую тревогу?

Но тревога бездушно молчит,

Превращаясь в печаль понемногу.

 

И по чувствам пульсирует ночь

И в сердца проникает свободно.

И способна весь мир истолочь

Тяжелеющая безысходность.

  Осенние пятистишия

...И лета жёлтое пятно,

И осени цветные крылья –

Упали памяти на дно,

Слились в лиловое одно

Воспоминанье. Без усилья

 

Я дверь открою октябрю –

Второму, третьему ль... седьмому...

В глаза ему я посмотрю,

Впущу в себя его зарю,

Приму октябрьскую истому.

А после – плен горящих снов.

А после – яркое веселье.

Фонтаны искренности слов.

И сквозь познание основ –

Бессмертия густое зелье!

 

Впитав осенний влажный свет,

Иду в цветное запустенье,

Вхожу в холодный блеск комет,

В неразличимость «да» и «нет»

Нелепой выцветшею тенью.

 

Земная мгла, я рад тебе!

Я рад, что проникаешь

в память

Своим отчётливым «убей»

И ярким пламенем скорбей,

Обозначаясь именами.

 

Земная мгла! Покинь, покинь

Небытие моих печалей.

Хотя остры твои клыки

И рвут забвенье на куски,

Меж них я счастье различаю!

  Декабрь

Осколками льда возвращается север

В чертоги лучистых времён,

Готовя зерно ледяного посева,

Смещая события в сон.

 

И спят – и леса, и остывшая память,

И прошлое тоже во сне.

И только грядущее не засыпает,

Не смея к весне закоснеть.

 

Сверкает печалью декабрьская вечность,

На снег тишиной пролита.

Ни тихого звука вокруг, ни словечка! –

Усталая спит пустота.

 

Ей снятся огни в бирюзовом тумане –

Ожившие души лесов,

Которые в тереме звонкого мая

Закроют печаль на засов...

 

Но севера пламя другое. Другие

Законы декабрьского дня.

И струны мороза, лихие, тугие

Угрозою тихой звенят.

 

И тихо смещается к ночи пространство

В усеянный звёздами клин,

В котором над тропкой лесной растворятся

Закатной тревоги угли.

  Осеннее предчувствие

Из осени, из ветреной тоски,

Пронзая паутину белых буден,

Оно рождалось, мыслям вопреки,

И воле вопреки...

И то, чем будет –

Во что преобразуется оно,

Когда зима прольёт на землю пламя

Слепящей солнцем снежной тишиной,

Восставшей, как проклятье, между нами, –

Меж тем, кто мною был ещё вчера

И тем, кто, может,

будет мною завтра –

Понять не позволяют вечера,

Лишенные предсказывать азарта.

Понять не позволяют злые дни

И утра пожелтевшие, и ночи...

 

Осенние туманные огни –

Свидетели остывших одиночеств –

К чему ваш безнадёжный липкий свет!

К чему тепло! К чему, к чему всё это!

Когда змеёй шуршит в сырой листве

Загадка? Ощущение? Примета?

  Зимнее слово

Перспектива спокойных событий,

Точно август, туманна, густа,

И свечением грусти омыты

Позабытые детством места.

Проливается тихое солнце

На листву моей памяти бронзой.

 

Оживляются воспоминанья,

Сопрягая «тогда» и «теперь»,

Замыкая в круги расстоянья,

Уводящие в темень потерь;

Но облитая бронзою память,

Облетая листвой, засыпает.

 

И зима, заполняя просторы

Ожиданием тихого сна,

Опускает бесчувствия шторы

На стекло временного окна,

Перспективу событий сжимая,

Непокорная, злая, живая.

 

На поля бесконечной разлуки

Выпадает забвения снег,

Приглушая и краски, и звуки –

До весны ли? на год ли? навек?..

Но прощальное зимнее слово

Не готово ещё, не готово!

  Часов двоящиеся души

На два куска кромсают время

Часов двоящиеся души.

В них – голос вечности – послушай,

Он открывает нам прозренья.

 

Гляди, как блещет амальгама

На зеркалах вторичных истин. –

В них отразима чувств и мыслей

Перенасыщенная гамма.

 

Мельканьем бабочек летящих

Влекут цветные отраженья,

Создав иллюзию движенья.

Они объёмны и блестящи.

 

Из пустоты, из ниоткуда,

Круша ряды былых гармоний,

Небытие слезу уронит,

Вздохнёт,

и вдруг возникнет чудо.

  Солнечный мёд

В еловой весне новый день воскрес.

Он рос. Небеса тяжелели.

И треснуло в полдень стекло небес.

Осколки упали на ели.

На блики рассыпался небосвод,

Лиловые тени пригладив.

И солнечный лился на землю мёд,

Густея в хрустальной прохладе.

Струился по мху, пробираясь там,

Где скользкая тьма приютилась,

В забытые сказкой навек места,

И слизывал зимнюю стылость.

Но в блюдце коралловой тишины

Во снах растворился под вечер,

И ночь расплескала цветные сны

На хрупкий покой человечий.

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru