litbook

Проза


Короткие рассказы0

Люди и голуби

Зимний день. Мороз – градусов двадцать, ветер, метель… На автобусной остановке около полусотни человек, не меньше. Стоят на расстоянии друг от друга: все – вместе и каждый – в одиночестве. Поворачиваясь спиной к ветру, пританцовывая от холода, поднимая кверху воротники шуб, пальто и курток, мёрзнут – каждый сам по себе.

А если бы придвинуться поближе друг к другу, сбиться в кучу? Насколько теплее стало бы всем, особенно тем, кто в середине… Нет, не придвинутся: незнакомы, мешают правила приличия.

Вспомнился другой день – летний. Жара, что называется, несусветная. Иду по улице и вдруг останавливаюсь, удивлённая увиденным: от столба на асфальте – узкая полоса тени, и на этот почти призрачный оазис прохлады садятся, слетаясь со всех сторон, голуби. Сначала, пока ещё есть свободное место в тени, они приземляются как попало и отдыхают от жары на некотором расстоянии друг от друга. Но в тень летят и другие птицы, и голуби начинают слегка передвигаться, теснее прижиматься друг к другу, освобождая местечко для вновь прилетевших…

Неразумные птицы – здесь.

И разумные люди – там…

Обиженная дворняжка

С наступлением холодов особенно страдают бездомные собаки. Поиск источников тепла становится для «бобиков» едва ли не важнее, чем проблема с едой. Как же они выходят из положения? По-разному…

На одном из трёх уличных люков теплоцентрали, из-под металлических крышек которых валил пар, лежали, тесно прижавшись друг к другу, две довольно крупные дворняжки. Рядом с ними стояла ещё одна страдалица и громко лаяла на своих подружек: для неё свободного места на крышке люка не осталось.

И хотя рядом находились ещё два точно таких же обогревателя, собаке не доставало сообразительности воспользоваться одним из них. Воинственно нагнув голову, она, уже осипшим от долгого тявканья голосом, продолжала безнадёжно облаивать своих уличных подруг: те даже не шевелились, блаженно спали…

Обиженная дворняжка, вызывала жалость, напоминала своим поведением людей. Не так ли и мы иногда, поддавшись чувству стадности, теряем разум и не видим очевидного?

Вот она идёт…

Вот, вот она идёт навстречу… Внутренне сжимаюсь, как это бывает всякий раз, когда я неожиданно сталкиваюсь с этой женщиной лицом к лицу: какое ядовитое слово вылетит сейчас из её улыбающегося рта?

Ох, мастерица! Ох, искусница! Редко когда не успевает ужалить мимоходом, чаще – успевает. Да как! – долго потом приходится отходить душой, вспоминая её молниеносный укол… Сколько же яда носит в себе эта женщина, как выстреливает недобрые слова, будто заранее пропитывает их желчью… А уж улыбка – сладкая, а уж радости в глазах…

Я никогда не делала ей ничего дурного, никогда не дружила с нею, даже не приятельствовала. Так что жизнь мою она из чужих разговоров знает, тем и питается, тем и довольна.

Вот, вот она идёт навстречу. Увидела меня – засветилась, засияла. Сейчас она сделает мне больно. Успею ли я приготовиться к её броску? Скорее попытаться сотворить бесстрастное лицо, замурлыкать себе под нос песенку: «Ах, эта женщина – увижу и немею…» От чего немел Булат Шалвович Окуджава, сочинивший это произведение, ясно. А вот от чего онемею сейчас я, увидев «эту женщину»?

Вот, вот она идёт, приближается, открывает улыбающийся рот…

Смешно спрашивать: за что?

Прости её, Господи!

Над горькой плакал горько…

Из продуктового магазина вышел, покачиваясь, мужчина средних лет. Был он явно навеселе. Но свою единственную покупку – бутылку водки – нёс бережно, обхватив рукой и прижимая к груди. По ступенькам небольшого крылечка он спустился благополучно. И тут – то ли потерял прежнюю бдительность, то ли споткнулся – посудина с горячительным напитком брякнулась на асфальт… И вместо бутылки в руках – лужица с осколками под ногами.

Мужчина заплакал… Покачиваясь, он стоял над лужей и вытирал текущие по щекам слёзы ладонями. Возможно, водочка была соображена на троих, и его ждали где-то двое дружков?

Ясно одно: у человека случилось горе, он не скрывал его и поэтому был абсолютно равнодушен к реакции идущих мимо людей. Да, собственно, у прохожих и реакции-то не было никакой: взгляд бросят, и – мимо. Нынче, как известно, наши сограждане так же безучастно могут прошествовать и мимо упавшего на улице сердечника. А тут...

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 995 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru