litbook

Культура


Еврейские знания начинающим репатриантам из России0

(продолжение. Начало см. в №1/2015) (А) Архаические рассказы Пятикнижия Рассмотрение содержания библии, в частности Пятикнижия, следует, естественно, начать самым древним его слоем, который учёные называют по-разному. Предлагаю эти тексты обозначить буквой А = архаические. Эти рассказы представляют людей как персонажей отдельных, изолированных кратких сюжетов или их отрывочных мотивов. Учёный-библеист Отто Эйсфельдт выделил следующие рассказы как предания «кочевников», ещё не оседлых земледельцев Ханаана, т.е. ещё не «израильтян». Список сюжетов почти целиком взят из первой книги Пятикнижия 1М; кое-что из книги 2М и 4М. Архаическими считаются следующие тексты Пятикнижия: 1М. 2,4b-3,24*; 4,1 17а; 18-24; 6,1-4; 9,21-27; 11,1-9; 12,1-4а*.6-8; 13,2 .5.7- 11а.12b -18; 18-19; 25,1 -6,11b.21-26a. 29-34; 26,1-2a.3a. 6-23.25b -33; 29,1-30,24*.25-43*; 31,1.3.19-54*; 32,24b-33; 33,18-19*; 34; 35,5.21-22bα; 36,2b-5*.9-39*; 38; 49,1*.2-7;2М,1-2*; 3,21-22; 4,1-9.19-26.30b-31a; 7,15b.17b*.20a-b;12,21-27. 33-39; 13,3-16*.20; 14*1; 15,20-27; 16*; 17,1a.8-16; 19,2-25*; 24,1-2.9-11.13а.14-15а; 32,17-18.25-29; 33,ab-4; 34,10-13*Числа 10,29-36*; 11,1-3.4-35*; 12*; 13-14* ; 20,1-13*.14-21*; 21,1-3.10-35*; 25,1-5*; 32*. Комментарий см. у Эйсфельдта, стр.258-264, № 28; у Форера стр.175-179. Эйсфельдт выделил вышеуказанные рассказы как «Людовые» (народные) предания. Первобытные люди – это кочевники, их более или менее положительный образ жизни отражён в сюжетах. Георг Форер также считал эти тексты отдельной группой, которую пометил буквой N (номадов, кочевников), датируя их несколько позже, но не раньше 960-850 годов до н.э., хотя их содержание гораздо старше. Следует задуматься об отношении «повествуемого времени» к «времени повествования» (точнее, сочинения и написания), которое сказывается на идеологии, на содержании и понимании сюжетов. Так как Форер увидел в текстах этой группы реакцию против общества земледельцев в Палестине, то он склонялся считать местом их происхождения именно среди пастухов, на самом юге Палестины. (Я пометил эти старинные рассказы как группу А = архаические.) Сочинитель преданий группы А представляет себе людей кочевниками (едва ли в порядке реакции против оседлого населения, как полагает Форер). Он считал эти рассказы несомненно старшими, ибо они сообщают ещё об отдельных личностях, никак не связанных с будущими израильтянами (которые уже воспринимались сочинителем как народ), как определенную группу. Предания группы А принадлежали, вероятно, к какому-то объёмистому сочинению об истории человечества. Тексты А группы, пожалуй, ещё (или, вернее, уже) не хотят знать ничего о Ханаане, они сложились в Израиле при ранних пророках Элии и Элише и могут быть поняты как «рехабитские» (это было племя поклонников бога Яхве, которое находилось в оппозиции к Соломонову Храму, имевшей место в 950-650 годах до н.э. (по мнению Эйсфельдта). Тексты А по содержанию несомненно самые древние в «Пятикнижии». Несколько примеров архаических рассказов в русском синодальном переводе: КАИНИТЫ (1М 4) повествует о семье каинитов (если имелось в виду потомство Каина, убившего брата своего, Авеля, то хорошего о них сказать было бы трудно), однако здесь речь шла об «отцах», о зачинателях важных профессий: Явал– «отец» скотоводов; Ювал – «отец» музыкантов и Тувал Каин – «отец» кузнецов (если вообще их имена правильно читали). К Каину, убийце Авеля, эти каиниты, пожалуй, отношения не имели. Все трое, конечно, положительные образы, но о них кроме имени ничего не сообщается. Оседлых людей автор, пожалуй, ещё не знает. ВАВИЛОНСКАЯ БАШНЯ Рассказано о строительстве «Вавилонской башни», чтобы люди не рассеялись по земле или чтобы строить город (в отличие от пустынной степи). Обе версии соединены (контаминированы каким-то редактором), вероятно, уже как грешные действия. Строительство башни не ладится, ибо у строителей смешались языки, и один другого не понимает. Бог изображён по-человечески (антропоморфно), он обитает вдали и приходит посмотреть на строительство, опасаясь кочевников, которые дерзают строить башню до самого неба. Приведу подробней соответствующие тексты из официального, корявого русского дословного перевода древнееврейского оригинала. (1М 11, 1) (2): И случилось, что люди сказали друг другу: наделаем кирпичей и обожжем огнем. Таким образом кирпичи были у них вместокамней, а землянная смола вместо извести. Далее они сказали: «Построем себе город и башню высотою до небес и сделаем себе имя, чтобы нам не рассеяться по лицу всей земли. (5) Но Егова сошёл посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. (6) И сказал Иегова: вот один народ и один у всех язык; и вот что начали они делать; и не будет у них остановки ни в чем, что они вздумали делать; (7) Пойдем же, и смешаем там языки их так, чтобы один не понимал речи другого (8) Тогда Иегова рассеял их оттуда по всей земле: и они перестали строить его. (9) По сему дано имя ему Вавилон, ибо там смешал Иегова язык всей земли, и оттуда рассеял их по всей земле.» Таков текст, который может быть выделен как «архаический», хотя это уже иронический рассказ. Ученые заметили в нём две версии (варианты) одного сюжета: «Строительство ГОРОДА», и другая версия – строительство БАШНИ, которая не даст людям рассеяться. Заметили ли читатели это? Возникли ли вопросы? Вроде о том, чего же желали люди строить? Действие в этом сюжете происходит в Вавилоне. Имя этого города по-еврейски Бавел, который понимается сочинителем от слова БАЛАЛ = смешивать. На самом деле слово восходит к вавилонскому «Баб-эл», что означал исконно ВОРОТА ЭЛА, «божьи врата». Сочинителю это слово не было понятно на исконном вавилонском языке. Люди, стало быть, разучились читать и говорить по-вавилонски, на этом древнесемитском языке (или хотели умышленно дразнить слушателей искажением имени города). Народная этимология (=толкование слов) обычно сводится к переносу чужого непонятного слова на свой (разумеется, единственно понятный) язык. Потому город, дескать, должен называться по мнению кочевников «Смесь, мешанина». Для строительства «города» нужен материал, поэтому рассказ был о том, из чего и как делают кирпичи. Этот мотив и попал в сюжет, ибо в Палестине строили каменные дома из обломков, а в Вавилоне строили дома из глиняных кирпичей. Их надо было уметь делать. Это было для сочинителя, кочевника, обитавшего в шатрах, диковинкой. В тексте, вероятно, вообще сообщалось о первом городе, построенном из кирпичей, а не из камней. Это было новшество, поэтому таким изобретением люди (по мнению автора) могли «сделать себе имя», т.е. гордиться как изобретатели или владельцы, и потому можно было прославиться, об этом-то рассказывали и писали. Далее следует рассказ о божьем вмешательстве. Бог пребывает уже на небе (в этом отражается, по мнению Гункела, распространённая вера в звёзды), ибо там решается судьба человека. Евреи и сейчас поздравляют словом «мазл тов = хорошая вам звезда!» (отсюда немецкий вульгаризм, из идиша: «шламазл» = «шлим мазл, а слово «шлим», т.е. наоборот злой рок, превратилось в «шлам» = грязь). Желая другу «хорошую звезду», говорят «мазл тов», а по-немецки наоборот – говорят о человеке с дурной судьбой «Da haben wir den Schlamassel», т.е. мы имеем тут несчастье. Библейский Бог, впрочем, поздно поселился на небе, потому он приходит пешком взглянуть на строительство молитвенного здания (зиккурат), приближающегося к небу. Это не «лестница» вроде пожарной, а башня как «ступенчатое здание». Шумеры происходили, вероятно, из гористой Средней Азии, потому им хотелось родной ландшафт воспроизвести искусственно на равнине Месопотамии, которую они некогда освоили. Библейский Бог в тексте автора, вероятно, строительством людей недоволен (приличней кочевнику жить в переносных «шатрах», а не в каменных или кирпичных домах!). Бог свысока или издали видит строительство, и он хочет, чтобы оно прекратилось. Но как это сделать? Написано, что сила людская в том, что они говорят на общем языке. Именно поэтому, мол, бог хочет расстроить дружное строительство созданием многоязычия, и люди перестают понимать друг друга. Сюжет вполне разумный, вовсе не кажется примитивным, а скорее удачной поздней стилизацией. Корней Чуковский задумал выпустить в советский свет пересказы библии для молодёжи. Это был смелый шаг... Он набрал безработных вдов или дочерей своих коллег-писателей, которые, вместо перевода библейского рассказа о строительстве вавилонской башни, стали иллюстрировать сюжет (якобы смешной) болтовнёй людей, разумеется, не владеющих русским языком. Во время оно (т.е. куцой «перестройки») стали издавать «Мифологическую энциклопедию», не чураясь библейских рассказов. Весьма образованный москвич Елизар Мелетинский (член редколлегии) предложил пригласить меня в соавторы. Я согласился представить требующуюся статью «Вавилонская башня». Однако энциклопедисты побоялись для этого сперва подготовить читателей сведениями о текстологии библии, которую энциклопедисты, вероятно, не читали. Поэтому сюжет (опасался я) повиснет в коммунистически чистом или спёртом воздухе. Советская редколлегия, конечно, всегда всё знала лучше любого автора... Я изложил обе версии сюжета о строительстве башни и города. И, как положено, указал на литературу по теме, разумеется, не на русскую, ибо таковой не было и нет. Получив корректуру, я заметил, что вместо издания одной рекомендованной мною книги редакторы «исправили»: было «Гёппинген», исправили на «Гёттинген»... Таковы были уровень компетентности академических редакторов и степень недоверия к беспартийному автору. По некоторым причинам, ключевую статью о фольклористах Вальтере Андерсоне (моём учителе) и проф. Томпсоне (который пригласил меня в США как сотрудника) взялась писать некая кандидат наук Померанцева, доцент МГУ. Я решительно отказался от дальнейшего сотрудничества в этакой (давно нужной) энциклопедии. Вернёмся к комментарию к библейской теме. В разбираемом тексте бог говорит о себе во множественном числе или обращается так к своим советникам. Но о них ничего не сказано. Почему? Вероятно (полагал выдающийся библеист Гункел), речь шла о пленуме помощников-богов, что (по мнению сочинителя или редактора – цензора текста) было несовместимо с единобожием. Этиологический (объяснительный) рассказ о строительстве башни объясняет наличие многоязычия, а также толкует название города Вавилон. Речь, стало быть, идёт о «языкознании». Мы имеем тут дело с обычной «народной этимологией», толкующей чужое слово при помощи созвучия со своим родным языком, исходя из воззрения, что некогда все люди произошли путём «развития» (эволюции) от одного общего предка, который имел естественно один язык. Это было мнение советского академика Марра, который считал, что все языки мира образовались из четырёх слогов «ер бир шан» (четвёртый слог я забыл). Так учили в школах в 20-х годах после Октябрьского переворота. А уже после войны Сталин, будучи ещё раньше провозглашён трусоватыми академиками «корифеем всех наук», вздумал отказаться от Марра (который умел беседовать с ним на грузинском языке); Сталин выступил с критикой, которую ему подсунул другой земляк. Все граждане СССР уже после войны, особливо учащиеся, обязаны были досконально изучить, как глубокую «законченную языковедческую теорию», откровения Сталина о языках. Так его опять подтвердили «корифеем всех наук», прося дать народу после учения о «Марксизме и языкознании», также учение об экономике. В теории, что всеязыки разрослись из одного корня, была некогда убеждена советская наука, боровшаяся против зоологии «вейсманизма – морганизма». Мой тёзка, Исидор из Севильи, считал, что бог говорил с Моисеем по-библейски, т.е. на еврейском языке. Во всяком случае, это был крепкий аргумент против расизма (что не устраивало Гитлера). Тогда ВРИО гения, Марр, выдвинул «яфетическую» теорию, согласно которой грузинские языки решающе участвовали в развитии языков мира, что тогда негласно устраивало Сталина. Библейский рассказ пытался осмыслить строительство великого города Вавилона. Известно, что на равнине Ефрата, где гор нет, вавилоняне строили для священной молитвы высотные здания с возвышающимися ступенями. Такое строение, вероятно, поражало кочевников (искали причину такой архитектуры). Бог, мол, рассеял своих поклонников, речь которых послышалась чужим ушам кочевников (сочинителей этого рассказа) просто болтовнёй (правилен и хорош всегда лишь родной язык, а чужая речь смешна и жалка, и годна разве для передразнивания). Поэтому город Вавилон не должен был именоваться «Вратами бога», и потому по-еврейски город назван в библии «Бавел», якобы от слова «балал» (=смешал). (Это слово, кстати, созвучно по-русски слову «болтовня».) Рассказ о строительстве вавилонской башни отражает непросвещённое понимание израильтян, их предков, великого города, что казалось им мерзостью, грехом (даже местом ссылки в наказание). Это характеризует скорее автора, нежели древний город Вавилон. Теория о субъективности всякого текста применима при чтении всей библии, вообще всякой литературы (кроме бывшей советской, всегда однозначно правдивой, объективной!). Вывод: читая любой текст, необходимо выяснить место и время его сочинения. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВЕЛИКАНОВ Другой архаический рассказ сообщает о происхождении великанов - исполинов 1М 6, 1-4: (1) «Когда люди начали умножаться на земле, и родились у них дочери, то случилось, (2) Что сыны Божии, видя дочерей человеческих, как они прекрасны, брали их себе в жёны, которую кто выбрал. (3) И сказал Иегова: не вечно Духу Моему быть пренебрегаему человеками; в заблуждении своём они суть плоть; да будут же дни их сто двадцать лет. Отсюда пошло у евреев пожелание друзьям прожить до 120 как божью милость. (Хитрецы желают другу прожить до 119 лет, чтобы можно было оплакивать друга, который, увы, умер преждевременно.) Как явствует из контекста, ограничение долголетия означало наказание. Неизвестно за какие грехи? Впрочем, Моисей якобы прожил 120 лет, посему это пожелание стало положительным. (Подсчёты возраста библейских персонажей, как правило, фантастические, восходя к «поповской редакции».) Читаем дальше примечание к тексту о сынах божьих в корявом русском «синодальном» переводе: В то время были на земле исполины; особенно же с того времени, как сыны Божия стали совокупляться дочерьми человеческими; и они стали рождать. «С и и суть сильные, издревле славные люди». По-видимому, сочинитель не одобряет мезальянс сынов божьих с людскими красавицами (хотелось упростить для христиан название «сын божий», ставшего чуждым для иудеев). Вообще странно, что такой текст попал в Тору и, пожалуй, частично слишком долго сохранился в ней! Христианские ортодоксы твердят, что раввин Иисус был «Божьим сыном» от Марии, поэтому они начисто отрицают самое существование смертного назаретянина Иисуса как человека, хотя евреи отрицают лишь божественность его происхождения. В Тартуском университете в 1940 году была объявлена тема на конкурс понятия «Сын божий». Я взялся её писать, но до конкурса уже не дошло: Эстонию присоединили к СССР, коммунисты закрыли факультет, не дожидаясь распоряжения из Москвы, утверждая, что бога нет, зачем же исследовать понятие «сын божий»? В ожидании Мессии хасиды стали считать святыми никак не священников (!), а всего лишь «убиенных за веру» евреев, точно так, как католики своих праведников признают после их смерти решением Ватикана сначала «блаженными», позже «святыми». Хасидский культ, следовательно, оказывается «католичнее», ибо «любавичский» ребе Шнеерсон из белорусского местечка Лады ещё при жизни слыл для них «святейшим». Американский еврейский суд решил, что Шнеерсон является потомком царя Давида, и потому он и есть (был!?) ожидаемый Мессия, который пребывает ныне на небе, дожидаясь своего часа, чтобы оживить усопших и привести их пешком в Иерусалим. * «Повествуемое время» А-рассказов относится к отдалённому прошлому, и похоже, что «время повествования», т.е. их написания, тоже было отдаленное, составляя древнейший слой воспоминаний в Пятикнижии, дошедший в составе библии с 9-го века до н.э., т.е. из эпохи царя Соломона Давидовича и его династии. А-рассказы положили начало библейской повествовательной письменности. Повествуемое время этих рассказов относится к очень отдалённому, уже забытому прошлому, и похоже, что время повествования (и/или записи ) тоже было уже весьма отдалённое, тем не менее это составило древнейший слой Пятикнижия, т.е. «Т о р ы», дошедший в составе библии всего лишь с 9-го до 6-го века до н.э. Эйсфельдт датирует А-периодом 950-850 годов до н.э., не позднее 721 года до н.э., когда произошло крушение северного Израильского царства. Традиция названных рассказов бытовала среди храмовых жрецов и пророков, что для идеологического понимания текстов важно знать. Надеюсь, что уважаемые читатели на этих примерах получат некоторое представление о том, как надо воспринимать библию и что такое «библеистика». ЭКСКУРС: ИМЕНА БОГА Имя «Яхве» было употребимо ещё у мидъянитов (у туземцев Аравии), но в Пятикнижие оно попало будто бы из текста 2М 2, 16 и 3,1; 2М 3, 6 и 6,3. «Бог отцов» был ЕЛ, его будто бы Моисей назвал непривычно именем «Яхве», которое означало буквально, что «он делает сущим» (от слова хай = быть), пожалуй, в смысле «быть с богом». В греческом и русском переводе написан всего лишь божий ответ на вопрос Моисея: «Кто ты? Каково твоё имя?». Ответ гласил: «Аз есмь сущий» (или неласково «я есм кем есм»). Сущность толковалась богословски. В исследованиях возникло понятие «Яхвист» как анонимный автор слоя текстов Пятикнижия, описавших историю народа, начиная «сотворением вселенной богом Елоим» (1М 1,1) и кончая крушением государств Израиля и Иуды. Следующий этап истории, например, приключения Иакова и Моисея, описал в Пятикнижии «Елоист», который регулярно называл бога Елоим. Название Елоим распространилось, вероятно, в силу консервативной реформы царя Иошии (639—609 гг. до н.э.). Имя бога писали «Тетраграммой» (т.е. написанием всего лишь 4 букв, нечитаемых вслух). Тетраграмма была «вокализована» (огласована) и прочитана, как «Адонай» в смысле «наш господин», по-русски «господь». В Септуагинте вместо священного имени по-гречески писали и читали «кириос» или только ИЕГОВА. В период времени с 9-го до 6-го веков до н.э. имя божье, бывало, писалось четырьмя буквами, что засвидетельствовано в разных формах, включая имена собственные людей (либо в началах как «яху» или «ехо»; в окончаниях, например ИеремИЯ, ИЕшаЯу), иногда в начале и в конце имени. В обиходе, как в «Ленинградской рукописи» Торы 14-го века н.э., стала популярна набожная замена словом «имя» (=шем), а чьё имя подразумевалось? Получилось даже Адо-шем (=адонай + шем). Этим пользовались канторы в концертах (не в молитвах), дабы не произносить священное слово «всуе» (вне богослужения). Обозначением бога словом Елоим пользовались пророки, поэты, пожалуй, в отличие от рассказчиков – «Яхвистов» (впрочем, в Торе имеются тексты, где Яхве и Елоим стоят как синонимы рядом). Бога «Елоисты» называли регулярно только именем Елоим (2М 3,14). Формально это слово множественного числа. Это привело к образованию нового научного термина ИЕГОВИСТ для обозначения понятия «бог Яхве» вместе с «богом Елоим». Эпохальная (временная) разница между «Яхве» и «Елоим», к сожалению, терялась. По-русски бог назван просто «Господь» (т.е. в сущности «Ваал», как именовали почтительно своего бога соседние народы Ханаана). Русский термин «господь» есть буквальный перенос из греческой так называемой «Септуагинты», т.е. перевода Пятикнижия с древнееврейского оригинала на греческий обиходный язык 3-2-го веков до н.э. для тех евреев, которые свой исконный язык забыли. Было в ходу редкое, уже тёмное имя бога как «Шадай», что позже встречалось в «поповских« текстах Р. Слово «шадай» на идиш выродилось в имени «Шед» (=Чёрт), которого в мифологии европейских евреев не было вовсе, хотя некоторые рассказывали, что этих «рогатых» они видели и знали, что «шеды» по ночам сидели в конюшнях верхом на лошадях, потому кони бывали утром усталые. Вероятно, во избежание священного имени стали пользоваться на языке идиш немецким заимствованным словом «гот» – „Gott“. Неясно, понимали ли евреи это слово так, как немцы? Любопытно, что запрет произносить имя бога всуе привёл к тому, что русские евреи демонстративно искажают в письме божье имя через тире (б-г). Строгое понимание отличия Яхве и Елоим было утеряно ещё до эпохи эллинизма в большой еврейской колонии Александрии в Египте. Еврейский оригинал библии, к сожалению, почти не учитывается русскими богословами, ещё меньше их паствой, которая еврейский «Ветхий завет» в оригинале вообще не читала. Были попытки «оевреить» русский язык в ортодоксальных переводах Пятикнижия, делая их приемлемым для иудеев без налёта Православия (например, пишут слово господь с искажением, как Г-дь). (Эти попытки продолжаются в Израиле, где даже «Талмуд» издан в русском переводе, как ни странно, с ивритского перевода арамейского текста. Это, вероятно, делается для ускорения выпуска раввинов на экспорт). В «синодальном» русском переводе 19-го века н.э. (о появлении которого вопреки воле РПЦ позаботились англичане) встречается написание «Иегова», что буквально соответствует более точному чтению этого имени как «Яхве», которого евреи набожно избегают. В древнееврейском, библейском языке писались только согласные буквы, а гласные звуки подразумевались читателями. В те времена писали букву «г», но читали её по-украински, как латинское H. Теперь букву «г» читают, как Г в слове «газета», считая это более «грамотным»... На языке идиш иудеи имени Иегова=Яхве вообще не произносили, даже при чтении «Священного писания» в богослужении, а бог именовался на языке и д и ш всегда немецким заимствованным словом «Gott» (или в переносном, нееврейском смысле «Всевысший» («Эйберштер»), стараясь в письме эти слова набожно исказить написанием знака «тире» внутри русского слова (б-г). Это навязывают и в немецком написании еврейской прессы. Понимали ли немцы и евреи бога одинаково? Как вообще влияет язык на мышление, и наоборот? Это отнюдь не праздный вопрос для педагогов, воспитателей и для проповедников. В советском обиходе сей вопрос избегался, ибо было положено «советским трудящимся» немедленно после революции малообразованных большевиков считать слово и предмет чуждым «идеализмом». Постепенно слово «бог» исчезло вовсе, и русские товарищи – шкрабы (=школьные работники), учителя свой «передовизм» выражали тем, что слова «бог» и «библия» писали с малой буквы (без всякого почтения), а «Коммунизм» только с большой буквы. Имя бога в текстах Е как «Елоим» формально кажется словом множественного числа, но, вероятно, не в смысле «боги», а из почтения, как «Мы Николай Вторы» – рluralis majestatis. Русские же писатели, якобы из скромности, пишут весомо «мы» (вместо «я», и наоборот), демонстрируя этим своё единство с народом. Когда-то в «челобитных» (прошениях, по-советски «заявлениях») называли себя «мы» или уничижительно, вместо «Иван» – Ванька, вместо «Степан» – Стенька! (Эти обиходные и ласкательные имена не были приняты в России, их нет также в советских «метрических свидетельствах», хотя они обычны у южных славян). Чрезмерное уважение к начальнику выражали «отчеством». В Германии ныне у немцев встречаются имена «Саша», «Миша» как имена собственные, увы женскиe, от «Александр» и «Михаил» (а у евреев именуется Миша (= избегая, как правило, имени Моисей). Библейские имена имеются в православных «святцах», но гласно они редко встречаются у евреев, у которых имена собственные никогда не были связаны с календарём (исключение Пейсах = Пасха). Евреи предпочитали родившихся в этот праздник именовать не «Пейсах», а Павел, который, кстати, был евреем Саулом). Впрочем, у западных христиан имя «Паскаль» употребимо, подобно тому, как у мусульман имя «Джумъа»= пятница (это тоже был праздник)... Выбор имён подвержен влиянию моды, вроде «Пятилетка» и «Владлен» (в честь «Владимира Ленина». Это имя ныне уже воспринимают «иностранно»). В Израиле, стремясь к внедрению многих новых слов в «иврите», т.е. в новом «древнееврейском», пошли в ход новые «ивритизмы» фамилий или старинные библейские имена для лиц нового поколения, даже у русских граждан, ещё не переселившихся в Палестину или Израиль, будучи незнакомы с ивритом в быту... Обновление моды имён собственных началось широко в США. Наконец, для курьёза: Божье имя (Ел) выражено в возгласе «Алълуя» = «Хвалите бога «Я(хве)» (что превратилось в русский припев «айлюли» в песенках для усыпления детей). У грузин была знатная фамилия Алилуев. Является ли понятие «Бог» на разных языках одной и той же сущностью? Мои разыскания показали, что всемирного, международного, единого, общего для всех (хотя бы только для верующих) представления о «БОГе», даже при наличии хороших переводов библии, никогда не было, но всегда хотелось его иметь. С переходом евреев на русский обиходный язык их исконная, по крайней мере, якобы унаследованная «религия», вернее сказать, содержание их набожности, исчезло, кажется, окончательно. (J) ЯХВИСТСКИЕ РАССКАЗЫ ПЯТИКНИЖИЯ Божье имя ЯХВЕ (2М 2, 16 – 21;18) принадлежит (как вновь подтверждает учёный Кеель (Othmar Keel, Jerusalem und der eine Gott, Göttingen 2011, vgl. S. 48) населению юга Аравии, и оно было известно племенам каинитов и мидянитов ещё до «египетского Моисея», которому приписано открытие этого сокровенного имени бога. Имя бога Яхве внедрилось усиленно среди израильтян в Иерусалиме, вероятно, реформой, в 7-м веке до н.э. Яхвист собрал устные предания, которые длительное время рассказывали разные люди о далёком прошлом своего народа. Эти рассказы были сведены бессистемно вместе в Пятикнижии, в «Торе». «Яхвист» производил, конечно, отбор сюжетов и, вероятно, некоторые сочинял сам, с намерением написать историю народа, начав первым человеком в раю и завершив свое повествование поселением израильтян в страну, «которую укажет бог предков» (т.е. в Ханаане, где они фактически уже давно обитали). Повествуемое время на несколько столетий старше, чем время написания расказов (после 9- го века до н.э.). Полный яхвистский список текстов см. у ФОРЕРА, стр.160. Для предварительного знакомства с «Яхвистом» достаточно прочесть тексты из Первой книги Пятикнижия: (1М 2, 4 б- 3,24* Р. 4,1-15) Каин и Авель (6, 5-8; 7,1 – 8,22* (Р); Потоп; (9, 18 – 20,28) ср. Сим, Хам, Яфет; (11,28-30). Родословие Авраама; (15, б-2, 7-17) Обетование страны его потомству; (16, 1 б- 2, 4-14) Агарь и рождение Исмаила, (18, 1 - 15* А) Прорицание о рождении Исаака (18,17-19,28*А); и его рождение (25, 18). Содом(20, 1; 21,1а. 2а. 7). * «Яхвист» после автора, описавшего приход Давида к власти, был первым настоящим библейским «писателем». Такие сочинители стремились описать события по религиозным соображениям, т.е. ради проповеди яхвизма, пользуясь известными устными и/или письменными преданиями, которые тем самым стали незыблемой историей веры в подлинность рассказов. ЧЕЛОВЕК В РАЮ Расплывчатое сказание о пребывании человека в райском саду следует извлечь из постороннего замечательного текста «Пятикнижия» таким образом: 1М 2, 4 б – 3, 24 (4) Сии суть порождения небес и земли, при сотворения их, в то время, когда Иегова Бог создал землю и небеса. (6) Только пар /струя/ поднимался с земли, и орошал все лице земли. (8) И посадил Иегова Бог сад в Едеме к востоку; и поставил там человека, которого создал (9) И произрастил Иегова Бог из земли всякое дерево, прекрасное видом и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди сада, и дерево познания добра и зла. (15) И взял Иегова Бог человека и поставил его в саду Едемском, чтобы он возделывал его и хранил его.(16) И заповедал Иегова Бог человеку, говоря: ешь плоды со всякого дерева в сем саду; (17) А плодов древа познания добра и зла не ешь; ибо в день, в который ты вкусишь их, смертию умрёшь. (25) И были они оба наги, человек и жена его, и не стыдились. КОММЕНТАРИЙ: Таков древний сюжет. Сад Едема (= Ган эден = «Сад неги»), в котором обитает б о г. Рассказ идеализирует жизнь садовника, и потому не может считаться уж очень первобытным. Плод одного дерева делает всезнающим. Желание стать таким – это культурно-исторически позднее сказание Пятикнижия. (3, 1) Хитрейший из всех зверей полевых, которых Иегова бог создал, был змей. Он сказал жене: подлинно ли сказал Бог: «не ешьте плодоа ни с какого дерева в саду? (2) Жена сказала змею: мы едим плоды с деревев саду. (3) Только плодов с дерева, которое посреди сада, сказал Бог: не вкушайте, и не прикасайтесь к нему, чтобы не умереть. (4) И сказал змей жене: не умрёте! (6) Но знает Бог, что в день, в который вы вкусите плода его, откроются глаза ваши, и вы будете, как Боги, знающие добро и зло. (6) Жене показалось, что это дерево хорошо для пищи, и что прекрасно это дерево, потому что даёт знание; и она взяла плод его, и ела; также дала мужу своему, и он ел. (7) Тогда у них обоих открылись глаза, и они увидели, что наги исшили смоковные листья, и сделали опоясания (8) И услышали глас Иеговы Бога, ходящего в саду во время прохлады дня; и скрылся человек и жена его от лица Иеговы Бога между деревьями сада. (9) И воззвал Иегова Бог к человеку и сказал ему: где ты? (10) Он сказал: я услышал глас Твой в саду и убоялся, потому что я наг, и скрылся, (11) А Он сказал: кто тебе сказал, что ты наг? Разве ты вкусил от древа, от которого Я запретил тебе вкушать? (12) И сказал человек: жена, которую Ты мне дал, она дала мне плод с этого дерева, и я ел. (13) И сказал Иегова Бог жене: что ты это сделала? И сказала жена: змей обольстил меня, и я ела. (14) Тогда Иегова Бог сказал змею: за то что ты это сделал, проклят ты пред всеми скотами и пред всем зверями полевыми; ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей. (15) И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту. (16) Жене сказал: скорбь на скорбь наведу Я тебе в беремнности твоей; с болезнию будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою. (17) И человеку сказал: за то, что ты послушал слов жены твоей, и ел с дерева, о котором Я заповедал тебе говоря: не вкушай от него – проклята земля за тебя; со скорбию будешь питаться от неё во все дни жизни твоей. (18) Терн и волчец произрастит она тебе; и ты будешь питаться полевою травою. (19) В поте лица своего будешь есть хлеб, пока не возвратишься в землю, поелику ты из неё взят; ибо ты персть, и в персть возвратишься. (23) И выслал его Иегова Бог из сада Едемского возделывать землю, из которой он взят. 1М 4, повествует о семье каинитов (потомстве Каина, убившего брата своего Авеля), но здесь речь идёт о трёх «отцах» важных профессий (кочевников): Явал – «отец» скотоводов; Ювал – «отец» музыкантов и Тувал Каин – «отец» кузнецов. Автор не знает оседлых людей. Далее рассказано о строительстве «Вавилонской башни». Однако строительство не удаётся, ибо у строителей смешались языки и один другого не понимает. Бог изображён по- человечески (антропоморфно), он обитает вдали и приходит посмотреть на строительство, опасаясь кочевников, которые строят башню, чтоб не растерялись в пространстве. Другой рассказ сообщает о происхождении великанов. 1М 6, 1-4; 1М 3,22 повествует кратко об изгнании Адама и Евы из райского сада за то, что съели плод запретного дерева, опять-таки из опасения, что человек станет подобен богу. Повествуемое время этих рассказов относится к отдалённому прошлому, и похоже, что время повествования тоже отдаленное, составляя древнейший слой Пятикнижия (Группа А), дошедший в библии с 9-го века до н.э., т.е. в эпоху царя Соломона Давидовича. Эйсфельдт датирует А или «Яхвиста» периодом 950-850 годов до н.э. Традиция названных рассказов бытовала среди храмовых жрецов и пророков. Этот замечательный, предельно краткий «этиологический», по форме «сказочный» рассказ объясняет происхождение жизни (т.е. как стало то, что есть и будет). Все три персонажа наказаны за нарушение запрета. Потому нет им возврата в райский сад, где жили бы беззаботно, если они не нарушили божий запрет. Таков поучительный смысл ключевого библейского рассказа. Вход в рай охраняют вооружённые человекоподобные высшие существа «херувимы», об их происхождении в библии ничего не сообщено. Очевидно, у Яхвиста имелись уже некоторые моральные представления, которые стали внушительней, когда они были опрокинуты в отдаленное прошлое. Итак, люди получили божественный разум, но не райского счастья на земле. Требуется от садовника труд как наказание. В этом кроется художественное видение «Яхвиста» о предмете знаний, а отнюдь не веры, «религии». Этот текст баснисодержит ключ к библии, который был утерян поздним рассказом составителя Торы о шестидневном творении мира, позднее поставленным в самом начале «Поповского Р-слоя» Пятикнижия. «ВСЕМИРНЫЙ ПОТОП» Нижеследующий «яхвистский» рассказ извлечён из обильного посторонннего наслоения текстов из «Первой книги Моисеева Пятикнижия» (= 1М). Сводный текст 1М 6,5-8 + 7, 1.2.3б.4.5. 1.0. 7*. 6 б. 12. 17 б. 23 а *. 22.23 б; 8,6а. 2 б. 3 а. 6 б. 7-12. 13 б 20-22 читается так: 1М 6,5. И увидел Иегова, что умножилось развращение человеков на земле, и что всякий образ помышлений сердца их одно злово всю жизнь. (6) И раскаялся Иегова, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем. (7) И сказал Иегова: истреблю с лица земли человеков, сотворенных Мною. И не только человеков, но и скот, и гадов, и птиц небесных; ибо Я раскаялся, что создал их. (8) Ной же обрёл благодать пред очами Иеговы. (1М 7,1) И сказал Иегова Ною: войди со всем семейством твоим в ковчег; ибо тебя вижу я праведным предо Мною в семвеке. (2) Возьми с собою из всякого скота чистого о семи, мужского пола и женского, (3) Также и птиц небесных по семи (4) Ибо чрез семь дней отныне, Я повелю дождю литься на землю сорок дней и сорок ночей; и истреблю с лица земли всё существующее, что Я ни создал. (5) Ной сделал все, что Иегова повелел ему. (10) И когда минуло семь дней, воды потопа пришли на землю. (7) И сошёл Ной от вод потопа в ковчег, и с ним сыновя его, и жена его, и жёны сынов его. (16 б) Наконец Иегова затворил за ним. (12) И лился на землю дождь, сорок дней и сорок ночей. (17) И продолжалось на земле наводнение сорок дней, и умножились воды, и подняли ковчег, и он возвысился над землею, и ковчег плавал по поверхности воды. (22) Все, что имело дыхание духа жизни в ноздрях своих на суше померло. (23) И истребилось все, что существовало на поверхности земли, от человека до скота и гада и птицы небесной, все истребилось с земли; и остался только Ной, и что было с ним в ковчеге. (1М 8,6) По прошествии сорока дней, Ной открыл сделанное им окно у ковчега. (8) Потом выпустил от себя голубя, чтобы узнать, стекла ли вода с лица земли. (9) Но голубь не нашёл, где поставить ногу свою, и возвратился к нему в ковчег; ибо вода была ещё по всей земле; и потому он простёр руку свою, и взял его, и принял его в ковчег. (10) И помедлил ещё семь дней других; и опять выпустил голубя из ковчега. (11) Голубь возвратился к нему в вечернее время; и вот, свежий масличный лист во рту у него; тогда Ной узнал, что воды стекли с земли. (12) Он помедлил ещё семь дней, и выпустил голубя; и он уже не возвратился к нем. (13 б) Тогда Ной открыв кровлю ковчега, посмотрел, и увидел, что исссякли воды с лица земли. (20) И создал Ной жертвенник Иегове; и взял от всякого скота чистого, и из всех птиц чистых и принёс всесожжение на жертвеннике. (21) И обонял Иегова благоухание успокоения, и сказал Иегова в сердце Своем: отныне Я уже не буду проклинать земли за человека, потому что помышления сердца человеческого есть зло от юности его, и не буду более поражать всего живущего, как Я то сделал. (22) Впредь во все дни земли сеяние и жатва, холод и зной, лето и зима, дни и ночи не пресекутся. Знаменитые архаические сюжеты, например о «всемирном потопе», которые считают «яхвистскими», не были изобретены Яхвистом, а были заимствованы им из устных преданий. Едва ли «Яхвист» (даже если их было несколько – старших и младших авторов) мог читать вавилонскую клинопись, египетские иероглифы, древнюю письменность за несколько тысячелетий старших культур населения Двуречья. Следовательно, предания о Потопе бытовали в Палестине устно. Можно, конечно, спросить, как это возможно, что в течение свыше 4000 лет кем-то сочинённый рассказ мог сохраниться устно, оставаясь узнаваем? На этот важный вопрос сказковедения дал ответ мой учитель проф. Вальтер Андерсон теорией о причинах устной сохранности народных преданий, например сказок и песен. Уже давно бытовали некоторые шумерские, вавилонские рассказы о потопах, об избранниках божьих, вроде библейского «Ноя», где в версиях и вариантах этого сюжетагерой в рассказах, на разных языках имел другие имена. Но рассказы о потопе оставались узнаваемы, даже в деталях, между прочим таких, как то, что за Ноем кто-то закрывает двери ковчега. Самый близкий был соседний ханаанский народ Угарита, у которого уже была развитая письменность. Её откопали лишь в двадцатых годах 20-го века новой христианской эры. Трудно переоценить значение древнейшей письменности, (ставшей буквенной), когда читали и знали только Пятикнижие, но его народы, простолюдины, читать не умели, а слушать и пересказывать любили. Так закрепились между собою устные предания, без внешнего нажима. 1М 9,25-27 сообщает о сыновьях Ноя – Симе, Яфете и Ханаане (лишь в 1М 9,9,18 и 22 текст дополняется именем «Хам»). За этим кроется «учёность», информирующая об образовании народов. Под именем Яфет разумеет Форер арийских или хетских туземцев. Возможно, имелись в виду филистимляне (Япетос) греческого происхождения. Сим =шем – это семиты по языку (не по расе). Раса, язык и культура – не равнозначные категории. Итак, Ной первым делом, по мнению набожного «поповского» автора, ставит алтарь, чтобы благодарить за спасение от потопа. «Яхвист» полагал, что этот обряд уже давно, с «допотопных времён», существовал, а для жертвы имеются заведомо «чистые» и «нечистые» животные. Это плод «поповской» редакции Р. Стоит ныне обратить внимание на то, что первая «послепотопная» жертва была «всесожжение» (= по-гречески: холокост!), (неуместное слово газетчиков пустил в оборот Визель, который, ещё будучи мальчиком, недолго прожив в немецком концлагере, сделал из своих переживаний блестящую доходную карьеру). Жертву «холокост» приносили, чтобы усмирить «гнев божий». Такая жертва была по-человечески бесполезна, ибо люди её не ели (а нацисты и их приспешники покаяния за преступления не испытывали, как ожидалось от всесожжения скота). И если кто сожалел, то это был сам бог, например за то, что он погубил всё живое (кроме рыб) потопом. Бог сожалеет по-человечески дел своих, обещая, что впредь такой потоп не повторится (очень трогателен Яхве, которому нравится запах жаркого как благоухание). Это был необычный для Торы, обнадёживающий, сугубо литературный мотив покаяния за грехи. Немного о происхождении сказания о потопах: Библейский рассказ в общем не оставляет впечатления глубокой древности. Было время, когда библейское сказание о Потопе казалось читателям отражением каких-то подлинных событий, ибо в нем нет чудес. Строить корабли или просто «ящики» для спасения от наводнения – это была обычная практика. Только «поповскому соавтору» было важно сообщить о габаритах ковчега и разместить в нем «из каждой твари по паре», и т.п. Известны многочисленные предания о потопах, например в греческой античной письменности, сирийской, фригийской, арамейской литературе имеются даже сицилийские изображенияковчега, и в нём животные. Однако от них существенно отличается найденный в 19-м веке клинописный, древнейший текст «Потопа». Впрочем, было известно, что Беросос, туземец-вавилонянин, жрец бога Мардука, ещё в 345 году до н.э. написал в своей книге «Бабилоняка» родственный сюжет о Потопе, по- гречески. Некоторые детали были им взяты отнюдь не из еврейского Пятикнижия. Он черпал мотивы из памятных ему вавилонских живых традиций. У Берососа идёт речь о «Солнечном городе», который был богами подвергнут потопуот наступивших из моря волн. Спасшийся от потопа герой целует землю (так поступали иммигранты-сионисты, высадившись из корабля в Палестине). В той версии, которую перевёл армянин Меs-rop Maschtotz (изобретатель армянского алфавита для перевода библии), корабль после Потопа приземлился на горе Арарат (в Армении, ныне, к сожалению, в Турции). Считалось, вероятно, что Арарат (от имени древнейшей страны Урарту) - это высочайшая гора. Были предприняты ещё в 20-м веке экспедиции для поиска на Арарате обломков Ноева ковчега. Офицер царской армии говорил, что он обнаружил остатки ковчега Ноя. Об этом тогда писала российская пресса. Согласно рассказу, после потопа был «восстановлен» древний город Вавилон, который мыслится как «допотопный». Библейский рассказ о Потопе восходит к древневавилонской повести о Гилгамеше. Археолог Джордж Смит обнаружил на глиняных табличках клинописный текст большой поэмы, который откопали в 1872 году среди библиотеки ассирийского царя. До этого всё в библии считалось абсолютно древним, оригинальным и, как «Священное писание», достоверным. Археологическая находка, которую удалось прочесть, совершила переворот в библеистике (желательно, чтобы он затронул ныне также ортодоксальных читателей, которые заведомо считают, что старше библии ничего нет). Спасший людей от наводнения именуется в клинописи Утнапиштим (в Пятикнижии его имя Н о й =Ноах). Содержание текста в переводе учёнейшего библеиста Гункела таково: Боги решили уничтожить наводнением город на побережье реки Ефрат, однако, желая пощадить Утнапиштима, бог сообщил ему об этом. Человек построил судно, сложил туда все ценности и поместил там свою семью, скот, семена всяких растений и закрыл за собой двери. Утром Утнапиштим заметил на горизонте чёрное облако. Бог Хадад издал гром. Боги Нъбо и Мардук шагают впереди, а «анунаки» (воины) держат факелы. Наступает тьма. Человек открыл окно, и стало видно, как ветерь гонит воду вглубь. По щеке (Утнапиштима?) катятся слёзы. Боги, боясь наводнения, скрываются на небе у богини Ану; судно застряло на горе Нистир, и тогда Утнапиштим выпустил голубя. Голубь летит туда-сюда, не находя себе места покоя. Был выпущен (ворон?), который, заметив издали сушу, уже не вернулся. Вышли все из судна, принесли жертву, и приятный запах жаркого привлёк богов, как мух. Бэл, главный бог, решает впредь наказывать мягче. Вместо потопа, уничтожающего всё, Бэл желает наказать львами, дикими собаками, голодом и чумой. Бог великодушно касается рукой Утнапиштима и его жены, которые становятся богами. Клинопись этого рассказа имеет на табличках подпись одного наследника царя Амурапи, жившего около 2100 года до н.э. Следовательно, сюжет рассказа гораздо старше. Но в Европе он стал популярен из Торы. ХАМ Пересказанный сюжет в Пятикнижии имеет такое дополнение (1М 9, 18- 27): Сыновья Ноя – это Сим, Яфет и Хам (он же Ханаан). От их потомков пошли народы. Ной был садовник, он разводил виноград и делал вино. Однажды он напился пьяным и лежал в шатре нагим. Младший сын, увидев это, смеялся и рассказал об этом братьям. Сим и Яфет взяли покрывало и, пятясь назад, чтобы не видеть родителя в непристойном виде, покрыли его «стыд». Когда Ной протрезвился, он заметил то, что ему сделал Хам. Отец проклял его, говоря, чтобы сынок служил рабом у своих братьев, которых Ной похвалил, благословив бога Сима (Шем). Этот вполне бытовой сюжет мог бы возникнуть в современной России, тем не менееон оказался в Пятикнижии в младшем «поповском слое» 6-го века до н.э. * Предмет моей диссертации – древневавилонский рассказ (современник Потопа) о полете человека, держась руками за брюхо Орла, раненного Змием. Человек отвечает на вопросы Орла о том, как видится ему земля (на разной высоте). Этот шумерский рассказ был сочинён и записан лет 5000 тому назад (до Гагарина) и распространился устно в Европе на 50 языках ещё лет двести тому назад. Сюжет был известен в изустной записи, между прочим, у русских, а также у кельтов южной Англии и Франции, где был записан в позапрошлом веке. Вопрос: где и когда сложилась такая связь вариантов одного сюжета между Западной и Восточной Европой? В своей диссертации я дал ответ на этот вопрос, в ту пору, когда в СССР такие вещи, как доказательство, что русская «Сказка о рыбаке и рыбке» явилась пересказом из немецкого сборника братьев Гримм, которую прочёл Пушкин во французском переводе, – считалось научно доказанным фактом. Однако Ждановым на собрании ленинградских учёных в ЛГУ профессор Азадовский был объявлен «безродным космополитом» и «низкопоклонником перед Западом», а филологический факт был назван оскорблением русского народа. Проф. Марк Азадовский, сделавший открытие об источнике пушкинскойсказки, был уволен ректором ЛГУ со всех занимаемых им должностей. Он стал безработным пенсионером, что в тогдашнее время в Ленинграде ещё не практиковалось. Ему запретили выступать публично, вскоре ему пришлось продавать в розницу книги его ценной библиотеки. Следом начался широкий, но отнюдь не глубокий, зато «принципиально патриотический» переворот во всей советской казённой науке. Начались ранее подготовленные гонения против компаратистики, вообще против филологической науки, а заодно и против нерусских мировых учёных любой специальности. Моя работа была частично опубликована по-немецки в научном специальном международном журнале «Фабула», издаваемом в Западном Берлине (уже это могло считаться криминалом). Представить диссертацию к защите я долго не мог. В России я опубликовал лишь русский автореферат давно готовой диссертации, как первое уже методически безопасное «антисоветское» сочинение, и я получил экстерном в 1968 году степень «доктора филологических наук» в Институте Востоковедения Академии наук СССР в Москве. Вполне бытовой сюжет о поведении сына, увидевшего пьяного родителя, мог бы психологически возникнуть и в современной России, тем не менее он оказался в Пятикнижии 6-го века до н.э. Об этом читателям стоит задуматься, дабы Тора им стала ближе и понятней. КАИН И АВЕЛЬ 1М 3, 22. Первые люди описаны ретроспективно серией событий в нарушение божеского запрета: Ева с болью рождает от совокупления с Адамом сына по имени Каин, который как земледелец убивает из зависти своего брата, пастуха Авеля. Кстати, «знак Каина» дан богом «первому убийце» из милости, в его защиту (1М 3, 21), ибо Каин был обречен на скитание. Оседлому Яхвисту кочевье само по себе уже казалось наказанием. Каин – это родоначальник каинитов, вероятно, это было их родовое предание. Рассказы из «Священного писания» стали предметом всяких проповедей, и они нашли себе просторное место в мировом изобразительном искусстве. Даже нелепая по пошлости вставка между рекламой по немецкому телевидению 3 SAT авторы сочли возможным, показать нынешним телезрителям групповую сцену «едения яблока» Евой в Едеме. И следом мужчина, гладя свою грудь, по хамски трижды подмигивает зрителям. Всю эту чушь исполняют артисты. Зачем, ради чего? Яхвистский рассказ, по существу независимо от генеалогического предания о Ное (и Аврааме), повествует о гибели грешного города Содома. Это вариант «Всемирного потопа». ГИБЕЛЬ СОДОМА И СПАСЕНИЕ ЛОТА (1М 19, 1 – 28) 1М 18, 22 б – Между тем, два мужа обратились и вошли оттуда в Содом. (( Здесь некоторая редакторская неувязка)) (1М 19, 1) Между тем, два Ангела пришли в Содом вечером, когда Лот сидел у ворот Содомских. Лот увидел и встал навстречу им, и поклонился лицем до земли. (2) И сказал государи мои! Пожалуйте, зайдите теперь в дом раба вашего, и ночуйте, и умойте ноги ваши, и встав поутру пойдете в путь свой. Но они сказали нет, мы ночуем на улице: (3) Он же сильно упрашивал их; и они зашли к нему, и пришли в дом его. Он сделал им угощение, и испёк пресные хлебы; и они ели. (4) Ещё не легли они спать, как городские жители, Содомяне, от молодого до старого, весь народ со всех концов города, окружили дом. (5) И кричали Лоту, и говорили ему: где люди, пришедшие к тебе в эту ночь? Выведи их к нам, мы познаем их. (6) Лот вышел к ним за дверь, и запер за собою дверь. (7) И сказал: пожалуйте, братия, не делайте зла! (8) Вот, у меня две дочери, которые не знают мужа; выведу лучше я их к вам, делайте с ними, что вам угодно; только не делайте сего с людьми сими, ибо они для того и пришли под кров дома моего.(9) Но они сказали: подойди сюда! И сказали: неужели один пришелец, пришедший сюда, может судить нас? За это мы хуже сделаем с тобою, нежели с ними. И сильно наступали на сего человека, на Лота. И подошли, чтобы выломать дверь. (10) Тогда гости простерли руки свои, и взяли Лота к себе в дом. И дверь заперли; (11) А людей, бывших за дверьми дома, до большого, поразили слепотою, так что они измучились, искав двери. (12) Наконец гости сказали Лоту: кто у тебя есть ещё здесь? Зять ли, сыновья ли твои, дочери ли твои, и кто бы ни был у тебя в сем городе, всех выведи из сего места. (13) Ибо мы истребим сие место; потому, что велик отсюда вопль к Иегове, и Иегова послал нас истребить его. (14) Итак, Лот пошёл, и говорил с зятьями своими, которые брали за себя дочерей его, и сказал: Встаньте. Выдьте из сего места; ибо Иегова истребит сей город: но зятьям его показалось, что он шутит. (15) Когда взошла заря, Ангелы начали торопить Лота, говоря: встань, возьми жену свою, и двух дочерей своих, находящихся здесь, чтобы не погибнуть и тебе за беззакония сего города. (16) Но как он медлил, то они по милости к нему Иеговы, взяли за руки его, и жену его, и двух дочерей его, и выведши, поставили его вне города. Из текста, как постороннюю вставку, исключают следующее: (17) Когда же вывели их вон из города, то один из них сказал: спасай жизнь твою; не оглядывайся назад; и нигде не останавливайся на равнине сей; спасайся на гору. Чтобы тебе не погибнуть. (18) Но Лот сказал им: нет, Господи! (Текст 19-22 исключают как посторонюю вставку редактора)! (23) Солнце взошло над землею, и Лот.(24) Тогда Иегова на Содом – дождём пролил серу и огонь от Иеговы с небес. (25) И истребил город и всех жителей произрастения земли. (( Жирно чьё-то добавление)): жена Лотова оглянулась назад и обратилась в соляной столб (26-27 исключить) (28) И посмотрел он ((Авраам – тут не причём!, но редактору требовалось родство действующих лиц)) к Содому и на всё пространство равнины и увидел и се, восходит дым с земли, как дым из печи. Так, через Лота, оказался Содом зря связан с Авраамом. ДОЧЕРИ ЛОТА (1М 19, 30-38) (30) И так Лот... жил в пещере, и с ним две дочери его. (31) И сказала старшая младшей: отец наш стар; и нет человека на земле, который бы вошёл к нам по обычаю всей земли. (32) Итак, напоим отца нашего вином и переспим с ним и восставим от отца нашего племя. (33) И в ту ночь напоили отца своего вином; и пошла старшая, и спала с отцем своим: а он не знал, как она легла и как встала. (34) На другой день старшая сказала младшей: вот, я спала вчера с отцем моим; напоим его вином и в сию ночь; и ты пойди, спи с ним, и восставим от отца нашего племя. (35) И напоили отца своего вином и в сию ночь; и встала младшая, и переспала с ним: и он не знал, как она легла и как встала. (36) И сделались обе дочери Лотовы беременны от отца своего. (37) Старшая родила сына, и нарекла ему имя: Моав; сей есть отец Моавитян, (так называемых) до сего дня. (38) Младшая также родила сына, и нарекла ему имя: Бен-Амми; сей отец Аммонитян (так называемых) до сего дня. АВРААМ Яхвист представил необходимого ему как родоначальника израильтян Аврама(1М 12, 1-3) в качестве избранника бога Яхве (без его заслуг), приказав ему покинуть семью, отчий дом (в древнейшем городе Ур) и уйти в ту страну, которая будет ему указана. Такое было очень трудно выполнить. Но для авторов будущих комментариев (евреев) это стало обыкновенным делом, именуемым ныне «мобильностью», как роковое достоинство. Это указание мыслилось как благословение, переходящее на потомство, которое «размножится как песчины у моря». Авраам послушно так и поступил, будучи одержим верой в Яхве. Звание «избранника» почиталось потомками Авраама, будущими евреями, «фатальным» достоинством. Это был плод внушительного книжного творчества Яхвиста. Яхвист (не случайно, а заведомо) породнил всё пёстрое население царства Давида 9-го века до н.э. как потомков трёх поколений одной семьи – Авраама, Исаака и Иакова, описав жизнь этой уютной троицы довольно занятно, даже убедительно пользуясь реалистическими подробностями своего времени. Это можно считать «находкой» Яхвиста. * * Соседние культуры Египта, Ассирии и Вавилона оказали сильное влияние на Яхвиста, который переосмыслил слышанные им предания, набожно, не навязчиво, подчинив их своей, пожалуй, отчасти богословской цели (таков был уже, например, рассказ о Потопе, и эта тенденция усилилась). Рассказу о патриархе также верили (а по неведению, ещё в наше время верят) сочинители не только российских «учебников, дозволенных цензурою», но и американских, даже израильских еврейских школ. ПРЕДАНИЕ О КОЧЕВНИКАХ АВРААМЕ И ЛОТЕ 1М 13, 2. 5—18 читаем: (2) И был Аврам очень богат скотом и серебром, и золотом... (5) И у Лота, который ходил с Аврамом, был мелкий и крупный скот и шатры. (7) Между пастухами скота Аврамова и между пастухами скота Лотова произошло несогласие. (8).-- (14б) Иегова сказал возведи очи Твои с места, на котором ты теперь, посмотри к северу, и к югу, и к востоку, и к западу; (15) Ибо всю землю, которую ты видишь, тебе дам Я потомству твоему навсегда. Этот серьёзный лейтмотив повторяется. Так Ханаан стал «обетованной страной» потомков Авраама. Этим правом руководствуются ортодоксы ещё теперь. Родословие от Авраама стало сквозным мотивомчерез всё сочинение Яхвиста, реальных сведений об Аврааме уже в 10-м веке до н.э. нет и быть не могло, ибо народакак такового, ради которого Яхвисту потребовался общий родоначальник, ещё не было. Сомнительный образ богатого «отца большой семьи» или «народа» есть внушительное литературноесочинение. К родословию примкнули позже эпизоды об его семейной жизни и детях. Предание стало семейной «сагой». РАССКАЗ ОБ АВРААМЕ В ГЕРАРЕ (1М 20, 1) Авраам пошёл оттуда в землю полудённую; и стал жить между Кадешом и между Суром; и пришёл на время в Герар. (2) И сказал Авраам о Сарре, жене своей: она сестра моя. И послал Авимелех, царь Герарский, и взял Сарру. (3) И пришёл Бог к Авимелеху ночью во сне, и сказал ему: вот; ты умрёшь за сию женщину, которую ты взял; ибо она имеет мужа (4) Впрочем, Авимелех не прикасался к ней, и сказал: Господи! Неужели Ты погубишь и неповинный народ? (5) Не сам ли он сказал мне; она сестра? И она сама сказала; он брат мой. Я сделал это в простоте сердца и чистыми руками. (6) И сказал ему Бог во сне: и Я знаю, что ты сделал сие в простоте сердца, Я же и удержал тебя от греха предо Мною; потому и не допустил тебя прикоснуться к ней. (7) Итак возврати жену мужу: ибо он пророк, и помолится о тебе и ты будешь жив; а если не возвратишь, то знай, что непременно умрёшь ты, и все твои. (8) Авимелех встал рано, и пересказал все слова сии в уши их; и сии люди весьма испугались. (9) И призвал Авимелех Авраама, и сказал ему: что ты с нами сделал? Чем согрешил я против тебя, что ты навёл было на меня и на царство мое столь великий грех? Ты сделал со мною дела, каких не делают. (10) И сказал Авимелех Аврааму: что ты имел в виду, когда делал такое дело? (11) Авраам сказал: я подумал: может быть, нет страха Божия на месте сем, и убьют меня за жену мою. (12) Да она и подлинно сестра мне; она дочь отца моего. Только не дочь матери моей; и сделалась моею женою. (13) Итак Когда Бог повёл меня из дома отца моего странствовать, то я сказал ей: сделай со мною сию милость, в какое ни придём мы место, везде говори обо мне: это брат мой. (14) Тогда Авимелех взял мелкого и крупного скота, //и рабов и рабынь\\, и дал Аврааму; и возвратил ему Сарру, жену его. (15) И сказал Авимелех: вот, земля моя пред тобою; живи, где понравится глазам твоим. (16) А Саррре сказал вот, я дал брату твоему тысячу сиклей серебра; вот это тебе покрывало для очей, пред всеми находящимися с тобою, а перед всем прочими, чтобы знали тебя. (17) И помолился Авраам Богу, исцелил Бог Авимелеха, и жену его, и рабынь его, и они стали рождать. //(18) Ибо совсем заключил было Иегова всякоечрево в доме Авимелеха за Сарру, жену Авраамову.\\ * * * Это анекдотическое предание представляет в Торе первогопатриарха в сомнительном свете, как человека, способного на лжесвидетельство и получение крупной выгоды за допущение полового сношения своей жены Сары с филистимским царём. Несмотря на этот очень откровенный рассказ, Авраам в дальнейшем будет почитаться в иудейской традиции идеалом набожного поведения, послушания в отношении к богу Яхве, которому он готов будет принести в жертву на алтаре даже своего сына Исаака. Именно это испытание станет доказательством преданности богу Яхве. И об этой заслуге как «зъхут авот» (= харизму отцов») напоминают богу, требуя привилегий и прощения грехов, ещё ныне в молитвах Судного дня (Ём кипур). (Такое обращение к усопшим заступникам, «живущим» загробно, где-то «на том свете», ещё практикуется у христиан–католиков и еврейками в живучем культе кладбищ). Термин «иври» обозначал для иных народов именно израильтян. Отсюда выводят русское слово «еврей». Чтобы стать евреем, т.е. сыном Авраама, предусмотрено для него место в обряде обрезания (см. «Поповский» последний Р раздел книги). Елоистские тексты, особенно поздней традиции, усиливали в образе Авраама этический настрой веры, несмотря на его лжесвидетельство об отношении к Саре и вопреки сомнительной торгашеской хитрости в анекдоте о споре Авраама с Яхве насчёт того, сколько «праведников» требовалось бы богу, чтобы пощадить грешный город Содом (или всё человечество, учитывая рассказ о дочерях Лота, как последнего мужчины на свете). Кстати то, что Лотова жена (по тексту примечания) превратилась в столб соли, как это рассказано в дополнении к рассказу о Содоме, а также о втором городе – Гоморре, погибшем вместе с Содомом, – это были чьи-то редакторские добавления. Идеализированная фигура Авраама жива в традиции. * * * Фольклорность, вариантность некоторых мест в текстах полюбившегося сюжета (например об Авраме = Исааке и посягательстве на их жён) в самом Пятикнижии наблюдалась давно, но непредвзятой концепции для понимания не было. Евреи стали реалистически верить библейским рассказам. Эта привычка толкования литературы как «отражение действительности» приводила в советских условиях к тяжким недоразумениям. Ибо знали, какова действительность должна была быть. В ортодоксальной библеистике, как иудаистской, так и католической (православной не было и нет), научный подход искони оставался в загоне и продолжает быть не совсем «в законе». Хотя при выборе патриарха Русской православной церкви Святейшего Кирилла он призвал усилить и углубить изучение Библии, но это осталось декларацией. Не лучше обстоит дело для русских евреев и в немецкой эмиграции. Религиозные еврейские «Общины» просветительскую деятельность ещё не развернули. Пора вернуться к библии (в прошлом запрещенной, потому в известных студенческих кругах (ныне пенсионного возраста) таинственной, но уважаемой диссидентской книге (как в СССР). Церкви и некоторые обряды были наконец легализованы, казалось бы, подлежали послаблению, также и запреты «Еврейской науки». Однако без компетентных учёных иудаистика остается для российских евреев (ныне даже в ФРГ) без научной немецкой библеистики, которая именно в Берлине, где в начале 19-го века эта наука зародилась, не без влияния христианской (протестантской) библеистики и шире – вообще иудаистики, всячески теснимой невежественной ортодоксией, американского «хасидствующего» образца, под финансовым покровительством даже светских, уже несоветских властей. Это поприще заглохло в СССР после большевистского переворота, но нравы непонятных запретов отчасти ещё остаются в силе. Жёсткую цензуру осуществляют ортодоксы Хабад. * Учёными было замечено, что Е л о и с т смягчал, облагораживал текст Яхвиста: так, Авимелех якобы не коснулся Сары как ложной «сестры» Авраама. Тем не менее, Яхве лишил Авимелеха и его гарема потенции, способности наслаждаться и рождать. И все это за мнимое (!) совокупление с женой Авраама. Впрочем, Авимелех по-царски щедро одарил её мужа Авраама (пожалуй, потому, вероятно, этот текст понравился и вообще сохранился в Торе). Тут анахронически подразумевается уже моногамная верность в браке, чего вплоть до 10-го века уже христианской эры у евреев Европы не было. Моногамию азиатские евреи не приняли даже под угрозой «херема» (= бойкота и проклятия). Моногамия была введена позже старанием раввина немецкого города Майнца Гершома по кличке «Светило диаспоры». Открыто о моногамии в Торе, как и в Талмуде, речи нет. Моногамия была введена у евреев под влиянием католической церкви. У евреев браки нередко заключались между родственниками. Обращались к раввину за советом, чтобы установить, нет ли у жениха и невесты слишком близкого родства во избежание инцеста. Поразительно, например, лжесвидетельство Авраама насчёт его отношения к своей жене Саре, конечно, писаной красавице (даже по Р подсчётам) в возрасте 75-90 лет! Авраам выдал жену за свою сестру ради конспирации, ввиду того, что ею соблазнился (необрезанный?) царь Авимелех. Этот пикантный мотив, вероятно, понравившийся писателю, повторяется и относительно Исаака. Впрочем, этот щекотливый эпизод был Елоистом смягчён, придумав для читателей, что Сара была «полусестрой» Авраама. Следовательно, в Е патриарх сказал лишь полуправду, что в данном случае (или всегда ?!) было лучше полной лжи. (Кстати, то, что Авраам был женат на своей сестре, в текстах нигде ничем не подтверждается, хотя такой брак практиковался в Египте в семьях фараонов ради «чистоты крови», даже несмотря на инцест. Этот запрет имеет чисто индивидуально – психологическое объяснение, и тем не менее считался «божественным»). В Пятикнижии совокупление сыновей с наложницами патриарха Иакова, кажется, осуществлялось, хотя и осуждалось. К этому сюжету напрашивается психоаналитический комментарий по Фрёйду: богатому Аврааму требуется наследник; но у него нет детей, а причина бездетности неизвестна, виновата ли Сара или Авраам. Как-то орально убедившись, что у мужа живые семена (сперма) имеются (ср. 1М 26, 8 об «игре» Исаака с женой), Сара отдала Аврааму своюрабыню, египтянку Агарь, чтобы она прижила себе от него сына, по закону. Важно знать, что текст 1М 26,8 содержит об Исааке плагиат или повтор понравившегося сочинителю рассказа об Аврааме и Саре в Граре. Неужели этот дубляж пикантного рассказа не бывал замечен редакторами Торы? Ведь речь шла о филистимском царе Авимелехе и Аврааме! Редактирование Торы было, видимо, поверхностным, будучи направлено прицельно лишь против религиозной «крамолы». Из рассказа были исключены интимные подробности о сношении царя с Сарой (или в варианте: с Ривкой, женой Исаака). За услугу получения Сары в свой гарем фараон щедро, по-царски одарил Авраама. Весь эпизод был исключен из повествования Елоиста, вероятно, под влиянием анонимного редактора, который тем самым сделал интригу непонятной. ИЗГНАНИЕ АГАРИ Предание об изгнании Агари из семьи Авраама имеется в Торе в двухвариатах: (1М 16, 1-14 и 1М 21, 8-21,) одного общего сюжета: (Участие Ангела – это признак Елоиста). Первая версия гласит в синодальном переводе: (1) Но Сара, жена Авраамова, не рождала ему. И как у ней была служанка Египтянка, именем Агарь, (2) То Сара сказала Авраму: вот Иегова заключил чрево мое, чтобы мне не рождать; итак, войди к служанке моей; может быть, я буду иметь детей от нее. Аврам послушался слов Сары. (3) Р // Таким образом, по исполнении десяти лет пребывания Аврама в земле Ханаанской, взяла Сара, жена Аврама, служанку свою Египтянку Агарь, и дала ее Авраму, мужу своему, в жену. (4) Он вошёл к Агари, и она зачала. Когда же она увидела, что зачала, то стала презирать госпожу свою\\. (5) Тогда Сара сказала Авраму: в обиде моей ты виновен; я отдала в недро твое; а она, увидя, что зачала, смотрит на меня с презрением; Иегова будет судить меня с тобою; (6) Аврам сказал Саре: вот, служанка твоя в твоих руках; делай с нею, что тебе заблагорассудиться. Итак Сара стала смирять ее, а та у б е ж а л а от нее. (7) И нашел ее А н г е л Иеговы у источника вод в пустыне на дороге к Суру. (8) И сказал: Агарь, раба Сарина! Откуда ты пришла? И куда идешь? Она отвечала: я бегу от лица Сары, госпожи моей. //(9) Но Ангел Иеговы сказал ей: возвратись к госпоже своей, и покорись ей. (10) Потом сказал ей Ангел Иеговы: умножая умножу потомство твое, так что нельзя и счесть от множества.\\ (11) Наконец Ангел Иеговы сказал ей: вот, ты беременна, и родишь сына, и наречешь ему имя: Исмаил; ибо услышал Иегова страдание твоею (12) Он будет человек \онагр\ = как дикий осёл=; руки его на всех, и руки всех на него; жить будет он пред (носом) лицем все(х) братьев своих. (13) Тогда она нарекла: Иегову, который говорил к ней, сим именем: Ты Бог видения! Ибо сказала она: даже и здесь я видела в след Видящегоменя ! (14) Почему источник тот называется Беэр-лахай–рои // Он находится между Кадешом и между Баредом\\. (Следующие слова – это типичное «поповское» для Р дополнение: печатано жирно) (15) Агарь родила Авраму сына; и нарек Аврам имя сыну своему, рожденному от Агари, Исмаил. (16) Авраму было восемдесят шесть лет от рождения, когда Агарь родила Авраму Исмаила. «Поповская» (жирная!) вставка Р является кратким повторением из предыдущего текста 1М 16, где Агарь представлена как рабыня Сары, а не Авраама. Поэтому Исмаил имел полное право стать наследником только Сары, которая имела право распорядиться Исмаилом и Агарью, которая (не только там и тогда) обычно становилась наложницей. Это изменило статус Агари. В этой ситуации Сара, Агарь и Авраам являются полноправными действующими лицами, возможно, созревшего конфликта. В таком литературно-бытовом споре без вмешательства бога никак не обойтись... Но этот бог вовсе не Яхве, судя по имени, данному источнику воды, речь идёт о боге Эл-рои, который был приравнен позже богу Яхве. Значит, первоначально имя бога был «Эл» с эпитетом (рои= «который меня видит»). Божий ангел сообщает Агари, что она беременна, и тот, кого она родит, будет буян. Рассказ очевидно неполон. Можно было ожидать подробностей дальнейшего пребывания при источнике Беэр Шева (= колодезь клятвы), хотя допустимо, что рассказ шёл о бедуинах юга Аравии. (См. 1М 25,3); они связаны с Ктурой, тоже наложницей Авраама с подробным родословием, к которому стали причастны арабы (которые считаются в библии «исмаилитами»), т.е. полноправными сыновьями Ибрагима, изгнавшего из своего дома в пустыню сына вместе с Агарью. В Пятикнижии имеются д в а варианта рассказа об изгнании Агари из дома Авраама (1М 21, 1-21 и 1М 16,1-14). Они приводятся здесь с очень поздним «Поповским» Р дополнением (жирно!). Пусть это послужит читателю образчиком «спайки» разных версий одного библейского сюжета. В т о р а я версия: Её текст (1М 21, 1-21) признается яхвистским + елоистским (можно бы считать «Иеговистским»): (1) И посетил Иегова Сарру, как сказал: \\дополнение от Я\\ и сотворил Иегова Сарре, как говорил.\\ (2) Сарра зачала, и родила Аврааму сына в старости его. //ТЕКСТ Р\\ : «в назначенное время, которое предсказал ему Бог. (3) И нарек Авраам имя сыну своему, родившемуся у него, которого родила ему Сарра: Исаак. (4) И обрезал Авраам Исаака, сына своего, восьми дней от рождения, как заповедал ему Бог. (5) Аврааму же было сто лет, когда родился у него Исаак, сын его». КОММЕНТАРИЙ Потому обрезаниеделают на восьмой день, который не может выпасть на субботу (когда обрезание было запрещено). Дальше следует версия ЯХВИСТА: J (6) Тогда Сарра сказала: смех сотворил мне Бог; кто ни услышит обо мне, рассмеётся. (7) И сказала: кто сказал бы Аврааму: Сарра будет кормить детей грудью? Ибо в старости его я родила сына. (Этимология «смеха» = «игры» намекается дважды) Следует текст ЕЛОИСТА: Е(8) Дитя выросло, и отнято от груди: и Авраам сделал большой пир в тот день, когда Исаак отнят от груди. (9) И увидела Сарра, что сын Агари Египтянки, которого она родила Аврааму, насмехается, (10) И сказала Аврааму: выгони эту рабыню и сына её; ибо не наследует сын этой рабыни с сыном моим Исааком. (11) Сие весьма прискорбно показалось Аврааму, по любви его к сыну своему. (12) Но Бог сказал Аврааму: не скорби об отроке и о рабыне своей; что ни скажет тебе Сарра, слушайся слов её; ибо в Исаакенаречется тебе семя. (13) И от сына рабыни Я произведу народ, потому, что и он есть твоё семя. (14) Авраам встал рано, и взял хлеба и мех воды, и дал Агари, положил ей на плеча, и отрока отдал и отпустил ее. Она пошла, и заблудилась в пустыне Вирсавии. (15) И когда воды в мехе не стало, она бросила отрока под одним кустом, (16) И пошла, села против него, удалясь на один выстрел из лука. Ибо она сказала: не хочу видеть смерти отрока. Итак, она села против него и подняла вопль, и плакала. (17) И Услышал Бог глас отрока; и Ангел Божий с небес воззвал Агарь, и сказал ей: что ты, Агарь? Не бойся; Бог услышал голос отрока, оттуда, где он теперь. (18) Встань, подними отрока, и возьми его рукою твоею; ибо Я произведу от него великий народ. (19) Тогда Бог отверз очи её, и она увидела колодезь воды, и пошла, наполнила мех водою, и напоила отрока. (20) И Бог был с отроком; и он вырос, и стал жить в пустыне; и сделался стрелком из лука. (21) Он жил в пустыне Фаран; и его мать взяла ему жену из земли Египетской. КОММЕНТАРИЙ: Сюжет общий, но настрой авторов отличается в двух вариантах, ибо произошла контаминация мотива о рождении (богом «услышавшего»= Исмаила) в одном рассказе; а в другом – с предсказанием трёх «мужей» о рождении у бездетной Сары сына Исаака (о чём «посмеиваются» потому, что Сара уже стара). Значение их имён (смех) обыгривается в текстах. Образ Агари исконнее в (1М 16,1-14), нежели в (1М 21,8). В яхвистском тексте рассказано с рыданием о судьбе изгнанных матери и сына; а в другом тексте главная героиня Агарь, она здесь «бедуинистее», следовательно, исконнее. Вкусы изменились: от простого Яхвиста к нежному Елоисту. Тут появляется уже «человекоподобный» посланец как Ангел. Источник ключевой воды именуется этиологически: у Яхвиста «Лахай рои», а у Елоиста – это обычный популярный Беэр-Шева. (= Колодез клятвы). Читателю важно отметить ради характеристики отличий текста Яхвиста от Елоиста. Это редкий случай, когда можно сравнить два варианта одного библейского сюжета. Пятикнижие было окончательно составлено из разных кусков, вероятно второпях: так как либо вовсе не задумывались о читателе, и были халатны, либо наоборот, отнеслись сознательно с уважением к имевшемуся откуда-то преданию. Этим можно вообще объяснить сохранность двух вариантов одного древнего сюжета рядом. Некоторые эпизоды из повествования Яхвиста были из Е удалены, и бог выступил в человеческой роли судьи. ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ОТРАЖЕНИЕ СЮЖЕТА ОБ АГАРИ Драматизм изгнания Агари выразил ряд живописцев. Последним, пожалуй, был Джованни Баттиста Тиеполо в1732 году (репродукцию и комментарий предложил популярный в Германии израильский юморист Эфраим Кишон в альбоме «Сладкая месть Пикассо», 2005). Есть ряд картин на сюжет изгнания Агари: Библейский текст (см. 1М 1,1-3. 10-20; 15, 1-6). На картине итальянца Тиеполо над Агарью бдит женский ангел. Ангелы с мужской бородою, кажется, не встречаются вовсе (об этом стоит задуматься). ЗНАЧЕНИЕ «ЯХВИСТА» Нет сомнений, что «яхвистские» тексты были сочинены или записаны никак не раньше 10-го века до н.э. при храмеСоломона (965-926 годы до н.э.), который считался «школой мудрости», став важным «культурным центром» (что не всем яхвистам нравилось, но позже этим зданием и царями династии Давида стали догматически восхищаться). Приходится думать, что сюжет бытовал устно, как предание об Аврааме, но его содержание, интрига не представляются древними, хотя обладают живым «восточным» колоритом. Евреи молят бога в синагогах восстановить второй или построить (третий) Храм. Для евреев и русских существует воображаемый двойник как «небесный Иерусалим», который снизойдёт с неба, когда настанет час пришествия Мессии. У «Яхвиста» проявился естественный интерес к прошлому своей страны и народа (1М 12, 1-3), а умение писать на родном языке уже было весьма развито. В повествовании Яхвиста отражён б ы т уже земледельцев-израильтян, а не кочевников-пастухов (ибо упоминаются сезоные праздники!). Замечено, что в яхвистских рассказах повествуется о присвоении земель в Ханаане (ИсН 24, 2-11) на основании воспоминаний нескольких поколений. Подразумевалось, что идеализированными предками был народ потомков облагорожен божьим волевым, отнюдь не наивным мотивом «избрания» (т.е. без всяких заслуг избранника) арамейца, ведь именно чужое население их звало «евреями» (= иври). Полагаю, что, изобретая письменную «историю» для своего народа, Яхвист как автор сочинения посадил будущего родоначальника Авраама в Уре (возможно как сознательный анахронизм). Яхве велел своему избраннику Авраму уйти из Ура, далёкого древнейшего города шумеров и поселиться для будущего «в стране, которую бог укажет» (т.е. в Ханаане, где израильтяне ужедавно, задолго, ещё до Яхвиста, проживали). Убеждённость в достоверности предания нашла талантливое выражение во всей концепции Яхвиста как человека своего времени, задумывавшегося об истории, пожалуй, изобретая ее прошлое. Яхвист был полноценный писатель, который сам явно не был обязан наивно реалистически веритьсвоему же сочинению, как это стало обязательным для следующих поколений читателей, поклонников «Священного писания». Ранее, до 1920 года, учёные полагали, что «Яхвист» – это конкретное лицо, некий анонимный сочинитель или собиратель (ему приписаны, между прочим, тексты: 1М 2,4 б до 3, 24 и ИсН 2-11). Позднее библеисты пришли к выводу, что повествования «Яхвиста» восприняли устные предания, туго породнив ими, повторяю, пестрое население Давидова царства между собой, как потомков одной семьи: Авраама, Исаака, Иакова и Иосифа. Это был внушительный, примитивно удобный домысел, «топос», которому суждено было стать незыблемой «историей» еврейского народа, ибо ничего равноценного о происхождении израильтян не было (да, пожалуй, и сейчас нет). «Яхвист» упрекал людей (т.е. израильтян), которые «отпадали» от его ясной веры, за что их бог устами его пророков как посланников карал, но наконец великодушно прощал им грехи, и тогда обнаруживалась явно гордость народа в том, что они служат именно богу Яхве, тогда как соседи почитают «баалов», разных символических идолов, сделанных людьми из серебра и золота (это была сквозная тема библейских пророков). Если задуматься, то это есть уже определённое «вероучение» как важная религиозная, специфически «яхвистская» концепция, не старше начала последнего тысячелетия до н.э. (Это набожное настроение взаимоотношения с богом было нарушено крушением государственности Израиля уже в 722 году до н.э). Израильские традиции были восприняты также в столичном Иерусалиме Иуды. «Источник Яхвиста», устный и письменный, старше многих описанных им же событий. Нельзя путать время повествования, написания текста, с «повествуемым временем», т.е. временем, о котором рассказывается. Например, рассказ о «сотворении мира» оказался очень позднимсочинением, в силу представлений об этом событии, о котором, строго говоря, вообще никто сообщить не мог, ибо никаких современников, по определению контекста, быть не могло. Таково свойство «словесности», литературы как искусства, чем является и библия, но об этом забывают. Почему, например, о событиях, которые фактически ещё пребывали «внеистории» (их считают почему-то доисторическими, т.е. бывшими ещё вне кругозора сочинителей, в 13-м веке до н.э.), вспомнили много позже и писали о них откровенно, как о далёком прошлом, якобы «исторически»? Откуда такие сведения получил Яхвист как историк? Это было важно знать ради понимания истории как идеологии анонимного выдающегося историка «Яхвиста». Об этом можно судить на фоне того, что и как он писал в своё время, лет 2500 тому назад). Несмотря на «повествуемое время» писателя (а у него были последователи довольно долго), учёные относят Яхвиста к эпохе царства Давида. Некоторые учёные, например, Форердатирует Яхвиста 9-м веком до н.э. Другой авторитет, Эйсфельдт, относит Яхвиста к середине 8-го столетия до н.э. Для таких расхождений имелись весомые доводы. Но никто (кроме некоторых иудейских и католических ортодоксальных библеистов) самого наличия источника J не подвергает сомнению. Читая библию, нашим современным читателям необходимо историческое, светское восприятие Яхвиста. Для конкретного понимания Пятикнижия важно внимательно читать Тору, просвещаясь соответствующей научной, исследовательской литературой, дабы у читателей появилось ощущение историзма, т.е. хронологии, чего веками у людей, рассуждая о боге и об израильтянах не было в силу того, что читали библию, начиная шестидневным творением мира, самой поздней «поповской» частью Пятикнижия как объективным фактом. Чтению библии необходимо читателям учитьс я, иначе содержание покажется «реалистическим» на одной плоскости и потому неверным. Как минимум, надо знать, где и когда, для кого и о чём тексты, сюжетыбыли сочинены устно и позже записаны. Содержится у этого Яхвиста и чёткое поучение, что надо довериться богу (как поступил изобретённый им идеализированный Авраам!): не отпадать от Яхве (1М 34, 12-17; 4М 25, 1-5) поклонением другим богам соседнего населения, таково было богословие, «религия», т.е. не что иное, как осмысление собственного или привитого воспитанием понимание отношения к богу. «Яхвист», вероятно, целенаправленно положил начало описанию, сочинению истории как таковой из разных источников, внушив ее своему народу, этим самым им созданному. Этот первый анонимный (не выделенный из текста) слой, как «источник Пятикнижия», был приурочен учёными к периоду царств (1М 12,3 и 27, 9). Повествуемые события имели место в Ханаане (а не в пустыне, значит, народ израильтян был уже оседлый, когда об этом слышали и позже написали. Это важно для критической периодизации культуры, в частности литературы, которая оказала мировое влияние на европейскую культуру и на догматическое понимание великих заслуг «Яхвиста». Описанием более древних событий из истории человечества, например, о пребывании людей в райском саду, о культовом значении отдельных мотивов «Яхвист» своим текстом уже наводил идейно на особенность израильтян, на их необычный в мире религий, некий зачаточный, но яркий монотеизм. Яхве был объявлен богом всего человечества (к такому универсальному пониманию надо было дорасти, и на это потребовалось много времени до и после Яхвиста). Вывод: Без элементарного понятия об «источниках» или «слоях» Пятикнижия, пускай лишь ради просвещения, пожалуй, как сказал бы русский интеллигент – «негоже!», и был бы прав, хотя он сам как православный человек, вероятно, Тору, Пятикнижия, как нечто еврейское, вообще не читывал. АВРААМ ПРИНОСИТ СЫНА В ЖЕРТВУ (Е 1М 22, 1 – 19) Предыдущий очерк об Яхвисте завершает нижеследующий центральный для вероучения рассказ Елоиста об искушении Авраама. Этот сюжет занял большое место в расхождениях иудеев и христиан вокруг личности раввина Иисуса. (1) И было, после сих происшествий, что Бог искушал Авраама, и сказал ему: Авраам! Он ответствовал: вот я. (2) Бог сказал: возьми сына, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа, и там принеси его во всесожжение на одной из гор, которую Я укажу тебе. (3) Авраам встал рано, оседлал осла своего, взал собою двоих из рабов своих и Исаака, сына своего; наколол дров за всесожжения, и встав, пошёл на место, которое указал ему Бог. (4) на третий день Авраам, возведший очи свои, увидел место издалека. (5) Тогда Авраам сказал рабам своим: останьтесь здесь с ослом; а я и сын пойдём туда, и поклонясь возвратимся к вам. (6) И взял Авраам дрова для всесожжения, и возложил на Исаака,сына своего; а сам взял в руки огонь и пошли они вместе. (7) И начал Исаак говорить Аврааму, отцу своему, и сказал: батюшка! Он отвечал: что сын мой? Он сказал: вот огонь и дрова, где же агнец во всесожжение? (8) Авраам сказал: Бог усмотрит для Себя агнца во всесожжение, сын мой. И шли дальше оба вместе. (9) И когда они пришли на место, которое указал ему Бог, тогда Авраам устроил жертвенник, разложил дрова, и, связав сына своего Исаака, положил его на жертвенник поверх дров. (10) И простер Авраам руку свою, и взял нож, чтобы заколоть сына своего. (11) Тогда Ангел Иеговы воззвал к нему с небес, и сказал: Авраам! Авраам! Он сказал: вот я. (12) Ангел сказал: не поднимай руки твоей на отрока, и не делай над ним ничего; ибо теперь Я знаю, что боишься Бога, когда ты не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня. (13) И возвёл Авраам очи свои и увидел: и вот назади овен, запутавшийся в чаще рогами своими. Авраам пошёл, взял овна, и принёс его во всесожжение вместо сына своего. (14) И назвал Авраам имя месту тому: Иегова-ире [Господь усмотрит]. Посему и ныне говорится: на горе Иеговы усмотрится. (15) Потом вторично воззвал к Аврааму Ангел Иеговы с небес (16) И сказал: Мною клянусь, говорит Иегова, что поелику ты сделал сие дело, и не пожалел сына твоего, единственного твоего: (17) То Я благословляя благословлю тебя, и умножая умножу семя твоё, как звёздынебесные, и как песок на берегу моря; и наследует семя твоё города врагов своих; (18) И благословятся в семени твоём все народыземные; за то, что ты послушался гласа Моего. (19) И возвратился Авраам к рабам своим, и встали, и пошли вместе в Вирсавию; и жил Авраам в Вирсавии. КОММЕНТАРИЙ Рассказ повествует об искушении праведника, привлекая намёк на обряд жертвоприношения первенца. Сочинитель знает, что богу такая жертва не угодна, однако допускает, что такое требование ещё возможно. Едва ли автор был намерен затеять полемику против самого обряда жертвоприношения детей. (Впрочем, в дальнейшем этот сюжет мог быть легко использован с критической целью.) Известно из археологии Ханаана, что детей жертвовали, и не только мальчиков. Израильские пророки вещали против такого жуткого обычая финикийцев: В текстах Иеремия 7, 31; Иезекиил 16, 20; и 5М 12, 31 упомянут запрет подобных изуверских обычаев, которые были ещё в 19-м веке н.э. в России известны из практики туземцев Поволжья. 1М 15, 5 Содержит типичную вставку Елоиста в рассказ Яхвиста, с божьим обещанием дать Аврааму огромное потомство: И (бог) вывел на двор (Авраама) и сказал: и сочти звёзды; можешь ли ты счесть их? И сказал ему столько будет у тебя потомков. (Я 1М 6 ) Аврам поверил Иегове, и Он вменил ему сие в праведность (т.е. = Он поверил богу Яхве, и на сей раз, Бог узнал от этого его набожность). КОММЕНТАРИЙ Этот мотив повторился об Иакове и долго внушал отношение к богу. О родоначальнике Аврааме (фигуре, изобретённой Яхвистом) у Елоиста речи мало. В тексте Е Авраам имеет уже силу пророка или священника, он замаливает грех Авимелеха по его просьбе. Это ведь была уже посредническаяфункция жрецов, коэнов (коих по сюжету ещё нет). «Каста коэнов» появилась у перемещенных левитов позже при соломоновом Храме. Эпизод, приписанный Аврааму, сам по себе древний. Вообще, рассказы об искушении праведников были популярны в религиозной проповеди. Это выражено в 1М 22,7, а в стихе 1М 22, 3 бог сам назначил место жертвенника. Слушатели, в особенности родители, ощущали с трепетом трагизм Авраама. В рассказе далекое место, указанное богом, видно издали на холме. Авраам оставляет своих рабов с ослом, чтобы они дожидались его возвращения. Дрова он погрузил на Исаака, а нож он держал вместе с тлеющим огнём в сосуде, чтобы уберечь мальчика от этих опасных атрибутов, чтобы он их даже не коснулся, но при этом скрывая своё намерение зарезать сына. Для жертвы уже было всё готово. Но Исаак спросил отца, где же жертва? Авраам правду не сообщает, но вдруг он заметил овна, который застрял рогами среди рощи. В этом Авраам узрел знак божий, чтобы принести именно этого животного в жертву вместо сына (место этого происшествия получает название «видит бог» (еру эл), или «здесь показался бог». Вероятно, это было место паломничества, которое уже раньше так называлось). Рассказ этот сказался на отношении к богу, а именно готовностью умереть за «веру». Эта набожная черта поведения стала в силу обстоятельств еврейской, которую соседи, очевидцы убийцы, например казаки Хмельницкого, развлекаясь, принимали за трусость. Влияние сказалось глубже и шире на общее отношение к Богу, т.е. к «религии», серьёзной готовностью «умереть за веру» как мученики, ещё в годы Второй мировой войны: погромами немецких войск нацистов, при содействии соседей и знакомых, евреи были поставлены перед выбором: кончать ли жизнь самоубийством (как некогда во время восстания Бар Кохбы против римлян, как в крепости Массада, которая ещё привлекает туристов в Израиле) или начать безнадёжное сопротивление немецким войскам, эсэсовцам, систематически разрушающим Варшаву (когда советские войска стояли поблизости, дожидаясь приказа. По старинке, например в Литве (после добровольной сдачи литовских властей немцам), евреи обращались за советом к раввинам, за «историческим опытом», как им быть. Им внушали надежду, что бог поможет в последнюю минуту, как Аврааму, готовому зарезать Исаака. Был ли выбор, как распорядиться жизнью, собственной и/или семьи? Ныне в почти безопасной современности, даже в Германии (не говоря уже о России), евреи, даже привилегированные беженцы, их общины, не задумываются, избегают рассуждать о будущем. Увы, урок явно не пошёл впрок. «День Освенцима / Аушвица» широко, но поверхностно, как обряд отмечает второе-третье послевоенное поколение, своими (и чаще чужими) воспоминаниями о прошлом, без надлежащих выводов для будущего. В елоистском контексте рассказано, что в решающем моменте заговорил не сам бог, а его ангел, который велел не сметь трогать сына. Этот приём характерен для Елоиста как проповедника надежды (по древнееврейски и на идише = битахон), которая удобно стала техническим термином в иврите для предприятий «страховки имущества». Выразительный рассказ о готовности Авраама зарезать сына для всесожжения («холокоста»), попав в молитву, напоминал самому Богу, как «наследственную» заслугу, былую готовность пожертвовать сыном, внушая себе надеждуна помилование за грехи наследников Авраама, т.е. всего еврейского народа. Это уже была выраженная богословская идея практики иудеев, христиан и мусульман (но не нынешних исламистов, которые при любом преступлении, выполняя свою похоть, оправдывают оговоркой «иншалла» =если богу будет угодно»). В текстах Е обращения бога непосредственно к народу (как у Яхвиста) подменены указаниями через посланцев - ангелов и сновидений, будто внушенных богом же. Это свидетельствует о более позднем периоде сугубо бытовой набожности, так сказать «народной религии», по сравнению с текстами Яхвиста как повествователя. Надо отличать повествуемое время от времени написания и учиться отмечать для себя сдвиги в набожности, в поведении людей. Нет сомнений, что «яхвистские» тексты были сочинены или записаны никак не раньше 10-го века до н.э. при храме Соломона (965-926 годы до н.э.), который считался «школой мудрости», став важным «культурным центром» (что не всем яхвистам нравилось, но позже этим зданием и царями династии Давида стали догматически восхищаться). Каждое поколение евреев имело (или не имело) более или менее своих мыслителей об истории. (продолжение следует) Напечатано в «Заметках по еврейской истории» #2-3(182)февраль-март2015 berkovich-zametki.com/Zheitk0.php?srce=182 Адрес оригинальной публикации — berkovich-zametki.com/2015/Zametki/Nomer182/ILevin1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
  • 1. Метнер +1
    Ольга Генкина
    Семь искусств, №9
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1004 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru