litbook

Поэзия


Штурман железнодорожного плавания+1

Мастер и Магритт

 

Январьвар неприступней, чем Форт-Нокс.

Из стен июниверсума расплав густ.

Разлёгшись на апрельсах, мартодокс

несентябрежно выпивал заздравгуст.

 

Горит мой самолёд-февраль, петляет;

оттаин приручьил ручную кладь я.

Суконная эпоха позволяет

носить неразрешёлковые платья!

 

Половником-луною облака мни

(карто’felicità — пюремещенье!..),

застёжками прозвав непромокамни

в н’одежде на потере-во-плащенье,,,

 

Констанция конечная, маэкстро!

Глубоководный сел на опохмель сон.

Полуночьем полей побеги бегства,

метройка-поезд — адмирал тоннельсон!

 

Царь каленДарий соткан сам из дат.

На пляже битв не пляшется пирриха.

Где новозелье празднует Герат,

пыхтит Москватья баба Бовариха.

 

/декабрь 2001/

 

 

                            М. А. Булгакову

 

От паниБрутства пострадав,

шёл Üllő’й Цезарь на поправку.   <1>

Матёртый произволкодав

пьянiще выл на брудершавку.

                        В предвзглядно-непроглядной зге

                        мурлычут свинг морские свинки:

                        да сгинет в глэмовой loose’ге   <2>

                        лязг лизергиновой лезгинки!

                                              «Когда король галерно гол,

                                              шут — боцман, а корма — кормушка!» —

                                              ворчит старуха Изер’girl,   <3>

                                              в петушьеногой злясь избушке.

                                                                     Жень(шер)шень жало поднесёт —

                                                                     обмыть миндальные медали:

                                                                     кто век на поводке пасёт,

                                                                     того мгновения взнуздали!,,,

                                                                                          Рамзес воскрес не с той ноги,

                                                                                          Смяв иероглифов личинки:

                                                                                           Пирамидальны пироги,

                                                                                           да тестно в них многозначiнке!..

                                                                     Взливь Пазолиньевой золы

                                                                     привыкнет обессмерчем виться —

                                                                     и рам обуглятся углы,

                                                                     и сбросят грим испепелiца.

                                             Налог на логос: блок берлог;

                                             обложек блажь, ланд(брудер)шафты…

                                             В палеолит, Палеолог,

                                             Царьградость вылив, может, прав ты?..

                       И, до-успехи не надев,

                       надеюсь верить без любви я.

                       Дивись, Дивеево, на дев:

                       суфле для суфиев — София!..

Плесните йода букве «йот» —

невозвращётке-конформистке!

Одной-бесятой nevező’т:   <4>

чисты тождевственно очистки,,,

                                    На раны руны мечет меч.

                                    Жестокись меди’a: живых-нет.

                                    И нечем мне камин разжечь: —

                                    снов нет. А рукопись не вспыхнет.

 

<1> [юллё] (венг.) – наковальня;  <3> [гё:л] (англ.) – девушка;

<2> [лу:з] (англ.) – терять;            <4> [невезё:] (венг.) – знаменатель.

 

/март 2004/

                    

 

                           Леониду Губанову

 

Холст тридцать семь на сорок два.

Такого же размера небо…

Мы воскресаем не от хлеба,

Его в свечах смочив едва.

 

Взмах птицать три на сорок вспять.

Такой же высоты безмерье…

Мы не от вьюг теряем перья,

В чернила бросив их вмерзать.

 

Даль сто отвёрст и насовсемь.

Такой же безвозврат — билетам.

И снег ложится нераздетым,

Всхрусталив мёрзлословья немь.

 

Шлем шестью жесть да на копьё.

Такой же глубины пронзелье.

Мы не распаханы в похмелье,

Стирая с терния репьё.

 

Кисть — пол-ручья на тьму песков.

Такой же жажды в море сахар.

Мы пьём из смерть-с-пути-сметафор,

Сжав апогейзеры висков.

 

Ночь свечью девять — в ноль луны.

В таких же снах — «павлинье око».

Очнувшись от опустошока,

Мы стали в паузах вольны.

 

/август 2000/

              

             

                           Динозаура

 

Земля — из полужарий — двух кузин,

До сока процарапанных досок.

Введу материку Полинезин —

И съем архипелакомый кусок!

 

Чудотворящер-змий давно оглох

От шелеста Георгиевских лент.

Под панцирь полуночник-полубог

Тортилловый кладёт эквивалент…

 

Шторм причесался гребнями эскадр.

Оазис сбрил с барханов миражи.

Чтоб вырезать двадцать-распятый кадр,

Синедриону головы вскружи!

 

Расходится с водой от камня круг,

И отреклась трясина от болот.

Умыв нерукотворьем дело рук,

Не выпустил штурвал Понтий-пилот.

 

Прельстились изумрудалью дождя

Сапфирменной огранки валуны

И, в бижутерем солнечный войдя,

Разбили бриллиампулы луны.

 

Яичницу и Божий скипидар

Не спутай, если краски не чисты!

Не выцветишь глаза уставших пар.

«Не ждали» озвеРепина холсты…

 

/июль 2001/

 

 

                      Мстителепатия

 

Для сведенья счетов,

до сведения скул

пробивал жир китов

всхвостьем тощих акул.

                     Заплатил семь небес

                     за вмерзанье в грозу,

                     выливая Лох-Несс

                     на «Титаник» в тазу,

                                       отсекая нули

                                       от “святых” единиц:

                                       им бы нимбы — в угли,

                                       к пущей зависти пицц!

                                                       Их бы вены — в стога

                                                       да огниво — в Неву,

                                                       где, врачуя врага,

                                                       Петропапортник рву.

                                                                       У столетья уста —

                                                                       как врата без хором.

                                                                       Не расслышишь цвета,

                                                                       не воспев монохром;

                                                       Не полюбишь Руан,

                                                       не замёрзнув в костре;

                                                       не пойдёшь на таран

                                                       с полувздохом «растре!..»

                                      В календарь не глядят,

                                      разряжая обрез:

                                      Хроновержец для дат —

                                      психоделикатес!

             Взвав из лунных вериг

             к филосовести сов,

             сбросит льдовый парик

             расщеплешь полюсов.

 

 /март 2001/

 

 

           Машина бремени

 

Всепланетный коптит потлач,

Завещания вереща…

Бронебойлерный ветер спрячь

В неизбежевый вдох плаща!

 

Белизну распрямил кривизной я.

Переплёты перелистай,

Заливая в зеницу зноя

Пулемятный настой стай!

 

Календарь — отрывная отрава,

Клешне-плюшевый аристокраб,

Безотцовщина римского права

В Авиньонском пленении пап,,,

 

Жаль Калигулу, змейка Друзилла?

Калликратии почерк не рад —

И хронист проливает чернила:

Напоить осушествие дат.

 

Наготу облачённого в плач лица

Не укутать в над-ним-насмеха!

Солнце — отчим, луна — невпопадчерица

К обаязни затмений глуха…

 

Пусть у истины истрезвившейся

Жабры вырастут для вина!..

Жжёт с предхмелья, Землёй притворившаяся,

Солнца тёмная сторона.

 

 /февраль 2001/

 

 

               Невозвращастье

 

                          Огорожу свой ожидар

                          лимонно-сахарным репьём…

                          Я — благом-словлен насмерть дар:

                          амриту из предвстречья пьём.

Лавиночерпием служу:

Ёко для Джона — яд ужу,

вонзень от спиленного жала.

Имперья сброшены орлами;

навязчив гимн “S’you’re-in-the-army”.

Арестократия сбежала,,,

                 Ликантропия перекрёстков.

                 Юродив юрский хвост бульвара.

                 Запряжье арок — крышам пара.

                 Легко ль выманивать из гнёзд сов

                 Юстиниану без пиара?....

                                   ТираннозАвраам бездетен.

                                   Enter’риторию — на ключ!

                                   Бессвечен, вглядчив и колюч

                                   явлюсь средь гула Судных сплетен.

Надсмешник ищет в числах грузть,

арифметис — мутантимир:

спешат нажать на «ну-и-спусть!»,,,

Мир трижды умер, триумвир!

                     Евангелифт на стадосферу:

                     шумит ботвой молитвоплод.

                     Исповедаль принять на веру

                     легко ль сна-ряду в недолёд?..

 

/январь 2001/

 

 

                        Осипу Мандельштаму     

 

«Попробуйте меня от века оторвать —

ручаюсь вам: себе свернёте шею!..»,,,

,,,Устав вино виною разбавлять,

Из луж шипучеглазых «Ив-Роше» пью.

 

Попробуйте на мне пронзённо выпасать

безглазерных прицелов наготочья:

их ствольно-нарезную гипностать

принять как краснотворное не прочь я!

 

Попробуйте меня подковой подкупить,

пробелам прописав прополоскачки,

преторианцев приторную прыть —

Нероновым нейронам (в счёт подачки!,,,).

 

Заточено за-тучье. День шестой.

Исподнебестий, что так звал Енох, нет.

Попробуйте меня кормить капустотой –

пресыщий издевакуум издохнет.

 

Предчудствия — мои предотврачи.

Лечитесь, граф бесцеремонте-Кристо!

Мой дикобразум сном попробуй, помрачи,

сдав кубики на степень кругочиста!..

 

Высокий обольститул ищет знать.

Сквозь смех колодца небо плачет сухо.

Попробуйте меня в двадцатый век вогнать —

ручаюсь вам: ему взорвёте брюхо!

 

 /октябрь 2000/

 

 

                      А. С. Пушкину

 

Изваянья конократов —

зависть древних Индр!..

Там осколки циферблатов

собирал в цилиндр

               Эфиоптикой изъеден,

               вечно камер-юн;

               из-салонов-изгОнегин,

               гемо-Гамаюн

                              шёл проспектом однодНевским

                              в храм Атауальпы;

                              перейти же было не с кем

                              через гениАльпы!..

                                                Князь Интригорь взял в рассрочку

                                                ворох контромиссов —

                                                и оставил Мойку-строчку

                                                без мостов-дефисов,

                              краткий век кавалер-кадра

                              отк(р)утив в зачин: —

                              Петерблудная петарда

                              следствий без причин.

               Час-пик-дама правит вёрткой

               стайкою медуз:

               мчится тройка за семёркой,

               вожжи держит туз.

На цепях Второпрестольной —

Смольные хлеба.

Машет шляпкой треу’gaule’ной   <*>

НатАли’Баба,,,

                   Нимбовидны вскружья ада

                   без колец на срез…

                   КоменДанте, Вам награда —

                   окончанье «эС»!

              

<*> [голь] (фр.) – плеть.

 

/январь 2007/

 

                 

 Дмитрию Кедрину, Георгию Ордановскому, Александру Егорову –

                         поэтам, погибшим в электричках

 

1.

Учусь анестезимам лишь вблизи

взбелённых до смуглянца амнезий,

где Один одинаковых династий

стал непричастным к частоте участий

прильнувших к Перикл’адам Аспазий.

 

2.

Близорукоприкладство к минувшему —

соловьиная не-всмотрель.

Беззаботик Петра утонувшему

шепчет: «Минная кара — мель!..».

Не созвездия уполноночены

подсознанятым управлять.

Торфографией мхи всклокочены:

вспышно-всточенна руной ‘ять’.

Отпеваемы нерождённые —

литургибельные мытарства,

где в убежищах убеждённые

коронованы на швейцарство…

Облаканули неспособные

обмакнуть строку в тучу бражную!

Целочисленна речь наддробная —

Да скрижаль хрустит, как бумажная,,,

 

3.

Каннибаловень судьбы —

в колесотканном пути,,,

Несгибаюшки-баю,

верстовыи столбов!..

Четвертующе тупы

сосчитайны до пяти.

Стекленебо я не бью;

облакамни — в семь рядов…

Кастанедоросль спьяну

Заклинанялся в гуру;

нечем выложить алтарь:

в колокольне — весь кирпич!..

Дрожь в ногах унять сафьяну

не по силам на пиру!

С Шивой по рукам ударь —

сотрапезников покличь!,,,

 

4.

Поэты умирают в электричках,

от счастья невозможности постичь: как

рифмуется с билетом арбалет?..

Где много запятых, там мало-точья,

бессрочно пригвоздившие бесстрочья,

смеются в-скобки-схваченным вослед.

Забвение — забавное забрало,,,

Анналов пересохшие каналы:

прилива ждёт ковчег «Позавчера».

Хароном притворился Васудэва,

присвоив переправо разогрева —

и тлеет безбилетняя жара.

 

5.

Голодным и в собратстве не найти сыть.

Где выл поп-фолк, давно играют симфо.

И вынуждена имя рассекретить

Графлёная под мифы псевдонимфа.

 

/25 июля 1995/

Рейтинг:

+1
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru