litbook

Поэзия


Не говори о любви (перевод со словацкого Ирины КАЛУС)0

ОДИНОЧЕСТВО

 

Хочу твоей близости.

Недостаточно мне слов:

— Думаю о тебе.

И каждый день.

Засветит,

но не согреет.

— Люблю тебя

(тоже люблю).

Бог мне свидетель,

что это правда…

Я,

      ты,

он —

мы не боги,

мы только люди.

Я — только человек,

подай мне руку.

 

 

МОТЫЛЁК

 

Мотылёк залётный,

в глаза упало тебе небо.

Ласками

одаришь не один печальный цветок.

Вот бы тебя взять так в ладони!

На сердце

сел мне

твой счастливый смех.

 

Летом после полудня,

когда парком проходило воскресенье,

исцелил ты

моё одиночество

взглядом солнечным.

В жарком объятии

встречаемся с утром.

 

Здесь когда-то в сумраке

о камень прохладный

зазвенел перстенёк…

Утратил ты отвагу,

пойманный в растерянности.

У перстенька есть своя пара…

Так теперь куда, милый?

Ты — как маятник в настенных часах:

Туда — сюда,

Туда — сюда,

Тик — так…

 

Всегда в одинаковом ритме.

Собирай свои жалкие вещички —

и уж беги!

Свистит последний поезд.

 

 

ЯБЛОЧКО

 

Зацвела яблонька

душистой красотою,

молодой цветок на святой праздник появлялся.

Хаживал к ней

весёлый гость.

А какие он песенки наигрывал!?

 

Жизнь коротка,

весна

бывает только один раз в год…

Прилетал по солнцу,

прислонялся нежно,

сладко ей прял медовую нить.

Вот бунтовщик!

Где только он не садился,

кто же это знает…

Ой, цветы с яблоньки,

где его искать?

Не скажет никто.

 

Упало яблочко в колыбель…

 

 

ЛЮБОВНИКИ

 

Когда мощное притяжение

соединит их пути,

когда им принадлежит земля,

когда их — звёзды,

когда сердце протекает

через безмерное чувство,

убывают слова.

 

Гладят взглядом,

светят в них яркие солнца,

обжигаются о прикосновение нежное.

Когда красота обращается к красоте,

когда звучит в них один тон,

когда в объятии с одинаковым ритмом

дышат тела,

передают в письмах

таинство глубин,

послания крови.

Любящий мужчина,

любящая женщина.

Прорастает в них чудо:

надежда и жизнь.

 

 

ИЗ ПУТЕШЕСТВИЙ ПО ИСПАНИИ

 

В тишине близящейся ночи

и летних звёзд

вхожу,

а ты меня встречаешь,

земля моих снов.

Приятельски подмигнёшь фонарями городов,

свысока смотришь

в тёмные долины

огнями людских звёзд,

обвитых веерами олив.

Фламенко, болеро, сладкою серенадою

в душе моей звучишь.

 

Напрасно утро зовёт

солнце на помощь.

Земля спит,

утомлённая работой,

жарким летом,

жаркой любовью.

Только море бдит, несколько ракушек отдаёт.

Волною побелевшей погладит твои берега,

гордая Каталония.

Вечер блеснёт сардинкою,

а я слышу хор:

Que viva la vida,

viva, amor! —

Да здравствует жизнь,

да здравствует любовь!

 

Солнце, разохотившись, ласкает в полную силу

в полдень грудь твою,

Барселона.

Как песчинка,

припадаю тотчас

к морю твоей славы.

Таинство соборов —

объём людской души —

глубоко затрагивает.

Осиротела, печальна

в пространство припекает

Сагра Фамилия, Храм Святого Семейства.

Ты возвышаешься над его громадой.

Кланяемся тебе,

Гауди.

 

До небес голубых дотрагивается

Монсеррат.

Кажется — скала глуха.

Из глубины зазвучит Верди.

Объёмом поразит каждый его тон.

Великолепный покой

покорного духа

обитает над пропастью.

Мелочные, чужие

Тут, в пропасти, души людские,

наполненные злобой.

С высот Монсеррата обнимаю тебя горячо,

прекрасная Каталуна,

Vives en mi Corazon —

всегда в моём сердце.

 

 

ПОЗНАНИЕ

 

Если людская глубина

только в блеске увязнет,

если только Маммона

ведёт к спасению,

в болоте, на мелководье мятётся дух

и глухота запирает мысли,

не говори о красоте.

 

Если людские пути

уж заросли тьмой,

осталось одно терние,

только одни страсти,

если злоба

об злобу дико заискрит,

а в душах света нет,

не говори о счастье.

 

Если людскими жизнями

идут только тела,

к противоположному полу

ведёт путь сердец,

если беленой загорчили

и все слова, и в море печали закончились

дороги,

не говори о любви.

 

Человек — как андерсеновский король —

целиком голый.

 

 

МОЕЙ ДОЧЕРИ

 

Доченька моя долгожданная,

предчувствовала тебя

в несмелом стуке

в калитку жизни,

ожидала

в нетерпеливом напряжении,

когда двери откроет

и зазвучит твой плач.

 

Сердце у сердца —

взаимно чувствуем

каждый вздох.

В памяти своей храню твои

первые слова,

первые шаги,

первые ласки…

 

Улетаешь из моей ладони,

как хрупкая птичка.

Вьёшь себе гнездо

из самых красивых снов

и горячих желаний.

Светит в нём нега.

 

Кончится эпизод,

миг краткий,

что пишет жизнь.

К следующему движешься.

Сколько счастья тебе он даст?

 

ДОЛГ

 

Уже здесь осень.

Меланхолия неслышно льёт дождём

в воспоминания

и дождём душу и лицо орошает.

Возвращаюсь в глубины времени,

тропинкой в школу иду.

С тобою, мама.

 

Розовую ленту в волосы ты мне вплела,

надела ты воскресную юбку.

За нею укроюсь пред ужасом мира,

твоя любовь меня охранит.

 

Нега горит в цветах герани,

в саду перед домом.

Там начинает звучать жалобно

и твоя песня:

Если бы я, Боже, только в пятницу умерла,

Точно бы в воскресенье хорошие похороны у меня были…

Так и случилось.

Не ожидала ты, что судьба готовит.

В узелок завяжет

твоих тридцать вёсен,

ни о чём не спросит

и уйдёт.

Осень была

хмурая,

туманная,

когда укладывали тебя в тёмную землю.

Только холодный дождь,

студёный ветер

и детская печаль, что во мне дремлет…

На лице

у меня потрясение,

роптание тяжкое,

когда беру последнюю горсть.

Больше не вернёшься.

Уж тебе не верну

свой долг

за любовь.

Рейтинг:

0
Отдав голос за данное произведение, Вы оказываете влияние на его общий рейтинг, а также на рейтинг автора и журнала опубликовавшего этот текст.
Только зарегистрированные пользователи могут голосовать
Зарегистрируйтесь или войдите
для того чтобы оставлять комментарии
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1015 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru