litbook

Проза


Предисловие и Послесловие0

Предлагаемые тексты являются необходимым дополнением к статье «Хазарская история»,  напечатанной в №84 «СЛОВО/WORD».                                

Персидская история (Предисловие)

Закончилось столетнее военное противостояние маленького государства иудеев против всесильного Рима (44 - 138 гг.). Закончилось трагически. Попыткой уничтожения самосознания народа. Погибло более 3 миллионов евреев, сотни тысяч были проданы в рабство, сотни тысяч покинули  дома и двинулись по дорогам Истории… Монолитная прежде нация превратилась с той поры в блуждающий этнос.

Основной поток беженцев двигался на Восток, к богатым еврейским общинам Персии, где быстро образовалось главное ядро диаспорного иудаизма. В те времена на  благодатном Востоке было относительно спокойно. Продолжала царствовать эллино-персидская  цивилизация. Благородный сплав греческой культуры и философии, привнесённый походами Александра Македонского, и утонченного мистицизма и фатализма  восточных религий. Коммерция была основой экономики, соединяющей интересы десятков наций и племён.

Правящие династии персидских царей (Парфянская и, особенно, Сассанидская) не препятствовали свободе вероисповеданий и даже внутреннего самоуправления, справедливо полагая, что их богатство напрямую зависит от благосостояния общин. Мудрыми были персидские цари, допуская на высокие посты иноземцев (греков и евреев) и предоставляя убежище толпам изгнанников - ремесленникам и земледельцам.

Существовавшая много веков до описываемого периода восточная община евреев, весьма консервативная, богатая традициями, множеством неписаных законов и обычаев, приняла огромные толпы беженцев с опаской. Ведь это были обыватели, лишённые радости, объятые страданием и безмерным горем и потому сеящие вокруг семена тревоги, неуверенности и страха.

Руководителям внезапно разбухшей общины было необходимо обучить пришедших местным законам, гражданским и ритуальным, чтобы “вести жизнь мудрую и умеренную”.  Каждая синагога  стала университетом, где не было места “праздным” наукам - астрономии, литературе (художественной), искусствам, художествам и другим мирским дисциплинам (кроме медицины). Результатом обучения должна была стать  жёсткая консолидация нации, качественное восполнение генофонда. Вот такая была глобальная цель.

Персидская история начиналась, когда этнос впервые лишился родного «кормящего» ландшафта. Поэтому на первом этапе необычного существования необходимо было наработать принципы и законы устойчивых этнических контактов, то есть позитивного взаимодействия с окружающими нациями и средой обитания.

Время первого этапа в целом было благоприятным для жизни новой еврейской общины. Хотя парфянские цари, а затем первые цари из рода Сассанидов, восстановив древнюю религию зороастризма, поклонения огню и богу света Ормузду, запрещали евреям зажигать огонь в домах во время частых и длительных религиозных праздников и строить новые синагоги, но власти не вмешивались во внутреннюю жизнь общины.

Вскоре наступило время правления воинственного царя персов Шабура I. И он и его преемники предоставили еврейским общинам ещё большую свободу внутреннего самоуправления. Во главе общины стоял реш-галута (экзиларх), начальник изгнанников. Экзилархи, подобно палестинским патриархам, вели свой род от царя Давида. Власть переходила от отца к сыну и, естественно, при непременном утверждении персидскими царями. Евреи могли свободно жить по своим законам.

При экзилархе существовал большой бюрократический аппарат по сбору налогов,  по наблюдению за порядком, по разбору спорных дел (судьи), по образованию и контактам с общинами других стран. И, наконец, экзилархи добились разрешения на создание крупных религиозных центров - академий (иешивы). Они привлекали много слушателей.

К примеру, академия в Суре собирала до 1200 человек. Молодые люди, чаще не обременённые семьёй и работой, то есть, по современному понятию, студенты, обучались ежедневно и жили при университете. Для семейных людей, занятых работой в городе или в деревне, дважды в год устраивались академические собрания, каллы, по нынешнему коллоквиумы, на которых в лаконичной форме повторялось всё пройденное за предыдущее полугодие.

Помимо этого, накануне весенних и осенних праздников, читались общедоступные лекции и устраивались диспуты по наболевшим вопросам для широкой публики. Городской и крестьянской. Наплыв был велик и очень значим, ибо выступали любимые рабби и каждый мог непосредственно участвовать в жизни общины.

Наиболее крупные учебные центры существовали в Суре, Нагардее, Пумбадите и Мархузе. Преподавался единственный предмет - Мишна (Закон), устные толкования и дополнения к нему, названные Палестинской Гемарой, вместе составившие так называемый Иерусалимский Талмуд (Учение).

На тысячах страниц говорилось о гражданском и уголовном кодексе, взаимоотношениях с властью и общинами других стран, законах сельскохозяйственного производства, праздниках, браке, ритуале Храма и ритуальной чистоте, равно как и о нравственном поведении и хороших манерах. Со временем многие страницы Талмуда были дополнены сведениями по медицине, естественным наукам и философии.

Из академий выходили преподаватели и учёные, которые учреждали новые иешивы и тем множили число законоведов. Они пользовались большим уважением в местных общинах. Среди них выделялись выдающиеся умы той эпохи - Абба Ариха, Самуил Ярхинаи, Гуна, Иегуда бен-Иехезкель, Рабба бар-Нахмени, Абай и Равва, Рав-Аши и Равина.

Особенно прославились два последних, которые собрали и обработали все устные предания и толкования. Они издали их в виде дополнения к Мишне, назвав Вавилонскою Гемарою. Вместе с Мишной это составило огромный и единый свод законов, Вавилонский Талмуд. Гемара начиналась со слов Самуила Ярхинаи из академии в Нагардее. “Гражданские законы каждого государства обязательны для всех евреев, живущих в этом государстве. Не может быть особых еврейских законов, противоречащих законам принявшего евреев государства.”

Статьи Талмуда строго регламентировали духовную и светскую жизнь евреев. Может быть, даже слишком строго, ибо уже в те годы появились отвергающие многие статьи Талмуда и проповедующие жить  только по законам Торы. Они сгруппировались вокруг  пророка Анан бен-Давида и послужили впоследствии средой, где возникли караимы. Тора на последующие столетия станет основой религиозной жизни евреев-караимов Хазарского каганата.

 Более трёх столетий сотни вавилонских амораев (толкователи Закона) трудились над пропагандой и внедрением в сознание еврейского населения  многочисленных религиозных, правоведческих и нравственных законов Талмуда. И что весьма симптоматично - за все эти долгие годы среди иудейских мыслителей не было ни одного, посвятившего себя решению общемировых философских проблем.

Не было блистательных идеалистов, как Платон, Парменид, Зенон. Не было проницательных прагматиков-атомистов, как Демокрит и Сократ, исследования которых касались буквально всех наук того времени. Не возникало историков, подобных Геродоту и Фукидиду, или драматургов и поэтов величиной с Вергилия, Горация, Эсхила, Софокла или  Еврипида. Строгая глобальная идея владела умами амораев.

Шло время собирания иудейского этноса, накопления энергии, консолидации вокруг единственно доступного и понимаемого обывателем древа познания - религии. Все другие светские цели отвлекали обывателя и могли только рассредоточить его энергию. Не позволялись споры и диспуты на отвлечённые темы! Все “силы нации” были собраны для решения глобальной проблемы (трёх задач), и она была успешно решена за более чем три столетия обывательской тишины.

Первое и главное - создание Талмуда, статьи и дух которого буквально вросли в сознание обывателя, в скором времени разнёсшего их по всем общинам Европы, Азии, позже двух Америк и Африки. Второе. Строжайшее подчинение законам и национальным обычаям государств, вместивших евреев, что сохраняло и сохранило нацию до сей поры. И третье. Доведение численности нации и его психофизического состояния до уровня времён Хасмонеев  (первый век нашей эры).

Глобальная проблема была решена и очень вовремя. Персидская эпоха обывательской тишины подходила к концу. Уже при царе Иездегерде II (438-457 гг.) и особенно при следующем царе Фирузе I (457-472 гг.), которого евреи прозвали злодеем ( рашиа), возобновились гонения на иноверцев, не признававших государственной религии, зороастризма. Но дело было не только в царях-злодеях.

К 50-60 годам V столетия длительная и сытая эпоха существования еврейской общины закономерно привела... к возникновению слишком мощной прослойки энергичных личностей. Их мысли и идеи уже не вмещались в прокрустово ложе строгих религиозных догм. К тому же в народе позабылись ужасные кровопролития времён Римского геноцида. В памяти остались лишь легенды о героике тех дней.

Исчез и сам главный враг, виновник геноцида, Римская империя. На его территориях (Египте, Европе, городах Малой Азии, Кипре и др.) возникли новые государства, где постепенно сформировались обширные и богатые еврейские общины. Стало трудно сдерживать эмоции и практическую деятельность энергичных личностей в среде основной Персидской общины. Эти люди отрицали приспособленчество амораев и экзилархов. Призывали к созданию отдельного самостоятельного еврейского государства в пределах Персии.

Это приводило, и всё чаще, к напряжённым отношениям с властями. Вспыхивали кровавые побоища, нередко провоцируемые местными властями. Характерными стали события в Исфагани (470 г.), когда после разгрома евреями храма зороастрийцев персидский царь приказал вырезать половину еврейской общины, а всех детей отдать в персидские храмы для служения Богу Огня.

Эпоха обывательской тишины заканчивалась. Еврейские академии стали закрываться, юные ученики насильственно обращались в религию персов. Обыватель заметался в поисках выхода, и община разделилась на два лагеря: консерваторов (сторонников ортодоксальных талмудистов и приверженцев Торы), как правило, из богатых землевладельцев и торговцев; и либералов (приверженцев революционных вождей, пассионариев) из молодых амораев, преподавателей и шедшей за ними просвещённой молодёжи.

Первые, имея налаженные десятилетиями родственные и торговые связи с общинами других стран и влиятельных друзей из царствующих домов этих стран, скрупулёзно проанализировав обстановку, решили двинуться в Византию. В те времена (конец V века) христианские императоры и православная церковь относились к иудаизму благожелательно и потому не препятствовали на первых порах  иммиграции из Персии.

Но когда поток беженцев резко усилился и евреи стали прибирать к рукам торговлю, то появились государственные ограничения и, что больнее всего, религиозного плана. Уже Юстиниан эдиктом запретил праздновать Пасху, если она приходилась на Страстную неделю.

Оставшаяся в Персии либеральная часть общины  уверовала в проповеди революционных вождей, которые не строго придерживались многочисленных законов Талмуда и нередко толковали их иначе, нежели ортодоксы. Эти горячие, страстные, большей частью демагогические проповеди призывали к борьбе, даже военной, для образования независимого еврейского государства в Междуречье.

Левацкие идеи особенно утвердились в конце V - начале VI века при персидском царе Каваде и его визире  Маздаке. Последний жаждал власти. Такие люди умеют ждать своего часа! И он наступил! В народе начались волнения, связанные с длительным неурожаем зерновых. Маздак предлагает царю принятие серии “социалистических” реформ, сущность которых сводилась к уравнению благ путём насильственного изъятия их у богатых и передачи бедным и, естественно, ужесточению репрессий к тем, кто сопротивляется этим реформам. Конечно, то была провокация.

Слабый Кавад не препятствовал и, передав власть Маздаку, пустился в светские удовольствия. За что и поплатился вскоре… Но не о нём речь. К несчастью иудеев, социалистическим движением тов.Маздака решили воспользоваться  те самые левацкие вожди иудеев, сгруппировавшиеся вокруг молодого экзиларха Мар Зутра.

Создаётся что-то вроде партии, возглавившей революционное движение и, естественно, при ней вооруженные отряды. Начинается кровопролитное восстание. Вспоминаете! Те же идеи, те же методы, что и в злосчастном 1917-м году в России. Ничего не изменилось с тех пор. Воинственный Мар Зутра изгоняет персов из северо-западных областей страны и провозглашает государство (еврейское княжество) с центром в гор. Махузы.

Двадцать лет продолжалась борьба  для достижения как будто благородных целей - независимости и свободы. В южных областях Персии действует армия Маздака, который постоянно и  “искренне” обещает иудеям полную автономию. Кровопролитная гражданская война в разгаре. Замирает торговля, сельское хозяйство, ремесленничество. Что было далее, нет смысла писать - нам это слишком хорошо известно. Поначалу восторг и экстаз, потом  море слёз и потоки крови!

Война шла более двух десятилетий с переменным успехом. В 520 году сын Кавада, Хосрой Нуширван, захватывает Махузу и под яростные, восторженные (вот вам лицо любой революции) вопли соплеменников вешает на городском мосту Мар Зутру и его главных помощников. Еврейское население, вплоть до малых детей, жесточайше уничтожается. Ненависть Хосроя так велика, что оставшимся в живых евреям приходится срочно бежать.

Соседние страны на западе, востоке и юге не хотят принимать революционно настроенных  иудейских “братишек”. Остаётся путь на север. Туда и направили они стопы. Шёл 529 год нашей эры, когда первые беженцы из Персии появляются ... в степях междуречья Волги и Терека. Пройдут столетия и потомки беженцев, сохранив религиозную и этническую идентичность, воздвигнут невиданную в мире империю - Хазарский каганат.

Краткую историю жизни и деятельности Хазарского каганата вы, уважаемые читатели, вероятно прочли в журнале “Слово/Word” (номер 84). Параллельно и значительно позже развитию еврейской общины в междуречье Волги, Терека и Сулака протекала ещё более цветущая и многообразная история еврейских общин в мусульманской Испании.

Мусульманская история (Послесловие)

Нет, нет, я не собираюсь преподать историю мусульманства. Это было бы непростительной ошибкой для непрофессионала, к тому же иудейского вероисповедания.  Мне необходимо высветить в ней лишь единственное и чрезвычайно удивительное.

Приход в мир мусульманства, как это ни покажется сегодня парадоксальным, способствовал расцвету культуры еврейского этноса во всём обширном регионе арабского мира того далёкого времени. Причём, культуры во многом предшественницы европейской цивилизации. Расцвету без революций. Расцвету, длившемуся более 400 лет. 

Середина VII века нашей эры. Приближается закат Сассанидской империи персов, под властью которых очень тревожно чувствуют себя  оставшиеся после исхода в Византию и Хазарию иудеи некогда богатой и независимой персидской общины. Не менее тягостна жизнь еврейских общин Сирии, Палестины и Египта под гнётом православных правителей Византийской империи.

Вслушайтесь в слова императора Юстиниана: «...пусть стонут эти люди под тяжестью повинностей, но пусть не пользуются никакими почётными званиями, они должны оставаться в том же презренном состоянии, в каком они сами оставляют свои души…»

В далёкой Испании, где после Римского геноцида осели толпы обездоленных иудеев, надеясь найти благожелательный приют, тоже было тревожно и неспокойно. Древняя Иберия (Испания), прекрасная страна для счастливого сосуществования всего живого, представляла в то время нищий край под гнётом жестоких вестготских царьков, принявших христианство.

Особой свирепостью выделялись короли Рецесвинт, Эрвиг и Эгика (640 - 695 год). Последний, к примеру, издаёт указ, где было сказано: «Ввиду того, что евреи не только осквернили веру и соблюдают свои прежние обряды, но сверх того ещё и дерзнули подготовить заговор с целью свержения власти в нашем государстве, они объявляются рабами и раздаются в ленное владение господам христианам, которые не имеют право отпускать их на волю... дети с семилетнего возраста отнимаются у родителей и отдаются на воспитание к христианам…»

И вдруг появляется просвет в тучах. В Аравийской пустыне, в Медине, возникает небольшое религиозное общество. Неистовое рвение граждан, вспыхнувшее во время  явной ослабленности Персидской и Византийской империй, быстро приводит к созданию огромной мусульманской державы - от Индии до Испании. Феноменальное развитие, которое становится чрезвычайно благоприятным событием для иудеев.

Впервые после римского рассеяния они косвенно оказались объединёнными под властью единой религиозной и политической системы. В большинстве завоёванных стран отношение ислама к иудаизму и христианству было вполне лояльным, особенно в первоначальную пору расцвета халифатов. Конечно, и в это время были факты кровавого религиозного фанатизма мусульман к иноверцам, но они носили местный характер, были кратковременны, не раздувались властями и уж никак не оформлялись общегосударственным законом.

Наоборот. Сравнительно быстро появилось и законным порядком установилось официально объявленное отношение к не-мусульманам, без разделения на христиан, иудеев и т.д. Их называли “димми”. Эти люди стали пользоваться покровительством халифа на всей территории государства, за что платили особый налог.

Это было гарантированное право, предоставленное всем немусульманам жить по своим религиозным законам и ритуалам, выбирать из своей среды руководителей и бюрократический аппарат, содержать его, а также быть назначенными на общегосударственные посты.

Конечно, димми чувствовали себя людьми второго сорта, но всё-таки им была гарантирована государством автономия с возможностью апелляции к халифу, объединяющему духовную и государственную власть. Начинается эпоха экономического и научного расцвета арабов, плодами которых, взаимно обогащая, воспользовалась и еврейская  диаспора.

Золотая пора творчества евреев и арабов, пока единственная за всю историю их сосуществования. В этом естественном и невольном союзе была одна особенность. Внезапно вспыхнувшая энергия арабов и столь же внезапное их обогащение были настолько всеобъемлющи, что средств хватало не только на  завоевательный процесс, но, в ещё большей степени, на познание  богатейшего наследия многовековых естественнонаучных и философских школ и, в первую очередь, Греции и Рима.

VII-IX века нашей эры знаменуются вторым рождением древних полузабытых имён - Пифагор, Гиппократ, Геродот, Аристотель, Сократ, Платон и мн. другие. Все эти имена вновь засверкали, но уже на арабском и еврейском языках, и только знание их давало возможность быть на острие интеллектуальной жизни.

Эпоха длилась долго, много столетий (VIII-XIII века) и принесла всем жителям арабского мира обширные знания в области географии, философии, истории, астрономии, математики, различных искусств. Поначалу только арабского, ибо Западная Европа (христианский мир) в те времена находилась в тисках темноты и суеверия.

Вновь расцвели еврейские академии в Вавилонии, среди которых выделялись, как и ранее, Сурская и Пумбадитская иешивы. Вскоре некоторые из них переместились в Багдад, центр халифата. Здесь, вобрав наиболее передовое в области наук и искусств, они резко изменили программы обучения. Помните, во времена персидской эпохи иудаизма ( II-VI века) в академиях изучались только положения Талмуда и Торы. Так требовало время, когда чувствовалась неустойчивость социального и политического положения остатков этноса. Теперь, благодаря взрыву естественнонаучной и философской информации, а также широкому развитию искусств, всемерно поощряемому рядом халифов (Гарун аль Рашид, Аль-Мамун и др.), программы еврейских академий стали включать светские науки.

В академии вновь потянулась молодёжь из всех диаспор и во все центры расселения еврейских общин стали приезжать высокообразованные специалисты. Среди них появляются выдающиеся имена и не столько в масштабе местной общины, сколь для арабского мира в целом.

Одним из них был Саадия бен Иосиф (882-942), который стал первым среди раввинов, кто широко использовал арабский язык в сочинениях по религиозным вопросам. Специалисты полагают, что Саадия являлся основателем светской иудео-арабской литературы, широко внедряя  в сочинения, особенно для студентов, глубокую информацию по ряду естественнонаучных дисциплин.

В 36 лет он избирается главным гаоном (президентом) Сурской иешивы. Он создаёт современную еврейскую грамматику, переводит Библию и Мишну на арабский язык, пишет книги по богословию, философии и языкознанию. Его главный труд «Верования и мнения» посвящен исследованию сущности иудейской религии, её соотношениям с наукой, знаниями вообще.                        

Я не читал этой книги, но, судя по выдержкам из работ других авторов, она покоряет ясностью и простотой изложения очень трудного религиозного материала. Хочу, хотя бы частично, поделиться с вами его основной мыслью.

Творец сотворил мир не из готовой материи, а сотворил и материю, последовательно, поэтапно усложняя её сущность. Творец мира, един по существу, при создании мира руководствовался определённой целью. Венец творения есть человек, в которого вложена разумная душа, способная отличать добро от зла и познать истину. Но человек не может сам найти  истинный путь в жизни, ему на помощь всегда приходит Творец. Он дал людям откровение (Тора), то есть совокупность заповедей и законов, которые направляют деятельность человека к благим целям. Человеку предоставлена свободная  воля. Он волен исполнять или нарушать заповеди откровения. Отсюда понятия о заслуге, добродетели и зле, отсюда смысл полного воздаяния по заслугам. Чаще всего оно происходит в загробной жизни. Смерть есть не конец бытия, а переход к иному существованию…  Здесь что ни слово, то золото.

С середины X века начинается упадок Багдадского халифата и постепенное перемещение центра  культурной и научной жизни евреев на запад, в Египет и далее в Испанию. Словно каменная лавина с гор, через Гибралтар, на Иберийский полуостров  в самом начале VIII века ворвались орды в ту пору весьма экспансивных арабов.

Испания проснулась от спячки и населяющие её народы внезапно познакомились с  разбудившим их миром энергичного мусульманства. Познакомилась и иудейская община Испании, с той поры связав свою жизнь с ним на долгие столетия. Евреи встретили  приход арабов с радостью и ожиданием возрождения. 

Возникнув ещё во времена Рима, еврейская община к тому времени было наполовину истреблена и влачила жалкое существование. Травля и разрушение синагог со стороны римских наместников. Затем жестокое, порой просто свирепое,  отношение с принудительным крещением во времена первых христианских королей. Всё это тянулось столетиями. И в конце концов, буквально вычистило общину от всего деятельного и энергичного.                                                             

Вот откуда радость встречи с арабами. И ещё большая, потому что за арабами потянулись иудеи из других регионов огромного Сирийского, потом и Багдадского халифатов. Из Персии, Сирии и Египта началась безудержная миграция евреев, вызванная не насильственными, а экономическими причинами.

Это явление впервые наблюдаемое в мировой истории, когда вслед  наступательной энергии какого-либо этноса, наполняясь ею, возрождаясь, движется, торопясь опоздать, другой этнос. Миграция шла двумя потоками, огибая с севера и юга древнее море Тетис (Средиземное).

Северный поток проникал через земли Византии и далее  «... в страну Русию, землю Ашкеназ и Швецию, в Хазарию, где нашли там много евреев…» Интересный факт, ещё и ещё раз подтверждающий тесные связи Хазарского каганата с арабским миром, куда еврейские купцы-рахдониты протоптали широкую дорогу через Каспийское и Чёрное моря, через Дербентский проход. Без сомнения,  по этой дороге интенсивно мигрировала культурно-просветительная информация.

Южный поток нёсся через Египет в только что завоёванные арабами североафриканские земли и к середине VIII столетия достиг Испании. Прибывшие иудеи резко отличались от евреев-аборигенов римского времени появления. Это были образованные энергичные люди, а главное, не сломленные духом. Они верили, что на новых землях, под эгидой просвещённых арабских монархов, можно ожидать расцвета духовной и светской жизни.

Кажется, это была не слепая вера. Возможно, существовала какая-то договорённость… Иначе как понять, что уже во времена правления Абдаррахмана I (755 - 788) еврейская община Испании уже была одной из наиболее духовно и экономически развитых.  Примерно в эти же годы, прошу вспомнить Хазарскую историю, энергичные революционные индивиды проявили себя и в еврейской общине Хазарии.

На этом аналогия заканчивается. Какое совпадение времени освоения новых пространств и какое различие в целях освоения!  В Хазарском варианте захват власти и создание самостоятельного государства. В Испанском – всемерная поддержка мусульманской власти, под эгидой которой расцветает подвластный этнос.

В первом случае - последствия вновь трагические, как вы помните. Они не замедлили явиться через 150 лет. Во втором - богатая культурным и социальным развитием жизнь еврейского этноса, длившаяся более 400 лет. Можно смело сказать о золотом (мусульманском) веке эволюции иудейского этноса.

Наступлению золотого века помогла и политическая ситуация того времени. Исчезла враждебность между Аббасидами Багдадского халифата и Омейядами Кордовского. Последний стал совершенно самостоятельным государством, просуществовавшим почти три столетия (755 - 1030). И вообще, это время относительного политического и военного спокойствия на огромных пространствах от Каспийского моря и до Атлантики. Исключая Византийский “узел”.

Это время активного планетарного развития торговли и экономического соперничества, в котором иудейский этнос завоевал прочные передовые позиции, одно время став (IX- X века) гегемоном на караванных дорогах международных финансово-экономических взаимоотношений (Хазарский каганат).

В Кордовском халифате сравнительное развитие двух этносов (арабов и евреев), как и в Багдадском, создало высокие образцы культуры в различных областях знаний. И что примечательно! Если ранее, в периоды Персидской и Хазарской историй, еврейский этнос не мог “похвастаться” выдающимися светскими мыслителями, философами, поэтами и учёными, то теперь внезапно, как из ящика Пандоры, посыпалась длинная череда знаменитых имён…

Хасдай ибн-Шапрут (915-970) - видный государственный деятель при халифе Абдуррахмане III, определяющий внешнюю политику государства. Именно он, узнав о существовании иудейской Хазарии, всеми силами пытался согласовать единую с ней политику. Известны его письма царю Иосифу и ответы последнего. Но слишком поздно… Тень забвения уже нависала над евреями Хазарии. Осуществляя руководство еврейской общиной Испании, он основал в Кордове высшую талмудическую академию, где собрал  весь цвет религиозной и научной мысли  нации.

Моисей бен-Ханох - кордовский раввин и толкователь Талмуда, языковеды и грамматики  Менахим Донаш и Иегуда ибн-Хаюдис. Расцветают науки и искусства. Испанский еврей Ибрахим ибн-Якуб, участвуя в Кордовском посольстве к германскому императору Оттону I, был первым путешественником в славянскую Прибалтику, Моравию и Польшу. Он оставил  профессиональное описание географо-экономических  и этнографических условий этих государств.

 Знаменитый путешественник Вениамин Тудельский дал прекрасное описание трёх частей света в книге “Масаот Бениамин”. Он - первый из европейцев, посетивший Индию, Цейлон и Китай. Его книга пользовалась большой популярностью до XVI века. Знаменитый историк  Авраам ибн-Дауд  из Толедо оставил подробную хронику жизни испанских евреев за период с 750 до 1180 года в книге “Сефер Га-Каббала”.

Уроженец Кордовы Самуил Галеви в течении 28 лет занимал пост визиря при Гренадском халифе. Но особо знаменит он другим - изданием философско-нравственных размышлений (книга “Бен-Когелет”) по образцу Экклесиаста и собранию религиозных гимнов в подражание Псалмам. Пламенный поэт Соломон ибн-Габи (1020-1058 гг.) из Малаги, чьи стихи и гимны до сих пор читаются в синагогах, известен и как глубокий философ. Его сочинение “Источник жизни” было особо почитаемой книгой среди христианских богословов средневековья.

Романтик Моисей ибн-Эзра (1070-1138) был широко известен лирическими сборниками “Таршиш” в среде еврейских общин от Испании до Египта. Назидательные и прекрасные мотивы слышны в стихах Иегуды Галеви (1086 - 1142). Он воспевал полноту задумчивой нежности и романтической любви, напряженно чувствуя надежду и пороки своего этноса. С годами нежность и лиричность отступают в его стихах. Поэт превращается в мудрого и грустного созерцателя жизни. Он возвышенно философствует в книге “Козари”, излагая основы еврейского вероучения в виде беседы хазарского царя с мудрым раввином. 

Его друг, Авраам ибн-Эзра (1089-1167) из Толедо, один из первых еврейских энциклопедистов. Его труды по грамматике еврейского языка, по астрономии, математике и философии были известны далеко за пределами Испании и изучались в высших школах Византии и Египта. Особенно прославился он  “Комментариями к Библии”, где пытался восстановить истинный смысл древнего Писания, очистить её от двусмысленных толкований.

И, наконец, гиганты философской мысли - Бахия ибн-Накуда и Исаак Альфаси, чьи труды имели целью развить в евреях  глубокое нравственное сознание. Они же усовершенствовали Талмуд, издав сочинение “Галахот”(начало законоведения), во многом сократив нравоучительные части, выделив и доступно изложив законодательные. Это значительно упростило изучение Талмуда простым народом.

Венцом развития иудаизма в мусульманской эпохе служат труды Моисея бен-Маймона, патриарха египетских евреев, но родившегося и выросшего в Кордове. Это о нём говорили: «от Моисея библейского до Моисея Маймонида не было подобного Моисею Маймониду».

Он составил полный свод еврейских законов и поучений на основании Библии и Талмуда, где в строгом порядке и прекрасным литературным языком изложены все законы, обряды и обычаи религии, а также законы семейные, государственные и общественные. На протяжении последующих веков этот труд (“Мишне-Тора”) сделался необходимым руководством для всякого раввина, судьи и главы общины.

Но мне, “советскому” еврею, кажется более значимой другая работа этого гения. Он написал книгу  “Путеводитель блуждающих” (“Море невухим”, в еврейском переводе), где попытался осуществить примирение двух истин - истины откровения, возвещённой Творцом, и истины, открываемой мыслящему человеку его собственным разумом.

Как верующий Маймонид преклонялся перед учением Моисея. Как мыслящий человек признавал учение Аристотеля, отца научного метода изучения и явного материалиста. Как же Маймонид примиряет непримиримое? Гениально просто. Вдумайтесь!                                                             

Чистая религия и чистый разум во всём согласны между собой, ибо оба признают существование единого Творца, как причины или начала всякого бытия, и оба стремятся довести человека до высшего совершенства. Если же истина веры и истина разума так согласны между собой относительно первопричины и конечной цели бытия, то они должны совпадать и в тех промежуточных пунктах, которые лежат между этими двумя крайними точками. Маймонид умер в 1204 году в Каире. За гробом шли евреи, магометане и христиане.

Последним поэтом, географом и историком “золотого века” был Иегуда Альхаризи (1165-1225). Он много путешествовал по Испании, Франции, Германии, Египту, Палестине, Сирии. В результате чего появился огромный труд “Тахкемони”. Здесь рифмованная проза соседствует со стихами. Воспевается необходимость сельского труда и близости к Земле и Природе, очищающих человека от тревог  и злости, говорится о странствиях и встреченных чудесах, даются остроумные характеристики отдельных личностей (правителей), ведутся философские беседы о жизни и судьбе еврейского народа…

С конца XIII века началось постепенное утверждение среди мусульман секты альмогадов, ультражесткой позиции ко всем иноверцам. Началось с Марокко, потом перекинулось на Испанию. Альмогады заняли Кордову, затем Гренаду, Севилью. Везде разрушались синагоги и христианские церкви, везде разорялись еврейские общины, школы и академии. Были разрушены памятники еврейской  архитектуры, убиты и пленены сотни тысяч евреев. И не только евреев! Такая же участь постигла христианскую и арабскую культуру Иберии. Над Испанией сгустился мрак! Толпы иудеев были вынуждены покинуть и эту “родину”. Они двигались на север, в христианский мир - Кастилию, Арагонию, Францию и Германию.

Завершилась более чем четырёхсотлетняя мусульманская история еврейского этноса. В отличие от Персидской и Хазарской, она была длительной, относительно спокойной. Всё это время, в общем и целом, царствовало гармоничное развитие  иудейского и арабского этносов, создавших высокие образцы возможного сосуществования в самых различных областях человеческой деятельности.

Придёт ли оно вновь? Очень хочется надеяться.

 

Леонид Рохлин (1937, Москва). Геологический институт, экспедиции, наука, диссертации. 5 лет работы в Монголии. С началом капитализма в России – успешный бизнесмен. С 1996 г. – в Сан-Франциско. Работал педагогом в русско-язычных школах. 

 

 

 

 

     

 

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru