litbook

Политика


Сказание об урожае. Кому клише не по душе0

 

Поставим телегу впереди лошади и начнем с вывода, который ни у кого ввиду его очевидности сомнения не вызывает. В реальной жизни террористы почти всегда радикализированные исламисты. Но это в реальной жизни. А вот в кино совсем не так. Экранные тайные агенты, секретные сотрудники, а также многочисленные полицейские-одиночки невиданной психопатической храбрости чаще всего сражаются ...с сербскими или нидерландскими террористами.

И хоть ни одного случая сербского, а тем более нидерландского терроризма в Америке не замечено, в кино он причиняет немалый вред. В то время как в реальной жизни происходили 11 сентября, резня в Форт-Худ и взрывы на Бостонском марафоне, Голливуд (он большой - ему видней!) сконцентрировал свое внимание на реальной угрозе – на сербской.



А с какого перепугу взялись голландские террористы? О, тут вообще интересно! Дело в том, что современный Голливуд, твердо выступая против адекватного изображением мусульманского терроризма, повторяется. Точно так же он насмерть стоял (после подписания пакта Гитлера-Сталина) против антигитлеровских фильмов. И теперь, задним числом, он изображает чистопородных арийцев, жаждущих реванша. С некоторым запозданием, вы не находите?

Когда сербские или голландские террористы по какой-то причине недоступны, привлекаются русские. Автор Дэниел Гринфельд на интернетовском портале Frontpagemag.com в статье «Hollywood’s Muslim Lies» сделал тонкое наблюдение. После развала Союза и падения коммунизма «русские злодеи» стали появляться все чаще и выглядеть все «злодеистей». Дело в том, что Голливуд боится «клише»! О клише по-голливудски мы поговорим позже. Но вообще-то, «клише» - это все то, что Голливуд по политическим предпочтениям говорить не хочет. Критиковать СССР – это было клише «красной травли», т.е. критики социализма, к которому Голливуд испытывал социал-демократическую симпатию. После начала девяностых киношники вздохнули с облегчением – и теперь охотно помещают некогда обожаемых «Борисов» и «Наташ» на «злодейский» подиум.

Кстати, за столько лет «злодейства с русским акцентом» Голливуд так и не вышел из детских штанишек неправдоподобия. Так, очередные злодеи прячутся в православной церкви и кричат там хором «Слава Богу!» А что, без долгих раздумий использован дословный перевод с подстрочником: исламисты - мечеть - «Аллах Акбар». И никакого клише!

Один из авторов на вполне адекватном портале «Слон» немного с юмором пишет, что Россия в перестройку разгромила саму себя, свой коммунистический строй, но получилось, что все равно осталась этаким «вражеским Берлином». «Сработало множество инерций: Запад решил, раз коммунизм проиграл, можно не останавливаться, даже когда под коммунизмом обнаружилась Россия, которая ведь тоже выиграла от падения коммунизма, но попала вместе с ним в проигравшие. Нам самим-то трудно бывает различить, - продолжает он, - где кончается одно и начинается другое, где кончается русский авторитаризм и начинается Россия. Примерно так же трудно различить, где кончается украинский олигархизм и национализм и начинается собственно Украина. Говорят, что противостояние между Россией и Западом вернулось, потому что Россия плохо избавлялась от коммунистического прошлого. Вон сколько Лениных еще стоит в провинции! Однако если проблема именно в коммунизме, а не в чем-то другом, то отношения с Китаем или Вьетнамом должны быть хуже, чем с Россией, чего не наблюдается».

Нет, тут что-то другое.

...Когда советская империя рухнула - легко и в одночасье, то обломками и пылью прилично засыпало и Америку. СССР был тот враг, который подходил Америке более всего, совпадал и обтекал все ее «выпуклости». Т.е. там где у Штатов было «выпукло» (права человека, свобода слова, изобилие в магазинах), в Союзе было «впукло». И вопросов не возникало. Черное и белое было явным и зримым, и это давало хорошие ориентиры в политике и устройстве мира. Советникам и советчикам президента Америки, к какой бы партии он ни принадлежал, было легко и просто – знай, вышивай по канве узоры. Правильность канвы не только в самой Америке, но и во всем мире сомнений не вызывала. Единство флангов в видении врага и вообще мировой закулисы было полным и грозным.

Потерявшую «свой» противовес Америку понесло в открытое море. Все другие противовесы на весах политического устройства ей не подходят. Так переборчивый мужчина, разведясь с женой, никак не может успокоиться в объятиях другой женщины, и все чаще с тоской вспоминает свою «старушку», хоть и поднадоевшую, зато привычную. Вдобавок ко всему, он переносит свой опыт жизни со «старушкой» на другие отношения. Но прежний опыт не работает. Нынешним подавай чего-то другого - какой-то новой, видите ли, «доктрины»!

Похоже, что американский ковбой снова с тоской вспомнил о своей бывшей «женушке»!

В любом случае, готовьтесь к появлению на экранах нового выводка «Борисов», «Наташ и «Саша Иванович». Сейчас-то уже им сам бог велел!

Давайте все-таки вернемся к разговору о клише. Голливуд отклонил исламский терроризм как кинематографическое клише. Когда 19 мусульманских угонщиков убивают 3000 человек – это, по его художественному мнению, клише, т.е. стереотип! Но как может быть стереотипом то, что никогда на экране не появляется?! И как может быть стереотипом то, что реально происходит в жизни?! Однако кинодеятели знают лучше! В поисках «неклише» камера будет долго задерживаться на мусульманском спасателе, ошибочно взятом под стражу фанатичным нью-йоркским полицейским. Скорее всего, таких ошибок было сколько угодно, но разве они соизмеримы... Да ладно, что там говорить - все всё и так понимают!

Впрочем, мы забыли о главном клише. Когда сербские террористы бастуют, голландцы остригли свои белокурые волосы и ушли на покой, а русские пошли пить водку и кричать «Слава Богу», тут появляются настоящие злодеи - местные корпорации и вообще Америка республиканского толка. И все пошло по накатанным рельсам - так однообразно, так неглубоко! Ужас, причем два, а то и все три раза!

Конечно, корпорации нужно держать на коротком поводке, время от времени его подергивая, Но тогда и в противоположную сторону стоит заглядывать.

Вот сейчас, например, 84-летний конгрессмен-демократ Charles Rangel избирается в двадцать какой-то раз в конгресс (он там с 1971 года!), а между тем, за ним целая серия этических и прочих нарушений, он неоднократно подвергался санкциям за злоупотребления и махинации. Вот и сделайте фильм об этом хитроване. Но нельзя, обвинят в расизме.

Сделайте фильм о том, как калифорнийские высокооплачиваемые чиновники разорили штат своими сумасшедшими аппетитами на заоблачные пенсии, на которые они могут выходить в 57 лет!

Сделайте фильм о том, что возникла новая религия – Global Warming, и того, кто в нее не верит (а следует именно верить, прекратив задавать вопросы, - разве это не религия?), того, кто позволяет себе усомниться, следует обвинить в ведьмачестве и сжигать на костре.

Ничего этого вы в кино не увидите, а увидите очередную жадную американскую корпорацию рвачей-вредителей.

И что интересно, нигде в этих сказках о злых корпорациях нет фильма об индустрии киноразвлечений, которая так плотно переплетается с правительством, что постоянно выпускает пропагандистские фильмы, пытающиеся пересмотреть реальность в соответствии с мировоззрением родной администрации, да и позапрошлую тоже не забывает (ведь множество фильмов с сербскими террористами - это очередной реверанс любимцу Голливуда Биллу Клинтону).

«В огороде все так и прет!»

Вторая заметка перекликается с первой, хотя это будет заметно не сразу.

Для начала дадим определения двум, на первый взгляд, близким, но весьма различным понятиям: толерантность и политкорректность. «Толерантность означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности». Так сказано в каком-то документе ООН. Кстати, в русском языке тоже прижилось это многим россиянам неведомое слово -«толерантность». Параллельного русского термина нет, потому что никогда не было самого явления: восприимчивости к иному, другому, чужому! «Чужой» был всегда враг.

Даже в случае личного неприятия чьих-либо взглядов толерантность подразумевает понимание или хотя бы попытку понимания, а не априорное безусловное отрицание. Теперь вы сами видите, что политкорректность, хоть и выросла из толерантности, ушла, как говорится, «в другую степь». Ведь она-то как раз предписывает строгое следование стандартам поведения, включающих в себя, в том числе, и нетолерантное отношение к тем, кто не одобряет те или иные выверты ПК- политкорректности. ПК устанавливает общеобязательные и строгие нормы: шаг вправо, шаг влево (впрочем, влево – можно!) – считается... Ну, в общем, плохо считается! Где уж тут уважение к «богатому многообразию форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности»!

Политическая корректность - это одно из самых ужасных изобретений 20-го века, - пишет блогер Леонид Слуцкий из Канады. Нет, тут я а ним согласиться не могу. Во мне, видите ли, очень силен исторический голос крови. Кое-кто из наших соотечественников как будто перестал слышать его или считает, что тревожные нотки, продолжающие звучать в нем, сильно преувеличены. Нет, я так не считаю. И когда где-то вместо «пресловутой» лингвистической политкорректности произрастает полная и беспредельная свобода от нее, то одним из первых открытых словосочетаний слышится погромный клич. Не так ли, друзья? Так не будем спешить клеймить «политкорректность, как таковую. Не забывайте, как легко на нас надевают рожки и руно жертвенного агнца!

Другое дело, что в любом обществе имеются, видите ли, ну как бы это помягче... Ретивые идиоты. Думаете, им на все дают указания? Нет, половина глупостей и переборов – это их собственная инициатива. Так они себя предъявляют миру. Вообще, мнение о том, что большой начальник, допустим президент любой страны, всем руководит, все обдумывает, высчитывает, строит многоходовые комбинации, а потом уже действует, - есть сильное преувеличение. Меня не оставляет чувство, что 90 процентов своего времени они - бегут. Бегут, задрав штаны, впереди догоняющей толпы, что есть их собственная страна, со всеми ее противоборствующими интересами, заинтересованными группами, неразрешимыми проблемами, неразумным народом, который хочет кушать, в то время, когда тут такое... А если бы они были такие конспирологи, как их представляют, - так это было бы еще хорошо!

Но вернемся к политкорректности.

Не может не нравиться, что в Америке на все про все есть очень красивые термины. Многие из них на русский переводить – умаешься. Available, eligible, qualified, entitlement, appointment – равнозначных слов в русском нет. Вот так и политически корректные термины иногда поражают тем, что их творцы любому явлению нашли необидное название. Но не забывайте об идиотах.

Вот фрагмент из докладной записки Джоанны Т. Райт, советника по культуре губернатора штата Аризона, - «О программе образования в публичных школах, штата Аризона». Речь в ней идет о знаменитом сказочнике Толкиене.

«...Считаю необходимым также рассмотрение вопроса об исключении из образовательной программы произведений Дж. Р. Р. Толкиена в связи с их противоречием принципам политической корректности. Важнейшим недостатком произведений Толкиена является декларация безусловного разделения положительных и отрицательных персонажей. В отличие от других современных авторов жанра fantasy, Толкиен не вводит в повествование ни одного положительного образа «темных», более того, любая попытка мирного сосуществования с представителями иного мировоззрения резко осуждается им (истории Сарумана, Денетора, Тэда Песошкинса).

Кроме того, представители т.н. темной стороны подчеркнуто отвратительны как внешне, так и внутренне. Подобное художественное решение не может рассматриваться иначе, как пропаганда фанатизма в его наиболее грубых и отвратительных формах. Помимо того, для произведений Толкиена характерна неприкрытая пропаганда национальной, расовой, половой, религиозной и сексуальной неполноценности. Характерно, что все положительные герои Толкиена имеют ярко выраженную европеоидную внешность, тогда как все носители иных типов внешности - герои отрицательные: орки (монголоидная внешность), харадрим (афроамериканская внешность), дунландцы (дравидическая внешность). Это позволяет классифицировать произведения Толкиена как попадающие под п.12 Декларации об информационной безопасности.

Столь же очевидна и половая дискриминация в книгах Толкиена - среди активных персонажей его книг нет ни одной женщины, в целом женщины составляют менее 10% от общего числа его персонажей. Некоторой уступкой общественному мнению является образ Йовин - принцессы-воительницы, но к концу книги автор придает ей пассивный характер в браке, тем самым утверждая подчиненный характер женщины в мире.

Религиозная и сексуальная дискриминация в книгах Толкиена проявлены не столь явно, но и их существование несомненно: декларация существования единственно верной религии, ее морального и физического преимущества над остальными и целенаправленное замалчивание проблемы нетрадиционных сексуальных отношений очевидно носят дискриминационный характер и способствуют развитию у читателей нетерпимости и фанатизма».

Вы заметили, что когда какой-нибудь опус политкорректно озабоченного субъекта перевести на русский, он звучит один к одному, как донос в райком партии об «антисоветских настроениях гражданина, выражавшихся в рассказывании анекдотов, очерняющих нашу действительность».

Еще раз хочу подчеркнуть – я за политкорректность! При всем прочем это способ мирного сосуществования людей в обществе. Я против, когда за дело берутся «ретивые идиоты».

В меру своего фрагментарного мышления, способного видеть только понятные им цели, они «необидные» названия приняли за установку. И яростно охотятся за нарушителями канона.

Но что слова – с ними как раз все в порядке. Действительно, зачем обижать людей, когда можно не обижать! Но хуже, много хуже, что теперь обыкновенный обмен свободными мнениями, пусть с применением тех же самых необидных слов, уже как бы под запретом. Так, может, никакие они не «идиоты»? Идет обыкновенная борьба с инакомыслящими, а простаки как раз те, кто этого не видит?

Недавно одна ученая женщина, - пишет Леонид Слуцкий, - которая должна была получить почетную степень доктора в одном из торонтских университетов, имела неосторожность высказаться по этой щекотливой теме слегка негативно. Причем сделала она это не просто на основе ее личных взглядов, а - еще хуже! -базируясь на результатах научных изысканий. Что тут было! Ее буквально съели. Заключение большинства выступлений было типа того, что столь морально неподготовленная личность не может получить звание. Какая там свобода слова!»

Впрочем, я думаю, что вышеописанный инцидент имел место несколько лет назад. Сейчас никому, не только в университете, но даже в мастерской по ремонту пылесосов, и в голову не придет пускаться в столь опасные рассуждения!

Итак, политкорректность существует и цветет махровым цветом, а исторический голос крови не успокаивается. В чем дело, любезный? Ага, оказывается, мои соплеменники потихоньку – не мытьем, так катаньем – из списка обязательной политкорректности вычеркиваются.

Уже можно сказать, что Холокоста как бы и не было. И наши эмоциональные евреи, включая Биньями́на Нетаньяху, начинают оправдываться и с цифрами и фактами в руках доказывать: «Да как же? Да вот же!»

В моих записках, которые я всегда на всякий случай делаю – для будущих статей, хранится запись: Во время войны Израиля с “Хезбаллой” были организованы многочисленные ралли (демонстрации) «мира». Участники несли плакаты, прославляющие “Хезбаллу”. В этом не усмотрели ничего неполиткорректного. Другие плакаты извещали: «Евреи - убийцы». Тоже все в пределах нормы. По крайней мерее, плакаты удалены не были, хотя полиции было множество.

Герои описываемого жанра имеются и в американской армии. Тут уже не самодеятельность, а приказы и инструкции действуют. И именно здесь атрофирование личной ответственности на фоне зашкаливающей политкорректности дает страшные результаты!

Помните тот случай, который мы вспоминали выше, когда Нидал Малик Хасан, служивший военным психиатром, открыл огонь по военнослужащим у медицинского центра базы Форт-Худ, убив 13 человек и ранив еще 29. Как оказалось, майор Хасан посещал ту же мечеть радикального имама Анвара аль-Авлаки в Вирджинии, что и трое исполнителей терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне. Один из сослуживцев Хасана рассказал, что его глаза «загорались», когда он упоминал в разговорах имама и его учение. Он делал странные высказывания – странные не для террориста, но странные для американского военного. Однако – вот он, идиотизм! - «не было оснований для увольнения!» Это было бы неполиткорректно! Потому что обидеть подозрением неприкрытого исламского фундаменталиста – все равно, что сироту обидеть.

Вспомнилась пословица, что кого-то там не сеют – они сами родятся. И дают невиданные урожаи. В огороде все так и прет, так и прет…

 

 

Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #7(176)июль 2014 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=176

Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer7/Kramer1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1003 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru