litbook

Проза


Кулинарные записки0

     

      Дорогой читатель! Кулинарные записки – это художественные рецепты. Эти записки – дань истории, по сути – жизни, которая плетет свой причудливый узор. Ведь кулинария – такая же часть истории, а блюда – ее прямые участники. За неказистым ужином могут стоять великие события. И кто знает, какими были бы уроки истории, если бы Иван Грозный полюбил сладкое вместо кислого, а иной правитель – горячее вместо холодного.

      Хочу поведать тебе, дорогой читатель, о блюдах, которые стали знаковыми на русской земле. В этих рассказах переплелись реальность и вымысел. И пусть они, сочетаясь с силой твоего воображения, перенесут тебя на много лет назад. А если, мой добрый друг, тебе захочется вдохнуть аромат подовых пирогов, отведать вальдшнепа или глотнуть медовухи – пожалуйста. Рецепты прилагаются к каждому рассказу. Ты окажешься на душной улице Немецкой слободы, рядом с Анной Иоанновной или в царской палате в морозный январь...

      Итак, приятного аппетита! 

 

           Медовуха Ивана Грозного

 

     В январский полдень,  когда поземка бежала по забеленным улицам Москвы, в царскую палату ввели взволнованных девиц. Одетые в дорогие платья, причесанные, нарумяненные  -  они были ни живы, ни мертвы от страха. Царские смотрины.

     Оставшись в пустой комнате, девушки первое время молчали, но вскоре молчание стало невмоготу. И будто нарочно – томительная тишина за дверью. Хоть бы стук, или звук голосов.

     А между тем, сколько они уже пережили…

     Было их ни много, ни мало, а двести девиц. Двести красавиц свезли со всей Московии – и знатных, и простолюдинок, и богатых, и почти нищих. Все лицом милы, телом ровны, росту высокого, здоровья отменного. Отбирали их тщательно – и сами бояре, и мамки, и няньки, и бабки-повитухи. Отбирали по внешности, по здоровью, по уму, по родовитости, по слухам. Из двухсот остались они одни – двенадцать девиц. Ох и страшно!

     - Я сегодня сон видела, курица по улице бежала, -  тихо проговорила одна из девушек с ярким румянцем поперек щеки. Её звали Марфой. - Сказывают, это к дочери.

     - А если петух, то к сыну? - нервно хохотнула кареглазая Ефимия, самая полная из всех, - брешешь.

     - А вот и нет, - обиделась Марфа.

    В разговор вмешалась высокая широкоплечая Василиса.

     - Да будет вам лаяться! Послушай лучше. Мне вот нянька рассказывала, будто есть такая страна Византия. Много лет назад там выбирали девиц в царские невесты. Девицы те решили отгадать, кому же быть царской невестой. И придумали такое задание: сняли с себя башмаки, сели на пол, решив, будто по специальному знаку поднимутся, и кто первый башмачки обует – тому и быть царской невестой. И только девицы разулись, уселись на пол, как дверь отворилась, и вошел царь-батюшка. Понятно, что они вскочили и давай туфельки натягивать. Одна из них первой успела… И что вы думаете? Именно она царской невестой и стала.

     В это время дверь резко отворилась, и вошли разносчики. Они несли подносы, на которых стояли диковинные чарки с горячей медовухой.

     - Ух, - облегченно выдохнула одна из девушек – красивая темноволосая Анастасия, - я-то уже думала, царь пожаловал.

     Медовуха была отменная – сладкая, тягучая, с небольшой кислинкой (видно, клюковку добавили) и легкой горчинкой (на пряности похоже). Девушки потягивали напиток и потихоньку их лица расслаблялись, голоса становились оживленными.

      - А я бы ещё чарку выпила, - почти прошептала Марфа, - всё ж веселее ждать.

     Прошло уже несколько часов, а они все толпились в горнице. Кроме чашек с медовухой, с утра во рту у них не было маковой росинки.

    - А может, погадаем, как та заморская царевна? - предложила бойкая Ефимия. - А то ведь только страху на себя нагоняем. Я, кажется, того и гляди, чувств лишусь.

     - Что вы! –перепугалась Анастасия.

     Она казалась самой миловидной из всех девушек. Взгляд у неё был добрым, нежным, ничуть не жестким. В нем не сквозило ни зависти к соперницам, ни алчности, ни гордости.

     - А если царь войдет?

    - Мы уже вон сколько времени здесь стоим, - присоединилась к Ефимии Василиса. -  И никто не появился… А ну, кто с нами?

     Девушки одна за другой усаживались на пол и снимали туфли – атласные, сафьяновые, всевозможно украшенные.

     Анастасия вздохнула и тоже опустилась на пол. Совсем не по душе была ей эта игра.

     - А знак какой будет? – спросила Василиса.

     - Давайте споем тихонечко, - предложила Ефимия, - а как песня кончится, обувайтесь и поднимайтесь. Кто первый поднимется – быть ей царицею.

     По залу полетела песня. Сначала слабая, постепенно она набирала темп и ритм:

               Пчёлы белояровыя!

               Тю вью верею павы!

               Ко двору-двору,

               Ту-ру-ру-ру-ру.

     Анастасии было не по себе. Она все время боязливо косилась на дверь. Ей казалось, что та вот-вот отворится. Недалеко от двери белело небольшое оконце. Случайно взглянув в него, она увидела, как снежинки на стекле нарисовали белую голубку. И до того правдиво, что Анастасия отступила назад.  Анастасия продолжала смотреть на неё, а голубка, словно живая, наклонила голову.

     Девушки запели громче.

     Анастасия продолжала любоваться голубкой, как вдруг она дернулась и взлетела, стукнув клювом в окно. Словно знак подала. Через секунду в оконце лишь настойчиво стучались снежинки. Вздрогнув, Анастасия потянулась к алым туфелькам - всего лишь на несколько секунд раньше остальных девушек…

     В этот момент дверь скрипнула, и в горницу вошел царь.

     Девицы начали спешно обуваться, но первой на ногах оказалась Анастасия. От страха она едва не лишилась чувств. Царь подошел к ней – молодой, с лица приятный, взгляд испытывающий. Пока остальные поднимались, обувались, царь разглядывая онемевшую Анастасию.

     - Что ж ты, душа моя, и взгляда не поднимешь. Люб я тебе?

     - Люб, царь-батюшка. Не смею прогневить вас, оттого и в пол любуюсь, - чуть слышно ответила Анастасия.

     Но глаза подняла. И царь подал её платок и кольцо – знак того, что выбор сделан.

     «Ладушка, заживем мы с тобой на счастье», - глаза его сверкнули, но, уходя, Иван, нареченный в истории Грозным, покосился в сторону отвергнутых девиц.

Медовуха:

Состав:

Мёд – 2 кг.

Вода – 4 стакана

Клюква – 1 стакан

Вишня – 3 кг.

Корица – 1/2 ч.л.

Гвоздика – 2 шт.

Мускатный орех – щепотка

Дрожжи – 15 г.

Способ приготовления:

Смешиваем мёд с водой, ставим на маленький огонь и варим 10 минут без крышки. Добавить пряности, ягоды и варить ещё 50 минут. Смесь должна увариться на четверть от первоначального объема. Готовую смесь охладить, процедить, перелить в кастрюлю, добавить дрожжи, размешать, накрыть полотенцем и оставить на сутки. Через 24 часа банку закрываем и убираем в холодное место на 6 месяцев. Чем дольше хранится медовуха, тем лучше будет её вкус. Сроки хранения медовухи раньше достигали 40 лет.

Приятного аппетита!

 

Меншиковские пироги

 

      Алексашка Меншиков брёл по выжженной солнцем улице. Широкая, чистая, она бежала через Немецкую слободу – городок, выстроенный иностранцами. Сюда стеклось много разного люда, желавшего обогатиться на русских просторах.

     «Ну, - размышлял Алексашка, - и где вчерашний немец? Как же его звали… Лефорт! Заказал пироги с зайчатиной, а самого нет. «Стой на Аптекарском переулке в полдень. Ехать буду – пироги отдашь», - вспомнился голос вчерашнего покупателя.

     Алексашка побродил по песочной дороге, полюбовался белым голубем, который словно комок снега примостился под крышей. В закуте, спасаясь от жары, томно развалилась собака. «Тоже тварь божья – плавится на солнце, - подумалось Алексашке. - Ладно, сам к Лефорту пойду. Дом у него известный. А сад, люди говорят, вообще лучший в Слободе. Не берет его засуха, растения заморские вьются по грядкам, трава на газонах, словно ковер раскинулась».

     В это время раздался стук копыт. Алексашка увидел экипаж, запряженный парой. Вот он – Лефорт. Франц Яковлевич.

     - Тпру-у-у, - полетело по улице.

     Дверь отворилась, и показался начищенный до блеска, изумительной красоты ботфорт.

    - Бонжюр, - Лефорт хлопнул Алексашку по плечу, - ну-ка, дай посмотрю, что ты там притащил.

     Алексашка услужливо открыл короб, а оттуда… М-м-м. Свежий дух выпечки полетел над улицей. Даже собака приподняла оплывшую морду… Не нужно и  заглядывать в распахнутую котомку, чтобы понять: пироги. С поджаристыми боками, мягкие. На некоторых корочка потрескалась, и через неё выглядывал белый плотный мякиш. А внутри начинка – горячая, пахучая. С коробом проглотить можно, если голодный. Хлебный запах щекотал нос и заставлял урчать желудок, хоть Алексашка с утра и поел. Лефорт потянул носом.

     - Шарман, шарман, - улыбнулся он.

     Потом вытащил из короба тёпленький, пухлый пирожок и, прикрыв глаза, откусил.

     - Что ж ты, сукин сын, пироги с зайчатиной притащил? Я ж тебе по-русски сказал: с говядиной.

     - Господин честной, вы изволили вчера с зайчатиной откушать. Вам понравилось, так вы ещё заказали. А коли это вам не по вкусу – так не извольте беспокоиться. Тут у меня какие хочешь.

     Алексашка постучал по коробу и заголосил:

Пироги хорошие,

Пахучие, пригожие,

Дюжина с говядиной,

Тройка с зайчатиной, 

Пара с сердцем,

Один с печенкой

На радость жонке,

Даже с яблочной крошкой

Есть немножко.

     Одновременно он копался в коробе и пытался всунуть Лефорту то один, то второй пирог. Тот смеялся, отмахивался, внимательно наблюдая за бойким пареньком.

     - Рецепт-то знаешь? Или только деньгу зашибать умеешь? - спросил Франц.

     Он только что расправился с пирогом и, по-видимому, остался доволен.

     - Ваше благородие, так я ж эти пироги словно детей малых у печи нянчил. Извольте, если желаете, все расскажу, - вошел в раж Алексашка.

     - Ну, давай. Врешь, наверно. Коли наизусть расскажешь – в повары к себе возьму, - Лефорт уселся на ступеньку экипажа и положил один сапог на другой.

     - Значит так. Так вы это… Ещё один возьмите. Вот попробуйте – с рыбой – объеденье. Алексашка будто бы полез в большой короб, а сам тихонько достал из неприметной котомки пирожок и протянул Лефорту. Что было в том пирожке - неведомо, а как только Лефорт его откусил – глаза расплылись, подобрели, детская улыбка мелькнула на лице.

     - А ведь таких пирогов я ещё не едал. Вкусно-то как.

      Пирожок и в самом деле выглядел так, что не съесть было невозможно.

     - Вы кушайте, кушайте, - Алексашка суетился возле Лефорта, не глядя на него.

     У Франца Яковлевича вдруг проснулся недюжинный аппетит - один пирожок, затем второй, третий. И с каждым пирожком Лефорт добрел.

     - Тебя как звать-то? – в третий раз спросил Лефорт.

     Глаза мутные, словно пьяные.

     - Меншиков. Алексашка.

     - Хм. Посмотришь на тебя – сметливый, за словом в карман не полезешь, - бормотал Лефорт, словно бы сам себе, но в голос. -  И одет опрятно, одежка хоть и старая, но чистая.

     - Да, да - поддакивал Алексашка, подавая пирожки. - И пирожник мною страсть как доволен. Говорит, такого служаку поискать надобно – исполнителен, смел, ловкость имеет. Говорит, что мне и у знатных особ служить не стыдно, не то, что у него.

      Лефорт слушал эту болтовню, а сам всматривался в графитовую дымку, что нависла над Слободой. Душно. А мальчик-то и впрямь остропонятливый.  «Мне б такой подошел», - тягуче подумалось Францу Яковлевичу.

     - Хочешь у меня служить?

     - С радостью, - не раздумывая, ответил Алексашка, - только с пирожником сговориться надобно.

     - Ну давай, сговаривайся и ко мне. Прямо домой и приходи.

     - Рад, очень рад, - повторял Алексашка.

     - Ну иди. Короб я забираю. А ты как разберешься, ко мне дуй незамедлительно.

     Алексашка оставил короб, а сам, подхватив мелкую котомочку, скрылся за поворотом.

     «Ну вот, уже разносчиков в прислугу беру», - Лефорту стало смешно от этой мысли, но что-то подсказывало, что так надо.

     А Алексашка, завернув за поворот, припустился бегом, так что рубаха пузырилась. Он добежал до Яузы, огляделся по сторонам и, убедившись, что никого нет, запустил котомку в реку. Вода на этом месте тут же густо покраснела, задымилась и забурлила. Несколько минут вода волновалась, а потом все стало спокойно. Дым над Яузой рассеялся. Алексашка несколько минут постоял возле речки, а затем, развернувшись, медленно направился в город.

     Но одиночество его было обманчивым. В кустах, что примостились на потрескавшемся берегу тихонько сидели два мальчонки, на вид годиков восьми и десяти. Они-то во все глаза смотрели, как странный паренек зашвырнул что-то в речку, отчего та заволновалась, заходила ходуном.

     - Не инакшь, нечистая, - прошептал старший.

     А младший, засунув палец в рот, испуганно зажмурился:

     - Надо деду рассказать.

     - Расскажем. До дому доберемся и расскажем, - успокоил его старший. - Не боись. Он уже ушел.

     А будущий герцог Ижорский, любимец царя и баловень судьбы Александр Данилович Меншиков, широко улыбаясь, шагал в город. Всё шло по плану. Жизнь потихоньку налаживалась.

Дрожжевой пирог с мясом

Что надо:

Мука – 1 кг.

Вода – 2 стакана

Дрожжи – 25-30 г.

Оливковое масло – 3 ст. ложки

Соль

Сахар

Начинка:

Мясо (свинина+говядина или свинина+курица или баранина) – 1 кг.

Лук

Соль

Перец

Как готовить:

Дрожжи раскрошить и замочить в теплой воде минут на 30. Размешать отдельно яйцо с сахаром, солью, маслами. Соединить с дрожжами и водой. Тщательно перемешать и досыпать понемногу муку, пока тесто не перестанет липнуть к рукам. Оставить тесто в миске или на столе, накрыв полотенцем, пока не подойдет раза в 2. (или в печь J) Потихоньку придавить руками и снова поставить подходить. Это по времени 1-1,5 часа.

Мясо прокрутить в мясорубке. На сковороде спассеровать лук на растительном масле. Добавить мясо. Подсолить и поперчить. Тушить до полуготовности.

Разделить тесто на 2 части. Одна – больше, другая меньше. Обе раскатать до образования круга. Большую часть уложить в форму для выпечки, выложить начинку и накрыть меньшей частью. Смазать желтком. Выпекать при 180 гр. около часа.

Приятного аппетита!

 

Запеченный вальдшнеп Анны Иоанновны

 

     Государыня Анна Иоанновна охоту любила. Да что там любила. Обожала до беспамятства. Ещё в те времена, когда она императрицей стать и не мечтала, любимым её занятием было разрядить ружье хоть в пролетавшую мимо ворону. Стреляла она отменно и легко бы сбила пятак в вытянутой руке, если бы нашлись охотники на такое развлечение. Боялись не случайного промаха, а прямой пули, ибо Анна Иоанновна была непредсказуема. Невинная шутка вполне могла закончиться стрельбой по живой мишени.

     Теперь, став императрицей, она посвящала охоте почти всё свободное время.

     - Эй, завтра чтоб выезд был готов, - приказала она обер-егермейстеру, с удовольствием поедая марципаны с цветочной тарелочки. - Поедем вокруг Измайлова. Там зайцев много, Эрнст рассказывал.

     - Вашему величеству удача сопутствует. Вы только вчера изволили подстрелить оленя, козу, кабанчика и, кроме того, дюжину зайцев и вальдшнепов парочку. Так что, зайцы только и мечтают пасть от ружья помазанницы Божьей, - лепетал главный егерь.

     Анна Иоанновна сыто вздохнула.

     - Что правда, то правда. Охота – царское занятие.

     Она потянулась, подняв вверх дородные руки.

     - Ну, в общем, чтоб завтра всё было по первому разряду. Поутру и двинем. И Бирону доложи, что с рассветом на охоту поедем.

     Егермейстер почтительно склонил голову.

     «Хм, - подумал он, - можно подумать, ваш курляндец не знает, что вы уже как месяц с лошади не слезаете. Скоро и спать в седле будете».

 

     Утро выдалось на редкость туманным и хмурым.

     - Ну и что это?

     Государыня была расстроена. При таком густом тумане охота срывалась. Видимо, рассеется ближе к полудню… Но Анна Иоанновна не любила выезжать на охоту поздно. Куда приятней прокатиться ранним утречком.

     - Вот, и какая сейчас охота? В таком густом тумане ни одного зверя не увидишь.

     Она с силой швырнула ружье и вернулась во дворец. Анна Иоанновна не терпела, когда что-нибудь (пусть даже погода) мешало её планам. Уголки рта ходили ходуном, а глаза метали молнии. Придворные испуганно топталась у входа, а многие вообще остались на улице. Такие всплески иногда заканчивались совсем недобро. Приблизился только Эрнст Бирон.

     - Анна, ну что ты так расстроилась? Право, радость моя, посмотри какой туман – ни зайца, ни рябчика не заметить. Может, Господь послал такую погоду, чтобы мы с тобой день вдвоем провели? Давай вальдшнепа зажарим, которого ты второго дня подстрелила, бургундского возьмем. Туман рассеется, и мы с тобой на лошадях пройдемся.

     Эрнст обнял Анну за плечи. Интересно было видеть, как в тот момент морщины на лице императрицы разгладились, взгляд стал мягким, а уголки рта растаяли в нежной улыбке. И не поверили бы иные, которые почитали её извергом рода человеческого.

     - Родной, прости меня! Я об этом и не подумала. Так бы и скакала рядом с тобой по лесам. А то вся в делах, заботах: ни взглядом твоим насладиться, ни к плечу прижаться.

     Она прильнула к тонким худым плечам Бирона и в миг из грозной государыни превратилась в слабую, покорную женщину.

     - Эй, - крикнул Бирон слугам, - вальдшнепа приготовить на углях. Того, что её величество вчера застрелить изволили. Стол накрыть, а лошадей подготовить. Мы прогулку вдвоем совершить изволим.

     - Птицу на углях? Ах, как я не люблю мяса. Пусть хотя бы приготовит тот поваренок, что в прошлый раз готовил щуку. Ох и вкусно было!

     Бирон улыбнулся и резко обернулся к слугам.

     - Слышали? Найти того поваренка. Я сам ему рецепт составлю.

     Один из лакеев исчез за дверью.

     - Дорогая, я сам прослежу, чтобы вальдшнеп был великолепен. Поверь, такого ты ещё не пробовала. Сейчас поваренка найдут.

     Он нежно взглянул на широкое лицо императрицы. Но прошло пять, затем десять минут, а поваренок всё не появлялся. Бирон, всё это время рассуждавший о погоде, поглядывал на дверь. Вскоре вбежал запыхавшийся лакей. Взгляд его был встревожен, а лицо покрылось красными пятнами.

     - Ваша милость, поваренок пропал.

     - Как пропал? – удивилась Анна.

     - Ищут везде. Никто не видел со вчерашнего дня.

     -Вот так новость…

     Анна посмотрела на Бирона.

     - Да что вы, в самом деле, - тот набросился на слугу, - тоже мне – иголка в стогу сена. Как может царский повар пропасть? Ищите, где хотите. Чтобы через полчаса был здесь.

     Лакей, поклонившись, убежал.

     - Пропал, - кипятился Бирон. - Пропал! Совсем уж страх потеряли. Рады, что государыня милостива, и ничего не боятся.

     Прошло полчаса, но поваренок так и не появился.

     Бирон, вне себя от ярости, уже потянулся к колокольчику, но в это время в зал влетел тот же лакей. Вид у него был совсем испуганный.

     - Ваше величество, - он поклонился, - поваренка не нашли, его мать сказывает, что вечером его выволокли из хаты два упыря. Высоченные, глаза выпученные, горят огнем, - тараторил слуга.

     Затем выдохнул и, перекрестившись, добавил:

     - Не иначе - нечистая.

     - Какая нечистая? – Эрнст привстал. - Ты что, в Сибирь захотел?

     Лакей рухнул на колени и, зажмурившись, затараторил.

     - Помилуйте. Старуха-мать этого поваренка в беспамятстве лежит. Когда спрашивать стали - перепуганная, перед образами клялась, что вечером зашли в дом два упыря, подхватили её сына, Ваньку Буркина, и выволокли вон. Больше она его и не видела. При этом они красными глазами сверкали, её оттолкнули, когда она вступиться за сына пыталась, так даже и кинжалом пырнули.

     Анна и Эрнст переглянулись. День определенно преподносил сюрпризы. Нельзя же верить какой-то сумасшедшей старухе. В это время послышался топот сапог и в зал чеканной походкой вошел драгун. Он обошел трясущегося лакея и, поклонившись, сказал:

     - Моё почтение. Ваше величество, того поваренка на службу призвали. Старуха с перепугу и по старости приняла рекрутов за упырей, - он едва заметно ухмыльнулся. - Слегла с горя, всё нечистую поминает.

     - На какую службу? – удивилась Анна.

     - На воинскую. Вчера вечером.

     - Вот так театр! – Анна посмотрела на Бирона, - повара императрицы на службу призвали.

     - Вернуть, - пискляво крикнул Бирон.

     - Так точно, ваша милость, - драгун исчез.

     Анна и Эрнст взглянули друг на друга. Эрнст протянул покрытую капельками пота руку.

     - Ничего. Вернут поваренка, а ты указом отменишь ему повинность.

     - Да. Что он там… Офицерам изыски будет готовить?

     Вдруг у Бирона засветились глаза.

     - Матушка, а что если тебе всех дворянских рекрутов упразднить? Нет, всех много. Ну, скажем так: для первенцев воинскую повинность отменить, а для остальных по пять лет службы оставить. Нет, погоди, пять - мало. Десять - в самый раз. Представь воинская служба - десять лет! Это ж дворянство тебя на руках носить будет!

     Анна нерешительно поглядела на Бирона.

     - Это что, вместо пожизненной службы оставить десять лет? Да ты что! Боязно. А как армия, флот без рекрутов? Может, с Минихом переговорить?

     - Матушка-государыня, что ж ты Миниху веришь больше, чем мне? Ты ведь не всех освободишь. Другим дворянским детям десять лет служить придется. А, кроме того,  крестьяне, мещане останутся.

     Анна, казалось, испугалась.

     - Что ты, милый! Ты - мой главный советчик. Конечно, дворянство - наша опора. Вот и давай подарок им сделаем. Ты уж переговорами займись, бумаги нужные подготовь…

     Бирон улыбнулся.

     - Конечно. А теперь я сам займусь вальдшнепом. Хочу проследить, чтоб тебе понравилось.

     Анна просто лучилась от любви.

     - Милый мой, когда ты всё успеваешь?

     Эрнст Бирон покорно склонил голову.

     - В том и жизнь моя.

     И быстро поспешил из зала, чтобы не навлечь на себя дальнейшие расспросы. Скоро аромат печеного вальдшнепа поплыл по дворцу, унося все неприятности Анны Иоанновны.

     - М-м-м, вкусно, - Бирон самодовольно улыбнулся, - всё, как ты любишь. На углях, без специй и гарнира. Смотри, какая корочка - нежная. Во рту тает. За мою любовь!

     Эрнст поднял золоченый бокал с бургундским.

      - А завтра, как погода наладится, пройдемся по шляху. Собак возьмём, ловчий сказывал, что матерого медведя видел. Может, сразу на него?

     Анна Иоанновна оживилась.

    - Медведя? Так это ж с собаками выезд хороший получится. Недавно новых собак закупили в Лондоне. Представь: гончие, борзые, легавые - уже в зверинце. Этакие красавцы. А вообще, Эрнстик, умеешь ты меня подбодрить. Что там подписать надо?

     И Анна, не глядя, золоченым пером подмахнула полдюжины бумаг. А что на них смотреть? И так ясно - каторжные работы, плети, упразднения. По важным вопросам Бирон советуется.

     - По столице ходят толки, будто я лютую.

     - Врут. Вот отменишь воинскую повинность - дворянство тебя вообще на руках носить будет.

     Бирон улыбнулся и поспешно собрал разбросанные листы. Эх, быть дипломатом сложнее всего на свете. С такой работой нет покоя ни днём, ни ночью. И хуже всего, что ты уж и сам не помнишь, какой на самом деле. Эрнст поцеловал императрицу и вышел.

     Это время вошло в историю, как «бироновщина». Эрнст Бирон двадцать лет правил Россией из-за спины Анны Иоанновны. А запеченного вальдшнепа Анна Иоанновна с той поры полюбила и заказывала каждый раз, когда удавалось раздобыть на охоте.

Запеченный вальдшнеп

Состав:

Вальдшнеп – 1 тушка

Дижонская горчица – 1-1,5 ст. ложки

Сок 1 лимона

Оливковое масло – 5-6 ст. ложек

Лук – 1 шт.

Черный перец

Соль

Способ приготовления:

Лук нарезать кольцами. Смешать горчицу, лимонный сок, оливковое масло, соль, перец. Натереть этой смесью вальдшнепа, добавить лук. Поставить мариноваться на 2 часа. Запекать 40-60 мин. при температуре 180 градусов.

 

Приятного аппетита!

 

Андрейкова Юлия Игоревна (Беларусь, г. Минск).  Год рождения: 1983. Литературный стаж: 4 года. Публикации: рассказ "Пустой разговор" (криптоистория), журнал Слово\Word, № 76; «Попутчик светлейшего князя» (№81). Образование: «Брестский государственный экономический университет».


 

 

 

 

 

 

 

 

     

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru