litbook

Проза


Мы должны помнить и говорить0

Есть такие темы, о которых боишься даже думать. Холокост и Бухенвальд, Аусшвитц и Дахау... О них невозможно говорить вслух, по ним нельзя плакать, сожалеть, вздыхать и охать. Все, что бы ты ни сделал – обернется фальшью: мы просто не в состоянии ни физически, ни умственно прочувствовать и пережить этот запредельный ад. Убийства, унижения, пытки людей и детей. Младенцев и стариков убивали сразу. Непонятно, как после всего этого мир не рухнул и продолжает существовать себе дальше?

Об этом нельзя забывать, и поэтому эти маленькие, замученные, истерзанные, потерявшие своих мам и пап, свой дом, свои игрушки и, в конечном итоге, свои жизни дети становятся прекрасным предметом исследовательских дискуссий или объектом политических решений и переговоров, они вдохновляют великих писателей стать еще более великими, создать, наконец, литературный шедевр и получить за него награду или премию. Художники и скульпторы воздвигают памятники погибшим при Холокосте, а люди каждый день проходят мимо них, практически не замечая, они ведь настолько вписываются в архитектуру города, что практически не выделяются из нее, становясь частью ее, как и прочие сооружения, постройки, фонтаны, по которым дети с таким удовольствием лазают и играют. Турист с толстой и глупой рожей обнимает за хрупкие окаменелые плечики маленькую девочку, со своими братьями и сестрами идущую к поезду смерти, окаменевшим взглядом смотрящую в вечность, и выдыхает ей прямо в лицо клубок сигаретного дыма, при этом самодовольно хихикая. Его длинноногая спутница, поощрительно улыбаясь, щелкает своим фотоаппаратом.

Но памятники, увековечивающие жертвы, продолжают воздвигаться, снимаются кинокартины, на которые, как и на все прочие, продается в фойе поп-корн, а ученые с легкостью получают гранты на сборники и симпозиумы, чтобы вновь и вновь говорить о смерти, чтобы не забывать о ней. Да и как может всякий уважающий себя фонд финансово не поддержать научный проект, посвященный дискурсу политического языка в концлагерях?

А разве был там язык? – Там было лишь молчание и смерть. Неплохо бы и нам наконец помолчать.

2015, Берлин

Мария Киселева родилась 22 марта 1986 г. в Москве. Окончила историко-филологический факультет РГГУ по отделению германистики. Первая публикация - в юношеском московском журнале «Я и Все» (2001 г.) - роман «Разные миры», написанный в 1999 году. Публиковалась в нью-йоркском журнале «Слово\Word», мюнхенском «Зарубежные записки», московском «Литературная учеба». В 2009 г. вышла книга ее рассказов «Улица без фонаря» (М.: Летний сад). Член Союза российских писателей. В 2012 г. защитила в РГГУ кандидатскую диссертацию но филологии.  В настоящее время живет в Берлине, замужем, имеет двоих детей. Ее любимый поэт - Анна Ахматова.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1004 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru