litbook

Политика


Вокруг Израиля, или Мистерия выборов0

 

Часть 2. К выборам в Турции

(первая часть в №5-6/2014)

Турция, наш важный сосед в регионе, вроде неплохо справляется с эпидемией «Арабская весна», хотя режим Эрдогана в последнее время трясет и раскачивает. Как его не раскачивать, если он, в общем-то, провел достаточно радикальную революцию, вернул Турцию от Ататюрка к временам исламского государства. Для светской части населения – этого чересчур много, а для исламистской – мало. Ну и перевел высших военных на многолетнее проживание в тюрьме. Вроде, как и обезопасил себя, но и Мурси в Египте так же считал.

В марте 2013 года премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху неожиданно для всех позвонил турецкому премьеру Реджепу Эрдогану и принес извинения за действия израильского морского спецназа во время задержания судна Мави Мармара. Инициатором звонка был Барак Обама, он даже сам и позвонил Эрдогану и потом передал трубку Натанияху.

За три года, прошедших со времени инцидента, мы не раз слышали, что операция была законной, что действовали, хоть и с ошибками, но правомочно, и достаточно обоснованно считали, что извиняться должен Эрдоган. А тут еще и многомиллионная компенсация…

Но подули другие ветры.

Понятно, что в мире ничего не возникает ниоткуда, так же как и не исчезает в никуда. От мировой войны, до упавшего яблока – все имеет свои причины. В данном случае причину звали Барак Обама, и «причине» это зачем-то было очень нужно.



Сирия, как причина настойчивости Обамы



В тот момент в гражданской войне в Сирии «плохие парни» – войска Асада – воевали против «хороших», умеренной оппозиции заинтересованной в «демократизации» Сирии. «Плохих парней» активно поддерживал Иран, и, в этой обстановке, Турция была очень важна как самостоятельный антиасадовский игрок и, при необходимости, как плацдарм для вмешательства международных сил. Турецко-израильские напряженные отношения в эту схему не вписывались.

Но иногда причины и следствия переплетены настолько, что следствие начинает изменять причину, а хвост вилять собакой.

Сначала была «любовь до гроба» – светская ататюрковская Турция одной из первых - 28 марта 1949 года – признала Израиль. Потом отношения «отклонялись от генеральной линии» в соответствии с накалом израильско-арабских страстей, их уровень то повышался, то понижался, но, в целом, взаимоотношения были взаимовыгодными и стабильными. Кроме видимых развивались и «спецотношения» – на секретной встрече в августе 1958 года в Анкаре между Бен-Гурионом и Аднаном Мендересом, тогдашним премьер-министром Турции, было принято решение о взаимодействии разведок. Об этой встрече Дэн Равив и Йосси Мелман в книге «Шпионы против Армагеддона» писали: «Конкретным результатом был формальный, но сверхсекретный договор о всестороннем сотрудничестве между Моссадом и турецкой разведкой».



Эрдоган и конец израильско-турецкой идиллии



Партию справедливости и развития Эрдоган создал в 2001 году, сделав ставку на исламские ценности.

В этот период экономический рост Турции был экстраординарным – ветры дули в паруса Эрдогана. Правда экономический рост во многом был следствием внешних инвестиций, которые любят «ноль проблем с соседями», и убегают, когда проблемы возрастают, но рост благосостояния ощутили все.

Но экономический рост сопровождается ростом эффективности работы в сельскохозяйственном секторе, ведет к освобождению лишних в сельском хозяйстве рабочих рук, которые пополнят армию строителей «пантюркизма». Они несут в города исламистские настроения, и Эрдоган правильно уловил момент.

Исламское возрождение - это был выигрышный ход, благодаря чему ему удалось трижды последовательно выиграть парламентские выборы (в 2002, 2007, и 2011). В республиканской истории Турции это абсолютный рекорд, таких прецедентов ранее не было.







Спокойно, все под контролем!



От успехов кружится голова, и Эрдоган решил, что настало его время. Очень осторожно, но последовательно он устранил ататюрковские ограничения на роль ислама в Турции, существенно подорвал старую судебную власть, а военных, препятствующих исламизации Турции, отправил в тюрьму. А заодно избавился от прозападного Фетхуллы Гюлена, очень мешавшего своим авторитетом. Отношение Эрдогана к Гюлену, сегодня живущему в Пенсильвании, чем-то напоминает отношение Сталина к Троцкому, правда пока без Меркадера.

В поисках «особого» пути

Мустафа Кемаль – Ататюрк – был скучным человеком. Ну кого может увлечь его прагматизм, никакого величия, тем более «то, что мог, он уже совершил». Вот «имперский романтизм» – он горячит кровь, с ним, если повезет, можно войти в историю. Но можно и вляпаться в историю, конечно.

Интересно объявить себя «собирателем земель» (что-то знакомое, не правда ли?), и в лексиконе турецких политиков зазвучали новые нотки. Глава МИД Турции так сформулировал новый курс: «Неоосманизм+пантюркизм+ислам=Великая Турция». Know how не его, скорее графа Уварова, выдвинувшего девиз «Православие, Самодержавие, Народность». Напоминает, не правда ли?

Неоосманизм – это попытка вспомнить про прежнюю османскую империю, объект здесь – Ближний Восток и Балканы. Пантюркизм – стремление стать для тюркских народов - "агабейлик", то есть старшим братом. Это уже направление политической экспансии на Центральную Азию. Ну, а ислам, соответственно, направление на весь исламский мир. Вот такая – «Великая Турция», только замах нужно бы соизмерять с возможностями, а это, как оказалось, сложно. И «Ноль проблем с соседями» стали превращаться в большие проблемы.

Бывшие страны османской империи не забыли правление Великой Порты, у арабов и балканских народов как-то отсутствует стремление вновь оказаться в зоне турецкой «отеческой длани». Да и у арабов своих претендентов на роль лидера хватает с избытком.

Пантюркизм в Центральной Азии завязан, в основном, на интересе Турции к углеводородным ресурсам. Очень хочется Турции, стать средиземноморским концентратором – поставщиком газа в Европу.

Но вот Центральноазиатский газопровод «Туркмения — Китай», проходящий по территории Туркмении, Узбекистана, Казахстана и Китая привязал Центральную Азию экономически, а, следовательно, и политически, к китайскому направлению, и успешно реализует долгосрочную стратегию, где странам Центральной Азии отводится двойная роль — стратегического тыла и источника ресурсов Китая. И даже крюк по горам Киргизии в 225 км Пекин не смущает.







Газопровод «Туркмения — Китай»



Так что в пантюркизм Турции в Центральной Азии противоречит китайским интересам.

А с Исламом еще хуже. Есть центр шиизма – Иран, суннизма – Саудовская Аравия, новые региональные религиозные лидеры им, как оказалось, не нужны. Но попытка была. Эрдоган может сказать: "По крайней мере, я пытался»[1].

Как показать себя ревнителем ислама? Очень просто, заявить о попытке прорыва «Блокады Газы» и отправить туда судно Мави Мармара с боевиками на борту в виде «гуманитарной помощи». Прорыва не получилось, получилось 9 турецких трупов и повод потрясать кулаками.

Надежду вселила «Выигрышная карта» – Президентом Египта стал родной «Брат-мусульманин» – Мухаммед Мурси. Но ставка на «Братьев-Мусульман» вначале такая привлекательная, с момента переселения Мурси в тюрьму, тоже оказалась ошибочной. Мурси в тюрьме, и египетская армия объявила о победе над исламистами на Синае.

Особый путь в Сирии

Не вмешаться в гражданскую войну в Сирии Эрдоган не мог. Только что, всем на удивление, один за другим под так называемой «Арабской весной» рушились режимы. Было ощущение, что дни Асада сочтены. Кто поддержит победителя, тот в выигрыше, и Эрдоган твердо встал на сторону вооруженной оппозиции. Асад не захотел, как бывший тунисский президент Бен Али бежать, да и не было у него такой возможности.

«Плохой парень» Асад, но ему начала активно помогать Москва, а американцы со товарищи начали помогать оружием умеренной оппозиции. Поставки «хорошим парням» в Сирию шли тайными путями из Ливии через Турцию. Эти пути неявных поставок называют «the Rat Lines» – крысиные тропы. Это название было впервые применено к маршрутам бегства фашистов из Европы в конце Второй мировой войны, но пригодилось и сейчас. Работа пошла, и вот тут и потребовался Обаме звонок Эрдогану из Израиля…

А в рядах оппозиции «хорошие парни» очень быстро стали замещаться «плохими». В их рядах появились совсем уж радикальные элементы связанные с Аль-Каидой – «Фронт ан-Нусра», «Исламское государство Ирака и Леванта», и ряд других. Для начала алькаедисты решили навести порядок в рядах оппозиции, кого нужно убили, изменили цели и задачи, демократизация из повестки дня немедленно исчезла. В общем – все, как всегда. Вот только таким бойцам как-то не решались дать тяжелое вооружение и ПЗРК, а легким – армию Асада не победить…

Турецкий след

Эрдоган почувствовал, что опять поставил не на ту лошадь. Стать на сторону Асада? Не примет. Очень желателен в такой ситуации оказался удар США по Сирии, тем более, что Обама обозначил «Красные линии» - применение Асадом химического оружия.

Применение зарина в пригороде Дамаска было, с этим никто не спорит. И комиссия ООН подтвердила – «Зарин был». Казалось, что удар неизбежен и Турция наконец-то окажется на правильной стороне.

Дело испортила лаборатория в Porton Down – в военном научном парке недалеко от Солсбери в Англии. Британская разведка получила образец зарина, использовавшегося для газовой атаки 21 августа, и анализы показали, что использованный газ конечно зарин, но по составу не соответствует существующему в арсенале сирийской армии.

Американцы решили, что зарин – провокация, с помощью корой просто хотят втолкнуть США в боевые действия в Сирии. Но откуда газ? Непосредственным подозреваемым стала Турция, которая имела все для этого, как технические возможности производства и общую границу, так и заинтересованность в ударе США по Асаду.

Но Госдеп уже успел обвинить во всем Асада, а Керри сказал свое знаменитое: «Риск бездействия выше, чем риск действия»[2]. Заявить «Мы поторопились объявить Асада виновным в атаке, мы ошибались!» Госдеп конечно не мог. Но и надежда Эрдогана спровоцировать США на боевые действия тоже не оправдались.

Попытку изменить ситуацию Эрдоган предпринял во время визита в США 16 мая 2013 года. На рабочем ужине, завершающем визит, где кроме Эрдогана и главы МИД Турции Ахмета Давутоглу присутствовал и глава турецкой разведки MIT Хакан Фидан, крайне раздраженный Эрдоган заявил Обаме: «Но ваша красная линия была пересечена!» Фидан дважды пытался что-то добавить, но Обама не стал его слушать. Он указал на Фидана и сказал: "Мы знаем о Ваших действиях с радикалами в Сирии".



Обама: Мы знаем о Ваших действиях с радикалами в Сирии

Встреча Президента Обамы и Джона Керри с премьер-министром Турции Эрдоганом и главой турецкой

разведки Фиданом, второго и третьего слева, в Вашингтоне мае 2013. Пресс-служба Белого дома

Фото Pete Souza

По сведениям Al-Monitor 22 июля 2013 года на юге Турции в провинции Адана прокуратура выдвинула обвинение (130-страничный обвинительный акт) гражданину Сирии Хайтаму Кассабу (Qassab), связанному с «Фронтом ан-Нусра» и «Исламским государством Ирака и Леванта». В обвинительном заключении говорилось, что Кассаб вместе с четырьмя турецкими гражданами из различных источников пытался получить элементы, необходимые для производства химического оружия. В обвинительном заключении говорилось, что связанные с Аль-Каидой силы предпринимают достаточно серьезные усилия по производству зарина на территории Турции. После ареста подозреваемых местные полицейские сообщили в заявлении для прессы, что у арестованных было изъято два килограмма зарина. Однако позже, на пресс-конференции летом прошлого года, Айдын Сезгин, посол Турции в Москве, заявил журналистам, что "зарин" оказался простым «антифризом».

Нечто подобное уже было в Рязани в 2000 году, когда наряд милиции обнаружил в подвале здания мешки с гексоген и прикрепленный к ним часовым механизмом. Через некоторое время мешки с гексогеном превратились в мешки с сахаром. Бывает…

Операции на стадии планирования всегда суперсекретны, но когда доходит до дела, когда подключается множество исполнителей, секреты имеют свойство непланово разлетаться во все стороны.

Возможна ли подобная «газовая» провокация турок в Сирии? Похоже, что споры на эту тему будут продолжаться еще долго. Технически возможна, да и заинтересованность Турции вполне очевидна, только вот – не получилось, секреты перестали быть секретами.

Некоторое представление о методах работы Эрдогана и Фидана может дать размещенная на YouTube аудиозапись секретной встречи турецких руководителей. Согласно сообщению Рейтер, голос, идентифицированный, как голос главы МИТ Хакана Фидана, предлагает отправить на территорию Сирии четыре человека, которые нанесут удар восьмью ракетами по пустой земле в непосредственной близости от гробницы Сулеймана Шаха, что и создаст условия для турецкого вмешательства по защите национальной османской святыни. Как говорится: «Ничто не ново под луной».

Турецкое правительство признало, что имело место совещание по национальной безопасности об угрозах, исходящих от Сирии, гробнице Сулеймана Шаха, но объявило записи сфальсифицированными, а доступ к YouTube был заблокирован.

Президент Гюль назвал появление записи «актом шпионажа» и пояснил, что на совещании было просто обсуждение возможных сценариев, и только. Некий свободный полет фантазии. Он взял участников скандального совещания под защиту, заявив, что «лично попросил их обсудить все возможные сценарии». Такова турецкая логика.



Не в одной Сирией дела делаются



Экономические санкции, наложенные на кого-либо, открывают «золотую жилу» для «профессионалов». Это может быть программа «Нефть в обмен на продовольствие» или санкции, наложенные на иранскую банковскую систему.

Турция – следите за руками – ничего не платила Ирану, она сдала свои энергетические платежи просто «на хранение на иранские счета в Турции». То есть, как бы и не платили в обход санкций, но и денежки уже в Иране. Иранский банк, используя вклады «на хранение», как законный кредитный ресурс, покупал на них золото (примерно $13 млрд.), необходимое Ирану для расчетов в обход санкций.

В этом бизнесе крутились посредники, получившие, по оценке ЦРУ около $2 млрд. незаконного дохода. Ольмерту такое и не снилось. Сделало ЦРУ что-либо с этими сведениями или нет точно неизвестно, но как-то резко всплыл скандал с обвинениями в незаконных финансовых операциях против известных бизнесменов и родственников государственных чиновников Турции. В декабре 2013 года в рамках этого дела было задержано в общей сложности 89 человек, оказавшиеся членами правящей Партии справедливости и развития, включая и таких, как Сулейман Аслан исполнительный директор Halkbankа, утверждавший, что более $4,5 млн, найденных полицией в обувных коробках во время обыска в его доме, были им сэкономлены для передачи в религиозные школы. Halkbank уже давно находился под пристальным вниманием США из-за перечисления денежных средств в Иран в обход наложенных санкций.

Эрдоган отмел обвинения в адрес Halkbankа: «Банк преследуют, потому что этот банк пугает врагов Турции». Вот так, ни больше, ни меньше…

Еще один из задержанных – Барыш Гюлер. Он сын Муаммара Гюлера, министра внутренних дел Турции, отвечающего за деятельность полиции. Эрдоган не принял его отставку, несмотря на фотографии с большими объемами наличных и машинами для подсчета банкнот, появившиеся в турецкой прессе. Сам министр, имеющий депутатскую неприкосновенность от судебного преследования, заявил, что он не сделал ничего незаконного. Ну а Эрдоган нанес удар по самовольной полиции.

В конце февраля в Сети появился очередной компромат - аудиозапись, на которой слышно, как некто голосом Эрдогана обсуждает с его сыном Билялем вопросы получения денег от местного бизнесмена. Предприниматель якобы собирался предложить им 10 миллионов долларов, а Эрдоган советует сыну требовать больше. Естественно, запись была объявлена фальшивкой и происками Троцкого, то есть вернее Фетхуллы Гюлена.

Но дело стало решаться у избирательных урн.



Чудеса популярности



Что же произошло с популярностью партии Эрдогана на выборах, повредили ли ей скандалы, авантюрная политика в Сирии, взяточничество и прочие художества?

Отнюдь! На муниципальных выборах Эрдоган одержал убедительную победу. Правящая партия справедливости и развития получила 48,5% голосов, кемалистская Народно-республиканская партия – 23%, Партия национального действия – 14%, курдская Партия мира и демократии – 7,5%. Эти показатели можно рассматривать, как некий референдум по доверию правящей партии и самому Эрдогану.

Скандалы бушуют наверху, а большая часть турок, прежде всего небогатые люди, действительно стали жить лучше. Они считают, «правовое государство и разделения властей» – абстрактное построение, существующее где-то в верхах, пусть об этом вещают «говорящие головы» в телевизоре, а вот экономическая стабильность – это нечто конкретное. Связь между политикой Эрдогана и завтрашним днем Турции им не очень видна.

Вряд ли им известно, да им это и не нужно знать, что экономический рост Турции в последнее десятилетие (около 5 процентов в год), обеспечивался притоком иностранного капитала более чем в 40 миллиардов долларов ежегодно. Это возможно лишь поддерживая уверенность инвесторов в Турции, а она не гарантирована.

Проблемы Эрдогана выходит за пределы просто внутренней политики Турции. Гражданская война в Сирии приносит серьезные угрозы, такие как, что насильственная радикализация среди общины алавитов, которые в основном живут в южной провинции Хатай и сочувствуют Башару Асаду. Нельзя игнорировать и угрозу инфильтрации джихадистов из Сирии, а они ничего другого не умеют и не хотят, кроме как быть бойцами джихада. Турция пока не может (или не хочет) перекрыть их миграцию из Сирии и в Сирию.

Если Анкара по-прежнему останется втянутой в сирийский конфликт, то имидж Турции как стабильной страны может исчезнуть и, тем самым, подорвать ее экономический рост.

Переход из «островка стабильности» в менее престижную группу «проблемных государств» может приблизить время, когда придется расплачиваться за «особый турецкий путь».

Важно отметить, что инвестиции в Турции вложены в престижные мегапроекты, хорошо работающие на рейтинг правящей партии. Примером может служить железнодорожный туннель под Босфором, первый в своем роде, соединяющий не только Европу и Азию, а, прежде всего, разрозненные половинки Стамбула. Этот проект сокращает время поездок между двумя частями города для 15 миллионов жителей Стамбула от часов до менее, чем пяти минут. За такой подарок можно и не обращать внимание на миллионы в коробках из-под обуви. И это проект не единственный, есть новые скоростные железные дороги, новые линии метро, аэропорты, «воздушный» трамвай и многое другое.



Но вот все это, все что нажито непосильным трудом…



Но вот все это, все что нажито непосильным трудом, взять и отдать в чужие руки? Да еще и могут арестовать, как Мубарака!!!

А почему так стоит вопрос?

Просто скоро настанет время новых выборов Премьер-министра. (В это время в России кто-то удивленно поднял брови, а кто-то снисходительно улыбнулся). Премьер-министр может премьерствовать 4 года, правда неограниченное число раз. Эрдоган руководит с марта 2003 года, то есть в 2015 году нужно бы переназначаться, но вот незадача – по действующему уставу партии (Партии справедливости и развития – ПСР), избиравшийся три раза подряд в парламент, не может быть избран в четвертый раз. Таким образом, войти в следующий парламент, а значит, стать премьером в рамках действующего Устава партии Эрдоган не сможет. И не только он – под эту статью Устава партии попадает большинство приверженцев Эрдогана в парламенте. Можно сделать рокировку из премьеров в президенты (что-то очень знакомое), благо первые всенародные выборы Президента Турции назначены на 10 августа 2014, но и тут есть проблемы.

Конституция предписывает, что президент должен быть беспартийным и нейтральным по отношению к партийному составу парламента.

Сценариев несколько.

1. Оставить любимую партию и пойти на выборы в беспартийные президенты. Но партия, чаще всего, держится на личном отношении избирателей к лидеру. Это там, на Западе, лидеры меняются, а партии остаются. Без Эрдогана ПСР может вообще исчезнуть с политической арены или влачить жалкое существование (как в Израиле партия «Кадима» без Шарона). А Эрдоган без ПСР может на волне коррупционных скандалов потерять опору в массах – политическая судьба очень переменчива.

2. Изменить устав партии, и внести в него возможность избираться в парламент более трех раз. Верных голосов для этого не хватает, результат абсолютно не гарантирован, а имиджевые проблемы огромны.

3. Можно изменить «беспартийный" характер президентства, прежде чем стать президентом. Это потребует внесения изменений в Конституцию, но и на это голосов не хватает.

4. Можно изменить государственную структуру, превратить Турцию в президентскую республику, передать президенту часть полномочий премьера. Но и это не просто, да и действующий президент может захотеть остаться еще на один срок, на что имеет право…

Для дополнительной поддержки нужно блокироваться с курдами, а они «за так» не согласятся, а преференции курдам могут сильно уронить рейтинг и привести к непредсказуемым последствиям. И нельзя не учитывать, что Европейский суд по правам человека признал несправедливым приговор лидеру Курдской рабочей партии Абдулле Оджалану. Что с ним делать? Как говориться – «Казнить нельзя помиловать».

Но на Эрдогана работает соглашение между Эрдоганом и Меркель о возможности голосования турок, проживающих на территории Германии. Голосующих турок там насчитывается около 1,5 млн., а контроль над ними ведёт «милли герюш» (Milli Görüş), что переводится с турецкого как "Национальный взгляд", - запрещённая организация в самой Турции, но успешно действующая в Германии, и вообще в турецкой диаспоре. Собственно «милли герюш» является крупнейшей официальной исламской турецкой организацией не только Германии, но и всей турецкой диаспоры Европы, которая контролирует 514 мечетей (в Германии - 323), контролирует бизнес оборотом в миллионы евро и имеет в своих рядах порядка 87 000 активных членов. Такой фактор нельзя не учитывать.

И если Эрдоган все же решит баллотироваться на пост президента, согласится ли Абдулла Гюль на это? Более того, Гюль вряд ли согласится на роль, схожую с отношениями Дмитрия Медведева и Путина в России.

Если Эрдоган станет президентом в новой, президентской республике Турция, то его идеология, скорее всего, изменится. Мягкий исламизм надоел молодым туркам. Это они поддержали Эрлогана, не обращая внимания на коррупционные скандалы. Скорее всего, если он возглавит «президентскую» Турцию, то мы сможем увидеть исламизм чистой воды. Понятно, что при этом отношения с Европой сохранятся. Как ЕС, так и Турции невыгодно прекращать сотрудничество.

В общем, нужна стабильность для решения проблем, но стабильность в стране какая-то нестабильная. В Сирии все наперекосяк, нужно налаживать отношения и с Европой, и с США, и с Израилем…

Газовое урегулирование



А что, собственно, делить Израилю и Турции? Региональное положение – ну, в общем, обе страны, мягко говоря, не популярны у окружения. Да и террористическая опасность знакома обеим странам очень хорошо, как Израилю, так и Турции. Интересно, что пока Эрдоган что-то антиизраильское демонстративно изрекал с любой возможной трибуны, товарооборот между странами неуклонно рос. За период от 2009 до 2013 года торговые связи выросли вдвое.







Общий объем израильско-турецкой торговли по годам[3]



В качестве нового «примирительного» проекта, родилась идея прокладки подводного трубопровода с израильского месторождения «Левиафан» в Турцию, для последующих поставок в Европу.

Если этот замысел реализуется, то 450 - километровый (280-мильный) подводный трубопровод от израильского месторождения «Левиафан», в 130 километрах к западу от Хайфы, протянется в турецкий порт Джейхан и станет самым амбициозным проектом на Ближнем Востоке.

Но проложить его нужно по шельфу Кипра, что без внутрикипрского урегулирования маловероятно.







Маршрут предложенного израильско-турецкого подводного трубопровода[4]



Возможно, что этот проект – утопия, нереальные мечты, но в тендере на строительство трубопровода участвуют вполне реальные компании – турецкая Zorlu Group, хорошо известная на израильском энергетическом рынке, Turcas Petrol AS, немецкая RWE AG и еще ряд компаний.

Что делать, нужно выбирать – или амбиции по поводу турецкого Кипра и «блокады Газы», или труба. Но как бы там ни было – энергетические проекты не терпят нестабильности.

Баку-Тбилиси-Джейхан

Можно утверждать, что проект израильско-турецкого подводного трубопровода практически нереализуем?

– Конечно можно, но хорошо известен считавшийся нереализуемым проект трубопровода «Баку – Тбилиси – Джейхан» (БТД). Над трубопроводом БТД, когда-то насмехались, как над экономически невозможной "несбыточной мечтой", но мечта стала реальностью – официальное торжественное открытие нефтепровода всего нефтепровода состоялось 13 июля 2006 года в Джейхане.





Почтовая марка Азербайджана, 2003



Всего с момента ввода нефтепровода в эксплуатацию и по состоянию на конец июня 2013 года в порту Джейхан было загружено 2227 танкеров, т.е. по нефтепроводу на мировые рынки доставлено 229 млн. тонн нефти. В настоящее время по нефтепроводу прокачивается нефть с блока месторождений «Азери-Чираг-Гюнешли» и газовый конденсат с месторождения «Шах-Дениз».







Почтовая марка Грузии, 2003



Достижение соглашений между Израилем, Кипром и Турцией в целях развития мегапроекта – израильско-турецкого подводного трубопровода – требует сложной дипломатической работы. Но в этом как раз ничего необычного нет.

Прорыв в переговорах по трубопроводу БТД во многом обеспечил Ричард Морнингстар, специальный советник президента Клинтона по вопросам энергетики в Каспийском бассейне. Тогда, в конце 1990 года, он сыграл важную роль в координации усилия частных и государственных учреждений участие в проекте БТД.

Время президента Обамы – это не время Клинтона, роль и влияние США изменились. Хватит ли влияния США для изменения позиции Турции в регионе, и какова будет роль США в настоящее время для реализации израильско-турецкого проекта пока не ясно.

Но, как бы там ни было, возможное строительство трубопровода Израиль-Турция, участие в этом проекте объединенного Кипра могут создать новые возможности для Восточного Средиземноморья. Реализация такого совместного энергетического проекта – хороший шанс для мирного экономического развития региона, в том числе для Израиля и Турции вернуть время стратегического партнерства. Смогут ли США способствовать формированию этого будущего, покажет время.

Необходимое для этого проекта решение проблемы Кипра может ликвидировать 40-летний раздражитель в отношениях с Турции с Европой и реанимировать усилия Турции по вступлению в ЕС.

Ветер перемен



Но довлеет над Эрдоганом «злоба дня сего». Вот уже совсем было собрался подписать урегулирование с Израилем и ни с того, ни с сего получить более $20 млн. компенсации непонятно за что, как вдруг – ветер перемен – Турция обратилась в Интерпол с просьбой выдать международный ордер на арест бывшего главы Генштаба ЦАХАЛа Габи Ашкенази, бывшего командующего ВМС Израиля Элиэзера (Чейни) Марома, бывшего главы военной разведки АМАН Амос Ядлина и бывшего главы разведки ВВС Израиля Авишая Леви. Турция требует их арестовать и передать их для них пожизненного заключения.

Что произошло? Фундаментальные интересы Турции вроде не могли так быстро измениться, нужно искать что-то другое.

А «другого» не так много.

· Скончался десятый раненый на Мави Мармаре. Естественно, что народ вышел повозмущаться, а Эрдогану ссориться с электоратом нельзя.

· Создалась новая структура – гибрид ФАТХа и ХАМАСа. Израиль отказывается с ним общаться, а Эрдоган позиционирует себя, как покровитель «Братьев-Мусульман» вообще и ХАМАСа в частности. Опять не до примирений.

· "Исламское государство Ирака и Леванта" в Ираке захватывает город за городом, в том числе и кошелек, то есть нефтепромыслы. Возможно потребуется их остановить силой, а в этом случае значение Турции, как плацдарма, да и возможного участника антитеррористических действий в Ираке резко возрастает.

Ну кто в таких условиях будет мириться с Израилем?

Прав, видимо Евгений Сатановский: «Как в любой другой ситуации, если чего Турции будет от Израиля нужно, то она задыхаться будет от неприязни, но сделает это. А продаст при этом и предаст в любой момент. О каком ухудшении или улучшении можно говорить?»



Вместо заключения:



По греческому преданию, сиракузский тиран Дионисий (конец 5 в. до н.э.) предложил заменить его на один день на престоле своему фавориту Дамоклу, считавшему Дионисия счастливейшим из смертных. В разгар веселья на пиру Дамокл внезапно увидел над головой обнаженный меч, висевший на конском волосе, и понял призрачность благополучия.

Возможно Эрдоган так занят, что ему некогда посмотреть, нет ли над головой чего-то неожиданного.

Часть 3. Жизнь с ядерным Ираном

Если не готов отстаивать цивилизацию

силой – будь готов смириться с варварством.

Томас Соуэлл

В Иране год назад 14 июня 2013 года выборы Президента уже прошли. Праздник демократии и отдохновение души.

Праздник был со специфическими особенностями. Для начала, для полноты ощущения праздника, в закон о президентских выборах внесли изменения. Теперь кандидат на пост президента страны должен иметь, по меньшей мере, степень магистра либо эквивалентную ей степень традиционных исламских школ высшего образования.

Ну и такая деталь — чтобы быть допущенным к выборам, кандидатуру претендента на пост президента сначала должны одобрить 25 экспертов, которые подтвердят, что он правоверный мусульманин, а также 100 членов парламента, которые могли бы подтвердить его значимость в политической жизни. А эти эксперты, в свою очередь, должны устраивать аятоллу. Так что все в порядке, какая разница, выборы все равно устроят всех, кроме Израиля.

Израиль: главный союзник — ЦАХАЛ

Защищать слабого придут только в «особых обстоятельствах». Такими обстоятельствами могут быть нефтяные запасы Кувейта или урановые рудники Нигерии. Израиль похвастаться такими аргументами не может, вот и приходится рассчитывать на армию, и только во вторую очередь — на союзников, у которых меняются геополитические интересы в соответствии с сегодняшними обстоятельствами или представлениями об этих обстоятельствах, вызванных политическими пристрастиями и сложившейся конъюнктурой на политическом Олимпе.

Израилю это известно со дня возрождения. Именно поэтому основой безопасности стало гарантированное военное преимущество над вероятными противниками.

Сегодня мощь ЦАХАЛа делает Израиль, несмотря на крайне малые размеры, региональной военной сверхдержавой. Угрозы никуда не делись, они рядом, но стали другими. От государств, угрожавших Израилю в прошлых региональных войнах, сегодня опасность не исходит, им бы свои проблемы решить. Опасны негосударственные сателлиты Хизбалла и Хамас, с примкнувшим к нему ФАТХом, а так же более отдаленные географически структуры типа «Исламское государство Ирака и Леванта».

Натворить они могут много всякого, но за ними не стоит мощи государства, по крайней мере пока.

Государство, стремящееся уничтожить Израиль одно, это Иран. Безусловно можно возразить, что это всё исламский пиар, за которым не стоит реальный план, что угрозы Ирана — просто дань политической традиции.

Но у евреев, хорошая историческая память: «… если кто-то когда-нибудь будет говорить, что хочет вас убить — поверьте ему. Не ищите объяснений, почему на самом деле он имеет в виду совсем другое, не рассказывайте друг другу, что это просто какая-то политика и другие игры. Просто поверьте. А дальше: можете — деритесь, не можете — бегите. Но главное — поверьте. Сразу...»[5] Свою способность драться Израиль доказал. Воевать никто не хочет, но для мирной жизни Израилю нужно быть готовым воевать в любой момент. Это Гарднер в Financial Times может позволить себе роскошь объяснять, что мы (Израиль) придаем заявлениям Аятоллы слишком много внимания.

Ирану до Израиля добираться далеко — нет общей границы, опасность представляют его ракеты с возможными ядерными боеголовками.

Стандартный вопрос: Вы что, считаете, что Иран, как только сделает ядерную бомбу, так сразу начнет войну с Израилем? Неужели непонятно, что бомба нужна Ирану для самоутверждения, для исключения ливийского сценария?

Думать за аятолл — неблагодарное дело, у них своя особая система мышления, но наиболее вероятным представляется вариант, при котором войну начинает сателлит — Хизбалла. Ее ракетные арсеналы — качество и качество ракет таковы, что вялотекущие боевые действия невозможны. В случае возникновения военной ситуации удар должен быть такой силы и интенсивности, чтобы Насралла не смог воспользоваться этим арсеналом, а просто взлетел к гуриям (вполне возможно и одновременное участие ХАМАСа в таком конфликте). Вот при таком сценарии Иран может броситься на помощь своим клиентам.

Так это будет или вообще никак не будет, это вопрос к специалистам по кофейной гуще, военным же специалистам понятно, что нужно сделать все возможное, чтобы Иран эту ядерную бомбу не получил.

Международная дипломатия в действии

С 13 мая 2014 года в Вене проходили переговоры между США, Францией, Великобританией, Германией и Россией с Ираном. Переговорщики пытались выработать всеобъемлющее соглашение, которое должно было бы обеспечить мирную направленность иранской ядерной программы. Вполне ожидаемо переговоры закончились безрезультатно. Сергей Рябков, возглавлявший на переговорах российскую делегацию, назвал их «хождением по кругу».

Если у переговорщиков общая цель, то они будут двигаться к ней, быстрее или медленнее, но в нужном направлении. А вот если цели не совпадают, а «перевернуть стулья» сложно, да и опасно, то хождение по кругу — наиболее вероятный сценарий.

Иранцы прекрасно усваивают уроки безъядерного статуса.

От ядерной программы отказался Каддафи. Так где он, этот Каддафи, и во что превратилась Ливия? Безъядерный статус выбрала Украина. Сейчас в Украине стали лучше понимать вопрос Миттерана тогдашнему украинскому президенту Кучме: «понимает ли он (Кучма), что меняет реальную безопасность на листок бумаги?»

После Ливии, и особенно на фоне украинских событий крайне сложно найти убедительные аргументы для Ирана. Не международные же гарантии безопасности ему предлагать — цена им известна. Остается показывать кулак, а в кулаке «Томагавк», да еще экономические санкции.

Экономические санкции работали достаточно эффективно. Все ждали — вот-вот поможет. Но реальная власть — аятолла Хаменеи — сменила интерфейс, вместо брутального Ахмадинежада показал миру новое лицо — Хасана Рухани, лицо, умеющее улыбаться и говорить по-английски. То, что он верный соратник Хомейни, один из отцов ядерной программы Ирана, соучастник теракта в Буэнос-Айресе, где был взорван еврейский культурный центр, в общем — у него «славный» послужной список, но это, как оказалось, значения не имеет… Если основной лейтмотив Запада «Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад», то и Рухани выглядит реформатором.

Солидное издание Financial Times. В этом издании работает Дэвид Гарднер, он редактор международного отдела. Только ограниченные рамки статьи не позволяют привести его впечатляющие звания и титулы, его лекции слушают во всех престижных университетах мира, посольствах и центрах международных исследований, и потому его комментарий заслуживает внимания.

Гарднер остановился на предшествующем переговорам в Вене «шквале напыщенной риторики» аятоллы Хаменеи во время посещения им арсенала иранских баллистических ракет. Кроме всего прочего аятолла сказал там, что Иран никогда не откажется от своих достижений в ядерной области, а «переднюю линию обороны» Тегерана поместил на израильско-ливанскую границу.

В этом нет ничего необычного. Он и раньше заявлял, что «Израиль является раковой опухолью. Так что вы будете делать с раковой опухолью? Что можно сделать для лечения опухоли, кроме ее удаления?» Необычен лишь комментарий Гарднера.

По мнению журналиста «к такого рода риторике не стоит относиться всерьез; вместо слов, которые говорят иранцы, стоит вглядеться в их интересы». Для Гарднера и Financial Times — не стоит, уничтожить ведь предлагают не их, а только Израиль (их очередь придет позже).

В общей проблематике ядерной программы Ирана отдельно нужно выделить два вопроса — реактор на тяжелой воде в Араке, и программу развития средств доставки ядерного оружия — баллистических ракет.

Несколько слов о реакторе на тяжелой воде

Реактор на тяжелой воде в Араке нужен для производства плутония, необходимого для начинки ядерного оружия или в качестве ядерного топлива. Но дело в том, что как ядерное топливо плутоний в настоящее время также не применяется. За многолетнюю историю атомной промышленности попытки использования плутония в качестве ядерного топлива предпринимались неоднократно, но успехом они не увенчались.

Таким образом, назначение объекта в Араке одно — получение современной ядерной бомбы. В его нынешнем виде, реактор в Араке будет давать значительные количества оружейного плутония. Соединенные Штаты и их европейские союзники хотят, чтобы Иран либо вообще отказался от проекта или преобразовал этот проект в неопасный реактор на легкой воде.

Хотеть, как говорят, невредно. Заявление заместителя министра иностранных дел Ирана Аббаса Аракчи о том, что Иран не откажется от планов строительства реактора на тяжелой воде, равно и как предыдущие заявления о возможности несколько уменьшить его мощность, недвусмысленно свидетельствует как о военной направленности иранской ядерной программы, так и о твердом нежелании от нее отказаться.

Представитель Организации по атомной энергии Ирана Бехруз Камалванди заявил, что «У Ирана нет планов трансформировать тяжеловодный реактор Арак в легководный. Тяжеловодный реактор Арак останется неизменным. Он останется тяжеловодным реактором» — цитирует его слова иранский ежедневник "Иран Дэйли". Г-ну Камалванди веришь как-то сразу.

Вопрос о будущем реактора в Араке не согласован по сегодняшний день. "Помимо физики, инженерной техники, химии большую роль в этом вопросе играет политика, включая отсутствие доверия со стороны ряда членов международного сообщества к Ирану и наоборот — отсутствие доверия у Ирана к целому ряду членов международного сообщества", — сказал замглавы МИД РФ Сергей Рябков.

Очень логично. То есть Иран не доверяет «целому ряду членов международного сообщества» — читай США — а потому будет производить оружейный плутоний. А вот самому Ирану доверять якобы можно и должно.

Несколько слов о ракетной программе Ирана

К ядерной бомбе нужны и средства доставки ее к цели. Именно поэтому резолюция Совета безопасности ООН №1929 от 2010 года недвусмысленно запрещает Ирану разработка баллистических ракет, считая такие ракеты средством доставки ядерных зарядов. Напомним, что в соответствии со статьей 25 Устава ООН, решения СБ являются обязательными для всех государств.

Для контроля за соблюдением Тегераном режима санкций Резолюцией 1737[6] (2010) СБ ООН была создана группа экспертов. Последний доклад экспертов ООН появился незадолго до переговоров в Вене. Доклад, конечно, конфиденциальный, но что значит конфиденциальность в наше время?

В докладе сообщается, что Иран продолжал активно заниматься программой по развитию баллистических ракет, в течение последнего года провел ряд испытательных пусков, чем нарушил пункт 9 резолюции 1929 (2010) Совета Безопасности. В 2013 году недалеко от города Шахруд открылся новый полигон для запуска ракет, в Семнане, в районе Космического центра Имама Хомейни, строительство нового ракетного комплекса практически завершено.

Иран имеет самый большой и разнообразный арсенал баллистических ракет на Ближнем Востоке и в состоянии производить свои собственные ракеты, успешно обходя режим санкций для ввоза некоторых ключевых компонентов. Ракеты пока не обладают достаточной точностью, но Иран быстро развивается.

На вооружении Ирана состоят два типа ракет, представляющие определенную опасность для Израиля. Это серии ракет "Шахаб" и "Саджил".

Ракеты "Шахаб" — это жидкотопливные ракеты. Модификация Шахаб-3 (на базе северокорейской Нодон), позже переименованная в Ghadr-1 по заявлениям иранцев обладает дальностью 1600 км, но при условии уменьшенной боевой части до 750 кг.

Ракеты "Саджил" выполнены на твердом топливе. "Саджил-2" с 750-кг боеголовкой имеет дальность около 2200 км. Нужно отметить, что такая дальность позволяет ракетам долететь не только до Израиля, но и до Москвы, но Москву волнует НАТО.

Без ядерной боеголовки, баллистические ракеты Ирана, с учетом плохой точности, вероятнее всего, будут более эффективными в качестве политического инструмента для запугивания противника. Но для нефтеносных районов Саудовской Аравии они вполне достаточны.

"Саджил-2" является наиболее вероятным носителем ядерного оружия, но еще придется создать бомбу достаточно малых размеров, чтобы поместиться в боевой части этой ракеты. Вот для этого и нужен оружейный плутоний. Весогабаритные характеристики плутониевой бомбы гораздо меньше, чем урановой.

Точность стрельбы баллистических ракет является очень важной характеристикой. Повышение точности ракеты в 2 раза позволяет использовать в 5 раз менее мощный боезаряд. Навигационные системы ракет, определяющие их точность, используют системы глобального позиционирования, такие, как GPS или российский ГЛОНАСС. Поэтому вряд ли решение Ирана об установке на своей территории российской системы ГЛОНАСС является просто жестом доброй воли, ведь в «особый период» чужая система может и подвести.

Об иранской «красной линии»

На переговорах в Вене, когда США, в соответствии с Резолюцией СБ ООН, подняли вопрос о баллистических ракетах Ирана, иранский представитель, при поддержке России, заявил, что вопрос о ракетах не имеет отношения к переговорам по ядерной программе, и назвал вопрос о баллистических ракетах, «красной линией», а не предметом дискуссии.

Аятолла высказался энергичнее, он просто назвал ограничения СБ ООН по ракетной программе «глупыми и идиотскими».

Откуда этот самоуверенный тон?

24 сентября 2013 года президента Обама выступал перед Генеральной Ассамблеей ООН.

В своем выступлении он отметил, что не потерпит развития или применения оружия массового уничтожения, что отвергает разработку ядерного оружия, которая может вызвать гонку ядерных вооружений в регионе, и подорвать глобальный режим нераспространения ЯО.

«Но — сказал Обама — я также считаю, что мы не можем достичь эти цели в результате военных действий». Он также остановился на фетве аятоллы Хаменеи о том, что производство, накопление и применение ядерного оружия запрещено Исламом и является «недозволенным» для мусульман, и на уверениях президента Рухани, что Иран не намерен создавать ядерное оружие[7].

Игаль Кармон (Израиль), президент ближневосточного исследовательского института СМИ (MEMRI), организации, осуществляющей мониторинг и перевод арабских и персидских публикаций, радио и телевизионных передач и религиозных проповедей на многие языки, утверждает, что "Нет такого фетвы. Это ложь от иранцев, обман, и это трагично, что президент Обама в своем выступлении говорил о фетве Хаменеи, как о факте».

А еще Президент Обама сказал много слов о том, что нужно помешать Ирану разработать ядерное оружие мирным путем, и что президент Рухани «получил от иранского народа мандат проводить более умеренный курс», и о заявлениях по поводу приверженности Рухани к прийти к соглашению…

Все это очень интересно, жаль, что это только мечты. В свое время Рухани профессионально лгал на посту председателя Высшего совета национальной безопасности, когда вел переговоры по ядерной программе страны с европейскими государствами, но разве всё упомнишь, у Запада забот много.

Не забудем, что ядерные программы Ирака и Сирии была остановлены ударом Израиля.

Мэтью Крониг (Matthew Kroenig), один из ведущих экспертов по иранской ядерной программе считает, что израильский удар отбросит ядерную программу Ирана на год или два, а американский удар — от 5 до 7 лет, но из чего он исходит? Вероятно из того, что отброшенная назад ядерная программа начнет снова развиваться теми же темпами с той же настойчивостью. Более вероятным представляется иной сценарий, когда в результате ограниченного удара по ядерным объектам, иранцам более не захочется испытывать на себе последствия ядерных амбиций.

Но другие времена, другие президенты.

"Мне хотелось бы, чтобы Израилю не нужно было для защиты оружие массового уничтожения или наиболее мощные вооруженные силы в регионе. Я желаю, чтобы мир не вынуждал еврейское государство выделять свои ограниченные ресурсы своей армии, отрывая их от своих университетов, но выживание должно быть на первом месте, и военная сила Израиля является ключевой для его выживания. Любой, кто считает, иначе, должны помнить Варшавского гетто и газовые камеры Треблинки".

Алан Дершовиц[8].

О соглашении с Ираном

Сегодня уже нет сомнений в том, что Большая шестерка (5 постоянных членов СБ ООН + Германия) и Иран не достигнут постоянного соглашения по ядерной проблеме в установленный ими для себя срок. Да и непонятно, достигнут ли вообще.



Смотри, будешь хорошо себя вести – подарим!

Иран в ноябре 2013 года обязался до 20 июля этого года подписать постоянное соглашение, полностью исключающее военный вариант развития ядерной программы Ирана. Суровые руки мирового сообщества «на горле» экономики Ирана сразу ослабли, Иран глотнул воздуха и подумал, — а куда спешить?

Вероятно, соображения были следующими:

· США и Великобритания гарантировали территориальную целостность Украины, но отреагировали на аннексию Крыма как-то вяло.

· Запад завяз в проблемах с Россией, им не до нас.

· Россия может испугать Запад закрытием газового крана, а мы, иранцы, можем и помочь с энергетическими проблемами в Европе.

· Пока руки снова «сомкнутся на горле» иранской экономики, точка невозврата будет уже пройдена. Короче, уже поздно будет, примерно, как с КНДР.

· Без нас Западу иракскую проблему не разрешить

Соображения требовали проверки. В качестве пробного шара, иранская делегация в Вене сделала удивленное лицо и отказалась обсуждать свою программу создания средств доставки ядерного оружия, демонстративно проигнорировав резолюцию Совета Безопасности ООН №1929 от 2010 года, запрещающую Ирану разработку баллистических ракет.

Казалось, что в соответствии со статьей 25 Устава ООН об обязательности решений СБ, сразу ужесточится режим санкций и/или Большая шестерка начнет готовить операцию принуждения, но иранцы просчитали ситуацию правильно, ничего не произошло, кроме слов, что переговоры будут трудными.

А пока в Иране всё идет по плану. Не будут обсуждать программу развития баллистических ракет, перепрофилировать реактор в Араке, очень нужный для производства оружейного плутония, а мир можно убаюкать словами, что Иран уничтожил запасы высокообогащенных ядерных материалов. Сначала этих материалов как бы не было, а потом их как бы уничтожили. Спите спокойно земляне, так же, как во времена Алладина: "Жители Багдада, спите спокойно, вас охраняют, стража — не дремлет!"

Во-первых, предусмотрительные иранцы могли и припрятать ядерные материалы, не забудем, о каких объемах вещества идет речь. Для любителей посчитать: 1 кубический метр урана весит 19,04 тонн, а критическая масса уранового ядерного заряда 40-60 кг. Для плутония цифры будут следующими: 1 кубический метр плутония — 19,25 тонн, а критическая масса заряда — 10-20 кг. Понятно, что запасы, необходимые для нескольких бомб — это незначительный объем, спрятать его для Ирана вполне посильная задача. Ну, а во-вторых, не стоит забывать о том, что в мире сформировался «чёрный рынок» ядерных материалов, да и центрифуги с иранских заводов никто демонтировать не собирается.

Несколько слов о превентивном израильском ударе

Если вам кажется, что дела идут плохо, то возможно вы неверно

оцениваете обстановку, скорее всего дела гораздо хуже.

Законы Мэрфи о войне

Много было сказано о том, что Израиль вполне в состоянии и один уничтожить иранские ядерные объекты, по крайней мере их основную часть. Эксперты рассуждали, на сколько лет этот израильский удар отбросит назад Иран от обладания ядерной бомбой, одни говорили, что на два года, другие — на три года, но добавляли, что это может привести к тому, что иранцы сплотятся вокруг аятолл, и что придется воевать с Хизбалой и Хамасом…

В то время в мире существовал консенсус, что агрессивный Иран рвется к бомбе, что его нужно остановить, но только вот нужно дать еще немного поработать санкциям, но если не поймут… то тогда!!!

Сейчас другие времена — "Бывали хуже времена, Но не было подлей"[9]

Угрюмого Ахмадинежада сменил улыбающийся Рухани, а то, что он от предшественника по сути ничем не отличается, так кого это волнует, сейчас время якобы надежд…

Для Израиля это означает, что удар по Ирану не получит поддержки, а будет рассматриваться, исключительно как срыв общемировых усилий по решению проблемы иранского атома. Удар наносить нужно было раньше, а сегодня усилия мирового сообщества во главе с США привели к тому, что Иран практически неизбежно станет обладателем ядерного оружия.

Для Израиля настало время признать очевидный факт — Иран быстро приближается к военному ядерному потенциалу, а ранее существовавший вариант упреждающего удара Израиля становится нереальным.

Жизнь с ядерным Ираном

Предупреждение:

Автор не знает о ядерном потенциале Израиля, о наличии у Израиля ядерного оружия, всё, что можно принять за такие утверждения, является его личными предположениями, основанными на высказывании, приписываемом Голде Меир:

«Во-первых, у нас ядерного оружия нет, а во-вторых, если потребуется, то мы его применим»

Маловероятно, что Израиль не рассматривает такую возможность, как жизнь с ядерным Ираном, но как видится политика ядерного сдерживания Ирана, пока непонятно. А между тем, это не может не волновать, как израильтян, так и иранское руководство, им должно быть интересно, что там еще Израиль надумает.

А вариантов не так много, важнейшими направлениями становятся соответствующая кибер-защита Израиля, дальнейшее развитие технологий космической разведки и целеуказания, но не только — возможно, что есть смысл по примеру Индии и Пакистана объявить себя страной, обладающей полноценной ядерной триадой, если она имеется, конечно.

О кибер-защите

«Вы должны знать врага, чтобы суметь победить его» сказал 2,5 тысячи лет назад китайский военный стратег Сунь Цзы. Сегодня он бы сказал, «вы должны взломать компьютерную сеть врага и узнать его, чтобы суметь победить».

Иран быстро совершенствуется, он смог осуществить ряд успешных кибер-атак. В крупнейшей нефтяной саудовской компании мира Saudi Aramco в результате иранской кибер-атаки были выведены из строя 30 000 компьютеров. Атакам подвергались банки США, несколько ранее взломщикам удалось заполучить контроль над спутником Министерства обороны Великобритании.

Военные тайны — привлекательный объект атак. Из компьютеров фирм, производящих специальное программное обеспечение для контроля спутников и ракет американской армии, в результате кибер-атаки удалось похитить почти две трети имеющейся информации. Только в 2012 году против систем НАТО было совершено 2500 значительных кибер-атак.

В общем, кибер-атака по последствиям может быть сопоставима с полноценным военным ударом.

«Постоянные угрозы превратили Израиль в экспериментальную лабораторию, где технологии не только создаются, но и немедленно проверяются на практике»

Зеев Элькин о кибер-защите.

Зеев Элькин прав, в Израиле наработан большой опыт в кибер-защите, знания и опыт Израиля значительно опережают возможности вероятного противника, но дело в том, что достаточной безопасности не бывает.

О космической разведке и целеуказании

«Чтобы преуспеть в бою, нужно, чтобы твои намерения оставались скрытыми от врага, и удар пришёлся туда, где враг меньше всего его ожидает и где он наиболее уязвим».

Британский философ и стратег сэр Бэзил Генри Лиддел Гарт

Информация о намерении вероятного противника для армии и политического руководства собирается спутниками разведки и беспилотниками.

В апреле 2014 года спутник разведки Офек-10 присоединился к другим спутникам на орбите: Офек-5, Офек-7, Эрос А1, EROS B, TecSAR, Офек-9. Офек-10 позволяет вести съёмку объектов на Земле при плотной облачности, тумане и в ночных условиях – получать снимки высокого качества вне зависимости от погоды и времени суток.

Система спутников позволяет отслеживать ситуацию за тысячи километров от Израиля, включая Иран. Анализом полученной информации занимается Блок 9900 (UNIT 9900). Во время конференции по возможностям космической разведки Института стратегических авиационно-космических исследований – институт Фишера – в 2009 году была показана трехмерная модель объекта по обогащению урана в Натанзе в центральной части Ирана, включая, в том числе, и его подземные сооружения. Это работа аналитиков Блока 9 900.

Они поставляют информацию в реальном масштабе времени для всех уровней управления: для политического руководства, высшего военного командования, вплоть до командиров батальонов и даже более мелких единиц. Камеры спутников по запросу перенаправляются в требуемую зону контроля, аналитики 9900 могут запустить программу трехмерного моделирования и показать, как все выглядит на самом деле.

«в условиях быстро меняющейся сложной реальности, в эпоху переплетенных оперативно-тактических стратегических изменений, это крайне важно иметь творческое мышление, которое стремится улучшить способность военной разведки, ЦАХАЛ, и Государства Израиль, чтобы противостоять вызовам часа и многих угроз.»

Начальник военной разведки ЦАХАЛА генерал-майор Авив Кохави.

Блок (UNIT) 9900 укомплектован специалистами с уникальными визуальными и аналитическими возможностями. Они могут обнаружить даже самые мелкие детали, недоступные для большинства людей. В команде служат в том числе и солдаты с «расстройством аутистического спектра». Оказалось, что они отличаются удивительной памятью к деталям и большим объемом рабочей памяти[10], это позволило использовать их сильные стороны для нужд ЦАХАЛа и израильской разведки.

Сегодня баллистические ракеты наводятся на цель по GPS, и точность удара определяется точностью координат цели, а это обеспечит Блок 9900.

Израиль, так же как США находится на самых передовых позициях в мире по качеству и технологиям спутниковой разведки и является одним из немногих государств, производящих как современные спутники, так и их ракеты для их запуска.

О ядерной триаде и активной обороне

«Ядерной триадой (Nuclear triad) — называют стратегические наступательные вооружённые силы, включающие три компонента: стратегическую авиацию, межконтинентальные баллистические ракеты и подводные ракетоносцы. Разделение ядерных зарядов государства между несколькими видами вооруженных сил обеспечивает невозможность уничтожения всего боеспособного арсенала ядерного оружия в случае внезапного нападения противника и предоставляет большую гибкость в его применении. Даже при полном уничтожении арсеналов двух любых компонентов, третий должен быть способен нанести ответный удар, гарантирующий уничтожение противника или причинение ему неприемлемого ущерба».

Классическая ядерная триада состоит из сухопутного, морского и воздушного компонентов. Израиль является одной из стран, обладающих полноценной стратегической ядерной триадой и имеет на вооружении средства доставки ядерного оружия во всех трёх природных средах так же, как США, Россия и КНР. Конечно не столько и не таких разновидностей, но вполне достаточные для сдерживания «региональных друзей».

Так может все же стоит подписать Договор о нераспространении ядерного оружия?

Вряд ли. Договор о нераспространении ядерного оружия предполагает, что право на ядерное оружие имеют пять стран, но ядерное оружие Индии и Пакистана, хоть и не вызывает большого восторга, стало уже привычным. Эти страны имеют давние неразрешенные конфликты, и их ядерное оружие сдерживает горячие головы в своих странах. Но, кроме того, обе страны своим ядерным потенциалом сдерживают Китай. Опасны ли они Западу? Маловероятно, разве что Пакистан начнет продавать элементы ядерных программ странам или террористическим структурам, желающим обзавестись ядерным оружием.

Ядерный Иран угрожает Израилю непосредственно. В случае получения достаточных данных об иранском ядерном оружии может стать целесообразным заявление о ядерном оружии Израиля, так же, как в свое время это сделали Индия и Пакистан. Возмущению не будет предела, Россия снова начнет разговоры о безъядерном Ближнем Востоке, таких возмущающихся будет достаточно много. А сейчас их мало что ли?

Недостижимые цели не нужно ставить, не нужно ожидать взвешенной реакции на израильское ядерное оружие. Это так же нелепо, как ждать аплодисментов за уничтожение реакторов в Ираке и Сирии. Но аплодисменты никому не нужны, нужна безопасность страны, а возмущение и недовольство сопровождают Израиль с момента его создания.

Всем региональным противникам и просто соседям, но в первую очередь Ирану, должно быть абсолютно понятно, что Израиль является мощной ядерной державой. Иерусалим, объявив о своем ядерном потенциале, должен развеять любые сомнения о наличном ядерном потенциале, не оставляя Ирану даже тени надежды, что стратегические силы Израиля как-то слишком уязвимы для первого удара, или слишком разрушительны для оперативного использования в военных целях.

Понятно, что ядерное сдерживание должно идти в комбинации с активной обороной.

«Активная оборона, въ отличіе отъ пассивной, состоитъ въ томъ, чтобы самому наносить удары противнику, а не служить мишенью для его ударовъ. Она стремится къ побдѣ путемъ нанесенія удара противнику въ благопріятную минуту, въ противоположность пассивной оборон, направленной только къ отраженію удара».

Военная энциклопедия[11]

Активная оборона против иранской опасности двунаправлена. Одно направление – это основной противник Иран, а второе — его сателлиты, Хизбалла и Хамас.

Основой израильской активной защиты против иранской опасности является ракетная программа "Arrow" («Стрела» или «Хэц»), предназначенная для перехвата баллистических ракет средней и малой дальности класса «земля-земля». Ракеты Arrow-2 использовали неконтактную боеголовку, поражая баллистические ракеты без прямого попадания по ним, в Arrow-3 использована боеголовка кинетического поражения, то есть поражение попаданием в боевую часть ракеты — «иголка в иголку». Arrow-3 способна перехватывать баллистические ракеты на дальностях от 400 до двух тысяч километров. Благодаря своим маневренным качествам Arrow-3 сможет уже в полете переключаться с одной цели на другую в случае необходимости. А такая необходимость есть. Одна ракета перехватчик имеет 90% — вероятность поражения цели. Достаточно ли это? В случае атаки ракет с ядерной боеголовкой — недостаточно. Но если запущены три ракеты перехватчика, то вероятность поражения цели будет уже 99,9%, что соответствует угрозе. Если цель была поражена первой ракетой, то две оставшиеся могут быть перенаправлены на другие цели, вот тогда и пригодится их способность к переориентированию в полете на другую цель. Кроме того "Arrow" способна одновременно перехватить залп более пяти входящих ракет в 30 секундном промежутке, а так же различать боеголовки и ложные цели.



Система "Arrow"

Ракетные атак из сектора Газа и Ливана должны перехватываться системами "Железный купол" и «Праща Давида» (Волшебная палочка).

С технической точки зрения все выглядит неплохо. Существует, однако, серьезная проблема. Нет такой системы противоракетной обороны, которую нельзя преодолеть — 99,9% защита, все же не 100%. Вариантом может быть не только укрепление ПРО, но и, главным образом, уточнение возможностей израильского ядерного сдерживания.

Остается актуальным вопрос, что делать, если иранское руководство не будет руководствоваться обычным критериям рационального поведения в мировой политике? Что можно ожидать от Ирана, от его теократического руководства? Аятоллы не делают из своих приоритетов большой тайны. Например, аятолла Хомейни прямо называл приоритетными именно исламские обязательства Ирана.

Представляется целесообразным:

· убедить вероятного противника, что у Израиля есть ударные ядерные силы, готовые нанести неприемлемый для противника ответный удар против вражеских целей,

· дать понять любому возможному ядерному агрессору, что защита «Arrow» всегда работает одновременно с израильским ядерным ответным ударом, что развертывание «Arrow» никогда не исключает, или никаким образом не делает менее вероятным израильский ядерный удар.

· А для себя определить, насколько можно и целесообразно раскрывать свои ядерные возможности.

Развитие «Arrow» обеспокоило Иорданию. Это и понятно, сбивать иранские ракеты так, чтобы содержимое боеголовок не падало на головы израильтян, еще не значит обеспечить такой же результат для иорданцев. Как вариант, возможно расширение израильской ПРО — ее зонтик был бы совсем не лишним, причем не только для Иордании, но и для Саудовской Аравии и Египта. Идею региональной ПРО высказывали американцы, но пока время для таких отношений еще не пришло, хотя и отвергать такую идею в принципе было бы неверно.

Об этом говорил Глава МИД Израиля Авигдор Либерман, выступая в Междисциплинарном центре Герцлии. Он говорил о нормализации отношений и заключение стратегического союза с умеренными странами арабского мира. «У нас есть общие интересы — сказал Либерман — иранская проблема, гражданская война в Сирии, борьба с исламским экстремизмом. Арабский мир доложен преодолеть психологический барьер и осознать, что поддержание открытых отношений с Израилем — в его собственных интересах. Время тайной дипломатии прошло. Самая лучшая дипломатия — это говорить правду в глаза. Мы должны прямо сказать умеренным арабским режимам: вы проигрываете экстремистам — шаг за шагом, так давайте начнем сотрудничать, работать вместе. Если можно будет прилететь из Тель-Авива в Доху или Эр-Риад и вести там бизнес, то реальность станет совершенно иной. Наши технологические ресурсы и экономическая мощь умеренных арабских стран способны многое изменить».

Понятно, что уравновешивать ядерные амбиции Ирана арабское окружение может союзом с Израилем, но это пока в туманной дали, а пока арабская газета "Аль-Кудс аль-Араби", выходящая в Лондоне уже порадовала сообщением о намерении Саудовской Аравии построить 16 ядерных реакторов. И Египет, по сообщению Актама Абуелелы, пресс-секретаря Министерства энергетики Египта, планирует в январе запустить международный тендер на строительство атомной электростанции в Эль-Дабаа. Денег правда нет, но такая страна, как Китай может построить реактор и за счет собственных ресурсов, чтобы закрепиться на рынке, а инвестиции вернуть можно будет и позже.

Турция в дополнение к проекту АЭС «Аккую» с Росатомом заключила новое межправительственное соглашение с Японией о строительстве АЭС «Синоп» (будет вестись франко-японским консорциумом во главе с GDF Suez и Mitsubishi Heavy Industries).

В Объединенных Арабских Эмиратах в мае досрочно началось строительство второго энергоблока АЭС "Барака" (Barakah), да еще и Иордания в ноябре 2013 г. объявила победителем тендера на строительство АЭС российский «Росатом».

Все это было предсказуемо. Это именно то, «чего не хватало нашему горячему региону».

Вместо заключения

Информационное агентство Ирана FARS News Agency сообщила о презентации Аэрокосмической группой Корпуса стражей исламской революции новой ракеты с разделяющейся головной частью, содержащей 30 разделяющихся боевых частей весом по 17 кг. каждая. По сообщениям агентства, подобная ракета имеется только у горстки государств мира. Ракету в двухчасовой экскурсии в аэрокосмическом салоне осмотрел сам верховный лидер Исламской революции аятолла Али Хаменеи. По утверждениям иранского агентства, разделяющиеся боевые части способны обмануть радары противника и пройти через системы ПРО.

Только дело в деталях. Ракетой с разделяющимися боевыми частями вообще-то считают ракеты с боевыми частями индивидуального наведения, которые разводит по точкам начала соответствующих баллистических траекторий автономный блок разведения. А этого у иранцев в этой ракете нет. Кроме того 17 кг — это вес сравнительно небольшого и простого артиллерийского снаряда, который не обманывает радары противника и не прорывает системы ПРО. По таки целям радары и ПРО не работают. Такой шрапнелью можно напугать Саудовскую Аравию в случае атаки ее нефтепромыслов и портов. Но может этот испуг поможет Саудовской Аравии занять по отношению к Израилю более прагматичную позицию?

Примечания

[1] «Пролетая над гнездом кукушки»

[2] Пресс-конференция в Лондоне 9 сентября 2013: «The risk of not acting is greater than the risk of acting»

[3] http://www.stratfor.com/image/yearly-volume-israeli-turkish-trade

[4] http://www.stratfor.com/image/proposed-israel-turkey-subsea-pipeline

[5] http://shvil.livejournal.com/128130.html

[6] http://www.un.org/sc/committees/1737/

[7] Meanwhile, the Supreme Leader has issued a fatwa against the development of nuclear weapons, and President Rouhani has just recently reiterated that the Islamic Republic will never develop a nuclear weapon.

[8] Американский адвокат, юрист и политический комментатор по теме арабо-израильского конфликта. Профессор права Гарвардской школы права

[9] Фраза принадлежит Надежде Хвощинской, ее стихотворная форма - Некрасову

[10] Рабочая память представляет собой систему в головном мозге человека, которая позволяет людям удерживать в памяти большое количество разнородной информации короткое время для того, чтобы выполнить задачу.

[11] Военная энциклопедия: [В 18 т.] / Под ред. В.Ф. Новицкого и др. — СПб.: Т-во И.Д. Сытина, 1911-1915.

 

 

Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #7(176)июль 2014 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=176

Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer7/VJankelevich1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru