litbook

Поэзия


Приватное бессмертие героя+7

* * *

Надсадней жизнь, усвоившая роль

Троянского коня… Без диалога,

Строга, топчась в неведенье, юдоль,

Куда сдает нас долгая дорога – 

 

К себе… Настойчив и в сомненьях лют,

На волю вышним провиденьем пролит,

С претензией частиц на абсолют,

Мир, чаще – истязая, не мирволит

 

Герою, ведь, взаимности вовне, 

Любовь к себе – роман, который длится

Всю жизнь.., но, зачерствев,- спиной к спине,

Он, всех нас унося с собой, двоится,

 

И, за отловом фактов, ко всему,

Под занавес, чтоб с прошлым не лукавить,

С пристрастием к себе, по своему

Дурному вкусу обставляют память,

 

Покуда, размывая имена,

Не грянет, потрясенное, как Троя,

Со смертью прижитое право на

Приватное бессмертие героя…

 

 

 

* * *

Помрачнев, мятущийся, вовне

Обязательств, в осени изгоя,

Человек естественней во сне –

В нем он адекватен себе, стоя

Скепсиса… С ухабами в судьбе,

Чтя предрасположенность к запою,

Противопоказанный  с е б е –

Нравственности жертвует собою.

 

Бедствующий духом, но – в долгу

У химер в аду благополучном,

Пышный Люксембургский сад, ау,

Обступая нас в саду Нескучном!

Оторопью облитые дни

Выпрядают солнечные нити,

Тем виднее с донца Сен – Дени

Сердце задубевшего – в зените.

 

Горько, с заблужденьями взаймы,

В городе, трактуемом – «клоака»,

У   з а и м о д а в и ц ы - зимы,

Мне тебя не выпросить, однако,

На случайность оставляя дом,

Как в звонках полнощных ни лютуешь,

Ты, с пустой головкой под крылом,

Где, в заемных стенах, зазимуешь?

 

Тем бескомпромисснее наплыв

Времени на лицах… Плод раздора –

Горше испытанье на разрыв

Образа брюзги и резонера.

Трещину по сердцу торопя,

В чем, оправлен славою, ни каюсь,

Памятью аскета – за себя

Я, в себе зажившись, не цепляюсь.

 

И, неразрешимый испокон,

Сокрушенно обернулся схимой

Сон мужчины – отшатнувшись в сон

Перелетной.., взбалмошной… Любимой.

 

* * *

Ни осень, в нас зажившуюся, ни

Оплошности на ледяной дорожке,

Ни вкрадчивую пластику – сродни 

Струящейся, ленивой неге кошки,

 

Ни, в гневе, нарекания судьбе,

Чьи каверзы отчетливее вижу,- 

Себя, лелеем сплетнями, в тебе

Я (кружевной характер?..) ненавижу.

 

Я для тебя не существую, и,

С иносказаньем дней, неоспоримо,

Что ненависть претензии свои

Заимствует у нежности, помимо

 

Улыбки… Увядание дразня,

У самой лютой, в холоде, гордыни –

Форма смиренья… Вычеркнуть меня

Из бытия спешишь ты, и поныне,

 

При косвенной судьбе твоей, глухи

К пустым увещеваньям негодяя,

Непримиримы старые духи,

К неистребимой памяти взывая…

 

 

 

Стрела

 

Время разноречиво, но, демон по притязанью

На столетья, ввергая в столбняк дальнобойным пеньем,

Ты не стоишь вниманья как странница по призванью,

Дико неотразима в убийственном оперенье.

 

Уязвимее жизнью, ч т о  молодость, как не верность

Прямизне притязаний?  Расщепляемое тобою,

Время снова смыкается… Но, от себя ж за вечность,

Ты пронзаешь.., ты с лету играешь чужой судьбою.

 

Нити ассоциаций, силки притяженья, рвутся

В закипающем посвисте, пуще любви и бденья…

И все невыносимее жажда, убив, вернуться

К тетиве, изнывая, звенящей от напряженья.

 

Гибель бьет, и навылет, хрипя, горловым биеньем,

Ибо, вольноотпущенница – амазонки? скифа? -,

В хрупких хрониках Хроноса, несомая узким зреньем,

Ты, лазутчица их, перемахиваешь из мифа

 

В миф, не явленный миру… У вечности – перестарки,

Они пьют твое здравие… И, наподобье судей,

Чем, терпенью учась, опрометчивей твои Парки,

Тем смертельнее – смертный, орудье своих орудий.

 

 

       * * *

Тая от негодяев ясный альт,

Творец – строптив..,  у повседневной черни

Задача – закатать его в асфальт

Забвения… Не соискатель терний,

 

Но – взысканный досрочной сединой,

Он, в принципах – усвоенных зубами,

Зафлаженный враждебною средой,

Жив, яростный,- гранильными страстями.

 

И, жесткая, о наболевшем – вслух,

Жизнь от скорбей его неотторжима,

Назло злословью «пестующих» дух

В режиме перманентного зажима.

 

Тоски и отвращенья не тая,

Пора бы внять, что, при ночной бутылке,

Грешно негодовать: у бытия,

В заигранных страстях, – мораль морилки.

 

Прибито бытом, оно дышит злом,

Как верно, что, не обещая всходов,

Преуспевает – выросший в одном

Из привилегированных народов.

 

Нелепо, у облыжностей в горсти,-

Влачить свой век, но, с безнадежным «Баста!»,

Абсурдней – против горестей грести,

Означив жизнь – балладою балласта.

 

Один исход, когда , и наг, и сир,

Покинешь всё.., но, отрицаем вами,

Творец – строптив, и только плачет мир

Его непримиримыми слезами…

 

Рейтинг:

+7
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Комментарии (1)
Николай Шамсутдинов [автор] 18.09.2015 07:11


Великолепные стихи! Нулевой рейтинг - означает необходимость читающей (не то!) массе еще дорасти до осмысления великолепия представленных стихов.
Ирина Михайловна.

0 +

Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 997 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru