litbook

Non-fiction


Доживем до понедельника?0

Когда кто-нибудь приходит к нам на помощь, благодарности нашей нет предела. Сейчас без помощников не обойтись, жизнь такая, вот только где найти их, сетуем, а они рядом, и что обидно, совсем не востребованы…

Благословенны вы, будущие понедельники! Сколько в вас скрытых возможностей, плотно спрессованной до срока энергии, которая, как сжатая пружина, только и ждет, когда ее отпустят… и они развернутся навстречу новым делам, новым свершениям и обязательно – новым победам. В будущих понедельниках какое-то особое ощущение времени. Кажется, не будет в них пустой тягомотины минут, как не будет и обратного – сумасшествия часовых стрелок, которые, как загнанные, по кругу, по кругу… А что же будет там? Там будет многое. И прежде всего хрустальная прозрачность утра, дарящего надежду жить по-новому. О, жалки вы, прошедшие понедельники! Смело ступив за стартовую черту, вы останавливаетесь в нерешительности перед самыми крошечными, самыми невинными жизненными коллизиями: нежелательным телефонным звонком, простуженным горлом, засорившейся раковиной, и уж куда делась ваша удаль и ваша многообещающая интрига. Скукожитесь в одночасье, смените гордо поднятую голову на опущенные плечи и шаркающую походку. И походкой этой поплететесь по заданной жизненным азимутом дороге – ко вторнику, среде, четвергу… Но вот ведь удивительно: не учит нас даже наш собственный опыт. Сколько будущих понедельников взлелеяли в своем сердце, сколько прошедших понедельников из своего сердца выбросили, как продырявленный трамвайный талон. А все ждем следующего – в тайной надежде зажить по-новому.

Вот и сейчас – самое время потрясти пестрыми иллюзиями, позволить мечтательной душе затихнуть в предвкушении новых свершений, те разы не в счет, уж теперь-то все будет по-новому.

Может, и правда, будет? Может, сами виноваты мы в том, что взваливаем на понедельники нашу лень, нашу несобранность, нашу маету и непосильное громадье планов, нашу такую изобретательную хитрость и отрепетированное годами лукавство? А они сгоряча-то понесут груз, да и собьют враз ровное дыханье, да и надорвутся под непомерной тяжестью прожектов. Говорят в народе: «Один в поле не воин». Правильно говорят. Народная мудрость, как народное лекарство, – в веках проверена, в веках подтверждена. Только думается мне, более глубок ее смысл, чем как только один в поле не воин. Один – значит, без Бога, без молитв к Нему, к Его чудотворцам и угодникам. Один – это значит без заступничества Божьей Матери. Тогда-то уж, конечно, не воин. Ни в поле, ни в море, ни на собственном дачном участке. И, провожая «в последний путь» наши несостоявшиеся, наши жалкие, пустые и никчемный понедельники, не будем сетовать, а попробуем разобраться и понять, почему многое из наших планов не свершилось, много надежд не оправдалось. Почему прошла стороной госпожа удача, как ни зазывали мы ее в свои чертоги, как ни сулили ей теплый угол и богатое угощение.

 

Звонит знакомая:

– Больше не могу. Год целый билась, хотели с сыном на садовом участке домик построить. Да это же немыслимо. Целый год! А только фундамент одолели, да кирпич с горем пополам завезли.

А в загородной электричке рыжебородый послушник монастыря с деревянным ящичком на груди смиренно склоняет голову перед каждой новой лептой:

– Храм у нас разрушен, служим в притворе. Каждая копеечка ваша в добро…

Сидящий у окна мужик в нахлобученной кроличьей шапке смеется:

– Да тебе, сынок, копеечек этих за всю жизнь не собрать. Сейчас шаг шагни – миллион…

– А мы с Божьей помощью, – улыбается послушник.

С Божьей помощью. С ней-то невозможное возможно, и немыслимое мыслимо. Рать Господня и святые Его Господу служат, помогая нам и вразумляя. Один из них, святитель Иоасаф Белгородский, как раз «по строительному ведомству». К нему обращаются с молитвой православные люди, задумывающие строиться. Почему к нему? Да много за свою святительскую жизнь построил храмов. Опыт имеет и молитву сильную. А кто, задумывая на своей шестисоточной «фазенде» построить радующий глаз теремок, не захочет поговорить со знающим человеком? Иоасаф Белгородский куда как знающий. И секрета не утаит, щедро поделится, по-христиански. Только молись усердно, а не пряча «в усах» ироничную улыбку, – ладно, мол, попробую, была не была, только по большому счету все это сплошные глупости… От такой молитвы и помощь соответствующая, уж не обезсудьте. Вот вам и работа на грядущие понедельники. Прежде чем завозить кирпичи на участок, выбирайтесь в ближайший храм, отслужите молебен святителю Иоасафу, перед иконой его помолитесь. Не знаете молитву – своими словами, не слова главное, а сердце, расположенное к молитве. И, благословясь, – за строительство. Пойдет дело.

А если уже дом построен? Если эпопея с кирпичом, пьяными плотниками, бессонными ночами, дабы не увели из-под носа только что купленные оконные рамы, позади? Стоит игрушечка-дом. Замок в дверь врезан, свежей краской выкрашена терраса, веселенькие обои радуют глаз. Что делать? «Созывать гостей на новоселье», – скажете вы. Нет, а раньше еще, до того, как звякнут в руках бокалы? Пустить в дом кошку! Так делают, кошка должна первой пройти по свежевыкрашенному полу нового дома. Нет и еще раз нет. Оставьте в покое кошку. Обычай с кошкой не наш, не христианский, в нем что-то от язычества, что-то, прости Господи, колдовства. И обидно, право. Построили дом, а первой в него войдет кошка. Давайте по справедливости: сами построили, сами и войдем. Только сразу же, как войдем, помолимся Иосифу Праведному, тому самому Иосифу, ставшему обручником Пречистой Деве Марии. Именно ему испокон веков молятся православные при входе в новый дом. А потом пригласим в дом священника, пусть освятит его, на четыре стороны молитвы почитает, святой водой окропит, благословит жить в нем и радоваться. Тут и шампанское будет кстати. Новоселье, праздник!

Святые угодники – удивительные люди. Прожив земную жизнь в трудах, заботах, лишениях, они и в небесной сложа руки не сидят. Бросаются на помощь всякому, просящему об этом в своих молитвах. Порой нам даже и в голову не придет просить святого – так мала и несущественна забота наша. А лукавая мысль – проворнее не бывает – тут как тут: нечего святых по пустякам беспокоить. Да надо беспокоить, надо! Просто необходимо беспокоить. Иначе нам удачи не видать. Один в поле не воин, а со святыми мы сильны, мы не одни, мы под надежным заступлением.

Год – срок не маленький. Вон какой толстущий календарь висит перед нами, готовый «к подвигам». Все там будет. Доселе неведомые для нас дни предстанут пред нами во всей своей реальной сущности. Ради хлеба насущного будем мы трудиться, рано вставать, поздно приходить, уставать, раздражаться, разочаровываться в людях. Будем растить детей и желать им хорошей участи. Дети – наша главная забота. Не будет у них все ладно, не обрадует нас ни новый дом, ни полная меда пасека. Вот и о детях несколько слов. Сейчас время черных специалистов черного дела. Колдуны, целители, экстрасенсы лезут в наш дом без приглашения, нагло улыбаются «по ящику», вкрадчивыми голосами вещают по радио. Результатом нашего неразборчивого гостеприимства зачастую бывает одержимость детей демоническими силами. Дети становятся возбудимыми, плохо едят, кричат во сне, гаснут. Еще в IV веке жил Готский воин Никита, много пострадавший за веру христианскую. Его-то молитва и считается сильной при порче детей. «Попрал еси пламень и демонскую крепость», – поется о нем в тропаре. Заметили неладное с ребенком, не теряйте времени, можно и молебен в храме заказать, и дома помолиться великомученику Никите. С IV века отмаливает он младенцев, шуточное ли дело, такой опыт!

А чтобы детки наши росли умненькими-благоразумненькими, попросим об этом мученика Неофита и, конечно, великого угодника Сергия Радонежского. Не давалась грамота отроку Варфоломею (будущему Сергию), попросил он святых молитв старца-чернеца, встреченного случайно в лесу. Помолился старец, и вот чудо – Варфоломей быстро одолел Псалтирь, к удивлению сверстников и радости родителей. Иконочка преподобного Сергия должна быть в каждом православном доме. К мощам его в Троице-Сергиеву Лавру едут со всего мира. Всех слышит, всех вразумляет, всем помогает. Неужели нас и чад наших оставит без своего заступления?

Маленькие детки – маленькие бедки. А вырастут, тут впору за голову хвататься. Ну какая мать, скажите, не хочет, чтобы дочка ее удачно вышла замуж? А какая мать знает, что эту ее «проблему» охотно возьмет на себя святитель Николай. А о благополучии наших детей в обществе молятся святителю Митрофану, епископу Воронежскому.

Может случиться, пропадет у вашего ребенка вещь. Научите, пусть не раскисает, а молится. И в этой житейской нужде есть у нас помощники. Один из них Иоанн-воин. С IV века «крадьбы (кражи) в тайне сущия» открывает и мученик Трифон. С Трифоном вообще история особая. У Ивана Грозного был сокольник Трифон Патрикеев. И вот напасть – улетел у Трифона любимый царский сокол. Царь церемониться не стал – не найдешь через два дня, убью. Трифон ходил-бродил по подмосковным лесам, сморило его от усталости, заснул под кустом. И снится ему сон: склонился над ним его небесный покровитель мученик Трифон – не грусти, найдешь птичку. Проснулся, глазам не поверил: сидит на ветке, только руку протянуть, любимый царский сокол. Схватил его Патрикеев и к царю, так, мол, и так, чудо… Царь чудеса ценил. Повелел на месте, где нашлась птица, церковь построить. Она и сейчас там. Рядом с метро «Рижская». И называется Трифоновская. В ней ковчег с мощами мученика Трифона. Икона его. Кстати, с тех пор он нередко стал изображаться на иконе с соколом, сидящим на плече. Так что, если пропажа случится, а время сейчас такое – пропадает, то бежать надо к Трифону на Рижскую. Это если в Москве. А далеко от Москвы молиться, дабы найти пропажу, перед иконами Иоанна-воина и мученика Трифона.

Сколько живем, столько и надеемся. На лучшую долю, на удачу, на то, что восполнит год наступающий потери года прошедшего. Начало любого дела – молитва. «Молитесь беспрестанно», – вразумлял апостол Павел. И именно к нему обращаются православные, начиная всякое новое дело и производство. Потому что «вся бо можеши данною тебе властию от Христа Бога». Он, и правда, многое мог. Нес слово Божие, просвещал мир, благовествовал миру. А в то же время кормился трудами своих рук, был примером смиренного послушания. Вот почему и призывают его в помощь те, кто задумал дело, собирается приступить к нему. Если, конечно, это дело благое. А сколько их, благих дел! Сейчас принято крутиться, дабы преспеть, и в крутьне этой порой размываются контуры между благим и неблагим, худым и добрым, Божьим и…

Всякие бывают дела. Взять торговлю. Все торгуют, даже те, кто всегда считал это ниже своего достоинства. Худого в торговле ничего нет. Испокон веков торговали на Руси, осваивали новые торговые пути, крепили связи, и никак не умалит достоинства торговый труд, если человек сам не умалит его лукавством, нечистой рукой, неправедным способом наживы. А честные купцы, торговцы, коробейники, предприниматели, бизнесмены своим небесным покровителем почитают святого великомученика Иоанна Нового. Купцом был, «купцом всеизрядным» и ратовал за Веру Православную. За то и пострадал в XIV веке.

Вот сколько их, воинов Христовых, готовых по молитвам встать на защиту, укрыть, помочь, отвести от худого, благословить на доброе. Как не вспомнить их с благодарением сердечным за уже оказанную помощь, с молитвенной надеждой на помощь предстоящую. Главное – уяснить, понять, приучить себя к мысли, что это наши помощники. Те, без кого мы просто не обойдемся. Любое дело, на которое нет благословения Божьего, окажется зряшным. Хоть наизнанку вывернись, хоть до боли мускулы напряги. И именно в этом, и только в этом – источник всех наших прошлых бед и неурядиц. Удача увертлива не потому, что капризна. А потому, что мы слишком самонадеянны и горды. Мы очень верим себе, напрочь забыв, что немощно наше сердце. Я сам, я знаю лучше, все будет прекрасно, все будет «о´кей». А «о´кей» не получается. И именно потому, что один в поле не воин. И именно потому, что остается нами невостребованный драгоценный опыт тех, кто, шагнув из жизни земной в жизнь вечную, встал на страже древних, как сам мир, высеченных на скрижалях Божьих заповедей. И как бы не пыжились мы, как бы не гнули из себя сильных мира сего, мы можем только то, что можем. Понять это – значит, раз и навсегда реабилитировать понедельники, наполнить их, все вместе и каждый в отдельности, смыслом не нами придуманного, а потому прекрасного человеческого бытия.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1019 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru