litbook

Критика


Конфликт между человеком национальным и человеком нового мира0

Выступление на первой Международной научной конференции «Наследие Ю.И. Селезнева и актуальные проблемы журналистики, критики, литературоведения, истории», проходившей 9 и 10 октября 2014 года на факультете журналистики Кубанского государственного университета

 

Дорогие друзья! Мы действительно взяли очень хорошую и высокую ноту в нашей конференции. Коллеги, выступавшие передо мной, затронули и очертили весьма широкий круг проблем.

Прежде всего я хочу сказать, что журнал «Роман-газета» жив и продолжает выходить два раза в месяц. Также мы издаем ежемесячный журнал «Детская Роман-газета» — он иллюстрированный, православный, плохому детей не научит.

Наш журнал придерживается государственнеческих взглядов. Месяц назад редакция «Роман-газеты» оперативно выпустила номер с произведениями писателей Крыма под названием «Мы вернулись домой».

Сегодня уже говорилось о том, что периодика как таковая уходит из нашей жизни. Как главный редактор я могу сказать, что в настоящее время «толстые» журналы находятся в критическом положении, и мне кажется, что их будущее сейчас крайне неопределенно.

В 2015 году мы многих журналов не досчитаемся. Мне кажется, есть несколько причин, которые привели к такому положению. Если в советское время журналы являлись не только площадкой для текущего литературного процесса, но и выразителями общественного мнения, носителями актуальных идей, то сегодня они влачат жалкое существование и интересны главным образом только сотрудникам, которые в них работают и авторам, которые в них публикуются. Почему это случилось? Во-первых, исчезла культурная среда, формирующая читателей «толстых» литературных журналов. Во-вторых, выросло целое поколение, не понимающее, что такое литературные журналы. В-третьих, новые информационные технологии оттеснили журналы на глухую обочину медиа-бизнеса. У большинства литературных журналов — «Нашего современника», «Москвы», «Молодой гвардии», «Нового мира», «Роман-газеты» — интереснейшая история и большие заслуги перед обществом. Однако власть не торопится признать журналы «национальным достоянием» и оказать им поддержку, без которой они попросту не выживут. На современном постсоветском «рынке» литературным журналам места нет.

Мы знаем, что основные подписчики «толстых» журналов — это библиотеки. К сожалению, сейчас в стране взят курс на сокращение количества библиотек, с каждым годом их становится все меньше. Совсем недавно министр культуры Москвы Капков провел исследование. Выявили в столице около 700 муниципальных библиотек, куда не записался за год ни один читатель. Капков сделал вывод, что большую часть этих библиотек надо закрыть, а вместо них организовать культурные центры: в местах, где много студентов — научные, школьников — детские и так далее. Библиотеки закрываются, соответственно сокращается база подписки.

Есть также проблема, связанная с «Почтой России», в частности, с тем, что дотация правительства на доставку периодической печати, которую каждый год получала «Почта России», была отменена. Дмитрий Анатольевич Медведев решил, что не надо финансировать доставку. «Почта России» устанавливает теперь тариф на доставку сама, и если раньше он не превышал 20–30% от стоимости издания, то теперь «Почта России» устанавливает тариф произвольно. Поэтому периодика стала совершенно не по карману рядовому потребителю. Времена, когда существовала дешевая периодическая печать и люди выписывали любые газеты и журналы, прошли. В советское время тираж «Роман-газеты» достигал 4 000000 экземпляров, сейчас наш тираж — всего 4000.

Почему это произошло?

За двадцать с лишним лет «рыночных реформ» изменилась роль литературы в жизни общества. Интерес к слову, новинкам литературы характерен для общества социального и развивающегося, каким оно было в СССР, но не для выживающего и потребляющего, каким стало общество в России. Прекратились дотации государства не только на почтовую доставку, но и на аренду редакционных помещений. Параллельно с этим продолжается обнищание населения, люди ограничивают себя во всем.

Однако, несмотря на все трудности, мы стараемся не только публиковать лучшие произведения современных русских писателей, но и давать дорогу молодым авторам. «Роман-газета» — одна из немногих возможностей для них выйти к российскому читателю. Мы с удовольствием печатаем краснодарских писателей. Например, присутствующего здесь Виктора Ивановича Лихоносова, Николая Ивеншева. Каждый год мы издаем сборники «Молодая проза России» и «Современная проза России». Если у молодых авторов есть желание, они могут присылать свои произведения, мы с удовольствием их напечатаем, пока у нас есть такая возможность.

Еще один удар по литературным журналам наносится через розницу. Даже если предлагаются варианты распространения, то они абсолютно неприемлемы, потому что требуется либо предоплата, либо разовый вступительный взнос. Поэтому сегодня «толстые» журналы превратились, по сути дела, в раритеты. Только те, кто профессионально интересуется литературой, современной прозой и поэзией знают, где найти «толстые» журналы. В Москве, кроме самих редакций, известна лишь одна точка, где они продаются — киоск на Пушкинской площади, а еще раньше был отдел в «Доме книги», но он уже ликвидирован. Журналы сегодня читают в основном люди старшего поколения (если пенсия позволяет) и специалисты, преподающие литературу.

Не могу не сказать и о том, в каком состоянии находится наш книжный рынок. К сожалению, с каждым годом издается все меньше книг. Люди, ответственные за развитие книжного рынка, нам говорят, что это общемировая тенденция, что тиражи книг падают везде. Но это не совсем так. Есть страны, где наблюдается устойчивый рост тиражей — Бразилия, Китай, Германия… К примеру, в Германии среднегодовой объем книжного рынка исчисляется в 9,8 млрд евро. А в России этот показатель — 1,8 млрд евро. То есть, немцев в мире в два раза меньше, чем жителей нашей страны, но книг у них издается в пять раз больше! Мне могут возразить: литература уходит в Сеть, цифра теснит букву. Но Сеть лишает читателя живого общения с книгой. То, что человек читает с компьютерного экрана, не находит отклика в душе, не будит воображения. С экрана можно читать информационные сообщения, статьи, но только не высокую литературу. Хотя и к тому, как сегодня готовятся книжные издания, вопросов много. В современных издательствах фактически ликвидированы профессии редакторов и корректоров. Тексты зачастую не вычитываются, выходят с чудовищными ошибками. Культура книгоиздания деградирует.

 

Теперь мне бы хотелось отвлечься от этой грустной ситуации и вернуться к теме конференции.

Интерес к идеям, к личности Юрия Селезнева сегодня растет. Этот критик удивительно точно обозначил те опасные тенденции, которые мы наблюдаем в современном литературном мире. Это не просто смена художественного вектора, а изменение самой сущности литературного дела. Если мы вспомним советскую литературу — «Тихий Дон» Шолохова, «Два капитана» Каверина, произведения других замечательных писателей, то увидим, что в плане человеческой цивилизации — это все-таки движение вперед. Это было живое стремление народа, несмотря на то, что много крови было пролито во время революции и Гражданской войны, к лучшему. Люди верили, что им удастся построить новый справедливый мир, где все будут равны и у каждого будет шанс проявить себя. Да, были жертвы, но люди верили в светлое будущее, и это наполняло литературу пафосом созидания. Это было движение вперед. По сути дела, советская литература жила этой инерцией до девяносто первого года. К сожалению, начиная с 1991 года, мы в современной литературе наблюдаем совершенно другую тенденцию. В социальном плане, в плане развития общества мы вернулись назад — к тому самому капитализму, который народ отверг в 1917 году. Этот капитализм не дает развиваться стране, не подходит ей в силу каких-то глубинных особенностей русского народа. Поэтому любые, даже на первый взгляд правильные, начинания властей вдруг оборачиваются собственной противоположностью. Через такое наша страна уже проходила, и многие великие писатели — Лесков, Крестовский, Успенский, Достоевский — уже по этому поводу убедительно высказались.

Если для советской литературы был характерен пафос созидания, то сейчас с помощью различных пиар-технологий на роль «лидеров» выдвигаются авторы, исповедующие пафос распада. Их произведения не поднимают человека, а, напротив, демонстрируют ступени его падения.

Основные и самые популярные сейчас в России писатели: Пелевин, Акунин, Сорокин, Быков, Улицкая... Ведущим жанром становится что-то вроде антиутопии. Это технологическая проза. Например, Пелевин — очень талантливый писатель, я его читаю и считаю действительно умным и хорошим автором, но, тем не менее, очевидна его привязка к современным компьютерным технологиям, к преходящим ситуациям в Сети... Вы, наверное, читали его ранние произведения, помните, как он описывал синий экран, операционную систему «Лексикон»? Сейчас этого уже нет, никто не помнит про «Лексикон». Ранние произведения Пелевина, таким образом, потеряли смысл, сделались непонятными для новых читателей. То же самое, спустя какое-то время, можно будет сказать и про его последние романы. Литература, которая сейчас навязывается читателям под видом «бестселлеров», конечна во времени. По этой литературе можно будет изучать какой-то отрезок истории России, но невозможно будет понять душу народа.

В чем сила таланта и личности Юрия Селезнева? Он на опережение чувствовал этот конфликт. Главный конфликт не только в России, но в современном мире. Конфликт между человеком национальным и человеком нового мира. Человек национальный — это человек, опирающийся на традиционные ценности, на культуру своего народа, существующий внутри этих понятий. Человек нового мира — это уже совершенно другая реальность. Интерес Селезнева к Достоевскому обусловлен тем, что Федор Михайлович одним из первых увидел и осознал этот конфликт. Человек нового мира присутствует в каждом произведении Достоевского. Это Петр Верховенский, Ставрогин, Смердяков… Человек нового мира ненавидит свои корни, ненавидит Россию, ненавидит и презирает свой народ. Он как болезнетворная бацилла в здоровом организме. Это человек греха, человек нравственного и физического вырождения. Достоевский считал такого человека опаснейшей угрозой. Селезнев же, опираясь на Достоевского, предвидел те процессы, которые станут характерными для XXI века. Это процессы превращения народов в безнациональное, легко управляемое быдло. Все люди должны одеваться одинаково, посещать «Макдональдсы» и питаться гамбургерами, быть толерантными к сексуальным извращенцам, терпимыми к представителям античеловеческих взглядов и так далее. Соответственно, они должны одинаково мыслить и читать одних и тех же писателей. Когда мы заходим в книжный магазин, то видим в лидерах продаж Дэна Брауна, Джоан Роулинг, Януша Вишневского, каких-то других неведомых авторов. Нам говорят, что их по всему миру читают «миллионы». Но ведь не может быть, чтобы произведение одного писателя вызывало такой всеобщий восторг, чтобы во всех странах абсолютно разные люди его читали и восхищались. Значит, так называемые бестселлеры — это не творческий, а чисто коммерческий и идеологический продукт. Селезнев все это предвидел  и говорил об этом в знаменитой дискуссии «Классика и мы» чуть ли не сорок лет назад.

 

Но чтобы вы не думали, что у нас все так плохо, перечислю и некоторые полезные для литературы дела, которые наметило наше государство. Об этом говорилось на «Всероссийском литературном собрании», в котором принял участие президент. Что это за дела?

Разработка национальной программы поддержки чтения; объявление 2015 года годом литературы; разработка программы поддержки писателей; субсидирование книжных магазинов; увеличение зарплаты учителей литературы, внесение изменений в экзамены по литературе; создание Фонда литературы; восстановление в Литературном институте факультета переводчиков.

То есть можно надеяться на лучшее. Если, конечно, все это не останется только благими пожеланиями. От себя могу добавить, что выжить литературные журналы смогут только в том случае, если государство окажет им поддержку, признает их частью исторического литературного наследия, возьмет на себя даже не финансирование, а их распространение. Первым шагом на этом пути могла бы стать гарантированная (за счет бюджета) подписка на журналы для библиотек и учебных заведений. В России сегодня насчитывается около 39 000 библиотек и несметное количество вузов. Если бы государство обеспечило «толстым» литературным журналам подписку хотя бы для 10 000 из них, большинство материальных проблем редакций было бы решено.

 

Записала Ольга Бескровная, студентка 3-го курса факультета журналистики Кубанского государственного университета

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru