litbook

Поэзия


Я назову тебя Анной0

* * *

будет в тамбуре колечком

виться дым как седина

на плацкарте до конечной

не доехать дотемна

 

и в стекле за занавеской

будет лампочка в конце

гаражи на перелески

на твоём менять лице

 

облака дома и люди

мы дорогой заняты

просто будем будем будем

без глаголов-запятых

 

это всё согласно смете

будет скатано в матрас

это даже после смерти

происходит не без нас

* * *

От старой боли новый порошок

в аптеках продавали тем, кто дожил,

и ровно век как будто не прошёл,

ну разве что асфальт, бетон и дождик,

и воздух суховат, а в остальном

всё было прежним – вечный этот казус:

не в ногу шли в ближайший гастроном

солдаты, довоенные, как август,

синели окна, щурились глазки,

пинали ситец твёрдые колени,

трамваев удивлённые виски

проводка жгла привычною мигренью,

и освещённый угол навестив,

тень табуретки в десять неуклонно

на все четыре падала кости

ища под стулом пятую колонну.

Среда

жизнь к пятнице сутулится, седа,

как полоса на горнем серпантине,

но сердце – это вечная среда,

и даже бьётся где-то посредине.

 

на память тормозной оставив след

(замерь потом, как не жили и жили!),

оно во сне встаёт на красный свет

на перекрёстках вен и сухожилий,

 

и ждёт тревожно каждою весной

сквозь кровь и плоть, разъятые на части,

когда в церквях зажжётся на страстной

знакомый свет предательства и счастья.

* * *

Сведёт, как ножницы, руками

беду и благо:

судьба – за пазухою камень,

любовь – бумага.

 

Когда Париж не стоит мессы,

влюбленность только

подвязка на бедре невесты,

любовь – наколка.

 

Под визг пружин гусиных перьев

не слышно скрипа,

но если страсть остра, как перец,

любовь – как бритва.

 

Её от церкви до сарая

последней кличут:

терпение – ключи от рая,

любовь – отмычка.

* * *

Когда, наконец, мы получим покой,

я стану бревном, а ты станешь рекой

и сможешь, едва прикасаясь устами,

делить моё тело на щепки и дрожь.

Но ты никогда никуда не впадёшь,

и я никогда ни к чему не пристану.

 

Нас как-то окрестят – тебе всё равно,

ты будешь Рекою, Несущей Бревно.

Обещанный сразу пяти океанам,

я стану знаменьем для здешних племён.

Но если тебе вдруг не хватит имён,

то может быть, я назову тебя Анной.

 

И прошлые годы, как будто взаймы,

сольются в судьбу от зимы до зимы.

Совместный наш путь будет лёгким и длинным,

как всякое средство, забывшее цель,

и нам померещится в самом конце,

что мы не прошли ещё и половины.

 

И я буду гол, а ты будешь нага,

и оба, меняя поля на луга,

согласно теченью, покинем без грусти

ту местность, где мы не имели врагов.

…И крепкие руки иных берегов

однажды сойдутся на высохшем русле.

* * *

Опять за Танями и Колями

почти не виден двор пришкольный,

за перепуганными прятками

букетов с первосентябрятами,

бантов – с макушками и кружевом,

воздушный шарик по окружности

едва растает в нашем северном,

а ты, свою припомнив, серую,

за гладиолусами с флоксами

прильнёшь чужим короткофокусным

к последнему портфелю детскому

с дурацкой ревностью и резкостью.

* * *

Такая жизнь, то в ножички, то в салки –

в подвале щука ляжет ли под гнёт,

на оголенном проводе русалка

огнём бенгальским радостно сверкнёт,

 

блеснёт ли телом в полночи девица, –

так повелось во сне и наяву,

что женщине положено топиться,

а рыбе – оставаться на плаву,

 

а рыбакам – что в марте, что в июле

мизинцами похмельными дрожа,

макать в судьбу – дырявую кастрюлю,

любовь, как соль на кончике ножа.

* * *

О.К.

чёрным ходом впопыхах

лето мёртвое выносят,

я успею два стиха

написать ещё про осень,

 

ткнуть иголкою под дых

нелюбимую пластинку,

две тебе переводных

подарить ещё картинки,

 

на одной лошадка пусть,

на другой зелёный клевер, –

у порога обернусь

посмотреть, куда наклеишь.

* * *

Когда костям не хватит кальция

молиться, двигаться и злиться,

когда устанем ёрзать пальцами

над тиглем титульной страницы,

в аккумуляторах минувшего

свинец переплавляя в буквы,

нам осень яблоком надкушенным

на щёки брызнет с ноутбука,

и полетит телега кочками,

и глина наши отпечатки

узнает разве что по почерку

и растяжению сетчатки.

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1003 автора
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru