litbook

Поэзия


Родные имена+1

***

 

Холодным утром тихо во дворе,

пусты пока что мусорные баки.

Сквозит в подъезде, словно в конуре

у пожилой, некормленой собаки.

 

Уже и коммунальные счета

несут, и мыши нервно запищали.

Почти по Баратынскому — тщета

надежд и власть безропотной печали.

 

Всё так… Всё так… Но только до тех пор

(пусть жизнь у нас не в сахаре, да наша),

пока не выйдет с чадушкой во двор

гулять любая здешняя мамаша.

 

 

***

 

Спросило бы время: «Ты здешний?», — ответил бы: «Свой».

Такой, что другого рассвета — ни капли не надо.

…Рассветное время пульсирует влажной листвой

кустов облепихи, живущих напротив детсада.

 

Пока — тишина… До неведомой близкой поры

она — по соседству — ещё уживается с нами,

людьми, обречённо зовущими с Лысой горы

безбожного шума, базарного ора цунами…

 

Но — утро: мамаши ведут ребятишек в детсад,

и время надеждой, пока невесомой и тихой,

как бабочка, дышит над городом утренним, над —

Бог ведает, сколько живущей у нас — облепихой.

 

 

***

 

Ни желания нет по швейцариям ездить, ни визы;

для поездок других берегу драгоценные дни,

а пока из окна наблюдаю, как строят киргизы

(утверждать не берусь, но, быть может, узбеки они)

иноземно большой — для посёлка извечного — терем…

 

Здесь — картоха растёт (ничего, что она — не моя)

и, как мама поёт, «цвiте» терпкий окраинный терен…

Словно корни пустил, каждый тутошний столб для белья,

даже местный алкаш спился здесь как борец за идею…

Но любая мечта — пусть о самом земном — высока,

потому и живу, здесь имея всё то, что имею,

благодарно держась за бесхитростный титул «совка».

 

Наше дело не в том, чтобы знать времена или сроки,

потому не избыть и «совковую» правду мою,

но… работа кипит на чужой нам беспамятной стройке

и растёт зиккурат в нашем тихом равнинном краю,

путеводный клубок истончился, в потёмках утерян

прежних лет окоём, вот и новый возник, да не тот,

что вчера… Но пока — «цвiте» мамин окраинный терен…

 

В Средней Азии, кстати, похожий терновник цветёт…

 

 

***

 

Земной — небесным радуюсь дарам…

Вот почему не злился я ни разу

на то, что дворник будит по утрам.

Я благодарен дворнику Ниязу! —

Он стал настолько местным, что уже

не душит — не беспочвенная! — злоба

живущего на первом этаже,

зашитого от водки ксенофоба.

 

Всегда бы так — по крови не родным —

встречать рассветы нам: по-человечьи,

когда о том, что тесно под одним

на всех бессмертным небом, нет и речи.

Так почему бы — вовсе не родне —

нам, смертным, не порадоваться разом

дарам небесным? В целом — жизни? — Мне

и ксенофобу с дворником Ниязом…

 

 

***

 

Вынесли решение простое

(кто — не знаю; знаю, что не я):

где была избушка, там построят

магазин, и разного тряпья

навезут-натащат на продажу.

А куда избушку — на дрова?..

 

Верю я — уверен в этом даже! —

что избушка всё-таки жива.

Снилось мне: спало в овраге лихо,

а избушка — по лесной тропе —

словно гриб, как старая ежиха,

белый дым тащила на трубе.

 

 

***

 

Закат к домам окраинным причалил,

внезапно стихла нервная трясца

дождя. Закат окраинный печален,

как порция больничного супца.

 

Зачем смотрел, как дурень, телеящик?

Нервишки расшалились. Поделом.

И вот лечу теплом их — отходящей

ко сну моей окраины. Теплом

живёт она, одним теплом богата…

Вот и сейчас я верю, что она

сумеет чашу стылого заката

испить за всех болеющих до дна.

 

 

КЛАДБИЩЕНСКИЙ БОМЖ

 

Он знает здесь каждую тропку,

он знает о том, что всегда

найдёт поминальную стопку

и хлебца. И даже орда

ворон — помешать бедолаге

не сможет… Сквозит веково

вчерашнее время в овраге

души горемычной его.

 

И знает, болезный, что тут он

обрящет и смерть, потому

что кладбище стало приютом

последним — при жизни! — ему.

 

Живёт он — печальник — не зная,

найдётся ли место в раю

за то, что он жил, поминая

чужую родню, как свою…

 

 

ИСТОРИЯ ПРО НОСКИ

 

От тоски, от холода ли ныне

в сердце — словно стылая вода…

 

Побывал на рынке, в магазине,

а забрёл — Бог ведает, куда:

не слышны ни карканье, ни крики:

пересуды — слышатся едва…

На капоте старенькой бибики —

скорбная свиная голова.

Дряхлый пёс вылизывает крошку

костяную… Божьих птичек рать —

гоношится… Вёдрами картошку

тётеньки пытаются продать.

 

Вот со мной история какая

происходит: с холода-тоски —

согреваю сердце, покупая

у бабуси тёплые носки.

 

 

***

 

Метель — по всем приметам — на подходе:

она могла не радовать меня,

но… вызревает в нынешней погоде

большое солнце завтрашнего дня…

 

И вот оно — Природы вечной буйство!

Но я — один из смертных на земле —

лелею в сердце солнечное чувство

необъяснимой нежности к зиме.

 

 

***

 

Ну что, пора готовиться к зиме?..

 

Ещё в листве, как в маминой печали

о днях прошедших, яблони — оне

меня своей прохладой привечали

в саду, когда был нашим сад, когда

был жив отец… Грушовки — молодыми…

 

Сюда так много вложено труда —

уже чужого… Только неродными

не стали эти яблони… К зиме

готовит сад хозяйка молодая,

тепло от яблонь солнечно ко мне

плывёт сквозь годы — бережно, не тая…

 

 

РОЖДЕСТВО

 

Январский день — спокоен, светел,

как задушевный разговор:

его теплом приютным встретил

Христорождественский собор.

 

Роддом — напротив… Не иначе,

как перед выпиской: льняной,

как распашонка, — свет маячит

в казённых окнах, но — родной…

 

И — тени тают ледяные!

А на снегу — встречай, страна! —

с утра папаши молодые

родные пишут имена.

 

 

***

 

Когда притащат на шемякин суд,

я так скажу: «Не взять меня — живого! —

в Любви одной увидевшего суть

того, чем жив. И в корочке ржаного».

 

Я дни свои не складывал в уме

и на бумаге — стопкой на комоде.

Кто выжил на свободе, как в тюрьме,

тот проживёт в тюрьме, как на свободе.

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1003 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru