litbook

Политика


Новая Россия. Новая Украина+5

В нападении украинской армии на Славянск был разрушен дом у моей знакомой по Фэйсбуку. Это был семейный детсад, там жило 12 детей. Дети, слава Богу, целы – они спасаются от обстрела в Святогорском монастыре, а вот хозяйка чудом уцелела, она спасалась от обстрела в подвале и дом сгорел на её глазах. Во всём мире такие действия войск называют военными преступлениями – применение армии против мирного населения, однако нынешняя Украина считает себя исключением, ведь речь идёт об украинизации, которая преподносится как задача самосохранения и обновления Украины, а для этого «самосохранения и обновления» можно пойти на любые жертвы – согнать с земли десятки и сотни тысяч людей, сделать их беженцами, живущими на подаяние добрых людей из других стран...

Сколько ещё надо убить людей, чтобы проект единой национал–демократической Украины окончательно разделил людей на Донбассе на первый и второй сорт, на тех, кто считает, что "Украина прежде всего" и тех, кто не желает мириться с новым порядком? Сейчас вопрос поставлен ребром: или–или – речь уже не о симпатиях России и или Евросоюзу, тут просто речь идет о том, что ради своих убеждений надо объединиться с людьми, которые проповедуют единство украинской нации и её исключительность, и стереть с лица земли всех неугодных вам людей. В просторечии такая позиция называется фашизмом.

Я с надеждой следил двадцать лет за украинским государством, был рад ещё одной степени свободы, которую получил славянский народ, радовался всем успехам этой страны и горевал вместе с ней о неудачах. Случился майдан, и когда люди начали бунтовать, я понимал их требования, видел тот ужасающий уровень небрежения властей к своему народу, к своей земле – который выражается в разбитых дорогах, жалком положении простых людей, ужасном расслоении на бедных, обездоленных – и богатых хозяев жизни, которым позволено всё.

Для меня украинский народ не лучше и не хуже русского, он отличается в чем–то значительно, в чем–то незначительно от людей русских, но вот вопросы культуры как раз и делают эти различия по сути неважными. Здесь работает принцип дополнительности, который по своему сформулировал Гоголь, утверждая, что души русского и малороссиянина дополняют друг друга... 

С точки зрения культуры, если мы ставим примат личности человеческой, то вопрос о том, с какой стороны пришёл человек к человечности и величию сердца и души, со стороны культуры книжной – через Пушкина и Гоголя, или со стороны обрядовой, через соблюдения того, как принято и как заведено жить среди людей, имея перед глазами примеры достойной жизни своих родных и предков, не так важно. Не так важно, кем он себя считает, русским или украинцем, если он является человеком с сердцем и умом. 

Сейчас перед людьми на Донбассе возникло проклятие выбора – нынешние киевские власти ясно дают понять при помощи танков и снарядов, что выживет только тот, кто отряхнёт прах «сепаратизма» со своих ног и подпишет с ними договор о лояльности, присягнет им в той самой форме, которая принята на майдане. Любой здравомыслящий семьянин, чтобы спасти себя, свой дом, семью и детей, скажет перед лицом человека с автоматом по первому требованию "Слава Украине", не вдаваясь в подробности, является ли этот лозунг бандеровским, шевченковским, гоголевским или он идёт из глубины веков, с первых городов на земле и первых битв, с Шумера и Аккада.

Не будете же вы спорить с опасным сумасшедшим, который с лезвием в руке (бейсбольной битой или с автоматом) будет требовать от вас поклониться какому–нибудь его божеству... Но вот тогда вам придется очень хорошо выучить своих детей, чтобы они оказались в Просвещении с веком наравне, чтобы они были на передовом краю науки, литературы и искусства – и чтобы они не купились на сладкие слова об избранности своей нации – а оказались достаточно искушенными в политике и финансах, чтобы взять власть на том пространстве, что зовётся Украиной уже в своём поколении – и дать нам возможность приехать на старости лет в Киев и отпраздновать там День Победы 9 мая!

И, может быть, зайти поглазеть на туристическую достопримечательность города, знаменитый Майдан, где будут показывать всех тех, кто ныне скачет с автоматами по донецким степям…

Это один из вариантов развития событий, есть и более опасные для киевских властей – скажем, военное поражение в Донбассе и суд в Киеве.

В нынешнем своём виде Украину следует признать несостоятельным государством, и дело даже не в экономике, где страна находится на грани банкротства, дело не в состоянии умов и территории, дело в неспособности государства защитить своих граждан. Мне давно говорили добрые люди, что отношения между людьми в Киеве гораздо мягче, чем в Москве, что здесь даже милиционеры полны такта – и дружелюбие разлито в воздухе. Да и сам я чувствовал во время поездок туда эту атмосферу нежности. Но вот произошло что–то страшное, улицы увидели огонь и кровь…

Людей словно подменили – и они сделали гиганский скачок от нежности к жестокости, от дружелюбия к агрессии. Майдан преподал киевскому населению много уроков, которые оно не захотело воспринимать. Урок первый состоит в том, что сколь ни плоха своя власть, унижать и уничтожать её представителей при помощи методов "революционного насилия" очень опасно. Жечь милиционеров и захватывать здания в центре Киева могут только отъявленные радикалы, и поддержка их поведения населением Киева – трагическая ошибка, за которую киевляне теперь расплачиваются отсутствием правопорядка на улицах. Конечно, вина в массовом психозе лежит на средствах массовой же информации, но не только...

В работе "Новая формация": http://ruszhizn.ruspole.info/node/1700 - я писал, что информация бывает массовой, профанической и сакральной, сокровенной. Сокровенной информацией делятся друг с другом близкие люди, и в призыве киевских блогеров и журналистов выйти на Майдан, с чего вся буча и началась, был как раз этот аспект – этот призыв услышали свои, добрые люди, стоящие горой за справедливость. Но вот как раз второй урок Майдана состоит в том, что политически неискушенное население приняло за "своих" людей нацистского толка и в упаковке красивых лозунгов, в прекраснодушном порыве к новым смыслам жизни восприняло нацистскую, старую как мир идеологию избранности.

Эта лестная сказка уже не раз звучала на просторах Европы и Азии, и киевское общество повелось на неё, суспильство (общество) оказалось заражено, как духовной проказой, агрессивной идеологией избранных. Здесь не место рассуждать о том, какой фашизм хорош, какой плох, да из каких глубин веков пришла свастика, достаточно заметить, что это идеология избранных, которая оправдывает убийство.

Потому что убить недочеловека, человека другой расы, нации, веры – незазорно. И вот эта немудрёная похлёбка накормила не только тысячи упёртых голов на Майдане, но и сотни тысяч «мешканцев» Киева.

Кто–то очнулся чуть позже, когда стали жечь здания и людей в центре города, кто–то ещё позже, когда стали везти гробы с восточного фронта... А большая часть мешканцев и сейчас пребывает в счастливом самоопьянении, в пароксизме любви к власти.

Когда началась заваруха на Донбассе, когда люди там стали выступать против киевской власти с оружием в руках, и появились жертвы трагического противостояния, я встретил на антивоенном митинге в Москве врача Алексея Цыкина, который предложил сдавать кровь для Киева: он сказал, что готов провести массовую акцию: "Киев, хочешь крови? Возьми мою!". Я даже не понял вначале, о чём речь. Кажется жутковатым, но по сути это верно: волна ненависти охватила киевские власти, жажда крови звучит в выступлениях не только политиков, но и населения большей части Украины.

Я побывал тогда на трёх акциях в поддержку Донбасса и написал пару статей, где удивился инертности московского люда, который не особо хотел протестовать против очевидных киевских злодеяний... (см, например, здесь: http://www.dikoepole.org/blog_autor.php?a=27&id_blog=42)... 

Конечно, столичные люди тороваты, они более устойчивы к обработке средствами массовой информации, больше себе на уме, чем провинциалы. Однако Киев, в отличии от Москвы, пережил в последние годы мощную экспансию со стороны как сельских, так и донецких, днепропетровских – и консенсус клановых интересов был достигнут отнюдь не каких–то идеальных сферах, а в области мещанских ценностей (что отразилось и в соревновании главарей кланов, кто дачу построит краше в соответствии со среднемещанским вкусом обывателя). Этот новый Вавилон заполнялся не только сельскими и прочими милыми провинциалами – здесь же искали свой интерес столичные жители Варшавы, Вашингтона и Брюсселя. 

Московские посланцы на их фоне выглядели блекло, уроженцы Одессы и Кишинева, которых Москва посылала для войны на идеологическом фронте, и вовсе все продули лет десять назад... Уровень народных избранников в Раде можно было оценить по репортажам с драками оттуда. Вектор Львов–Луганск расположен под тупым углом к вектору Киев–Москва и противостояние Запад–Восток по энергии и силе действия перемножается на Север–Юг в нынешнем конфликте.

Несколько центров сил, которые эффективно действовали в Киеве, позволили злым языкам назвать его вместо "матери городов русских" старой проституткой. Не будем судить, молодая это столица (23 годика всего) или старая, но ясно, что поведение профурсетки, которое умело продолжали последние годы киевские власти под видом «двувекторности», пришлось заканчивать, уничтожая недовольных граждан. Если Украина хочет жить нормально, пора уже и замуж – погуляла, и хватит. Конечно, Брюссель – хорошая партия, что сказать… Только он же не замуж берёт, а так… Не оказаться бы в борделе.

Если говорить серъёзно, сейчас происходит очень важный процесс, военные действия – лишь малая, хотя и трагическая своей необратимостью и жертвами часть процесса. Идет процесс битвы за умы на Украине и в России. Если бы большая часть думающих соотечественников включилась в этот процесс, не было бы стольких жертв. Речь ведь не идёт о том, чтобы с автоматом ехать защищать новые республики (или нападать на них), а о том, чтобы понять, где истина, где здесь настоящее, жизнеспособное дело.

Две правды, две идеологии превращенные в два солдатских мифа столкнулись на передовой лицом к лицу. Первый миф – о том, что злокозненные москали ненавидят Украину и хотят лишить её независимости, подчинить себе, уничтожить или по крайней мере обобрать молодую страну, сделавшую свой европейский выбор. Второй – о том что австрийский (а позже польский и американский) проект сделал из русских людей нелюдей, фашистов, которые под бандеровскими знаменами хотят уничтожить всех, кто как–то соотносит себя с русским Миром и русским языком, кто любит Россию.

Для того, чтобы взять в руки оружие, надо быть очень мотивированным человеком. Не будем брать в расчет новобранцев, которые не смогли откупиться от армии. Кто же оказывается мотивированными с той и другой стороны? Противники и защитники русского Мира, люди национально и культурно ориентированные, которые готовы сражаться за свои святыни. В этом случае хотелось бы знать, чем сакральное ядро русской культуры, русская идентичность отличается от сакрального ядра украинской культуры, дающей украинскую идентичность.

Где работы в этой области, где работы лингвистов по сравнению картины мира русского языка – и украинского, культурологов по сравнению типологии культур, этнологов по изучению образа жизни и характерным особенностям этих этносов? К сожалению, я таких не знаю. Может быть, острый конфликт приведёт к необходимости подумать вместе и постараться решить многие запущенные вопросы?

 Сейчас парадоксальным образом Украина начинает строить Новую Россию, страхи и ужасы киевской интеллигенции реализуются – образ империи, которым они оправдывали двадцать лет свою неуклюжую украинизацию, начинает обретать очертания, возникает новая держава, которая может постоять за своих соотечественников (см. работу Андрея Пустогарова: http://ruszhizn.ruspole.info/node/5369).

Но также и Россия парадоксально строит Новую Украину. Создается впечатление, что Киевские власти забиваются в поисках смыслов своей жизни куда–то в углы национал–социализма, на деле реализуя задачи компрадорского олигархического режима…Может быть, Новая Украина как раз и начнётся с самоограничения – когда киевские власти откажутся от задач украинизации людей русской культуры огнём и мечом.

В нашем обозрении «Русская жизнь» появился ряд материалов (к примеру, наши беседы с Андреем Пустогаровым (http://ruszhizn.ruspole.info/node/5519),

статьи Евгения Полынкова: http://ruszhizn.ruspole.info/node/5504,

и Сергея Стриженца: http://ruszhizn.ruspole.info/node/5467,

позволяющих разобраться в непростой ситуации. Анализ положения дела дан в работе Юрия Шарапкина (http://svpressa.ru/blogs/article/89975/) и в донецком журнале «Дикое поле» (http://www.dikoepole.org/).

Все эти работы позволяют начать анализ положения дел на Донбассе не с точки зрения военной журналистики, и острой публицистики, а с точки зрения культурологи, истории и права, как и пристало думающим людям. Тогда, может быть, в российском обществе и возникнет понимание положения дел во всём объеме – и найдутся слова, чтобы обе стороны конфликта смогли договорится без путь, бомб и гранат. С этого и начнётся осмысленное строительство Новой Украины – и Новой России.

Рейтинг:

+5
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru