litbook

Поэзия


Так начинается новое время0

* * *

Будто луна захлебнётся на дне его кружки,

скажет «налей» — и нальёт себе серого снега,

в гулких дворах рассыпая горох колотушки,

выйдет подвыпивший дворник искать человека.

 

Дворник не дворник, а в воздухе позднеосеннем,

твёрдый горох рассыпая по улицам глухо,

выйдет подвыпивший вторник искать воскресенье,

в шапке-ушанке, на левое съехавшей ухо.

 

День его будет нелёгок — сухая погода,

значит, опять дожидаться речного норд-веста,

ветер, попутный любимому времени года,

гонит листву на любимое временем место. 

* * *

Это галка по имени Кафка, чёрная и худая, 

снег следами под окнами начерно исчеркала, 

а в этом году нам выпало снега немало, 

и немало неба на поля туманами тая, 

 

и немало соли, если утро морозом дышит, 

и немного нежного мёда

на сосновых стволах застыло, 

слышишь, Кафка, чёрный глашатай крыши, 

медленны галочки дней над полями висят уныло. 

А если смотреть изнутри — это будет даже красиво, 

и не менее осязаемо, чем если смотреть снаружи, 

думай медленно, наводи птичьим своим курсивом 

сеть рисунка из воды, соли и стужи.

* * *

Концы с концами не сойдутся,

И в ослепительном просвете

Увидишь землю, как на блюдце,

И небеса, и те, и эти.

 

И в них испариною лета,

Над дымкой сумрака лиловой,

Неисчислимы до рассвета,

Бредут небесные коровы...

* * *

Видишь — меркнут цыганские очи фиалок,

В Трансильвании голод, Равенна в снегу,

Проходя сквозь ушко городских коммуналок,

Истончишься до моли в музейном шкафу.

Разве лучше в ненужных вещах воплотиться,

Под которыми прошлую жизнь погребли? 

Эфемернее тюля, безмолвнее ситца,

Просто - контур в сгустившейся синей пыли.

 

* * *

За Мойкой, за сонным проспектом 

Сорвать восхитительный куш: 

Туда, где отчаянный лектор 

Несет несусветную чушь, 

 

С лицом от Мороза ворваться, 

Вдыхая бензин и ментол, 

Газетку с портретом паяца 

Швырнуть на исписанный стол, 

 

Не думать, не слышать, не плакать, 

Внимая грядущей зиме, 

Глядеть на осевшую мякоть 

И видеть в промозглом окне 

 

Обозы рогатых кибиток, 

В туман уплывающий год, 

Что небо, как в пламенный свиток, 

В свои письмена завернет, 

 

Откуда по строчкам метелей, 

Струящихся в мутный эфир, 

Мы черной кириллицей стелем 

Тропу в неизведанный мир. 

 

А лектор в запале азарта, 

И в блике на блеклой стене 

Пятном расползается карта, 

Сливаясь с пейзажем в окне. 

 

В раздумье забудется кто-то 

И крикнет истории вслед: 

– И где ж они, ваши вестготы? 

– Да где ж их, помилуйте, нет…

* * *

Ночными кронами нависли 

Над полем облака вдали, 

И кроны, как ночные мысли 

На стыке неба и земли. 

 

Кота Чеширского улыбкой 

(Одной улыбкой, без кота) 

В благоуханье пены зыбкой 

Цветет такая красота. 

 

А если пену ту шумовкой 

Собрать — и в варево ночей  

Нырнуть русалкою неловкой? 

Тогда, быть может, книгочей 

 

Узнает по моей подсказке, 

Откуда странный этот вид: 

Не на скале, как в датской сказке, – 

Русалка на ветвях сидит.

* * *

Старушка у грязного бака,

Высоко твой ангел живёт,

И там же есть ангел-собака

И ангел-помоечный кот.

 

Ворона? Да что ей, крылата

Ворона и здесь, на земле,

Была она белой когда-то,

Пока не увязла в золе.

 

Пробралась на землю когда-то

Она сквозь печной дымоход

И стала чернее агата,

Черней антрацита, а кот...

 

За кошками кот увязался,

Бывало и с нашим, поверь,

Когда-то он рвался, и дрался,

И ластился он, а теперь

 

С далёких холодных окраин

Он смотрит в знакомую высь

И ждёт, когда старый хозяин

Неслышно покличет «кысь-кысь».

* * *

...там, где зима свои белые крючья

тянет сквозь петли бездонных проталин,

где обитает в кудели паучьей,

в шелковом локоне с мушкой из стали,

розовоперстая, — в летнике пёстром

бабочкой лёгкой над нами маячит, —

космос безвиден над местностью плоской,

снежные волны да холод собачий...

 

Так начинается новое время...

* * *

Домовёнок из-за печки, тучки - огненные зубы

говорил, что этот город основали лесорубы,

мимоходом, под сурдинку, под чудесную копирку,

будто время на обоях заговаривало дырку.

 

Оттого глядеть и странно

на конек соседской кровли,

облетевший куст под ветром

пуст как рыбий позвоночник,

в час, когда заходит осень, закатив глаза воловьи

и ложится белым снегом, вся разодранная в клочья.

 

Чтоб с утра – глядишь – мятели

заметелили-завыли, –

или доблестный охотник разохотился за стенкой,

поднимая тучи пыли под немой полёт валькирий,

сонным зрителям кадрили запорашивая зенки.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1007 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru