litbook

Политика


Вероисповедание киевщины0

Если взять увеличительный телескоп, вроде "Хаббла", и ещё раз взглянуть на Киевщину и сопредельные к Киевщине области, то обнаружится любопытная картина – в полуразорённых и деиндустриализированных посёлках Центральной Украины основными общественными местами являются субботние рынки, генделики* и церкви.

С рынками и генделиками всё понятно, а вот церкви – это любопытное явление.

Если присмотреться внимательнее, то в крупных посёлках самым обычным делом является густое соседство церквей и храмов минимум трёх конфессий: МПЦ, УПЦ и баптистов. Причём первое десятилетие Незалежности в Центральной Украйне сопровождалось лихорадочным строительством именно баптистских и других американизированных церквей, благо канадская и, реже, американская дияспоры денег кошляли щедро, надо было как–то осваивать бюджеты и насаждать резидентуру.

Кроме баптистов, количество различных мутных сект в Полесье зашкаливает, не говоря уже о всяких бабках–шептуньях, потомственных колдунах и колдуньях, ведьмах, ведьмаках и прочем Белом Братстве.

С чем это связано?

Nothing personal just business.

Это Малороссiя, ребята.

Как всем хорошо известно, в Малороссии после спекуляции землёй, алюминием, крышевания проституции, торговли наркотой и гоп–стопа таможенных складов и транзитных фур (чем, кстати, занимался киевский "Беркут"), ну и непобедимого гербалайфа, – самым выгодным бизнесом является создание своей секты или церкви.

Малороссияне – народ доверчивый, любопытный, метафизичный, внутри чрезвычайно языческий при всей внешней набожности: любая истово православная или униатская бабка или тётка, умеющая гарно спiвати все храмовые распевы, чётко знает, как плюнуть на хвост ведьме, как воткнуть иголку в зубы покойнику, какому святому какую ставить свечку, как сделать "на смерть" и отвести "от смерти".

В связи с тем, что рынок гербалайфа и прочих панацей всосал в себя, преимущественно, хохлов-прапорщиков и старшин (любой, служивший в Советской Армии, знает непобедимую тягу малороссов к лычкам и прочим складским чудесам), то огромнейший рынок вер и верований держится на прекрасных малороссиянках.

Ни Владимир Красно Солнышко, ни Владимир Ульянов–Ленин, ни Владимир Щербицкий бабье язычество не искоренили, скорее, как мы видим, прекрасное племя любого козака повывести может. Полянки–древлянки, в силу неискоренимого язычества и любопытства, любят ходить в разные церкви – к бородатым, но строгим московским батюшкам, к своим, геть чисто щирым украинским попам–денисенковцам, бо це свои, дуже патрiоти, ну, и обязательно – к баптистам – бо в них все чисто, гарно, да и порядку больше, ну и дюже ласковые.

Именно на ласковости и обходительности к женскому полу держатся все баптистские приходы и прочие секты. Этот бизнес стал золотым дном для ушлых комсомольцев, среди которых самым ушлым оказался бывший зав. отделом пропаганды Днепропетровского областного комитета Коммунистического Союза молодёжи Украины тов. Турчинов, правая рука Юли–Кыци. Иметь свою карманную баптистскую церковь крайне выгодно – церковь отделена от государства, налогов не платит, отчётности не ведёт, непонятный церковно–славянский учить не надо, достаточно бесплатных пособий, напечатанных в Канаде, а денежный ручеёк течёт исправно.

Кстати, "Юля – кыця!" – этим тараном малороссиянки сокрушили тыщи черепов своих домохозяев; любовь эта иррациональна и священна. В самой простой задушевной беседе с дружелюбно воркующей хохлушкой попробуйте усомниться в том, что Кыця недостаточно пушиста, – сразу получите на голову всю колдовскую мощь, хрюканье, плевки, вопли и проклятья, какие не снились козакам, пропивающим царскую грамоту. Тот экстаз, в котором трясся Майдан, показывает силу язычества Киевщины – кучки угрюмых галичан среди бушующего моря бьющихся в экстазе пересiчних жiночок – тех самых тёток, которые "Юля – кыця".

Поэтому нас ждёт очень–очень долгий период разочарования украинского прекрасного пола в пушистой Юле. Лозунг хохлушки "усруся, но не покорюся!" не учтён никакими Генштабами и Think Tanк'ами, поэтому много гетьманов подскользнётся на этой чистой поляне, заблудится в дремучем лесу, потеряет последние шаровари и убежит, завывая и крестясь, из этого странного леса, где правит малороссийская женщина.

А потому что забыли современные политики, геополитики и прочие мужчины старое правило справного козака: "в лоб, за косу и на седло".

Це вам не демократiя.

 

* Генделик – корчма, шинок, питейное заведение самого захудалого вида, распространённый малороссийский семейный бизнес.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru