litbook

Культура


Еврейские знания начинающим репатриантам из России (продолжение. Начало см. в №1/2015 и сл.)0

Библейская духовная история израильтян – это в сущности складно сочинённая писательская концепция «Яхвиста», искусно отразившая или, пожалуй, моделировавшая для будущего настроение населения молодого израильского царства 9-го века до н.э.

Другая группа текстов была позже выделена учёными по имени бога как Елоим(Е) и названа «елоистскими» (1М 15 + 20а; окончание этого текста в 4М 23 и в книге «Исуса Навина»), в отличие от «яхвистских» текстов по имени богаЯхве(которое якобы впервые встречается в 2М 3,14 в связи с Моисеем). На самом деле имя «Яхве» было распространено раньше.

Елоистские тексты Пятикнижия вращались преимущественно вокруг двух персонажей: Иакова из 1М (как якобы сына Исаака и внука Авраама) и Моисея из 2М (как «литературного» предводителя и законодателя, каким он как литературная фигура остался в традиции евреев).

1. ИАКОВ, ГЕРОЙ ЕЛОИСТА

 

Иаков– это краткое имя, вероятно, исторически реальной фигуры. Согласно немецкому «Лексикону теологии и церкви», имя «Иаков» упомянуто в библии 350 раз, во много крат чаще, чем иные персонажи!

Корень слова «яа-ков» толкуется «народно-этимологически» – один раз 1М 25, 26а и 1М 27,36 от слова «пята» (так как при рождении он якобы держал в ручкепятку старшего брата двойни), а другое толкование – 1М 27, 36 выводит имя от «акав» – обманывать, врать. Это толкование предпочтительней.

Библейским именам придавалось большое значение для судьбы, характера человека. Известныпереименования нескольких персонажей. Кстати, именем «Исра-эл» (=Израиль) был Иаков награждён речным демоном после сражения между ними.

Этот будто бы случайный, тёмный эпизод у Елоиста нуждается в тщательном исследовании.

Иаков представлен Пятикнижием в качестве физического «отца колен», и лишь потому (как внука «прародителя Авраама») таким он был осмыслен Яхвистом и более усилено Елоистом, ибо для народа «израильтян» требовался родоначальник в образе «Исра эл» (с натяжкой в значении «борца с богом»).

Самое ранее внебиблейское свидетельство о людях, которых называли именем «Израиль», содержится в 1219 году до н.э. (= до новой эры) на египетском памятнике в Ханаане. Об этих людях известно, что они занимались пастушеством.

Их спецификой можно считать верования в бога «Яхве» или «Елоим», понимая бога «сущим», активно действующим в жизни «израильтян», считавших себя божьими союзниками.

О начальном периоде этих «израильтян» известны предания, которые вошли в состав Торы как яхвистские и елоистские. Из этих преданий складывается картина, что израильтяне жили племенами, занимая невыгодные, потому свободные земли в Ханаане. В то самое время (13-го века до н.э.) в Ханаан проникали другие племена морским путём из Кипра. То были «филистимляне», чей язык был сродни с греческим. Филистимляне обладали железным оружием, они стали теснить носителей «семитской группы» языков, среди них израильтян. Поэтому в Ханаане сложились враждебные отношения среди населения. Израильские племена сближались между собой, желая иметь собственного повелителя в качестве «царя». Эти исторические события описаны в библии.

 

КОНСПЕКТ РАССКАЗОВ ОБ ИАКОВЕ

Иаков и Исав - близнецы Я(Е) 1М 25, 21-34;

Иаков покупает первенство E 1М 25, 29-34;

Иаков добывает обманом благословение ослепшего Исаака 1М 27;

Иаков скрывается (от мести своего брата Исава) у Лавана: J 1М29, 1-14)

Иаков служит за получение стада хитростью 1М 30, 25-43;

Иаков заключает соглашение с Лаваном, братом его матери J+Е 1М 31, 31- 32,1;

Иаков встречается с Исавом (J *Е) 1М 33, 1-17.

 

Иаков был «семейным» (чаще отрицательным) «героем».

Своим чередом сложилось предание о его двух жёнах-сестрах: Рахили и Лии, дочерей (или сестёр) пройдохиЛавана, брата Ривки, матери Иакова.

Таким путём Иаков вошёл в историю семьи как основы легенды, «саги» израильтян.

С именем «Ревекка» (у греков и соответственно у русских) получилось недоразумение: Ривка – это точное, не вульгарное библейское имя собственное, потому можно в литературе пользоваться именем «Ривка», которое было понято русским из-за окончания «ка» как вульгарное. Потому появилось в обиходе для взрослой женщины имя «Рива», которое в античном арамейском диалекте означало «девушка» (о чём русским евреям не было известно). Они предпочли имя «Ревекка».

 

РОЖДЕНИЕ ИАКОВА (1М 25, 21= 25а. 27. 28 J *Е)

 

(1М 25, 21) «И молился Исаак Иегове о жене своей, потому что она была неплодна; и услышал его Иегова, и зачала Ривка, жена его. (22) И стали биться младенцы в утробе её; тогда сказала она: если так, то для чего мне это? и пошла вопросить Иегову. (23) Иегова сказал ей: два племени во чреве твоём, и два различных народа произойдут из утробы твоей; один род сделается сильнее другого, и больший будет в порабощении у меньшего. (24) Когда настало время родить ей; оказалось, что в утробе её были близнецы. (25) Первый вышёл рыжий; весь как волосяная одежда; и нарекли ему имя Исав. (26) Потом вышел брат его, держась рукою своею за пяту Исава; и наречено ему имя: Иаков [P Исааку же было шестьдесят лет, когда они родились].

(27) Дети выросли. Исав был человек, искусный в звереловстве, любящий быть в поле, а Иаков человек кроткий, живущий в шатрах.

(28) Исаак любил Исава, потому что любил есть изловленное; а Ривка любила Иакова. (29) Однажды сварил Иаков похлебку; а Исав пришёл с поля и устал. (30) И сказал Исав Иакову: дай мне поесть красного, красного этого, ибо я устал. От сего дано ему прозвище: Эдом. (31) Но Иаков сказал: продай мне теперь своё первородство. (32) Исав сказал: вот, я скоро умру; что мне в этом первородстве? (33) Иаков сказал: поклянись мне теперь же. Он поклялся, и таким образом продал первородство свое Иакову.

(34) Тогда Иаков дал Исаву хлеба и похлёбки изчечевицы: и он ел, и пил, и встал, и пошёл: и за ничтопочел Исав первородство.

Предание о вражде близнецов Иакова и Исава как «эпонимов» (=родоначальников) соседствующих «израильтян» и «эдомитов» (идумеев) могло сложиться в эпоху Давида, когда племя «Едом» было подчинено Давиду.

Сюжет «продажи первородства» за чечевичную похлёбку стал ходким, как русская поговорка.

Также популярно было и рассуждение о человеке по его внешности, по цвету волос на теле. «Рыжих» русские недолюбливали, хвалясь словами «я не рыжий».

РАССКАЗ О ТОМ, КАК ОБМАНУЛИ ОСЛЕПШЕГО ИСААКА (1М 27, 1)

 

(1) Когда Исаак состарился, и притупилось зрение очей его, тогда он призвал старшего сына своего, Исава, и сказал ему: сын мой! Сей ответствовал: вот я. (2) Он продолжал: вот я состарелся; не знаю дня смерти моей; (3) Итак, возьми теперь орудия твои, колчан твой и лук твой, пойди в поле и налови мне дичи. (4) И приготовь мне похлебку, как я люблю, и принеси мне есть, дабы благословила тебя душа моя, прежде нежели я умру. (5) Ривка слышала, как Исаак говорил сие сыну своему Исаву. И когда Исав пошел в поле достать и принесть дичи. (6) Тогда Ривка сказала сыну своему Иакову: вот я слышала, как отец твой говорил брату твоему Исаву: (7) Принеси мне дичи, и приготовь мне похлебку; я поем, и благословлю тебя пред лицем Иеговы, пред смертью моею. (8) Теперь, сын мой, послушайся слов моих в том, что я прикажу тебе. (9) Поди в стадо мелкого скота, возьми мне оттуда два козлёнка хороших; и я приготовлю из них отцу твоему похлебку, как он любит. (10) А ты понеси отцу твоему, чтобы он ел, чтобы благословил тебя пред смертью своею. (11) Но Иаков сказал Ривке, матери своей: Исав, брат мой, весь в волосах, а у меня тело гладко; (12) Может статься, ощупает меня отец мой; тогда я буду в глазах его обманщиком, и наведу на себя проклятие, а не благословение.

(13) На сие мать отвечала ему: на мне пусть будет проклятие твоё, сын мой, только послушайся слов моих, и поди, принеси мне. (14) Тогда он пошёл, и взял, и принёс матери своей; и мать его сделала похлебку, как любил отец его.

(15) И взяла Ривка богатую одежду старшего сына своего Исава, бывшую у ней в доме, и одела в неё младшего сына своего Иакова; (16) А руки его и гладкую шею его обложила кожею козлят. (17) И дала приготовленную ею похлебку и хлеб в руки Иакову, сыну своему. (18) Он вошёл к отцу своему, и сказал: батюшка! Отец же сказал: я; кто ты, сын мой? (19) Тогда Иаков сказал отцу своему: я Исав, первенец твой; я сделал, как ты сказал мне; встань,сядь, и ешь, что я изловил, дабы благословила меня душа твоя. (20) Исаак спросил сына своего: что так скоро нашёл ты, сын мой? Он отвечал: потому что Иегова Бог твой послал мне навстречу. (21) Потом Исаак сказал Иакову: подойди, я ощупаю тебя, сын мой, ты ли сын мой Исав, или нет? (22) Иаков подошёл к Исааку, отцу своему; а сей ощупал его, и сказал: голос, голос Иакова, а руки, руки Исавовы. (23) И не узнал его, потому что руки его были, как руки Исава, брата его, в волосах; и благословил его. (24) Спросил вновь: ты ли сын мой Исав? Он отвечал: я! (25) Потом Исаак сказал: Подай мне, я поем, что изловил ты, сын мой, дабы благословила тебя душа моя. Иаков подал ему, и он ел; принёс ему и вина, и он пил. (26) Наконец Исаак, отец его, сказал ему: подойди, поцелуй меня, сын мой. (27) Он подошёл и поцеловал его. И ощутил Исаак запах от одежды его и благословил его, говоря: вот, запах от сына моего, как запах от поля, которое благословил Иегова. (28) Итак, да даст тебе Бог росу с небес, и тука земли, и множество хлеба и вина. (29) Да покорствуют тебе народы, и да поклонятся тебе племена; будь господин над братьями твоими, и да поклонятся тебе сыны матери твоей; проклинающие тебя – прокляты; благословяющие тебя - благословенны! (30) Как скоро совершил Исаак благословение над Иаковом; и как только вышел Иаков от лица Исаака, отца своего, тотчас Исав, брат его, пришёл с ловли своей. (31) Приготовил и он похлебку, и принёс отцу своему, и сказал отцу своему: встань, батюшка; поешь, что изловил сын твой, дабы благословила меня душа твоя. (32) Но Исаак, отец его, сказал ему: кто ты? Он отвечал: я сын твой, первенец твой, Исав. (33) Тогда Исаак вострепетал весьма великим трепетом, и сказал: кто ж это, который достал дичи и принёс мне, и я ел всё, прежде нежели ты пришёл, и я благословил его? Он и будет благословен! (34) Исав, выслушав слова отца своего, поднял громкий и весьма жалостный вопль, и сказал отцу своему: родитель мой! благослови и меня! (35) Но он сказал: брат твой пришёл схитростью и взял благословение твоё. (36) Тогда Исав сказал: не даром дали ему имя: Иаков; он запнул меня уже два раза; он взял первородство моё, и вот, теперь взял благословение моё. И говорил: неужели ты не оставил мне благословения? (37) Исаак сказал в ответ Исаву: вот я поставил его господином над тобою, и всех братьев его отдал ему в рабы; и снабдил его хлебом и вином: что же я сделаю тебе, сын мой? (38) Но Исав сказал отцу своему: неужели, батюшка, одно это у тебя благословение? благослови и меня, батюшка! И поднял Исав вопль, и стал плакать. (39) Тогда ответствовал ему Исаак, отец его, и сказал ему: вот, будет в местах обитания твоего тук земли, и роса небесная свыше; (40) Но ты будешь жить мечем твоим, и будешь рабом брату твоему; но будет время, что ты, воспротивясь, свергнешь иго его с выи твоей. (41) И возненавидел Исав Иакова за благословение, которым благословил его отец его; и сказал Исав в сердце своем: скоро придут дни плача по отце моем, тогда я убью Иакова, брата моего. (42) Когда Ривке пересказаны были слова Исава, старшего сына ее; то она послала, и призвала младшего сына своего Иакова, и сказала ему: вот, Исав, брат твой грозит убить тебя. (43) Итак, сын мой, послушайся слов моих, встань, беги к Лавану, брату моему, в Харран; (44) И поживи у него несколько времени, пока утолится ярость брата твоего. (45) Пока пройдёт гнев брата твоего на тебя, и он позабудет, что ты сделал ему. Тогда я пошлю, и возьму тебя оттуда. Ибо для чего мне в один день лишиться обоих вас?

[Р (46) Потом Ривка сказала Исааку: мне жизнь «скучна от дочерей Хеттейских» (= вот мне опротивит жизнь, если Иаков возьмет жену из дочерей Хеттейских), каковы эти, из дочерей этой земли, то что мне и в жизни?]

 

СУТЬ ЕЛОИСТСКОГО РАССКАЗА ОБ ОБМАНАХ

 

Бытовой яхвистский и елоистский эпизод о том, какРивка и её любимый сын Иаков обманулиослепшего старого Исаака, психологически поучителен, но совершенно не пригоден для подражания, как средство воспитания (между тем, этим текстом знакомили в течение тысячелетий детей).

Исаак желает перед смертью завещать своё благословение старшему сыну. Ривка подслушаларазговор Исаака и желает сделать так, чтобы благословение досталось ее любимцу, младшему, Иакову.

Ривка идёт на хитрость, подстрекая Иакова наложь, которая немедленно разоблачается. Однако произнесённое предсмертное слово остается в силе.Исав как старший по рождению уже продал за бесценок своё первородство Иакову.

Об этой сделке Исав сожалел, и теперь, когда он узнаёт о второй подлости Иакова, Исав намерен его убить.

Иакову приходится бежать в далекий Харран к Лавану, брату матери, и жить там до тех пор, пока Исав не забудет об обиде.

Это есть вполне бытовой конфликт (без всякого божьего вмешательства).

Он весьма ценный литературный рассказ, годный для обсуждения со школьниками.

 

БЕГСТВО ИАКОВА К ЛАВАНУ

 

Прибытие Иакова к Лавану описано Яхвистом и воспринято Елоистом в тексте 1М 29,1-14 как сцена «встречи у колодца»:

Иаков поцеловал Рахиль и заплакал, представившись как сын её тети Ривки. Романтическая случайная встреча имела по сюжету самые серьёзные последствия в композиции Торы как сборник именно светской словесности.

Иаков (Е 1М 29, 15-30), полюбив Рахиль с первого взгляда, взялся отслужить её отцу (или брату) Лавану 7 лет. Это была необычно дорогая цена за невесту (которую в сущности покупали). Тем не менее, шурин (он же дядя)Лаван подсунул Иакову свою старшую дочь Лию (у которой были больные глаза) вместо младшей, красавицы Рахили (мол, неприлично выдавать младшую, пока старшая ещё ходит в девках).

Когда же на рассвете подлог выяснился, Иаков был согласен за Рахиль отслужить своему тестю дополнительно ещё 7 лет.

Юмор реалистического рассказа нарочито превращает подлость, а именно обман слепого отца Исаака и неопытного юноши Иакова, в шутливые бессовестныевыходки проказницы («еврейской мамы») и её брата. Это читателям, слушателям могло, вероятно, даже очень понравиться.

В дальнейшем Исав стал эпонимом племени эдомитов(идумеев), а Иаков – израильтян, будущих иудеев. Ихвражда, стало быть, наследственная, «естественная». Такой мотив имеет этиологическое значение в сюжете. Так воспринимали подростки Исава, которого евреи именуют воплощением чуждого им злого человека.

Рассказы по характеру воспитательные и хорошозапомнились. Попав в Тору, эти рассказы изучали дети. Для них история об обмане слепого отца перестала быть предосудительной, раз они узнали ее из Торы.

(Об этом следует подумать воспитателям в связи с происхождением пресловутого «национального характера».)

Рассказ (1М 31) использовался для наставления в проповеди, но чего именно?

*

Иаков прощается с Лаваном и получает указание божьевернуться на родину, где бог (Елоим) обещал «быть с Иаковом». За какие заслуги?

В раввинистической традиции говорится, что Иаков учинил вечернюю молитву, не потому ли Ангел сулит Иакову помощь. Так рассказ становился богословским и обрастал толкованиями.

И а к о в перехитрил арамейца Лавана (1М 31,19), и он уходит с жёнами и их детьми. Рахиль крадёт домашнихидолов, готовясь уйти из отчего дома, от Лавана.

Лаван преследует (1М 31) Иакова, обвинив его, говоря: «Зачем ты украл моих богов?» (это Рахиль припрятала идолов под своим сидением и не разрешила отцу обыскать её, сославшись на менструацию).

Нравы и враньё в Пятикнижии описаны вполне натуралистически, правдоподобно. Именно эта черта характеризует рассказы Пятикнижия.

Ссора Лавана с Иаковом и их соглашение (1М 31, 44) как повествовательный эпизод знаменательны тем, что Иаков видит там по дороге ангела. Потому, будто бы, местность названа (Маханаим = 2 лагеря): один, пожалуй, божий.

*

Иаков готовился к встрече с Исавом. Иаков хитрил, отказываясь оставить себе подарки, подготовленные им для Исава, который от них сперва, вероятно, из вежливости, тоже отказался.

*

Иаков, как видно из приведённых примеров, это противоречивый библейский семейный, елоистский, поздний герой.

Имена собственные в библии толкуются вообще по смыслу слова, характеризующего «личность». Библейские персонажи, даже когда они едва ли были реально историческими, становились в пересказах «нарицательными».

Об Иакове рассказано, что он силач(1М 28,18 + 1М 29) и хитрец. Он герой ряда бытовых устных анекдотов, которые, вероятно, нравились и запоминались, оказав на поколения читателей заметное влияние. Рассказы с натяжкой были сакрализованы, освящены по причине разве лишь их наличия в Пятикнижии.

Ходом преданий об этой фигуре Иаков оказался вставленным в ряд «патриархов», родоначальниковизраильльтян, вероятно потому, что ему, как физическому отцу, были приписаны 12 сыновей(впрочем, одна из них, Дина, женского пола, была изнасилована); кстати, её братья Шимъон и Леви(!) за это, как полагалось, изрядно отомстили целому народу.

Дети Иакова будто бы образовали «12 колен израилевых» (на самом же деле территория царства Соломона была подразделена на 12 уездов, потому эта цифра стала богоугодной для потомков единого по происхождению народа будущих евреев).

Иаков представлен читателю Пятикнижия уже с рождения в конфликтах с братом Исавом и с дядей Лаваном. В этих рассказах 9-го века до н.э. едва ли крылась некая историческая действительность.

Об Иакове повествует Яхвист, отчасти и Елоист, но больше об этом младшем патриархе писали «поповские Р» как соавторы Пятикнижия.

Нынешние учёные склонны понимать предания об Иакове как более поздние сочинения периода ссылки его потомковиудеев уже в Вавилоне.

Тексты (1М 27, 46 – 28,9) воспринимаются на фоне проблематики «чистых, несмешанных браков», ставших актуальными уже после «Вавилонского плена» во времена строительства Второго Храма.

Образ Иакова становился всё набожнее, как сам народИзраиля, имя которого присвоили Иакову. Полагают, что исконно сошлись две разные группы - «израильтян» и «иаковитов». Им- то и было обетовано покровительство бога как защитника, в первую очередь, сыновей Иакова как «колен» объединённого народа. Их имена так и толкуются (1М 29, 31 – 30, 24). Характерно, что тогда сочли нужным, чтобы Яхве вновь обещал, «обетовал» страну (Ханаан) отдать И а к о в у, хотя или именно потому, что, находясь в ссылке, иудейского государства в действительности ужебольше не было.

Знаменитое предсмертное благословение, приписанное Иакову и данное его детям (включая двух сыновейИосифа: Ефраим и Мънаше – как внуков Иакова, вместе 12), сюжетно представляет собою в тексте (1М 49, 1-28)отдельную композицию, характеризующую «колена» (когда их, вероятно, как таковых уже не существовало).

Об Иакове редко повествовали как о набожном «приказчике» бога. Об этом свидетельствует, между прочим, усечённое многократное написание его имени, без обычной приставки Ел (впрочем, на языке идиш этот Ел появился случайно вновь как ласкательная форма имени Иакова, как «Янки ел» в Польше (фактически же это было обусловлено старанием произнести букву «аин»). Другая ласкательная форма еврейского имени Иакова – это «Яша», что воспринимается как слово женского рода.

Вообще, об Иакове редко писали как о «божьем» человеке. Лишь в одном «сновидении» (это есть елоистская литературная примета) Иаков видел не самого бога, а лишьангелов, двигающихся вверх и вниз по ступенчатойлестнице (ср. вавилонский «зикурат», чтобы приблизиться к б о г у молясь.

Ибо древние аборигены Месопотамии, шумеры, как полагал проф. Уку Мазинг, происходили из гористой Средней Азии и, оказавшись на равнине, старались восстановить привычный им ландшафт, построив себе возвышение для богослужения (эта археологическая деталь уже не была понята в предании о строительстве «Вавилонской башни»).

Иаков, по рассказам Торы, пожалуй, самого бога (что придало бы ему святость) не видел, тем не менее в (1М 32,12) написано, что бог обещал во снедать Иаковубольшое потомство «как песок морской, которого не исчислить от множества» (это было неуместное редакторское заимствование из предания об Аврааме, где мотив былобоснован преданием о бездетности Сары).

У Иакова же были две жены (его родственницы, сёстры Лия и Рахиль, и несколько наложниц разного происхождения, которые дали ему большое потомство, каким якобы стал повествуемый народ израильтян – иудеев).

 

ИОСИФ

 

Роман об Иосифе (якобы сыне Иакова – 1М 37, 1- 50, 26; кроме 38, 49) – это особый бытовой рассказ, без всякогобожьего вмешательства.

Сновидения Иосифа не внушены богом, а толкуются знатоком, в отличие от других сновидений Е (наподобие 1М 20, 3; 28, 12; 31, 24 и др.).

В тексте 1М 37, 12 – 36 сошлись «источники» Е и Я. Текст (1М 40).

Египетский роман об Иосифе продолжен занимательно: Иосиф, оказавшись в тюрьме (по ложному доносу хозяйки, которой он отказал в её домоганиях любви), разгадалсны двух узников об их судьбе (которые сбылись).

К Иосифу, как к мудрому толкователю «вещих снов» обудущем (ныне психологи по Фрейду толкуют сновиденияпрошлыми переживаниями – воспоминаниями, а не пророческим видением будущего), обратился сам Фараон, чтобы тот разгадал ему странные сновидения о тучных и тощих коровах. Их никто из придворных мудрецовтолковать не сумел.

Толкование Иосифа этих странных сновидений понравилось Фараону, и он назначил Иосифа помощником, чтобы организовать скупку земли за продовольствие, которое Фараон припас в своих закромах по совету Иосифа.

Некоторые библеисты склонны считать описанное в романе происшествие вступления Иосифа на службу к Фараону фактом, который имел место в 17-м веке до н.э., когда власть над Египтом оказалась в руках захватчиков (именуемых «иксос»). Это, конечно, был домысел искателей реального «историзма» в преданиях Пятикнижия.

Когда в Ханаане свирепствовал голод, братья Иосифа приходили к нему купить продовольствие. Иосиф их узнал, но братья его не узнали. Это была выгодная драматическая интрига для романиста. Наконец (когда братья привезли с собою младшего братика Веньямина, сына их общей матери Рахили), Иосиф открывается братьям как их родной брат, который им великодушно простил зло, которое они ему причинили.

Дополнительно к сюжету как финал романа Иосифприглашает в гости своего старого отца, Иакова. Им выделяется плодородная земля Гошен в Египте. Это этиологический мотив, объясняющий присутствие израильтян в Египте.

Иаков, благословив своих десять и ещё двух сыновей Иосифа как своих внуков (итого как раз 12), умирает. Египет торжественно оплакивает Иакова, и тело его по-египетски бальзамируют, но потом хоронят в Ханаане, в семейной гробнице «Махпела».

Этим завершается библейский «Роман об Иосифе и его братьях» (и первая книга Торы, Пятикнижия).

В качестве сына Иакова от Рахили представлен ИОСИФ, его любимчик, потому братья из зависти хотели его убить.

По одной версии, старший брат Рувим желал поместить Иосифа в цистерну, откуда он мог бы позже забрать Иосифа и продать мидъянитам. Однако, по второй версии, Иуда(вероятно потому, что племя стало царским для иудеев, а не Рувим) – это он предлагал продать Иосифа каравану исмаилитов. Они-то и привели Иосифа в Египет, где его купил себе вельможа, Потифар (будто бы евнух).

Иакову сыновья врут, что Иосифа растерзали дикие звери, показывая его окровавленную приметную дорогую сорочку.

* * *

Было бы преувеличением всё то, что написано об Иакове, считать подлинными событиями из жизниодного человека. Многое было сведено вместе редакторами Пятикнижия, в ходе рецепции пересказов разными людьми, в разных местах (между прочим, было указано и на восточное побережье Иордана, откуда пошло, вероятно, расселение в Ханаане (это было весьма существенно для Елоиста и является спорным в претензиях сионистов).

В расхождении Иакова с братом Исавом исследователи (уже марксисты) видели отражение напряжения междуклассами охотников и земледельцев. Впрочем, рассказы о странствиях Иакова могли быть социально обусловлены пастушеским бытом рассказчиков.

Большое значение приписано «родительскому предсмертному благословению», которое досталось Иакову нечестным, обманным путём от ослепшего Исаака, что, как оказалось, не умаляло действенность «магии» предсмертных слов. Этим объясняются удачиИакова в жизни (1М 27, 1-29 30, 27. 30; 33, 11).

Об Иакове имеются иудейские и христианские сочинения «апокрифы» и живописные иконы. Ибо все события с Иаковом поданы литературно как факты, совершившиеся по прямым указаниям божьим.

Это способствовало увязке рассказов об Иакове с родоначальниками Авраамом и Исааком (и возможно, сакрализации цифры 3, троицы). Такой мотив и закрепил желанному Яхвисту и Елоисту семейную концепцию истории до того безродных израильтян.

Елоисты как литераторы сформировались позже, чем яхвисты, а именно около 8-го века до н.э. Однако были некоторые исключения, когда Елоист как повествователь (пересказчик) опирался на более древний источник, чем Яхвист.

Местами Елоист редактировал сообщения о событиях, описанных у Яхвиста (но не в сказаниях группы А о древностях).

Интересы Елоиста были естественно ближе к современной ему действительности. Это знаменовало несколько иную эпоху в мировоззрении, отражённом в Пятикнижии.

Генеалогическое поверье о происхождении евреев из Египта через предание, поданное в качестве воспоминаний об Иосифе (впоследствии как о сыне Иакова), легло краеугольным камнем в так называемой библейской «Истории еврейского народа» как удачное литературноесочинение ради признания права на страну Ханаан, где «течет молоко и мёд». Там, в Ханаане, уже проживали израильтяне; позже, когда их потомков оттуда изгнали в ссылку в Вавилон, требовалось всячески заявить о правах на эту родину, ссылаясь на обетование страны богом.

В этом кроется главный замысел Яхвиста, также Елоиста (=»Иеговиста») и автора 5М (Второзакония), и, наконец, «поповских» писателей Р.

Странно, что в эту обетованную страну, по другому, елоистскому же источнику, «Моисею» не было дано войти в Ханаан. Вероятно, дабы героев Елоиста, Иакова и Моисея пришлось «неожиданно» похоронить «неизвестно где».

Яхвист породнил в одну семью три поколенияпатриархов.

В сущности именно Иаков, этот колоритный многодетный герой, задним числом стал патриархом народа, а не Авраам, которого именно Яхвист провозгласил родоначальником и воплощением высшей богоугоднойморали. Об этом стоит задуматься, чтобы лучше понятьсодержание Пятикнижия, за вычетом того, что характеризует разве только Елоиста как писателя.

 

2. М О И С Е Й

 

«Моисей» – это всемирно известный образ еврейского учителя, наставника и вождя (= «Моше рабейну = наш рабби»). Об этой знаменательной личности сообщенотолько в «Пятикнижии», «Торе». Эти ограниченные сведения, давно привлекшие пристальное внимание учёных, многократно подвергались исследованию и осмыслению ведущими учёными-библеистами (преимущественно неевреями).

Я могу лишь подвести итог новых энциклопедических информаций о Моисее, которые у меня под рукой. Новейший справочник „Die Bibel und ihre Welt“ G. Kornfeld u.G Johannes Botterweck, Tel-Aviv, 1964; Lexikon für Theologieund Kirche, Freiburg Bd.7, S. 486, 2009, где найдёте указания на специальные монографии.

Ограничусь изложением основных результатов изученности образа Моисея, давая этим предпосылки слушателям для его понимания. Предварительно прошу Вас рассказать мне лишь то, что Вам уже известно о Моисее.

Начну c детства Моисея, учитывая, что такие сообщения появляются задним числом ретроспективно, когда человек уже кое-чего в жизни достиг (иначе о нём бы не писали). Написанное требует особо критического подхода.

*

Так что же известно о происхождении Моисея?

Предлагаю мой почти дословный перевод библейского текста 2М, где миру читателей библии сообщили о происхождении Моисея следующее:

Иохевед (= честь Яхве) левитка и дочь левита через три месяца после рода, дольше скрыть новорожденного сына не смогла, она положила его в корзину, обмазанную смолой, оставив в тростнике у берега Нила, а сестра наблюдала издали, чтоб увидеть что случится.

 Дочь фараона спустилась, чтоб купаться в реке и при ней её служанки. Заметив корзину среди папирусов она послала свою прислугу, принести корзину, открыв её увидела дитё, плачущего мальчика, и она сжалилась над ним, сказав:никак это из евреев?! Тогда обратилась сестричка ребенка к дочери фараона: говоря, а не сходить ли мне пригласить кормилицу еврейку, чтоб грудью выкормила ребенка для дочери фараона, «и я заплачу тебе за это» (сказала она).

Мальчик подрос, кормилица вернула его дочери фараона, которая приняла его за сына и нарекла его именем: «Моше», сказав «ибо из воды я его получила» (По-египетски, «меше» = «сын», без указаний чей!).

Во время оно Моше подрос, и он вышел к братьям своим и увидел, как трудно им живется, и как египтянин бьет еврея из своих братьев. Он оглянулся туда-сюда и, увидев, что там никого нет, он египтянина убил и припрятал в песке.

На следующий день Моше, увидев двух дерущихся евреев, спросил: «Зачем ты бьешь друга своего?» Ему ответили: «Кто поставил тебя начальником над нами? А не собираешься ли ты убить меня, как убил ты египтянина? Испугался Моше подумав, знать дело стало известно. Услышав об этом деле, Фараон был намерен казнить его.

Моше удрал от Фараона и уселся у колодца в стране Мидъян. А у мидъянского жреца семеро дочерей, они пришли, начерпали воды, наполнив сосуды, чтоб напоить скот их отца. Пришли пастухи, чтоб прогнать их, но Моше встал и спас девушек, напоив их скот. И тогда они пришли к их отцу Ръуэлу, который спросил: «Почему вы так спешно вернулись?» Ему ответили, «египтянин спас нас от пастухов и даже налил нам воду и напоил скот». Тогда отец спросил дочерей: «Куда он делся? Почему же вы оставили этого человека и не пригласили его поесть хлеба?» И Моше было угодно присесть, и дана была гостю дочь Ципора (=птичка) в жены. И родила она ему сына, которого назвал «Гершом», сказав «был я чужаком» в чужой стране.

О Моисее в библии имеются лишь некоторые отдельные рассказы, вероятно, устного происхождения. Рассказы эти бытовали не как сплошные свидетельские повествования, а в отрывках, которых сходу не следует сводить вместе.

 В течение тысячелетий казалось, что библейские рассказы сочинены кем-то очень давно. Многие читатели даже верили, что всё «Пятикнижие» написал сам Моисей, который о себе же писал скромно в третьем лице.

Елоистский текст рассказа о детстве Моисея вошёл в редакцию 2М Пятикнижия лишь в 6-5 веках до н.э. для устных назидательных проповедей и пересказов для детей, в особенности для пасхальной застольной литургии, когда дети задают четыре предписанных вопроса, получая от отца готовые ответы. Это ритуал, обряд весеннего праздника Песах.

Разница между «яхвистскими» и «елоистскими» текстами существенна.

Яхве был известен раньше у родственных племёнмидъянитов и каинитов (Иаков наряду с Моисеем – это главные герои Елоиста, которые, по преданию,скрывалисьот преследования в соседней странеМидъян. Иаков опасался мести брата Исава, а Моисей – опасаясь мести Фараона за убийство египтянина, и тамэти лица, как предполагали исследователи, стали приверженцами некоего зрелого культа Яхве). Это узел общего сюжета в двух вариантах.

 

 С А Р Г О Н

 

Опираясь на очень раннюю старовавилонскую, клинописную версию рассказа о детстве царя Саргона, можно бросить луч света на рассказ о детстве Моисея в библии (за помощь новейшей консультацией сердечно благодарю коллегу д-ра Веронику Афанасьеву, Санкт Петербург).

Для учёных-рассказоведов вроде меня «Дело Моисея» усложнилось тем, что точно такая же история, биография написана в аккадском древневавилонском клинописном тексте (за несколько тысяч лет до библии), а именно о происхождении царя Саргона (2340-2284), основателя огромной «семитской» по языку державы:

 «Моя мать, курва святилища, забременела и тайно родила меня. Она положила меня в корзину тростника, двери которой замазала смолой и пустила меня на воду плыть струей, которая меня не потопила. Струя унесла меня к Акки, творцу воды. По доброте своего сердца он взял меня и вырастил как своего сына и сделал меня садовником. Будучи в должности садовника полюбила меня богиня Иштар, и я стал царем и властвовал 45 лет».

Этот клинописный рассказ не даёт объяснений, почему ребёнок родился тайно. Причины могли быть, но они остались неизвестны читателям.

Предание о Саргоне является древнейшим рассказом о рождении исторически реально существовавшего владыки Вавилона. Оно записано клинописью. Умение читать эту клинопись было надолго забыто. Лишь в 19-м веке нашей эры европейские учёные, между прочими немцы, расшифровали клинопись. Позднее были раскопаны археологами целые библиотеки. В прошлом, в течение нескольких тысячелетий, знали о культуре столь отдалённого времени лишь то, что было написано и прочитано в библии.

Стало возможно изучить выявленные повествовательныесюжеты Пятикнижия, начали по-новому читать Тору – филологически, критически, вопреки религиозным запретам. Отнюдь не всем читателям стало доступно глубоко осмыслить прочитанное в Пятикнижии.

Чтобы немного просветить Вас, уважаемые читатели, позволю себе задать конкретные вопросы: имеют ли какое-то отношение между собою оба рассказа о рожденииСаргона и о рождении Моисея, которых материпрятали в корзинах, обмазанных смолой, пустив их на воду? Или, может быть, этот рассказ был дважды вновь изобретён? Распространился ли этот сюжет устно или письменно из одного источника или из разных? Где и когда? Решение этих вопросов является задачей науки, именуемой фольклористикой, «рассказоведением» как основы филологии, литературоведения.

 Считалось, что рассказ о Моисее – это вариант(или плагиат) рассказа о Саргоне. Но ведь оба анонимные сочинители не встречались и не могли друг друга плагиировать! Требуются знания, чтобы распознать, понять связь массовых пересказов одного сюжета в разных культурах.

Если Саргон (отец и сын) – это во всех смыслахреальная историческая личность, то аналогичные внебиблейские свидетельства о Моисее отнюдь не известны.

Тождественность рассказа о детстве Саргона(поданного, пожалуй, как автобиографическое сообщение) с библейским рассказом о Моисее несомненна. Главный незыблемый вывод в течение двух тысячелетий с лишним (благодаря библии) был тот, что Моисей – это реальнаяисторическая личность. Впрочем, не все библеисты с этим согласны.

Согласия о сущности библейского Моисея и соответственно подробностей о происхождении еврейскогонарода нет.

Но старые, продолжающиеся дискуссии на сей предмет ещё не прекратились.

Начало расхождений обнаруживается уже в так называемых «источниках» Пятикнижия – «Яхвистском», «Елоистском» и «Поповском» Р (жреческом), но особенно пышно в 5М, т.е. последнем томе Пятикнижия (7-го в. до н.э.), где изобилует прямая (фиктивная!) речь ещё живого Моисея.

Споры об «историчности» Моисея можно предварительно очертить следующим образом:

Имя Моисея, слово «Моше», несомненно египетское, являясь частью «теофорного» названия, вроде Тутмоса, Рамоса, и оно означает лишь, что носитель такого имени был рождён, «произведён» божеством вроде Ра или Тут.

Впрочем, обладание египетским именем ещё не влечёт за собой обязательно, что носитель такого имени был чистый египтянин; было много некоренных египтян, которые уже родились на берегах Нила и потому носили египетские имена.

 

БИБЛЕЙСКИЙ КОММЕНТАРИЙ

 

Семейное предание о Моисее связано с мидъянитами, с которыми Моисей, по преданию, убив в идейном порыве египтянина-надсмотрщика (над его родственниками-трудящимися), скрылся от властей Египта в пограничной стране мидъянитов и породнился с этим соседним народцем.

Сюжетно «сцена у колодца» является яхвистским вариантом встречи Елиезера, управляющего домом Авраама (1М 24, 2), пославшего его привести из его родины невесту-родственницу для Исаака, чтобы избежать родства стуземцами Ханаана, что отмечено поздним примечанием Р (такая идеология была свойственна гораздо позже, уже в Вавилонском плену).

Этот эпизод с управляющим дома Авраама «О знакомстве у колодца» с невестой явился вариантом встречиИакова с Лией и Рахилью (а также, забегая вперёд, отмечу встречи Моисея как Е-героя с будущей женой) в доме яхвистского жреца Етро (2М 2,15-21).

Возникает закономерный вопрос об исконностиэтого мотива Пятикнижия в трёх сценах «Сватовства у колодца» (1М 24, 3-4 и 11-28). Сюжетно, композициционностарший вариант – это полюбившийся эпизод с Елиезером в поиске невесты для сына Авраама.

Яхвистский текст (с 1М 28,1-2) сильно обработан Р. По-видимому, тексты (1М 27, 42-45 и 1М 28,1-5,), а также (1М 29,19) являются по источнику Р вполне «поповскими», хотя они сюжетно старше источника Р, будучи взяты композиционно Яхвистом для исторического семейногоромана об истории родоначальников будущего народа. Здесь наблюдается любопытная литературная зависимость текстов как повествуемых событий женитьбы. Это важно, чтобы осмыслить, как сцена у источника воды попала в предание о женитьбе Моисея.

Тесть Моисея, Етро (у него было ещё несколько имён), будучи жрецом-яхвистом, посвятил его в таинство имени богаЯхве, о ком Моисей якобы впервые услышал из несгораемого горящего куста. А дочь (=Циппора, «Птичка») родила Моисею сына Гершом (= я был там чужаком), она совершила каменным ножом обрезание (Моисея!? или все-таки сына?). Этот мотив имеет ключевое значение, ибо в силу этого предания обрезание считается для мальчиков-евреев обязательным ритуалом (см. подробнее в конце книги).

О рождении Моисея сообщено в 2М (во Втором томе Пятикнижия). Единственная деталь биографии – это то, что его мать была «левитка» и дочь левита. Этому придавалось, вероятно, большое значение именнолевитским источником или сочинителем.

Имя Моше толкуется библией не из египетского корня, а с большой натяжкой из древнееврейского глагола «вытягивать», как «народная этимология». Как могло случиться, что пришлось разъяснять значение имени«Моисея» израильтянам?

Это имя восходит к египетскому слову, в смысле «сын». А чей сын? Это по понятным причинам не сообщается, ибо здесь могло быть имя божества египтян: ср. Тутмос, Рамос (=Рамсес) и т.п. Стало быть, слово «Моше» есть усечённое, неполное имя, что для этой великой роли просветителя плохо подходит. И это было замечено учёными.

Из контекста вытекает, что Фараон (=царь египтян), опасаясь предательства со стороны чужого, размножившегося племени (это важная деталь – почему!), будто бы приказал повивальным бабкам истреблять родившихся мальчиков.

(Этот мотив рассказывался позже также о царе Ироде Великом, в связи с евангельской биографией Иисуса, что сыграло роль в христианстве.)

Далее рассказывается в «Торе» о том, как мать Моисея не могла дольше прятать сына, потому она положила ребёнка в корзину, обмазанную смолою, и оставила у берега Нила в зарослях папирусов.

Здесь при даче имени появляется «народная этимология» с целью истолковать египетское слово по-еврейски (по-библейски); нормально следовало бы имя египетскогобожества, что, возможно, было правильно понятосоставителем Пятикнижия, а потому удалено и восполнено «народной этимологией» с большой натяжкой.

В этот историзованный рассказ верили иудеи и христиане, пожалуй, и мусульмане. Почему бы нет? Коль рассказано весьма складно, да и причина сокрытия родной матерью своего новорожденного ребёнка объясняется убедительно: что, мол, Фараон издал приказ уничтожать всех новорожденных мальчиков, чтобы не размножались в Египте, опасаясь их предательства, когда подрастут! (Отмечу, что власть в Египте действительно довольно длительное время захватили чужие завоеватели, такую опасность не надо было придумывать, она была всем известна.)

Полагаю, что этот эпизод был воспринят Пятикнижием для своей израильской композиции «Исхода» после краткого пребывания как гости в Египте по приглашению Иосифакак любимого сына патриарха Иакова.

 Этот знаменитый роман должен был служить объяснению наличия израильтян в дельте Нила.

*

Моисея почитали как «законодателя еврейскогонарода», которого как такового ещё не существовало. Пришлось исследовать появление народов, между прочим, еврейского. Религию евреев, в угоду христианам, стали именовать «моисеевой». Более того, Моисея считаютавтором (не отцом евреев, каковым именуют Авраама), а специально единобожия - монотеизма. На каком основании? Как возникло еврейство и какими средствами? (См. подробности обрезания в конце раздела.)

Этот вопрос вовсе не был ранее смешон, а стал плачевен, потому что возникновение, становление народов покрыто и ныне суезнанием, суеверием. Ходячее библейскоеэтнистское понимание этого процесса несостоятельно: из трёх поколений отцов и почти бездетных жён, от малойсемьи народы не возникали никогда и нигде.

Я задел этот вопрос, ибо некоторые лица ещё теперь считают, что без патриархов и без ритуального обряда обрезания погибнет еврейство, исчезнет народ. Такое мнение твердят в немецких газетах многие именитые люди. Об этом недавно высказывались, не имея достаточных знаний, чтобы чего-нибудь разрешать, но обладая полномочиемзапрещать обрезание. Знали ли эти падкие на публичность, что обряд обрезания появился у египтянзадолго до появления евреев?

Текст о Саргоне имел успех, подобную биографию приписывали ряду древних царей, независимо от 2М библейского рассказа середины предпоследнего столетия до н.э.

Исследователь мифологии психоаналитик Отто Ранк, по совету Зигмунда Фрейда, собрал эти литературные материалы как свидетельства «мифа о рождении героя». А сам Фрейдвернулся к этой теме тремя работами о Моисее (которых советским студентам не дано было читать; советская власть почти до самого бесславного заката опасалась библии, но поощряла знакомство с античными старыми и советскими новыми мифами).

Вопрос о связи рассказа о рождении Моисея с рассказом о Саргоне закономерно вызывает интерес к путямизустной связи (ибо давным-давно разучились читать клинопись на табличках), так что стало необходимо признатьустную или письменную взаимную зависимость.

Заимствование сюжетов – хорошо изученное явление в фольклористике. Возможность многократного возникновения одного и того же сюжета не доказана. Хотя очень старались, в связи со сказками, доказать такую возможность. Дабы представить каждый народ, даже Кавказа, как независимого коллективного сочинителя сказок, которые на его языке рассказывают. Это мнение в приказном порядке пустил в оборот Жданов, якобы в целях борьбы с «космополитизмом», а за ним неплохо кормившиеся советские фольклористы.

На тезисе заимствований держится, однако, мировой географо-исторический (так называемый «финский») рабочий метод в сказковедении, он нашёл видное место в библеистике.

Передовое методологическое наследство я получил от моих учителей: от народоведа, одного из основоположников рассказоведения, профессора Тартуского университета Вальтера Андерсона и учёнейшего профессора библеистики и востоковеда Теологического факультета УкуМазинга (ему поставлен памятник в Иерусалиме в аллее «Яд ва-Шем» как единственному «Праведнику»-эстонцу, спасшему еврея). Последним их живым учеником и продолжателем имею честь быть. Я опубликовал типологический анализ распространения множества повествовательных сюжетов, за что был удостоен степени доктора и звания лауреата в трёх несоветских странах.

Вопрос о времени и вообще о наивнойдостоверности библейского рассказа о Моисее, о чудесном «Исходе» целого народа из Египта, о трюках в доказательство того, что Моисей действительно был божий посланец, равно как о том, что он посохом мог бы выбить из скалы воду, и наконец, что он на горе Синай общался лицом к лицу с богом, где получил законы для израильтян, и что он умер от божьего поцелуя – всё это нужно оставитьоткрытым (хотя недавно учёный- американец стал доказывать по интернету натуральную подлинность десяти «казней египетских» (= цен макэс), что они могли быть сущей правдой. В библии Моисей представлен затеей пошлой драки словами «ты думаешь, что мы не знаем о тебе то-то?»

Приведу лишь несколько мотивов или фактов и преданий вокруг происхождения евреев. Вопрос этот остается, строго говоря, открытым, хотя одно время в 20-м веке он считался решённым, а именно, что Моисея в действительности не было вовсе. Такие вещи не решаются большинством голосов. Нужны доказуемые знания.

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ МОИСЕЯ И ЛЕВИТЫ

 

Согласно библии Моисей был «левит» (= пришлый жрец), так как его мать и отец были левиты. Потому Моисея стали считать родоначальником и учителем кланасвященников. А именно «моисеевых» левитов, которые, как чужие, надела земли в Ханаане не получали.

«Аарониты» (жрецы – потомки якобы брата Моисея по имени Аарон), как и левиты, стали жрецами (по-русски говорят: «священниками») в Храме, построенном в Иерусалиме в 9-м веке до н.э. царём Соломоном. Аарониты считались наследственными жрецами (=коэнами) и учителями, наставниками, просветителями народа. Только им было разрешено приносить жертвы на алтаре; часть мяса шла на кормление царской семьи, службы, остальная доля доставалась жертвователям и самим жрецам.

Только определённые жертвы «всесожжения» сжигались полностью (по-гречески – «холокост»). В храме на стол клали для видимости и хлеб в честь божьего лица. Первые плоды деревьев, даже первые сыновья (но не дочери!) принадлежали формально коэну для службы, впрочем, достигнув известного возраста, можно было родителювыкупить сына.

(Ещё недавно, между обеими мировыми войнами, в Прибалтике евреи приглашали «коэна» в гости, и отец давал ему монеты «за откуп» = пидъен, т.е. выкуп сына-первенца на волю. Иначе пришлось бы юноше служить при Храме. После этой церемонии можно было сыну постричь волосы; длинные волосы у мужчин считались признаком набожности.)

Аарониты стали руководящими служителями в соломоновом Храме в Иерусалиме. Левиты, считавшие себя людьми Моисея, проживали в молельнях и у жертвенников, в любом месте страны.

 В 7-м веке до н.э. царь Иошия вынудил левитов служить в Иерусалиме при Храме, а их молельни были в порядке «централизации культа» уничтожены.

Левиты стали, как образованные люди, писарями и учителями невысокого ранга в Иерусалиме. По приказу царя Иошии они были поставлены на второстепенные, наследственные должности, например, стражей Храма и хормейстеров для пения псалмов в сопровождении жертвоприношения.

Для исполнения функции пророка требовалось «Призвание». У Моисея это состоялось на горе Хореб (а не Синае, как в версии Р). Бог явился Моисею в горящем, но несгораемом кусте (2М 3, 2-4). Там бог велит Моисею (дважды) вернуться в Египет, чтобы он вывел свой народ на свободу. При этом бог (2М 3, 13-15) открывает Моисею свое сокровенное имя (Яхве), что дало ему власть, силу. Таково предание.

Моисей возвращается в Египет и при поддержке своего совершенно неизвестного брата Аарона (как «переводчика»), так как речь, язык(?) или только произношение Моисея было неразборчиво или непонятно. Совершенно неясно, на каком именно языке объяснялся Моисей с народом и, кстати, с Фараоном.

Моисей и Аарон обращаются к Фараону с просьбой отпустить израильтян в степь, чтобы принести там (весеннюю) жертву богу (был ли это уже предлог для Исхода?). Для доказательства (не частного, личного)божьего поручения Моисей соревнуется с придворными чародеями в трюках, убеждая, что он божий посланец(эта моисеева роль была воспринята арабским пророком Мухаммадом).

Тем не менее, Фараон отказывает в просьбе, и израильтяне вынуждены оставаться, трудясь на строительстве городов Питом и Рамсес.

За отказ Фараона в просьбе Моисея бог наказывает египтян «десятью казнями» (2М 7,14 - 10,29). Моисей заранее их предсказывает (т.е. у него есть власть и над богом; здесь он предстаёт как пророк).

Наконец, Фараон согласился отпустить израильтян, но при условии, чтобы они оставили свои стада в Египте. (С таким условием Сталин (учившись стать попом, а на беду человечества им не стал), а также Гитлер отпускали евреев выехать за границу за выкуп.) Но Моисей не согласился, ибо скот им, мол, нужен для жертв богу. Здесь намечается «жреческая функция» Моисея. Вместе с тем весь «торг» – это мелкая литературная хитрость (которая плохо согласуется с образом Моисея). Сделка не состоялась.

 Наконец, Моисей предсказал, что наступит мор(смерть) старших в роду во всём Египте (2М 10,24-26; 28-29; 11, 4-9 ). Тогда Фараон испугался и разрешил евреям Исход. А чтобы «мор» знал, куда входить, еврейские ворота получили знак (нечто вроде функции «мъзузы», в футляре которой содержится из 5М наставление, якобы произнесённое как «символ веры» любить бога).

Поэтому старшие в роду евреи постятся перед Пасхой, «на всякий случай». Ни хлеба, ни мацы есть до ночной трапезы не положено, ради имитации спешного «исхода», почему второпях не успели заквасить хлеб. Такой пост соблюдается и мусульманами. Раввины за трапезой остроумно, едва ли серьезно, до самого утра спорят о «подлинном» числе наказаний египтянам.

«Исход» из Египта: когда израильтяне осуществили побег, египтяне замешкались преследовать евреев, которые успели уже перейти залив по суше. Египетские войска с их конными повозками застряли в трясине (вдоль нынешнего Суэцкого канала), в северо-восточном конце Синайского полуострова. Так изображен «Исход» в литургии.

* * *

Описан тяжкий переход в Палестину. Амалекяне не хотели разрешить израильтянам пройти через их землю (в дальнейшем «амалек» – это заклятый враг: «Помните, что вам сделал амалек» – так гласит отрывок молитвы).

Далее следует рассказ, как Моисей повёл народ к горе Хорев на Синайском полуострове. Там Моисей по совету тестя, мидянита Етро (2М 18), установил законный режим, а Моисей провозгласил, по преданию, божьи «Десять заповедей», и в дополнение дал устно полное уложение жизни и комментарий к нему. Текст 2М 18 содержит самые ранние израильские законы (источник Е). Есть описание обряда заключения союза (=бърит») с богом (2М 24,3-8), который обновлялся регулярно. «Договор» – это центральный религиозный мотив отношения к богу в еврействе!

По некоторым «источникам» Моисей, подымаясь на гору, поручает народ опеке Аарона (2М 24, 13-14). Во время отсутствия Моисея делает Аарон «Золотого тельца», чтобы народ поклонялся ему (это был ханаанский обряд, компрометирующий ааронитов, по мнению левитов ).

Спускаясь с горы, заметив развлечение толпы, Моисей разбил в гневе каменные тафли «Десятислова» (доски) и уничтожил изображение. Бог в наказание пускает мор, но потом простил этот грех.

В другом, младшем источнике (поповском) Р Пятикнижия рассказано, что Моисей ещё раз поднялся на гору (2М 24.15-18) и там получил указание насчет формы богослужения Р (2М 25-31, 17). Так мельчает сюжет.

Описание скитаний продолжается в 3М. Когда евреи пребывали в Кадеш-Барнэа (в этом оазисе), был предпринятучёт лиц, пригодных для военной службы, чтобы маршировать дальше в Ханаан. Сочинитель «Жреческого источника» Р воспользовался оказией сообщить об организации жреческих и левитских семейств, ради удовлетворения их претензий. Некоторые учёные предполагают, что упоминание Кадеша содержит историческое зерно, что Моисей был жрецом культа Кадеша.

В первые годы скитаний по степи Моисей сталкивался со склоками разных групп. Однажды нашлись даже охотники вернуться обратно в Египет (3М 14, 1.3 сл.), где питались вдоволь рыбой (это яркая несвященная психологическая черта, неподходящая для контекста стремления к свободе в Ханаане).

Когда израильтяне сидели лагерем в Паране, откуда были посланы 12 человек разведать страну Ханаан (которая, следовательно, была незнакома скитальцам), то полученные сведения отпугали израильтян (3М 13, 31-33) от наступления на ханаанцев. Только двое разведчиков, Иошуа и Калеб (=собака), дали благоприятные правдивые сведения. За эту добродетель им было дано вступить в обетованную землю (3М 13, 30; 14, 6—24, 30). (Калебиты слыли набожными яхвистами и вообще были в оппозиции к Храму.)

На этом победные реляции о Моисее обрываются. В источнике Е, в тексте 3М сообщается, что вопреки совету Моисея израильтяне проникли в Ханаан, но были амалекянами и другими туземцами разбиты. Израильтяне были вынуждены спастись бегством (3М 14, 39-45).

Рассказ в 3М продолжается чудесным выбиванием посохом Моисея воды из скалы (3М 20, 2-13). За это набожные стали журить Моисея, ведь он мог бы ограничитьсясловами, приказом скале, а он бил её посохом. Это было негоже! Чудо от этого немного обесценилось.

Повествуется далее, как идумеи не дозволили израильтянам пройти через их землю (3М 20,14- 21).

 Идумеи были на плохом счету: иудейский царь Ирод Великий породнился с династией коэнов-хашмонеев, что не смело быть; ведь маккавеи, повстанцы против греков, быликоэны, они должны были соблюдать «чистоту крови». Между тем Ирод – которого православные ненавидят – расточительно украсил Храм и построил укрепления страны Иуды.

В Пятикнижии рассказано о кончине (по старости?) архисвященника Аарона на горе Хор (3М 20, 22-29); его сын Элъазар продолжил его службу (М5 10,6). Коэны=жрецы остались наследственной кастой священников даже после разрушения Храмов, чтобы соблюдали свою «ритуальную чистоту» до тех пор, пока не будет выстроен Третий храм, чтобы в нём они могли служить.

Коэны не смеют касаться трупов, они не посещают кладбищ. Аарониты пользуются и теперь некоторыми обрядовыми привилегиями и почестями, которых они, пожалуй, не понимают.

Отвлекаясь от предания, что поколению тех, кто участвовал в Исходе из Египта, за своеволие не было дано увидеть Обетованную землю (3М 14, 2-23), библия ничего не сообщает о событиях, имевших место между вторым и 39-м годом скитаний после Исхода. Непрерывного рассказа об этом в библии нет.

Израильтянам было положено странствовать по степидолго (=т.е. 40 лет), это библейский предел жизни поколения, человека, потому на 39-м году после «Исхода» Моисей вновь пытается направить в Ханаан именно поколение закалённых в странствиях. При столкновении у пограничного города Хорма израильтяне одержали победу (3М 21.1-3). Тогда был продолжен поход через страну Эдом и на Моав. Царь аморитян (ханаанцев) Сихон (3М 21, 11-15.21-24; 27-30) был разбит; моавитян победили, мидъянитов тоже (а ведь это были яхвисты и родственники Моисея!), убили Билеама (3М 22-24; 31,1-12), который, хитро хваля, проклял израильтян.

Покорение земли Басан укрепило власть израильтян над Восточным берегом Иордана и дало базу для наступления на всю Обетованную землю, когда Иошуа бин Нун был назначен последователем, преемником Моисея (5М 31,14 сл. 23).

Моисею было дано с верхушки Писга узреть Ханаан. После этого Моисей умер на горе Нъбо, что в стране Моав (значит: никакого «Израиля» в Ханаане раньше не было?!), и там же он был захоронен (5М 34, 5 сл.).

Уже тогда при описании этого события сказано, что место гроба Моисея неизвестно (мыслится, чтобы не был заведен местный культ, что с точки зрения евреев может быть понято как оскорбление памяти Моисея).

 

НЕКОТОРЫЕ ЧЕРТЫ «МОИСЕЕВОЙ» РЕЛИГИИ КАК ТАКОВОЙ

 

В тексте 2М 3,6 и 6,3 оказались однозначно связаны «Яхве» с «Богом отцов». Это свидетельствует о том, чтовера, которую «Моисей проповедовал израильтянам», им не была нова, а это ставит Моисея исторически в ином, противоречивом, более близком свете.

Богом отцов был ЭЛ. Его Моисей назвал непривычно именем ЯХВЕ. Вкладом Моисея можно считать более определённое, однозначное обозначение союза между богом-спасителем и израильтянами как его избранниками.

(Откуда этимологически взялось имя Яхве, которого евреи не произносят, разве только называют буквы, – это уже другой вопрос.) Плохо понятый запрет называть имя бога привёл к искажённому написанию божьего имени даже в других языках.

Откровение имени, написанного четырьмя буквами (т.е. без гласных), нужно читать как «Яхве» (а не Иегова, как читают русские). Имя Яхве евреи и русские вообще не произносят (2М 3, 13-17), хотя это понятие можно считать ключевым элементом призвания Моисея. Корнем этого слова считают глагол хая «жить», «быть», а также «творить». Согласно тексту 2М 3,14 божье имя означает в русском переводе «я есмь, кем есмь», примерно как в «септуагинте» (греческом переводе Пятикнижия). Об этом имеется множество богословских, философских толкований. Впрочем, для обозначения словами божьих свойств пользуются по обстановке разными бытовыми качествами, свойствами, аспектами Божества. В библейской философии и мистике встречаются разные черты божественности. Это отразилось не меньше в мистике мусульман, на арабском языке, а переводить коръан на любой другой язык считается предосудительным для исламистов, так что они обречены на незнание.

 Вообще, следует воздерживаться в переводах божьих свойств, достойней будет изучить язык оригинала (2М 33, 19; 2М 34,6-7; 2М 34, 14). Понимание этих формул весьма поучительно, учитывая, что Пятикнижие предлагается во множестве переводов, адаптирующих оригинал.

Является ли понятие «Бог» на разных языках одной и той же сущностью? Мои разыскания показали, что всемирного, международного, единого, общего для всех представления о «БОГе», даже при наличии переводов, никогда не было, но иногда хотелось его иметь. С переходом евреев на русский обиходный язык исконная, по крайней мере их унаследованная «религия», вернее, содержание их набожности исчезло окончательно.

 

ПРОБЛЕМАТИЗАЦИЯ ОБРАЗА МОИСЕЯ В БИБЛЕИСТИКЕ

 

Среди учёных имеют место колебания относительно значения роли Моисея в прошлом и настоящем. О монотеизме и якобы об его «авторе» и идеологе Моисее так много писалось, что возможная роль некоего Моисея поблекла или перестала интересовать. Теперь иногда читают проповеди, философствуют, но даже библейские предания о Моисее, об этой личности оказываются в тени и остаются малоизвестны.

Такой выдающийся библеист, как Мартин НОТ, счёл нужным не скрывать своих сомнений относительно историчности (реальности) этой личности, вкупе с событием на горе Синай, которого полностью – как он писал – отрицать нельзя, хотя адекватных доказательств найти трудно.

Н о т лучше кого бы то ни было понимал библейские предания о Моисее, согласно которым он, вернее, предания о нём как об основателе нового, моисеева вероисповедания, стало новой религией. Но её не обязательно надо признать историческим фактом. По мнениюНота, «мозаизм» (моисейство) – это кристаллизациянациональной еврейской религии. Предания о Моисее были откинуты в далекое прошлое «Исхода» из Египта. Между тем эта традиция исходит всего лишь из 5М, т.е. восходит к седьмому веку до н.э., к реформам царя Иошии. Моисей представлен как вождь и учитель в духе рассказа об этой реформе. Моисея пристроили к Египту и к повествуемым событиям на горе Синай. Однако критики не были согласны с таким крайним отрицанием историзма этой личности.

Молодое поколение учёных-библеистов не соглашается с теорией, что библейские рассказы о Моисее суть чистые «легенды». Возражают тем, что не в с ё написанное о нём надо считать истиной, но тем не менее в образе Моисея кроется «историческое зерно», как, впрочем, и в преданиях о Патриархах. Но что именно считать «зерном», а что домыслом – об этом учёные спорят.

Историю израильтян начинают с 2М. Однако эти рассказы очень упрощают события возникновения народа. Можно согласиться с тем, что эти рассказы вышли из народа, вернее, вошли в «фольклор», но ведь именно фольклор, предания вырастают из какого-то « зерна».

«Чудеса», «казни» египтян, состязания чародеев, волшебников, переход пешком по морю, встреча лицом к лицу Моисея с богом Яхве – всё это, конечно, не «отражение действительности». Эти предания напрашивали сделать вывод, что в таких событиях действовал сам бог. Это была психологическая суть, хотя фактически не доказуема. Однако можно допустить, что некая личность вызвала действительный переворот среди евреев. Даже если она былавыдумана. Евреи некогда стали (и продолжают ещё) исповедовать Моисееву религию.

 Без решающего участия некой «личности», безконкретного вождя трудно понять верования евреев, изложенные в Торе.

Ведь в обозримое время аналогично возникли из еврейства, из библии христианство и ислам.

Монотеизм как единобожие – реально это или нет? Были ли Иисус и Мухаммад как личности? Могли ли возникнуть столь мощные движения без таких личностей, как апостол Павел? Это проблема социологическая, которая определяетрелигию как некое отношение к богу.

Появление израильского народа и образа Моисея требовали много времени, пожалуй, столетия. Предпосылкой служило соответствующее мировоззрение ужесплочённого общества. А израильтяне «периода Моисея» представляли собой ещё рыхлое сообщество, были сделаны лишь первые шаги к объединению. На этой базе, полагают учёные, не могла возникнуть идея всемирногоединого всеобщего б о г а.

Остерлей и Робинзон считали, что в этом нашёл себе выражение лозунг «Яхве – это бог израильтян, а Израиль – это народ божий», и это ощущение обрастало суевериями и суезнанием.

Моисеева религия представляла то, что принято называть «монотеизмом», причём «ортодоксальный яхвизм» со «времён Моисея» до Эзры оставался неизменным – так рассуждал Эдвард Робинзон (впрочем, многие учёные с этим не соглашались).

Этих разногласий почти невозможно преодолеть. Ибо возникающие вопросы касаются не только историков, но и богословов, да и вся тема вызывает противоположные воззрения на сущность религии и сводится к словесным дефинициям, вряд ли психическая религиозность в них нуждается. Учёные утверждали, что в отношении противников «моисеева монотеизма» не применима «религия», лишённая философской теологии. Религия израильтян не зиждилась на абстрактной теологии. Она была основана на воспоминаниях об историческом опыте и на его толковании Яхве, который, согласно верованиям израильтян, освободил народ от рабства и сделал этот народ своим союзником как его подданным.

Другой аргумент гласил, что монотеизм категорически отрицает наличие «богов», перед которыми поклонялись «язычники». Философского единобожия израильтяне не имели. Израильский монотеизм был полностью свободен от политеизма, это был практический монотеизм, лишённый общей философской рационализации.

Формулировка философского обоснования (оправдания) иудаизма появилась в Германии в начале 19-го века в полемике с христианским протестантизмом. В результате образовалось реформистское течение в еврействе.

Вашей общине, уважаемые читатели, стоило бы освоить положительные достижения «гейгеровского» просвещения в понимании Розенцвейга, Лео Бэка, Гульковича и всей «Еврейской науки». Именно для этого нужны знания.

Многие учёные придерживаются мнения, что религию израильтян будет вернее считать «монолатрией», т.е. почитанием одного, единственного божества, допуская у других народов наличие иных богов, которых евреи, ещё как «израильтяне», презирали как идолов.

Эта ситуация давно изменилась. Пора задуматься, обращаясь не только к прошлому, но и к возможному будущему.

Общины евреев имели место и «до Моисея». Это были взаимно связанные группы «союзников» (партнёров), не обязательно с богом. Мыслимо, что это были семейные объединения « кровных » родственников. Именно это остается предметом незыблемой, м.б. иллюзорной веры, становясь стержнем поведения.

 Впрочем, были противники такой теории сообщества, хотя Тора, Пятикнижие внедряло взгляд, что израильтяне представляют собой потомство Авраама, Исаака и Иакова. Упрёк в «расизме» даже ещё теперь кажется оправданным, хотя евреи обнаруживают признаки разных р а с.

«Семитской расы» не было и нет, хотя семитские языки реальность. Влияет ли язык на сознательное мышление, на мировоззрение? Я перестал считать это мистикой. Такое влияние есть, я ею жил.

Важную объединяющую роль игралагосударственность будущих евреев, но «царство» как форма государственности появилась у евреев в 10-м веке до н.э. Значит, более трёхсот лет формировался еврейский народ без собственного государства. Две тысячи лет обходились без государства.

Очень даже возможно, что этому народу предстоит ещё долго существовать без давления объединяющего государства как стержня.

Прошли времена, когда государственность как таковая обладала признаками «божественности».

Исторически государственность израильтян была несколько раз погублена вследствие политики властей. Возможно, это способствовало выживанию «еврейства». И это может повториться в обозримом будущем.

Моисея учёные признают «апостолом» (вроде организатора христианства в лице просвещённого еврея Саула = Павла).

Учёным представляется, что израильтяне и их религия сложились из жизненного опыта людей, из обрядов, традиций, законов ритуальной чистоты, при творческом подъёме этого «святого, избранного» объединения.

Важнейшим фактором этого процесса послужил «Десятислов» (декалог), законодательство. Нет сомнений, что образец этого документа был гораздо старше Моисея, библейское законодательство восходит (пусть окольным путём, а не непосредственно) к древневавилонскому «Кодексу Амурапи», открытому в найденной клинописи.

Дачей народу библейского Десятислова ознаменована в преданиях деятельность Моисея как легендарного творца Этического декалога (2М 20 и 2М 34, 10-27), где, впрочем, содержатся 13 законов, регулировавших быт общества земледельцев в Палестине (а не кочевников в степи). Декалог описывает ритуалы (что свидетельствует о причастности к источнику «Яхвиста», хотя можно бы отнести его к жреческому (Р). Обе версии «Десятислова» учёные датируют 12- м или 11-м веком до н.э., т.е. относя к повествуемому далёкому, неясному времени, задолго до написания Торы.

* * *

В заключение очерка о Моисее обращаю внимание на то, что науке неизвестно, имелся ли в «моисеевом периоде» уже культ Яхве или ещё нет.

Если действительно уже тогда почитался Яхве, то личности Моисея принадлежит большой вклад в яхвизм. Считают, что Моисей поднял религию на более высокий уровень. Позже, когда объявились пророки – проповедники яхвизма, они боролись против отпадения от яхвизма и против влияния окружающих «идолопоклонников», к чему склонялись местами и временами также израильтяне. Потому пророки ставили народу в пример «идеальный яхвизм», разумеется, времён Моисея или позднее.

Идеал был сдвинут в прошлое новым элементом в религии, именно «Союзом (=бърит)» израильтян с богом Яхве. Это стало основным положением общественной структуры, хотя многое было заимствовано от соседей, от ханаанцев, с которыми общались и коим подражали. Ведь именно строительство и культ Храма – это явно ханаанского, финикийского происхождения. Его разрушение врагами до сих пор оплакивают в молитвах (только немецкие и американские евреи - реформисты изъяли эти пассажи из молитвенников, а остальные вообще не молятся). И едва ли они, как их многовековые предки, ныне серьёзно просят бога вернуть евреев в земной Иерусалим, чтобы там коэны приносили жертвы на алтаре. Об этом ни в коем смысле не следует молить бога. Но каким должно, может быть богослужение? Кому и зачем нужны теперь синагоги?

 

МОИСЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ БИБЛЕИСТИКЕ: РЕЗЮМЕ

 

В 20-м веке учёные стали отрицать реальную историчность Моисея. Так, Е.Майер в 1906 году утверждал, что Моисей вообще не историческая личность, а всего лишь выражение некой семейной генеалогической саги. А крупнейший, ещё современный библеист Мартин НОТ в 1968 году пришёл к выводу, что нет оснований исключитьобраз Моисея из любой «темы» Торы, между которыми однозначной связи исконно не было. Темы срослись между собой позже.

Это характеризует нынешнее состояние научного, так называемого «исследовательского исторического метода изучения традиций».

Мартин Нот выделил в преданиях Пятикнижия следующие пять тематических комплексов: (1) Исход из Египта; (2) Вхождение в культурную землю; (3) «Обетование» богом страны Патриархам; (4) Странствие в степи и (5) Откровение на горе Синай. Темы бытовали исконно, каждая отдельно.

Новейший специалист С. Херрман понимает общности преданий в основном как отражение подлинноисторических, непроизвольных связей, не в силу якобы каких-нибудь предвзятых соображений.

При членении комплексов по НОТу надлежало бы объяснить, каким образом связи вообще сложились. Нет необходимости предполагать, что несовместимые традиции были воссоединены, будучи согласованы между собой. Гораздо вероятнее, что за этими связями кроются реально-исторические возможности, обстоятельства.

Комплекс 2М 2, 11-22 о бегстве Моисея признан (Шмидтом в 1988 году) яхвистским, хотя подан он в «поповском» контексте. Это привлекло сугубое внимание учёных ввиду связи с источником Р.

* * *

Учёные датируют Е-тексты (куда целиком принадлежат рассказы о Моисее) началом раскола 926 года до н.э. объединённого общего яхвистского государства Давида (после смерти Соломона их царство разделилось на малуююжную «Иуду» (богоугодную, с позиции Яхвиста) и на большое северное царство «Израиля», «где делалось то, что было порочно в божьих глазах»).

На фоне этого можно осмыслить содержание всего Пятикнижия, так называемой Торы; она ведет в «Историю народа».

(продолжение следует)

 

Напечатано в журнале "Заметки по еврейской истории" № 4(183) апрель 2015

Адрес оригинальной публикации: http://www.berkovich-zametki.com/2015/Zametki/Nomer4/ILevin1.php

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru