litbook

Критика


Маленькие книги0

Сразу оговорюсь: «маленькие» они не по содержанию, не по заложенному в них смыслу, а всего лишь по формату, объему и тиражам. Это не тяжелые «кирпичи», которые можно грузовиками свозить на стройку словесных башен размножившихся графоманов-толстосумов (есть деньги – пиши, что хочешь и издавай за свой счет), или модных, распиаренных «писателей», особенно, детективно-дефективных дам (уж простите, милые женщины). Нет, это радующие сердце и поющие в тени дубрав возле тех уродливых «башен» птички-невелички, которые не сразу и разглядишь в «книжной листве». Всё зависит не от количества денег, которые можно потратить на издание своей книги, а от наличия мыслей. И мир по справедливости устроен так: большие возможности и желания съедают сами себя, а малые дела рождают великие.

Но это преамбула. Переходим к «маленьким книжкам», встретившимся мне в последнее время. Я постараюсь охватить в своем коротком обзоре разные регионы России. Кроме Москвы. К столичным литераторам внимания и без того хватает. Начну с якутской поэтессы Натальи Михалёвой-Сайа и её сборника стихов «Попутные ветры». Поэзия её не то птичьего, не то ангельского полета. Ей присущи и лирическая музыка, и философская мысль, и глазомер охотницы, и твердость руки. Стихи метафоричны, психологичны и, конечно же, интимны. Но есть и гражданские строки, есть поиски одного с Богом языка, есть драматизм индивидуальной судьбы и всей эпохи. Многое есть в стихах Сайа, облеченных в сознание её героинь-двойников: огонь страсти, горение запретных чувств, женственность и еще неразгаданная никем тайна души. Её поэзия – на уровне крон вековых якутских лиственниц, на которых пристально смотрит небо.

Коллективная монография «Павел Флоренский: жизнь, творчество, взгляды» представлена её составителем кировским писателем Владимиром Семибратовым. Она будет необходима всем, кто не мыслит себя без русского космизма и примата веры, а в культурологической иерархии этот выдающийся мыслитель и духовный подвижник занимает одно из главных мест. Сам Флоренский считал: «чтобы жить в Боге, нужно «отрешиться от вещности» личности, её «плотскости» и «плотоядности», приложить все силы к тому, чтобы личность стала «чистой». Небо лишь тогда «примет философа», когда тот сможет преодолеть «рационализм» – плотскую «философию» понятия и разсудка… вещи безжизненной неподвижности», избрав для себя духовную «христианскую философию, т. е. философию идеи и разума… личности и творческого подвига». (А до этого у Семибратова вышла небольшая книжка «Под знаком «огнепального» Аввакума», также несущая в себе глубокое познавательное значение и документальные свидетельства времени).

Стихи забайкальского поэта Виктора Кобисского представлять читателям «Литературного меридиана» нет надобности, он частый гость на страницах альманаха. В этом году у него юбилей – восемьдесят лет, поздравляем! В книге «Вчера, сегодня и…» он остается всё таким же искателем жизненных правд, целеустремленным геологом-копателем драгоценных поэтических строк, энтузиастом и бессеребренником истины. Душа и ум молоды, хотя пессимизм порой и одолевает. А что вы хотите, когда столько лет Россия была на коленях? Но сила духа его крепка, поэзия точна и промыслительна, а Россию не одолеть никому. И это уже не раз доказывала История.

Античный мир явлен в книге хабаровчанина Виктора Ремизовского «Три богини, две Елены и Троянский конь». И сделано это столь легко и весело, что хочется вновь перечитать Гомера, Софокла, а особенно Аристофана. Это мой любимый литературный пласт. А очерки автора – это реконструкция мифологических событий, где читателей ждет забавное, но в тоже время и весьма познавательное путешествие по истории Троянской войны с посещением Олимпа и остановкой в гостях у комментаторов «Илиады». Но в то же время книга эта и серьезная, поскольку является доступным гомеопатическим снадобьем и лечит от невыразимой тоски, мрака и пошлости современного окружающего бытия.

Еще один житель Хабаровска (это мой родной город) Владимир Иванов-Ардашев выпустил кни--гу – «Судьба оружейников», вернее, это продолжение старой, «Оружейной поляны». А есть еще «Город оружейников». В этих «оружейниках» можно было бы и запутаться, но замысел автора чёток и ясен, а структура построения сюжетов строга и безукоризненна. Ну что поделать, если автор немало лет проработал в оборонной промышленности, а кроме того, является действительным членом Русского географического общества, участником многих археологических экспедиций, обнаруживших древние артефакты оружия. Ему и «калашников» в руки. Герои его романов – молодые люди, тесно связаны делом и смыслом: с археологией, оружием, историей страны, современностью. Они живут ярко, их жизнь наполнена не попсовой музыкой и попкорном, а поступками и событиями, неожиданными приключениями и философскими размышлениями в минуты отдыха.

Одним из классиков советской литературы был Гавриил Троепольский. А впрочем, не только советской, но и русской. Кто не помнит его знаменитого Белого Бима с черным ухом? А уж фильм какой замечательный. Плакать хочется, когда смотришь. Вот об этом писателе и написал книгу «Человек Чернозёма» воронежский прозаик Михаил Федоров. Книга создана на основе воспоминаний друзей, знакомых и родственников Гавриила Николаевича, архивных материалов, публикаций о нем. Троепольский не стал священником, но его с детства тянуло в небо (даже летчиком хотел быть). Он выбрал путь сельского учителя, потом стал колхозным агрономом, а в итоге – писателем и истинным поэтом в душе. Он понимал, что нестроения жизни начинаются с нестроения души. И его книги – это те же художественные проповеди, призванные спасать соотечественников от духовного одичания и мерзостей жизни.

К слову, перу Федорова принадлежит и другая книга о другом классике советской литературы – Егоре Исаеве – «Плодородный человек». Она содержит многочисленные рассказы о человеке, который был вдруг незаслуженно забыт в наши дни. А ведь при его жизни, особенно в советское время, власть, Союз писателей России, да и просто друзья-товарищи в нем души не чаяли. Его приглашали на конференции и собрания, усаживали в президиумы, награждали премиями и званиями. Это был очень хороший поэт, выдающийся в сонме нынешних. И после прочтения книги создается впечатление, что Егор Исаев до сих пор живой, всегда атакующий, приближенный к землякам, к простому человеку. Он был своеобразным глашатаем-рупором жизни. В этом сама суть книги.

Широко известно Тамбовское восстание крестьян в годы гражданской войны. А вот о тверском мало кто слышал. Но они и по масштабам несопоставимы. И эту темную страницу отечественной истории освещает книга тверского исследователя Евгения Ступкина «Июль 1919… Ясеновское восстание «зеленых». Она рассказывает о скоротечном бунте крестьян в нескольких волостях этой губернии. А «зелеными» их прозвали оттого, что большинство дезертиров из Красной армии скрывалось в лесах вблизи своих деревень. И не только скрывалось, но защищалось и воевало. С белыми, с красными, со всеми, кто угрожал их существованию, а по сути – всему крестьянству. И, наконец, его исследование рассказывает о том, как формировалась политика большевиков по отношению к крестьянству и как эта политика претворялась в жизнь в первые годы советской власти.

Вологодский поэт Сергей Васильев выпустил книгу стихов «Матушка-река». Название скромное, теплое, обыденное даже, но сама поэзия вместе с автором «жаждет звезд и неба». Есть в сборнике и «ветхозаветные сюжеты», стихи о Ное, Иове, Моисее, о «реках, объявших рай». Есть обращение к «европейским ценностям». А есть еще и то, что объясняет название сборника, выводит «Матушку-реку» с бытового на бытийный, вселенский уровень. Мне автор чем-то неуловимо напоминает его предшественника-однофамильца замечательного поэта тридцатых годов прошлого века Павла Васильева, друга Есенина, совсем в молодом возрасте трагически «перетертого» в жерновах государственной машины. Поэзия обоих Васильевых одинока грустью и масштабна провидчеством, она не только для современников – для потомков.

Руслана Ляшева принадлежит к плеяде блестящих, непримиримых и принципиальных в своих концепциях публицистов, которых с идейных позиций не сдвинуть. А что это за позиции? Они отражены в её новой книге «На бегу», которая дает представление о мироощущении и интересах автора, хотя они столь многогранны, что «не ухватишь». Ляшева пишет практически обо всём, всё ей волнует душу и кровь, начиная от Запсиба, где она в далеких 60-х годах работала сварщицей, и кончая Иммануилом Кантом. Словом, «реализм без берегов». Как только сил хватает. А ответ прост. Она сама об этом пишет: «Может быть, человек, рождаясь, приносит из Космоса заряд энергии; её хватает на детство и юность. А уж потом начинается взрослая жизнь: проблемы, заботы и никаких поблажек. Теперь рассчитывай только на свои физические и душевные силы».

Две книги вышли в Саранске, и обе они посвящены и связаны с женщиной редкой душевной красоты и теплоты – Анной Смородиной. К несчастью, сроки её земной жизни были коротки, но она успела немало. Её стихи, прозу, публицистику всегда отличали мудрость и утончённый лиризм, высота и крепость духа, метафоричность и философский взгляд на мир. Её никогда не забудут те, кто умеет мыслить, читать, любить. А в эту последнюю книгу – «Восклицательный знак» – впервые в полном объеме вошло лучшее поэтическое наследие Анны Смородиной. А также пьеса-притча и отрывки из дневника. А еще в Приложении публикуются и воспоминания о ней. Вторая книга – её мужа, не менее талантливого писателя Константина Смородина – «Послания к Анне». Это стихи, и в значительной части они посвящены именно любимой жене.

В Перми живет самобытный писатель, который пока, к сожалению, не слишком широко известен. Это Марат Буланов, а его новая книга называется «Якутские рассказы». Они выстроены в довольно жесткой конструкции, это и понятно: суровая природа, вечная мерзлота, не слишком доверяющие друг другу люди (а действие многих из них происходит в поселке нефтяников и геологов). Содержание предполагает и особую хлесткую форму. Мы знаем писателей, которые шли «северами» (а под этим словом я подразумеваю не только территорию, но и экстремальные обстоятельства жизни) – к чистому листу бумаги. И пришли, оставив заметный след в литературе, как в отечественной, так и в зарубежной. Джозеф Конрад, Олег Куваев, Джек Лондон, конечно же. Теперь к ним присоединяется и Буланов. Читать его намного полезнее, чем гламурных дамочек-писательниц, которые ничего путного (мужественного и честного) юному поколению не привьют. Нам нужны наши конрады и лондоны, которые научат жизни в самых суровых условиях.

Немного отступлю от заданных мной же рамок и расскажу о книге французской писательницы Маргарет Дюрас «Неповторимое обаяние Лоры Валери Штайн». Тем более что у автора есть русские корни. Проза её к нам приходит впервые. Но люди старшего поколения наверняка помнят популярный фильм «Хиросима, любовь моя» с прекрасной Катрин Денев в главной роли, созданный по её книге. А этот роман несомненно привлечет внимание вдумчивого читателя. Да и врачей-психиатров тоже. Ведь в свое время, после его выхода на Западе, они были поражены тем, что автор, не будучи специалистом, сумел так медицински верно передать поведение и психологию своей героини. По этому поводу было даже проведено несколько семинаров и конференций. Вот что значит талант и фантазия писателя!

Ну и в заключение нельзя не сказать и о «малой прозе» главного редактора «Литературного меридиана» Владимира Костылева. Его книга «Однородные обстоятельства» лаконична, ассоциативна, метафорична, многоцветна, многослойна и напоминает лоскутное одеяло, которым хорошо укрыться в приморскую ночь и смотреть на звездное небо, ощущая притаившийся где-то шторм. Тишина и покой временны, волнения природы преходящи, человеческие страсти мгновенны, жизнь – секунда в хронометре вечности, смерти вообще нет. А что же тогда остается человеку? «Что еще нам нужно на земле?» – задается вопросом автор. Один из ответов (а их много) такой: «Радуйся каждому хризантемному утру, набирай в ладошки свежесть рассвета, забудь навеки о дурном, о минувшем. Мир так устроен – в одночасье кончается всё, однажды осмелившееся начаться».

Мне его философские сентенции напоминают внутренний монолог Гамлета, его размышления перед выбором: действие или созерцание? И то, и другое имеет право быть, но и «не быть», по сути, то же самое. Разница только в деталях, в «однородных обстоятельствах», контур мира от этого не изменится. Однако следует добавить, что небольшая по объему книга Костылева (любопытно, что одна из его лирических зарисовок так и названа «Маленькая книга») состоит не только из «глубоководных» афористичных размышлений, но на её страницах встречаются и чисто бытовые, личностные картинки, живые кадры природы, оценки прошлого и настоящего, взгляды «вокруг», воспоминания о любимых и близких. А из каждой такой «прогулки» по жизни могла бы (при желании) зародиться повесть, а то и роман. Или шекспировская пьеса. Наблюдательности и литературного мастерства хватит. Но знаю, сколько времени он уделяет своему издательскому детищу, а вот свое собственное творчество отодвигает на второй план. Хотя сил у нашего дальневосточного Гамлета должно хватить на всё. И на действие, и на созерцание.

Приятного вам чтения! Продолжу в следующий раз.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 998 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru