litbook

Проза


Хазарская история0

Если подняться высоко-высоко в бездонное голубое небо над землями, окаймляющими  северную часть  Каспийского моря, то поразишься однообразию рельефа. На сотни миль тянутся ровные степи. С восточной стороны - глинистые такыры, песчаные барханы, жёлтые, выжженные, с редкими оазисами колючей южной растительности. С западной стороны - более зелёные степи, с осколками лесов в поймах немногочисленных рек, впадающих в море. Степи чётко разделяются огромной дельтой Волги, единственного поителя и моря и земель вокруг. Это рай для всяк здесь живущего! Сотни глубоких проток, изобилующих редкими породами  вкуснейших рыб. Густые пойменные леса, забитые всяческой живностью - земной и водоплавающей. Широкие плодородные террасы, чьи земли приносят до двух урожаев ежегодно. И всё это в режиме чёткого  разделения сезонов, не изматывающих человека ни бесконечной жарой, ни длинной морозной зимой. Зелёные западные степи тянутся бесконечным холмистым ковром на юг до русла Терека, за которым  проглядывают остроконечные белые шапки Кавказских гор.

В III-V веках нашей эры на этих землях жило немногочисленное кавказское племя хазар. То были невысокие (до 165 см.) худощавые люди, судя по хрупким и мелким костям скелетов. Наверное, они не любили воевать. В их могильниках редко находят наступательное оружие. Зато любили охоту и рыболовство, разводили домашний скот и почитали виноградарство. С опаской выходили в открытые степи, где царствовали жестокие кочевые племена. С запада их тревожили грозные аланы (сегодняшние чеченцы), с севера и с северо-запада набегали чёрные булгары и буртасы, а с северо-востока приходили торки и гузы. Они отнимали жён и заставляли платить дань жирным вяленым балыком осетровых рыб, сладким виноградом и нежными дарами бахчей. Поначалу у хазар не было даже городов. Не было и государственности. Жили отдельными родами и племенами, поклоняясь многочисленным богам Природы.

И вот в этих Богом забытых степях в конце 30-х годов VI столетия появляются незваные гости из далёкой Персии. Это были сыны Израиля из колена Симонова, сторонники трагически погибшего экзиларха Мар-Зутры, жестоко поплатившиеся за прямое участие в гражданской войне персидских деятелей. Неизвестно, кто подсказал им идти на эти  богатые и почти пустующие земли, к этому мирному и гостеприимному народу. Но это был мудрый человек. В противоположность тем, кто, забыв об уроках Римского геноцида, в результате чего нацией был потерян “родной ландшафт”, когда в сложных политических условиях Персии евреи смогли возродить и культуру и численность, опять вверг свой народ в бессмысленную и чуждую ему гражданскую войну. Погибли сотни тысяч людей, были разрушены академии, бесценные памятники культуры. Тогда, бросая накопленное, евреи спешно бежали по единственно возможному пути - на север. Караваны беженцев тянулись через Исфаган и Тебриз, на Кавказ. Но жизнь в горах была непривычна для евреев. К тому же горы и богатые долины были густо заселены воинственными племенами, исповедующими христианство и предупреждёнными  Византией о революционных настроениях иудеев.

И караваны потянулись далее на север, через Дербентский проход, в широкие степи вдоль западного побережья Каспийского моря. Эти степи поразили просторами, а хозяева - гостеприимством. Хазары увидели измученных и подавленных людей. Быстро разузнали, что это ремесленники и земледельцы, жаждущие тихой и мирной жизни. Хазар это вполне устраивало, особенно грамотность и умелые руки пришельцев. Вероисповедание их совершенно не интересовало, что тогда являлось отличительной чертой всех степных народов. И они предоставили евреям земли и полную свободу действий.

Чуть позже, в конце 70-х годов VI столетия, к хазарам привалило ещё одно “счастье”. С далёкого Балхаша пришли новые гости - грозные тюркюты. Их мощный каганат, ведя бесконечные войны с китайцами и степными царствами, расширяясь во все стороны, дошёл и до степняков Прикаспия - торков, гузов, болгар и буртасов. Подчинил их, не обратив особого внимания на хазар, притаившихся в густых пойменных лесах. И здесь снова надо отдать должное прозорливости племенных вождей хазар. Они сочли за благо радушно предложить  грозным завоевателям свои богатые пастбища между Волгой и Тереком для выращивания боевых коней, основной ударной силы тюркютов, а предводителю -  хану Истеми из дома Ашинов и его вельможам - прекрасные земли на высоких террасах Волги и Терека для отдыха и развлечений. На все времена! За это тюркюты торжественно обещали никогда не брать дани с хазар, не заниматься сбором налогов и торговлей, и защищать хазар от набегов степняков. Надменные тюркюты вообще считали торговлю презренным делом. Так что все участники этого странного тройственного симбиоза были довольны. Никто никому не мешал - ни политически, ни экономически, ни религиозно.

Вскоре случилось ещё одно событие, как ни странно усилившее тройственный союз. В 658 г. под ударами уже тогда бесчисленных армий китайцев  Великий Тюркютский каганат был разбит и его хан с остатками армии, вспомнив о райском уголке на Волге, примчался к хазарам, заметая следы от  наседающих китайцев. Вожди хазар  дружно приветствовали приезд тюркютов на постоянное жительство и предложили  хану быть правителем на ранее согласованных условиях, тем самым освободившись от трудных и опасных обязанностей по охране своих границ. И вот тогда, в середине VII века, началась эпоха создания  и развития одного из чудес света - хазаро-иудео-тюркютского государства. Для того, чтобы понять дальнейший ход событий, необходимо кратко рассказать о пришедших иудеях. 

Среди них почти не было светской и религиозной интеллигенции и богатых торговцев. И те и другие ушли ранее с ортодоксами-талмудистами в Византию, где уже давно существовали богатые еврейские общины и были отлажены торговые связи. В Прикаспийские степи пришли простые обыватели - крестьяне и ремесленники, ведомые уцелевшими революционными вождями и отрядами военных. Все они были подавлены  недавними событиями, гибелью близких и потоками крови… Они жаждали тихой, спокойной жизни. Обывательской тишины. У них не было никаких других целей прихода на эти земли - ни политических, ни экономических. Ими руководил инстинкт самосохранения!

И такая жизнь им была предоставлена. Вновь, как и ранее в Персии, началось восстановление нации. Но в совершенно оригинальных условиях. Теперь восстановление шло при неограниченной свободе действий и при отсутствии консервативной религиозной интеллигенции, жестко регулирующей жизнь простых крестьян и ремесленников. Не существовало государственного надзора и налогооблажений, государственной религии и вообще контактов с более цивилизованными этносами. И ещё одна немаловажная деталь – никакого общения, особенно в первое столетие новой жизни, с соседними еврейскими общинами, пронизанными путами консервативных норм, древних законов и положений. Как было и в Персии до прихода палестинских евреев. Это был совершенно новый вариант для  этноса, ранее достигшего высокого уровня культурного и социального развития. Вариант возрождения этноса в новом “кормящем ландшафте” не предполагал  жесткой консолидации нации вокруг какой-либо одной глобальной Идеи. Религии. В этом не было необходимости, так как не было довлеющего враждебного окружения. Работай, не покладая рук своих, и будь счастлив дарами Природы, взращенных тобою и принадлежащих только тебе и семье твоей! Это и был принцип жизни евреев в Хазарии в течение первых... двух столетий. Страшно много дал им его Величество Случай. Идеальные условия для гармоничного развития!

Поначалу иудеи поселились в междуречье Сулака и Терека. В те годы уровень Каспийского моря был значительно ниже современного, и дельта Терека, подобно Волжской, была громадной территорией, заросшей лесами и переполненной зверьём, дичью и рыбой. Иудеи не строили городов, жили замкнутыми поселениями. Во главе стоял экзиларх, осуществлявший порядок и судебное производство. Естественно, поселяне  отчисляли от доходов своих. Крестьяне занимались земледелием, рыболовством и охотой, а ремесленники ковали изделия из железа, меди и серебра, выделывали из кож конскую сбрую для богатых тюркютов и хазар, строили дома и шили наряды. И, конечно, торговали со степными племенами и христианами Закавказья. Среди пришедших было много грамотных людей. Не все ушли в Византию.  Но не было учёных-законоведов и преподавателей академий (иешив). Поэтому детей в школах обучали только положениям Торы, но не статьям Талмуда, которые жестко регламентировали духовную и светскую жизнь. Вскоре многочисленные еврейские традиции и обряды стали забываться. Неизменными  оставались только память о субботе и обрезание.

С бурным ростом численности началось расселение евреев на север, вдоль побережья Каспийского моря. Со временем и в окрестностях города Итиль (Астрахань), центра каганата, стоящего в дельте Волги, появились иудеи. Контакты с хазарами и тюркютами были всегда радушными. Шел интенсивный обмен продуктами, так как торговля была развита очень слабо. Смешанных браков почти не было. Евреи и хазары жили замкнутыми общинами.

Но постепенно, с появлением решительных и воинственных тюркютов, еврейские женщины стали появляться в их шатрах. Этому способствовали и экзилархи, помня древние еврейские мудрости  и ту из них, что: «Никто не может обнаружить след птицы в воздухе, змеи на камне и мужчины в женщине, потому и рожающих детей только своего племени…» Дети евреек от  знатных тюркютов, воспитанные по законам Торы и наследующие власть и права отцов, естественно, повышали значимость еврейской общины. Но главное было в другом! Воинственные тюркюты-отцы передавали детям свою повышенную пассионарность. Этнографы давно приметили, что внесение признака пассионарности со стороны ведёт к ускоренному её росту в новых этносах. В нашем случае, в иудейском. Буквально через сотню лет вновь появляются пассионарии-евреи, чья избыточная энергия создаёт новые идеи и цели существования евреев в Хазарии. Они будут новыми для хазарских евреев и древними  для этноса в целом. Это навязчивые идеи создания своего государства. Но не военным путём, как было в Персии, а экономическими методами внедрения в слабую власть. Совершенно новая задача и на сей раз блестяще решенная.                               

В IX  веке на берегах Волги возникает мощное государство - Хазарский  каганат. Содружество, именно мирное содружество хазар, тюркютов и евреев. В течение первого двухсотлетия каганата (530-750 гг.) мировые геополитические страсти  обходили стороной степные пространства северо-западного побережья Каспийского моря. Внутри региона стояли тишь и благодать, ибо тюркютские воины надёжно защищали хазар и евреев от набегов степных народов. Историки отмечают  расширение каганата на север и особенно на запад, где были захвачены земли степного Крыма и восточного его побережья. Тогда-то впервые интересы каганата вошли в  столкновение с дипломатическими интригами Византии в бассейне Чёрного моря. 

Но вот в самом конце VII столетия волны  мировых бурь докатились и до Хазарии. К этому моменту союз хазар, тюркютов и евреев уже достиг уровня высокой боеготовности. Первый звонок прозвучал ещё в 626 - 630 годах, когда Сасанидская империя персов, заклятый враг евреев, возымела желание прибрать к себе христиан Грузии, Армении и Агвании (нынешний Азербайджан), принадлежащих Византийской империи. Им удалось быстро захватить эти земли у ослабленных ромеев. Византии пришлось идти на поклон к Хазарскому каганату и просить его помощи.  В 627 году тюркютская армия Тур-Джабгу хана, в составе которой впервые упоминаются и еврейские части, штурмом взяла Дербент, разорила Агванию и осадила «изнеженный, торговый, славный и великий город Тифлис…» В этом году он не был взят, но уже зимой 628 года город был разграблен дочиста. Такая же участь постигла и Армению в 630 году. Хронисты ставят в заслугу взятие крупных и хорошо укреплённых городов хазарским и еврейским воинам, так как тюркютские всадники при осаде городов хороших боевых качеств не могли показать. Прошло четверть века, и мощь персов была сильно подорвана стремительно растущим этносом арабов. Арабы захватили и Агванию, и Армению, и Дербент, вытеснив армию хазар. Они вплотную подошли к южным границам Хазарии (663 г.). Эра обывательской тишины для евреев заканчивалась. 

И вновь на патриотических нотах скуластые иудейские вожди (дети тюркютов и евреек) подняли еврейскую общину на защиту новой  Родины. «Персидская» эра закончилась для евреев чуждой им гражданской войной. Хазарская - тоже войной, но священной. Отечественной. Среди скуластых вождей появляются выдающиеся люди. Особо заметна фигура некоего Булана, с тюркютского – Лось. Впоследствии он принимает еврейское имя - Сабриэль. В армии каганата он, видимо, выделялся  организаторскими и полководческими способностями. В 718 г., во главе  хазаро-еврейских частей, внезапным фланговым ударом он окружает Дербент и после короткой осады овладевает им, тем самым перекрыв арабам единственную равнинную дорогу в Хазарские степи. Сабриэль энергично укрепляет город и все перевалы в горах, проводит реформы в армии, увеличивая её численность и боеспособность. Но главная заслуга Сабриэля в другом! По всей вероятности, уже тогда у него возникает идея постепенной иудеизации власти в каганате. Сабриэль планирует проведение широкомасштабных религиозных и социальных реформ, в первую очередь в самой еврейской общине. Будучи либерально верующим евреем, он понимает необходимость талмудистов-ортодоксов для жесткого единения нации. Вновь та же идея! Вновь, как в Персии. Благодаря таким реформам, ему мыслится, можно достичь в Хазарии  сильной централизованной военной и финансово-экономической власти. Для этого есть все предпосылки - отсутствие строгой государственности у тюркютов и хазар, подчиняющаяся Сабриэлю армия, относительная близость ортодоксальных еврейских общин в Византии, имеющих и капитал, и отлаженную торговую сеть в  странах  Европы и Азии.

Сабриэль как истый пассионарий начинает решительно действовать. Он убеждает верховного князя (экзиларха) восстановить забытую веру. В 730 году возникает первая синагога и в том же году отправляется миссия  в Византию, к талмудистам, с просьбой  прислать сабураев ( учителей - высказывателей мнения), объясняющих положения Талмуда. Вместе с сабураями в Хазарию приезжают и представители крупных еврейских торговых домов для оценки обстановки или, как сейчас говорят, для оценки возможностей инвестирования  и гарантий вкладов. Они приехали, имея на руках конкретные экономические предложения для Сабриэля. Они предложили новый вариант «великой шелковой дороги». Северный вариант. Через северо-казахские степи, через Хазарию (Итиль), через южные славянские земли в Европу. Этот укороченный вариант, без прохождения арабских государств и Византии, где местные правители буквально грабили купцов, должен был принести громадные прибыли. А гарантией долговечности должно служить единственное - захват власти в Хазарии. Создание иудейско-тюркютского государства. 

Умирает Сабриэль, не дожив до осуществления своей мечты. Но начатый им процесс необратим и набирает силы. Вероятно, в соответствии с планами, начиная с 60-70 годов VIII века, в Хазарский каганат хлынули потоки иудеев из Византии. Эмиграция шла морским путём до южного Крыма, где грекам принадлежали приморские города. Далее через Керчь на восток в земли Кубани, Терека и нижней Волги. Эмигрировало, в основном, городское население, которое оседало в городах Хазарии Самкерц (на Кубани), Саркел (на Дону), Семендер  (на Тереке) и, естественно, в столице каганата Итиле, на Волге. Их встречали радушно потомки экзиларха Мар-Зутры, забывшие не только революционные лозунги, но и древние еврейские обычаи. Пришельцы платили оскорбительным презрением. Это были совсем другие люди, жившие в гуще политических и торговых страстей Византийской империи, жаждущие  власти и обогащения. Византийские евреи покидали свои дома не только во имя коммерции. Они спасали свои души и имущество.  Дело в том, что это были годы когда резко обострилось торговое соперничество евреев с греками и армянами. Последних поддерживало государство и официальная религия, всячески разжигая  религиозный фанатизм. В те годы в Византии начались жестокие религиозные преследования евреев, вплоть до насильственного крещения детей. Вообще, эти десятилетия (вторая половина VIII века) отмечены глобальным поворотом интересов иудеев в каждой из стран расселения. Меняется ментальность этноса, и слово “еврей” теперь чаще всего связывают с торговлей и банковским делом. Первое упоминание о еврейских торговых домах во Франции датируется 795 годом, в Англии - 833 годом и т.д. Везде они находились под покровительством мудрых королей, Карла Великого (768 - 814 гг.), Эгберта Английского (827 - 839 гг.) и др., в равной степени соблюдающих  интересы государства и свои личные. Еврейские торговые дома являлись конечными пунктами “разгрузки” бесценных товаров, непрерывным потоком движущихся по Великому Шелковому пути из Китая. Торговля велась преимущественно предметами роскоши - шёлком, драгоценными камнями и пряностями, приносящими баснословные барыши. И если в странах Европы  “шелковые пути” находились в руках еврейских торговых домов, то в Византии, и особенно в Персии, через которые ранее проходил Южный вариант пути, приходилось вести жестокую борьбу. И не только  за экономические интересы, но и за физическое выживание вообще.

Всё это послужило причинами массового переселения евреев в Хазарию, где их ждала свобода вероисповедания и широкие экономические возможности. Была и ещё одна немаловажная тонкость!  В 750 году пала империя Омейядов (властители Багдадского халифата), злейших врагов евреев, и на престол взошли Абассиды, активизировавшие  военную экспансию на восток. Халиф Абу-Ль-Аббас  Ас-Саффах и его сын Мансур (750-775 гг.) в ряде сражений сломили основные силы китайской империи Тан в Средней Азии и Уйгурии, а последовавшая затем страшная  гражданская война в Китае (756-763 гг.) окончательно подорвала мощь китайской империи. Это открыло страну для практически беспошлинного вывоза шёлка и пряностей. Употребление эпитета “страшная”  не дань слову, а связано с катастрофическим уменьшением численности населения Китая за эти семь лет. В гражданской войне погибло около 36 миллионов человек, и население Китая к 765 году составило всего 16,9 миллиона душ.  Вот такие “казусы” бывают в истории даже весьма цивилизованных этносов.

Абассиды на востоке империи (в Уйгурии) теперь действовали в интересах хазарских торговых домов, взамен получая пушнину и рабов, поставляемых с верховьев Волги, морем по Каспию, в Персию. Это был новый, чисто хазарский торговый путь (меридиальный) и новые товары, приносящие не меньше прибылей, чем пряности и шелка. Караваны  двигались теперь в Хазарию с двух сторон – с востока прибывали шелка и пряности, а с севера пушнина, лён, мёд и... рабы. Центром, где пересекались все пути служил славный город Итиль (ныне Астрахань), где вконец измотанных купцов ожидали разнообразные прелести  - обильная пища, сладкое вино и юные красавицы, воркующие на языках всех народов мира. Ничего, как видите, не изменилось в индустрии отдыха и развлечений с той поры! Город располагался на островах дельты Волги и Ахтубы, протягиваясь вдоль берегов на 8-9 километров. По словам очевидцев, это был тесно заселённый город, разноязычный и шумный. Дома местных правителей, военных, богатых купцов и банкиров, синагоги, мечети, церкви, места развлечений, а главное, огромные базары - круглогодичные выставки достижений всех племён и народностей. На островах в центральной части поймы среди густой зелени белели крепость, дворцы кагана и первых вельмож. Мусульманские источники того времени сообщали, что «…держава хазарская славилась правосудием и веротерпимостью, и гонимые за веру все стекались в неё отовсюду, как яркий метеор блистала она на мрачном горизонте  Евразии…»

Основная забота правительства заключалась в охране и обустройстве двух караванных путей - северного (шелкового) и меридиального (пушного), организации закупочных центров в странах-поставщиках. В Китае и в Биармии. Последняя располагалась в верховьях Волги и Камы, где жили  мари и чудь. Там впервые возникли небольшие еврейские общины, фактории. Где-то между современными городами Пермью и Н.Новгородом. В Китае -  в городах Кантон и Чаньянь. Расцвет хазаро-иудейского каганата приходится на IX  столетие. Сбываются  самые смелые проекты Сабриэля и его последователей. Институт тюркютской государственности постепенно вымирает и наконец в 803 году полностью исчезает с политической арены. В этом году некто Обадия, о котором было сказано  «…муж знатный и богатый, боялся Бога и любил Закон и заповеди…», захватил власть, оставив тюркютского хана марионеткой. Да и то на время. Позже ханы вообще исчезают и появляются... еврейские цари.

Талмудизм становится государственной религией Хазарии, но никому не возбраняется жить по законам своей религии. Создаётся наёмная армия, постоянной доктриной которой является оборона, охрана экономических интересов государства. Наёмными солдатами сначала служили тюркюты, потом их заменили гузы и торки, после пришли гурганцы (мусульмане из Закаспия) и, наконец, появляются славяне. Постоянный корпус наёмной гвардии не превышал 20-30 тысяч воинов. С таким числом в наступательные походы не пойдёшь, но для охраны границ и караванных дорог этого, наверное, было достаточно. Если требовалось большее число воинов, то быстро набирались временные наёмники, оплата службы которых казалась крайне оригинальной новинкой того времени (кажется и сейчас). Платили большие деньги, но только за победу. Бегство каралось смертью!

К началу IX века  вновь, как и в Персии, началось стремительное революционное развитие небольшого еврейского этноса. Вскоре в диких степях междуречья Днепра и Урала возникло мощное торговое государство, сыгравшее на протяжении более 100 последующих  лет исключительную роль  в социально-экономической жизни государств Европы и Азии. Правда, переворот Обадии не обошёлся без крови. Восстала тюркютско-хазарская знать, поддержанная небольшой кучкой сторонников. К счастью, широкой и долгой  гражданской войны не было. Тюркюты к тому времени были слабы. Наёмная армия, руководимая еврейскими вождями, быстро подавила восстание. Хазарское население Терека, Дона и Волги безропотно молчало, ибо стремительное развитие транзитной торговли вызвало столь же бурный рост инфраструктуры экономической жизни, обеспечивший благосостояние и ремесленников, и земледельцев, и скотоводов. Армию и растущий бюрократический аппарат надо было кормить. Расходовать на это собственные деньги купеческая знать  не желала и, следовательно, появилась система налогообложения. Видимо, весьма терпимая, так как посещавшие в те времена страну многочисленные  христианские и арабские путешественники в один голос отмечали, что «…народ хазарский был сыт и счастлив...», и это было необыкновенным явлением в средние века. Были и другие мнения, но факт отсутствия  за 150 лет крупных народных восстаний говорит сам за себя.

В первые же годы единовластия  еврейских купцов зримо проступила довлеющая цель нового государства – организация совершенной системы монопольной международной торговли от Кантона  до Лиона и от Камы  до Персии. Грандиозная и совершенно новая для той поры задача! Своего рода политическая доктрина, где отсутствует прямая агрессия, завоевание территорий, свержение неугодных  царей и правительств, призывы к грабежам и насилию, религиозная нетерпимость. Присутствует - мирная торговая политика со странами, которые так или иначе  соприкасаются с  торговыми интересами еврейских купцов-рахдонитов. Лучшими друзьями становятся Абассиды Багдадского халифата, строго охраняющие южные караванные пути, Карл Великий, император Священного Римского союза, Эгберт Английский, Кордовские халифы в Испании. Все они особыми указами охраняют торговые интересы евреев и позволяют им жить по своим обычаям. Старинный враг иудеев, Византийская империя, где постоянно и полярно менялась обстановка от лютой и откровенной ненависти до лживых объятий, выбыла из стран-соперниц и превратилась к началу X века в слабое малоазийское царство без глобальных претензий. Существовал ещё один важный ближний сосед - Киевское княжество. Отношения с ним были весьма непростыми. Граница проходила в те времена по Дону, где евреями была возведена мощная крепость Саркел, прикрывающая от набегов с запада. В Киеве мирно жили два небольших этноса - россомоны (русы) и славяне, впоследствии слившиеся в единое целое. Это были мужественные воины! Они постоянно воевали - с греками (860 г.), с болгарами (864 г.), с полочанами (865 г.), с печенегами (867 г.), с кривичами (869 г.). Но ни одна из хроник не отмечала войн с Хазарией.

Стороны  хорошо понимали  обоюдную заинтересованность в добрососедских отношениях. Ведь через южные Киевские земли проходили новые караванные пути из Итиля в Западную Европу. В Киеве останавливались огромные караваны. Имелись постоялые дворы и торговые  ряды. Возможно, жили  и банкиры-менялы. Вероятно существовала небольшая еврейская община. Отношения со славянскими князьями строились по тому же принципу, что и с любой другой заинтересованной державой. Охрана Киевскими властями караванных путей с отчислением им согласованного процента за «спокойный» транзит товаров и пребывание в Киеве. И, конечно, торговля с Киевом, с сопутствующим этому процессу развитием различных подсобных ремёсел. Дружба длилась до середины 80-х годов, когда были  убиты славянские князья Аскольд и Дир. Власть в Киеве захватили пришельцы-варяги, Рюриковичи. С их воцарением отношения  резко изменились. Первый же из них, Олег (882-915), разорил земли двух соседних славянских племён (северян и радимичей), находившихся  под опекой  Хазарского каганата, и стал требовать пересмотра суммы прибылей за транзит товаров. Началась война, которая быстро завершилась полным разгромом Олега (886г.), с выплатой ежегодной дани  каганату и прекращением отчислений за провоз товаров через Киев. Следуя логике событий, можно предполагать, что в страну были введены хазарские войска для охраны торговых интересов купцов-рахдонитов. Такое вассальное положение Рюриковичей длилось около 70 лет. До воцарения Святослава.

Это время, середина-конец IX века, период максимального могущества иудейского государства на Волге. Время безраздельного гегемонизма еврейских торговых  домов в странах  Западной и Восточной Европы, в регионах Багдадского и  Кордовского халифатов. Тюркютские ханы Хазарии исчезают даже номинально. На престоле каганата появляются еврейские цари - Вениамин (до 905 года), Аарон (905 - 939 гг.), Иосиф (939 - 965 гг.). Арабский путешественник Яфет ибн-Али пишет: «Хазарские единоверцы, потомки колена Симонова и полуколена Манасиева, обитающие в стране Козраим (Хазария – авт.), вдалеке от Иерусалима, бесчисленны и забирают дань от 25 государств по причине внушаемого ими страха и храбрости их…» Золотой век! Мы привыкли к тому, что время расцвета любого государства - процесс не только военного и экономического величия, но и развития искусств. Время появления выдающихся личностей в литературе и музыке, архитектуре и  философии, медицине и художественных ремёслах. Нет! Такого, к сожалению, не произошло. То ли период  могущества был в действительности перенасыщен  жестокой военно-дипломатической борьбой за существование, вызвавшей рождение только этой пламенной страсти. То ли сказалось отсутствие родного “кормящего” ландшафта. Возможно и другое. Пришедшие к этому времени талмудисты-ортодоксы, вновь ставшие у руля власти, хорошо помнили запреты Моисея на  изобразительные искусства.                                                                                                            

Он был относительно коротким - золотой век иудейского Хазарского каганата. Наступает закат торгово-экономического могущества. Первые сигналы наступающей бури раздались… в далёком Китае. В самом конце IX века (874-901 годы) вспыхнуло крестьянское восстание против гнёта императорской тирании Тан и, как ни покажется сейчас смешным (сквозь слёзы…), одним из лозунгов восставших китайцев  было требование убрать еврейских купцов, монополизировавших закупки шёлка и пряностей. Восставшие разгромили еврейские общины в Кантоне и Чаньане и… великий шелковый путь превратился в узкую дорогу. Но купцы не были бы купцами, если бы не подготовили дополнительные варианты. К этому времени уже в полной мере действовал меридиальный торговый путь из Биармии (Волжско-Камское Предуралье) по Волге до Итиля и далее по Каспийскому морю в Багдадский халифат. Для обеспечения максимальной прибыльности и надёжности  пути был предпринят военный поход. Местные племена буртасов, башкир и булгар были окончательно подчинены воле каганата. Сеть торговых поселений и факторий значительно расширилась. Потоком потекла драгоценная пушнина из Великой Перми (соболя, горностаи, куницы, белка) в страны Западной Европы  и Багдадский халифат. Но со временем основным  «товаром» стали рабы-славяне, весьма ценимые в армиях Византии и халифатов. Работорговля приносила основную прибыль. Меридиальная дорога как-то возместила  потери от сокращения доходов шелкового пути. Но вслед за восточным  сигналом последовали западные. Стали терять покровительство королей иудейские торговые дома  в Западной Европе, особенно во Франции и Англии. А тут ещё  развалился Багдадский халифат, от которого отошли  Испания, Марокко, Тунис, Алжир, Египет, Средняя Азия. Появилась масса новых мусульманских государств с различными религиозными направлениями, в которых немедленно возникли трения  религиозного характера с местными общинами евреев, вплоть до жестоких гонений.

Надо было создавать новые отношения. Новые и, как правило, рискованные инвестиции. Как следствие децентрализации местных властей, на караванных путях стало небезопасно. Появились разбойнички в лице местных правителей, переставшие подчиняться  центральной власти. Для охраны караванов и еврейских общин иудейским царям приходилось значительно расширять контингент наёмных войск, а главное, мучительно думать об их национальном составе. Эта проблема становилась всё более и более важной, ибо и мусульмане и христиане не хотели драться с единоверцами. В самом конце IX века случилась ещё одна неприятность. Восстали мусульмане Табаристана (южный Закаспий) и полностью блокировали с севера Багдадский халифат, прервав и меридиальный торговый путь. Через три года они завоевали практически  весь современный Иран и хазарским царям пришлось вести с новыми правителями тяжёлые диалоги. Началась тщательная подготовка к войне, так как  надежды на успех переговоров постепенно таяли. Но кто будет воевать с мусульманами? Прежние наёмники - гурганцы, гузы и торки - тоже мусульмане. И тогда правители Хазарии обратили взоры на своих западных вассалов, славян Киевского государства. Вот так, за 60 лет до полного забвения, обозначились и непосредственные могильщики Хазарского каганата.

Царь Вениамин приглашает дружины Олега воевать за торговые интересы рахданитов, в счёт уплаты дани. К тому же он обещает не трогать награбленное в войне с мусульманами. И вот с 909 года на Каспийском море появляются славянские ладьи под флагом Перуна. Они громят и грабят мусульманские города на западном и южном побережьях  Каспия, наводняя ужасом население и страхом местных правителей. В 913 году огромный флот славян (до 500 ладей) подверг полному разгрому прибрежные города  Табаристана, и караванные дороги рахданитов вновь наполнились жизнью. Но крепкого союза со славяно-русами быть не могло, ибо они были не союзники, а данники  (вассалы) хазарских царей. И, естественно, всеми силами старались сбросить еврейское иго. Этому очень способствовала Византия, заклятый враг Хазарии. Шла постепенная и неуклонная христианизация знати и населения Киевской Руси, старательно развивались торговые  отношения с Византией, менялись моральные ценности Киевского государства и его правителей, Рюриковичей. К концу 30-х годов X столетия князь Игорь почувствовал себя настолько  сильным, что внезапно напал на Хазарию. Молниеносным рейдом он пронёсся по степному Крыму,  взял город Самкерц (ныне Тамань), а его воевода Свенельд  разгромил уличей (союзников иудеев), охранявших центральную караванную дорогу в Западную Европу, и разграбил их главный город Пересечен (низовье Днестра). Оправившись от внезапности, иудейская армия под руководством «досточтимого» Песаха  освободила Самкерц и погнала неприятеля к Киеву, который и был ими занят в 940 году. Славяно-русы выдали царю Иосифу «свои мечи» и были обложены большой ежегодной данью. Об этом с понятной печалью  повествует «Повесть временных лет». Киевское государство на некоторое время фактически перестало существовать.

В 945 году при сборе налогов для Хазарии убивают князя Игоря. На престол всходит его жена, княгиня Ольга, регентша при малолетнем князе Святославе. Именно этой женщине принадлежит заслуга в течение десяти лет (945-955 годы) постепенно и тайно восстановить силы Киевского государства в союзе с Византией, распространить в народе христианство, как непременное условие этого союза и широкой материальной помощи. Всё это прекрасно понимал царь Иосиф, но сил для противоборства уже не было… Наступает 964 год. Святослав, умный и энергичный полководец, тщательно готовится к войне с Хазарией. Он знает силу хазарской конницы и потому в обход безлесных степных пространств тайно сплавляет войско  до верховьев Днепра и, перетащив ладьи в Оку, плывёт до Волги, а далее вниз  до Итиля. Ранее он заключает союз с печенегами и гузами, богато одарив их византийским золотом. Все армии встречаются у стен Итиля, где и происходит решающая битва. Наёмные войска и еврейское ополчение (хазарское население не поддержало евреев) были наголову разбиты и  «…вряд ли кто из побеждённых остался в живых…»  Судьба Хазарии была решена!  Святослав уничтожил Семендер на Тереке, кубанскими степями вышел на Дон и разграбил город Саркел, освободив себе дорогу на Киев. Остатки хазарских евреев осели в Крыму и на Тереке, где и просуществовали до XIV века небольшими этническими общинами караимов.

Более четырёхсот лет степи Хазарии дарили хлеб и воду еврейским беженцам. Земля оказалась настолько богатой и благодатной, что пришельцы смогли не только восстановиться, но и создать одно из наиболее мощных  государств того времени. Своеобразную торгово-финансовую империю, удерживающую экономическую власть  над многими странами в течение 100 лет. Кажется, что её развитие шло нормально. Соблюдена  общая закономерность - рождение, процветание, старение и смерть. Правда, всё как-то прошло по ускоренной схеме. Вспомните! Почти три столетия полного забвения, никакой государственности, лишь обживание нового ландшафта в условиях остро необходимого взаимодействия со значительно менее цивилизованными этносами хазар и тюркютов. Следовательно, период возникновения, расцвета и гибели каганата как централизованного государства длился менее 150 лет. За этот срок можно достичь могущества в военной и торговой сферах, но ни в коем случае в культурной и социальной. Поэтому и не осталось в степях от Кубани до Волги никаких памятников быта и культуры богатой общины иудеев Хазарии. И ни одного имени в области науки или искусств. Попросту не успели, не было времени на меценатство…

Всем хорошо известны памятники древнего Египта – государства с более чем 3000-летней историей, Ассирии и Вавилона – тысячелетней историей, Израиля -  около 500 лет, Афин - 800 лет, Рима - 1300 лет, Византии - 1000 лет. Памятники ацтеков, майя, чьи империи тоже жили многими столетиями. Хазарский каганат существовал в эпоху жесткой мировой междуусобицы. Их полуторастолетнее существование было отчаянной борьбой за выживание. Они попросту не успели насладиться результатами своих побед.

Не успели! А жаль!

Леонид Рохлин (1937, Москва). Геологический институт, экспедиции, наука, диссертации. 5 лет работы в Монголии. С началом капитализма в России – успешный бизнесмен. С 1996 г. – в Сан-Франциско. Работал педагогом в русско-язычных школах.  

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru