litbook

Проза


Алеша ничего не просит…0

 

Маленький, толстенький и солидный Алеша, заложив руки за спину, расхаживал по комнате. Пушистая елочка в углу комнаты заманчиво мигала разноцветными огоньками. Она пахла смолистыми еловыми шишками и праздником.

«Новый Год это всегда очень хорошо, — размышлял про себя маленький Алеша. — Подарки там всякие разные... Да и вообще... Хотя нет, подарки все-таки самое главное. Как же без подарков-то?»

— Мамочка, ну дай еще одну конфетку, — ласково выпрашивала у мамы младшая сестра Настенька. — Пожалуйста!

Мама отложила вязание и, стараясь сохранить серьезное выражение на красивом и спокойном лице, посмотрела на Настеньку.

— Нехорошо быть такой сластеной, — мама все-таки улыбнулась. — Сколько же можно?..

— Много можно, много! — радостно закричала Настенька и прильнула к маме. — Ну, дай конфетку!

Алеша покосился на сестру и не спеша направился в прихожую.

Шесть больших бумажных мешочков с конфетами, шоколадками, орехами и мандаринами лежали в стенном шкафу на третьей полочке сверху. Два из них предназначались Алеше и Насте, а остальные — их двоюродным братьям и сестрам. Для подарков еще не пришло время, но заветное 1 января — то есть послезавтра — казалось Алеше уж очень далеким.

Малыш привстал на цыпочки и пошарил рукой в одном из не завязанных мешочков. Ладошка сжала шоколадку. Грани добычи казались твердыми, как грани сундучка из сказки про пиратов, которую недавно читал папа.

«Попалась!» — с приятным замиранием сердца подумал Алеша.

Алеша уже не верил в Деда Мороза и знал, что подарки детям покупают их родители. Позавчера Алеша выследил, как мама прятала большие и разноцветные мешочки в шкаф…

…Шоколадка была немножко горькой. В руках малыша тихо шелестела фольга и бумага, Алеша ел, с опаской поглядывая на дверь. Потом он аккуратно вытер рот и, изобразив на лице взрослую сосредоточенность, вернулся в зал.

Настенька по-прежнему сидела рядом с мамой. Она перекатывала во рту дешевую, твердую карамельку и разглаживала на коленке блестящий фантик.

— Вот и Алеша пришел, — сказала мама.

Алеша нахмурился и отошел к елке.

— Та-ра-ра, та-ра... — весело запела Настенька.

— Не пой! — оборвал сестру Алеша.

— Почему?

— Прожуй сначала.

Во рту девочки тихо хрумкнула карамелька…

Алеша потрогал пальцем стеклянную игрушку-шарик и подумал о том, что она похожа на дешевый и не очень сладкий леденец. Под сердцем мальчика почему-то было холодно и неуютно.

Алеша отошел к новенькому письменному столу и сел за него.

«Вот, в школу пойду скоро, — утешая самого себя, подумал он. — Осенью!.. Интересно, наверное... Не то что в нашем детском садике».

На столе лежали три яркие книги. Алеша развернул одну из них и принялся рассматривать картинки. Картинки были веселыми, но Алеша смотрел на них, как смотрят прохожие на чужие, плотно завешанные окнами шторы.

— Мамочка, дай еще конфетку, — жалобно попросила Настенька.

— Как тебе не стыдно, — сказала мама. — Посмотри на Алешу. Он ничего не просит.

— Это потому что он глупый!

«Кто глупый, я, да?..» — удивился Алеша.

— Последний раз, — сказала мама Настеньке.

«И я тоже последний раз», — решил Алеша.

Он отложил книгу и снова направился в прихожую…

Мешочек с подарками выскользнул из рук малыша и обрушился на пол. Алеша испуганно замер. Мама не шла... Настенька опять запела свою песенку про «та-ра-ра».

Торопливо укладывая конфеты в мешок, Алеша раздавил ногой большую шоколадку. Мешочек не влезал в шкаф…

Алеша вытер со лба пот, прислушиваясь к частому биению своего сердца. Ему уже совсем не хотелось сладкого и, наконец-то справившись с мешочком, он съел раздавленную ногой шоколадку без всякого аппетита.

— Мама, а куда ходит наш Алеша? — спросила Настенька, с любопытством провожая хитрыми глазами хмурого братика.

Мама ничего не ответила и улыбнулась.

Девочка снова прильнула к матери и ласково поцеловала ее в щеку.

— Все-таки странно, почему Алеша ничего не просит? — спросила Настя.

«А ну вас всех!.. — подумал Алеша. — Я лучше машинками поиграю».

Он сел на пол и взял в руки грузовичок. Перевернув его кверху колесами, Алеша провел по ним ладошкой. Колеса чуть слышно скрипнули.

«Как дверь в шкафу...» — совсем уж безрадостно подумал Алеша.

Играть почему-то не хотелось…

 

 ...Он проснулся глубокой ночью от боли в животе. Боль была такой безжалостной и глубокой, что Алеше захотелось плакать. Малыш долго ворочался с боку на бок и с величайшим отвращением думал об украденных и съеденных им шоколадках. Казалось, шоколадками пахло все вокруг: подушка, одеяло и даже руки…

Алеша встал.

Настенька спала, уткнувшись носом в подушку, и счастливо улыбалась.

«Хорошо быть маленьким, — подумал Алеша. — Как же хорошо быть маленьким и глупым!»

В прихожей Алеша вытащил из шкафа мешочки с подарками и снова едва не рассыпал их. Крепко завязав их веревочками, он направился в спальню к родителям.

— Мама... — тихо позвал он.

Мама тотчас оторвала голову от подушки и посмотрела на сына огромными встревоженными глазами.

— На вот... — Алеша протянул маме мешочки. — Перепрячь их, в общем… — малыш горько вздохнул. — Я еще вчера их нашел... Не хотел, правда, но все равно нашел…

Мама улыбнулась.

— Живот болит, Алешенька? — спросила она.

— Болит...

Алеша топтался на месте и не знал, что ему делать дальше. Он не знал, что можно или нужно сказать еще и, едва не заплакав от отчаяния, повернулся, чтобы уйти.

— Подожди, — мама потянулась и мягко взяла сына за локоть. — Иди ко мне, маленький мой.

Алеша лег рядом с мамой. Под одеялом было тепло и уютно. Алеша тихо всхлипнул и провел по своей щеке ладонью. Ладонь оказалась почему-то влажной…

Мамина рука погладила Алешу по голове и он, наконец, заплакал. Чувство благодарности к матери в его маленьком сердце было таким огромным, что он забыл о боли.

Неожиданно откуда-то из глубины сознания вынырнула холодная мысль: «Ну, подумаешь, шоколадок наелся!.. Тоже мне, ерундовое дело!»

Мысль была настолько простой, что Алеша сначала совсем не испугался ее. Но потом вдруг кончились слезы и стала таять теплота в груди...

«Съел все шоколадки, съел! — сразу ободрился холодный и злой шепот внутри Алеши. — И сестре ничего не оставил... Ты тоже злой и нехороший!»

— Мама! — испуганно вскрикнул малыш.

— Я здесь, — шепнул Алеше в ухо удивительно добрый и такой родной голос. — Не бойся, я с тобой...

Алеша радостно всхлипнул и притих. Малыш с отчаянной решительностью гнал от себя любую холодную мысль, стараясь сохранить теплоту в груди.

Мысли лгали, а теплота внутри была упоительной и живой, как дыхание матери.

— Я больше не буду красть, мама, — неожиданно для самого себя сказал Алеша. — Я лучше попрошу у тебя, хорошо?

Мама тихо засмеялась и поцеловала сына в ухо.

Холодные мысли ушли… Алеша открыл глаза и посмотрел на часы. Обе стрелки были высоко вверху.

«Интересно, сколько сейчас времени? — уже засыпая, подумал малыш. — Вот пойду в школу, там и часы считать научат...»

 

...Прошло много-много времени. Алеша вырос.

Однажды в храме он стал на колени перед Богом и сказал: «Господи, я никогда и ничего не просил у Тебя… Потому что мне казалось, что у меня все есть. Мне казалось, что я могу сам себе принести добро... И я крал, Господи! Я крал, подобно безумцу, то, что и так по праву принадлежало мне. Милостивый и милосердный Господи, пожалуйста, прости меня!..»

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru