litbook

Поэзия


Ченнелинг0

                                           

Стихи из цикла "ЗВЕЗДНЫЙ ДЕСАНТ"

                          Посв. братьям Стругацким

А откуда мы сами?

               На нашем недолгом пути

То, что можно, спасаем,

           что пока еще можно спасти.

То лицо человека

      вставляем в картину - спасен...

Из какого мы века

        десант? - Из грядущих времен?

...То кусок разговора

     запишем - и вырваны двое из пут:

Ведь когда-то нескоро,

           пусть через века - оживут.

Мы десант без возврата,

            мы с вами и ночью и днем,

Не судьба виновата -

            мы знали, на что мы идем.

Ни войны, ни тюрьмы

 не страшитесь: вы будете все спасены.

...Среди мрака и тьмы

        здесь останемся мы...

      Только мы, только мы, только мы.

1974

 

             ЧЕННЕЛИНГ                                               

Дорогие земляне, покидая вашу планету

И находясь в трезвой памяти и здравом уме,

Возвращаясь к пославшему Космосу... звездному Свету,

Оглашаем для вас следующее резюме.

 

Да, мы - пришельцы, по-вашему... инопланетный разум.

Представления ваши о нас на редкость смешны.

Наш совет: не пытайтесь достигнуть всего и разом,

Слушайтесь голоса совести, внутренней тишины.

 

Вы, люди, обладатели самых несметных сокровищ,

В Космосе мало подобных вашей Земле планет.

Постарайтесь прожить без пролития лишней крови,

У вас впереди миллионы - может быть, больше - лет.

 

Ваши младшие братья -  звери, деревья... природа.

Вы одной крови... в сущности, вы только одна из рас.

И еще - не страшитесь: в конце наступившего года -

Конец не наступит... но это зависит от вас.

 

Навсегда попрощаемся - мы покидаем планету,

И к посланию этому самый последний штрих:

Вы должны осознать, не было нас никогда и нету,

И рассчитывать можете лишь на себя самих.

2011

                              * * *                                                        

Как раз в это время проходил "Слет молодых орлят".

Чтобы вам было понятно: собрали таких ребят,

Которых как бы всерьез готовили в космонавты...

И, если скажешь: "Дурили народ..." - не прав ты.

 

Т.е., конечно, никто из них не взошел на "Восток",

Но если представить сейчас их веру и их восторг...

То никто из них не был ни в чем предан и обделен:

Каждый был звездным - по Гамильтону - королем.

 

Ну, и вот... Я проходил мимо лагеря их, в кино,

Договорившись с девочкой... и все такое. Одно

Помню - подумал... хотя в таких лагерях и не был:

Надо, наверно, стать космонавтом и мне бы.

2013

                   * * *                                            

Знаешь, кем себя втайне мню? -

Подобно мыслящему огню,

Летящим, в полную тьму врезаясь,

От звезды к звезде, зажигая свет

Жизни на каждой из тысяч планет,

Готовых воспринять эту завязь.

 

И мрак расступается от огня,

Ярче горящего день ото дня

В каждом мире планетном этом.

И верится мне, что настанет час -

Тогда уже точно не будет нас -

Озарится Вселенная светом.

2013

 

                   ПЕРВЫЙ КОНТАКТ                                         

                      (Симеиз, 1977)

Сигнал был получен утром,

       днем проверен приемник и волноводный тракт.

Но к вечеру стало ясно,

      что это - тот самый... долгожданный Контакт.

 

Уже на следующий день

     со всех собрали подписки в несколько строчек,

Известного рода форма:

               о неразглашении... обо всем прочем.

 

Все, как один, подписались,

            и, собственно, это конец всей истории:

Контакт прекратился напрочь,

               и в дальнейшем не повторялся более.

2014

 

           ЧЕННЕЛИНГ-2                                              

Имея контакты иного рода

С существами параллельных миров,

Скажу, что наша земная природа

Не мешает связи, к ней каждый готов.

 

Надо лишь вслушаться - вы ощутите

Некий тонкий всепроникающий звон,

Точно так звенят хрустальные нити,

Просачиваясь в наш предутренний сон.

 

Тут важно не поддаваться испугу,

Не доверять встревоженному уму.

И не стоит передавать друг другу

Первый опыт - это совсем ни к чему.

 

Здесь вроде фазового перехода,

Типа быстрой возгонки к иным мирам...

Я вам - про контакты иного рода

С пришельцами... или, ну как вы их там?..

2014

                     ЧЕННЕЛИНГ-3                                                        

Разумная жизнь во Вселенной - почти на каждом шагу,

Но это совсем не повод превращаться в ее слугу.

Не нужен Звездному Разуму ни раб и ни господин,

Каждый может присоединиться - сам по себе... один.

Разумная жизнь - это нечто, вроде кустов и травы,

Приветствуют новоприбывших простым кивком головы.

Вот, посмотри - пробивается травинка... побег... росток,

Маленький, а все понимает про солнце, рассвет, восток.

Как упорно его стремленье... как на тебя он похож...

Как вместе с тобой отвергает он ненависть, смерть и ложь.

Вы смотрите друг на друга. Мгновение это продли...

Ты можешь шагнуть им навстречу, как представитель Земли.

2014

 

     По мотивам Алексея Толстого                                               

                            1

Я ни с попсой, ни с футболом не дружен,

Думаю, оба - фигня.

Ящик треклятый мне вовсе не нужен -

Что мне их новости дня?

 

Так уж воспитаны - мы не попросим

Прошлое наше вернуть.

Впору с каким-нибудь чокнутым Лосем

К Марсу отправиться в путь.

 

В общем порыве не слиться с другими.

Что мне привычный обман?

Там обрести свое новое имя,

Выйти на путь марсиан.

 

Чтобы назвали тебя Сыном Неба,

Бросишь землян дорогих,

Разом взалкавших и зрелищ, и хлеба,

И получающих их.

 

                    2

Что за тоска неутолимая

Вгрызается в твой мозг в ночи?

Бочком пройти стараюсь мимо я,

Но не минует - хоть кричи.

 

Что за тоска ест душу поедом,

Жжет так, что не залить водой?

...И Гарину с гиперболоидом,

Смешною этой ерундой.

 

Во тьме мелькает фильма титрами -

Вселенскою тоскою той...

...И Аэлите с магацитлами,

Со всякой прочей чепухой.

 

Тоскою, как болото топкою...

Такой, что всем рискнуть не жаль.

И вот ты видишь с частой клёпкою

Междупланетный дирижабль.

 

По выдумке Толстого, барина,

Из Питера на Марс с тоски -

За лет так 40 до Гагарина...

А, впрочем, что за пустяки?

 

Так тянет, как с обрыва кинуться -

Тоска сильней, чем страх в нутре -

Вот здесь, на Ждановской, 11 -

В сарае... в проходном дворе

 

Ты видишь Лося и солдатика,

Взлетающих отсюда прочь.

Какая к черту космонавтика? -

Прощай, тоска, и здравствуй, ночь!

 

Да, с этим Гусевым контуженным

Навстречу небывалым снам...

В бездонном космосе - не хуже им,

Чем в Петрограде... Как и нам.

 

Какие смыслы... цели тайные...

Какая приоткрылась дверь...

Все эти голоса хрустальные...

Но Марс, конечно, наш теперь.

 

Но не в проекте утопическом,

В конце концов, скрывалась цель...

А в том, чтобы в яйце космическом -

К едреней матери отсель.

2015

 

Стихи из цикла "ЛЕВЫЙ ПОВОРОТ"

                 * * *                                                          

Люблю монархистов,

   преданных без лести и укора,

Анархистов пламенных -

      за незамутненность взора,

 

Рьяно верующих

       и воинствующих атеистов.

У Господа в зверинцах

       много нечистых и чистых.

 

Милы мне единороссы

           и либерал-демократы,

Мздоимцев не отвергаю

            и берущих "откаты".

 

Люблю даже коммунистов,

       защитников всех рабочих.

Люблю и агностиков...

  несколько меньше, чем прочих.

 

Но идеалисты всякие

            особо мне по нраву:

Кантианцы и гегельянцы -

               люблю всю ораву.

 

А материалисты, в натуре -

               те будут пожиже.

Но люблю и этих -

    в Лондоне, Москве и Париже.

 

От экзистенциалистов, право, -

          ну, просто без ума я.

Я их обожаю страстно,

           все недостатки зная.

 

Нравятся мне охранники,

      и правду скажу, и "зэки",

Любы таджики, узбеки...

            прочие все чучмеки.

 

Конечно, милы арийцы

         и даже, пардон, евреи.

Всякие звери тоже:

          гиены, кролики, змеи.

 

Люблю я женщин безмерно

        все снова, снова и снова.

Люблю и мужчин... только

     в хорошем лишь смысле слова.

 

Даже ОМОН люблю я -

      за то, что могуч и мобилен.

В общем, как на меня ни взгляни,

                 я - любвеобилен.

2012

                    * * *                                                                  

Прошлую жизнь представляю коробкою

Тесною. Не вспоминаю без мата.

Главное - это новую и короткую

Отдать за освобождение пролетариата.

 

Но и пролетарий - скотина та еще,

В такой же коробке себя он запер.

У проходной встречаешь своих товарищей

С плакатом. А они односложно: Иди ты на... фиг!..

 

Не объяснимо тут все жизнью темною,

Подлою, лживою агитацией,

Когда тебя тащат в коробку бетонную

С проваленной... так блестяще задуманной акцией.

 

Не понимают - их жизнь обесценена.

Им заслоняют зарплаты куцые

Светлые мысли Маркса, Энгельса, Ленина,

Наркомвоенмора Троцкого - Льва революции.

 

Жизнь, что нам предки готовили, та еще,

Песенка их поколения спета.

Будущее ослепительно... сияюще...

Все мы готовы бороться и умереть за это.

2013

 

                  ПЯТАЯ КОЛОННА                                           

Ни левой рукою Тьмы, ни правой рукою Света

Не желаю быть... перерос я такие сны.

От Высших Сил я не жду ни помощи, ни ответа,

Да они мне, в общем-то, вовсе и не нужны.

 

Гляжу на ваши, позволю себе сказать, метанья

Из области света во тьму... и наоборот.

Может, трудно поверить - но мне безразлична тайна

Таких категорий, как почва, кровь и народ.

 

Пусть от жизни осталась всего лишь малая долька,

Я жив, мне больно - за это вам низкий поклон.

И если сдуру на митинг я выхожу, то только,

Чтобы не влиться в одну из четырех колонн.

2014

 

                  НОВЫЕ ЛЮДИ                                                  

Это - кавалерийская атака на капитал -

Так про военный коммунизм выражался Ленин.

Был отменен, но такого начальника воспитал,

Что готов всех кругом поставить был на колени.

 

Т.е. ни НЭП, ни после не смогли изменить идей,

Запавших в башку. И такому пришелся впору

37-й, переведший под корень этих людей,

Ничего не понявших. Это так, к разговору.

 

Серебряный век накрылся, повсюду сверкала медь.

Термин смешной родился - левые коммунисты.

Это масло масляное... других не бывает ведь.

Готовы на всё, все в кожаных куртках, речисты.

 

Будто в другую Вселенную вдруг открылся портал:

Через одного у них нравственный был калека.

Это тогда, в начале 20-х, Бухарин писал:

Расстрел - средство для роста нового человека.

 

А новые люди, что народились разом и вдруг -

Это мы, укорененные в жизни так прочно.

Те бы увидели нас, мой читатель, мой милый друг,

И разом полезли бы в петлю... уверен точно.

2014

 

                     * * *                                          

Интеллигент - болезнь по типу ВИЧ

Инертной беспартийной серой массы.

Еще точней - как говорил Ильич:

Художники, по сути, пидерасы.

 

А, может, не Ильич на этот раз,

А, скажем, невзыскательный Никита.

В чем разница? - когда, как белке в глаз.

Марксизмом точность эта им привита.

 

Мозг нации? (себя мерзавец мнит).

А сам - говно, трусливое до дрожи,

Бессмысленный и жалкий инвалид...

Юнец с фаустпатроном нам дороже.

 

Бердяевых всех этих - скопом в трюм,

А баржу затопить среди залива.

Все эти - Гегель, Кант, Спиноза, Юм

Враждебны нам... да и писали криво.

 

Лес рубят - щепки... Миллион туда,

Сюда... Какое, право, в этом горе?

Ильич писал: Ввязавшись в драку, да,

Мы точно запируем на просторе.

 

И, да - раздуем мировой пожар.

О нас легенды сложат, песни, мифы...

Капитализма мерзкого кошмар -

О, кто же мы? Само собою, скифы.

2014

 

                   * * *                                            

Здесь курят Ионеско с Кафкою,

Не видят ничего в упор.

И Оруэлл сидит под лавкою -

Какой там к черту "Скотный двор"?

 

Да-да - под лавками, с цигарками,

В углу, у самых у параш.

На курево идет с помарками

Прекрасный мир фантазий ваш.

 

Стучат неутомимо часики

У следователя на стене...

И сознаются чохом классики

В своей невиданной вине.

 

А в протоколе приукрашенном,

Где в каждой строчке кровь и яд,

Замятин с Пильняком и Гаршиным

Во всем Толстого обвинят.

 

Толстого Федора Михалыча -

"Я был им в сговор вовлечен..."

(Ну, не Лаврентия же Палыча -

Уж тот здесь явно ни при чем.)

 

О Толстоевском заявление:

"Призвал писать, впадая в раж,

Роман "Война и преступление",

А вовсе даже не "Крымнаш".

 

На очной ставке все покаются -

"Следак", писатель, прокурор.

Теперь виною общей маются,

Друг другу, в общем, не в укор.

 

Ах, покаянье... да с гитарою!..

Пропеть, взошедши на амвон:

Уж кто у нас забудет старое -

Тому и оба глаза вон!

 

Чтоб не видал, как в дворик узенький

В тюремной чуткой тишине

Выводят на прогулку узников,

Во всем сознавшихся вполне.

2015

 

     Стишок вне всяких циклов

                    * * *                                                       

Родину так хорошо любить

         из Нью-Йорка, Лондона и Парижа.

На худой конец - из Вены или Стокгольма.

                                              Но не ближе.

 

Очень рекомендуется из Сиднея,

                           неплохо из Монреаля,

Видя посланцев Родины

                   в дни российского фестиваля.

 

Плохо это святое дело

       идет из Таллинна, Вильнюса, Риги,

А, скажем, из Рязани -

                   совсем ни за какие ковриги.

 

Ну не получается почему-то

                  из Махачкалы и Тюмени,

Хотя солнце одно и то же, вроде...

                                     и не гуще тени.

 

Наверное, дело в том,

       что большое зрится на расстоянии.

Хорошо рассуждать о патриотизме -

                                             из Испании.

 

О Русском Мире нету лучше

      пофилософствовать, сидя в Мадриде,

О духовных скрепах оттуда,

                действительно - в лучше виде.

 

Возмущены пятой колонной

                   в Тель-Авиве и Иерусалиме -

Там патриоты России

                              особо пекутся о Крыме.

 

Ну о Крыме, скажем прямо (но между нами) -

                               тут разговор особый.

На деликатную тему -

                            отнюдь не со всякой особой.

 

Как ненакладно в Берлине

    вспомнить без излишнего гнева и форса

Исконно русские земли

                       Акмолинска и Гельсинфорса.

 

Русскому в Копенгагене и Амстердаме

                              много рязанца горше

Отсутствие в государстве российском

                                  Мстиславля и Орши.

 

В общем, это где-то в душе

          понимают все русские люди наши:

Чем дальше от Родины,

                  тем она лучше, дороже, краше.

       2015

 

Валерий Скобло - поэт, прозаик, публицист. Родился в Ленинграде в 1947 г. Окончил матмех ЛГУ. Работал научным сотрудником в ЦНИИ "Электроприбор". Научные труды в области прикладной математики, радиофизики, оптики. Сборники стихов "Взгляд в темноту" и "Записки вашего современника". Член Союза писателей Санкт-Петербурга. Публиковался в российской и зарубежной (Англия, Беларусь, Болгария, Германия, Израиль, Ирландия, США, Финляндия, Эстония и др.) литературной периодике. Основные публикации последних лет в журналах и еженедельниках: "Арион", "День и ночь", "Звезда", "Зеркало", "Зинзивер", "Иерусалимский журнал", "Интерпоэзия", "Иные берега", "Крещатик", "LiteraruS", "Литературная газета", "Нева", "Новая Юность", "Новое русское слово", "Север", "Сибирские огни", "Слово\Word", "Таллинн", "Урал", "Юность" и мн. др. Премия им. Анны Ахматовой за 2012 г. Место проживания - Санкт-Петербург.

 

 

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru